26 июля 2021 года в онлайн-режиме пройдут III Международные научные чтения, посвященные Л.В.Шапошниковой (1926–2015). К 95-летию со дня рождения. Программа VIII Кузбасские чтения памяти Бориса Николаевича Абрамова. Информационное письмо В дар Академической библиотеке Латвийского государственного университета переданы издания Международного Центра Рерихов. Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Война 1812 года: экзамен не сдали — переэкзаменовка? К. Иванов


Пожар в Москве 15-18 сентбяря 1812 года после взятия города Наполеоном

1812–2012, прошло двести лет… Духовный анализ причин войны 1812 года, сделанный  тогда А.С. Шишковым, не был услышан. Мучительный урок не осознали, а значит, невольно начали создавать причины для следующего урока, еще более мучительного…  Сколько можно наступать на те же грабли?

"Война на пороге  Александр I заключил 25.06.1807 г. "Тильзитский мир", о котором историки и по сей день твердят: "позорный для России", но не очень охотно говорят о его сути. По "Тильзитскому миру" Россия принимала  континентальную блокаду; с её помощью Наполеон  и Александр I хотели освободить Европу от  экономической власти и давления Англии (Наполеон называл её "великим ростовщиком мира") и положить основание развитию самостоятельной промышленности в Европе. Пока же большая часть продуктов могла быть продана только в Англии или через неё. Теперь же Англия оказывалась в торговой изоляции. При огромных естественных запасах и  небольших запросах Россия в целом прекрасно выдерживала эту систему, без ущерба для экономики. Но блокада Англии разоряла людей, живущих в России на капитал: тех, кто жил в столице, владел поместьями, проматывал деньги за границей. То есть людей, связанных с ростовщической системой, – а она не имеет государственных границ. И они заволновались.
Стединг (шведский посланник): "Неудовольствие вокруг императора всё увеличивается" ... ему "со всех сторон угрожает опасность. Государь ... не знает настоящего положения дел. Его друзья в отчаянии. В обществе говорят открыто о перемене правления..."

Посланник Наполеона Савари через Нарышкину предупредил императора о готовящемся покушении. Александр I – Савари: "Если эти господа имеют намерение отправить меня на тот свет, то пусть торопятся; но только они напрасно воображают, что могут меня принудить к уступчивости или обезславить.  Я буду толкать Россию к Франции,  насколько я в состоянии это сделать. Не судите об общем мнении по разговорам некоторых бездельников, в которых я больше не нуждаюсь, к тому же слишком трусливых, чтобы предпринять что-либо... Хуже  тому, кто идёт непрямым путем".

Царю пришлось противостоять группировкам корыстной российской знати. Но "международная  корысть" взяла верх, иАлександр I. 1808г. континентальная система, в которую входили Россия, Франция, Пруссия, Дания, Швеция и Австрия, не устояла. Александр I сумел  сделать Финляндию другом России, Швецию – союзником. Он старался удержать мир. Но Наполеон, забыв о предупреждении – не нападать на Россию – вёл свою политику, вынуждая Россию к войне. Александр I понимал, что Наполеон уже не в состоянии обуздать свои амбиции и аппетиты и что войны с Францией не миновать. Положение было крайне тяжёлым: дворянская верхушка (офицеры) состояла в масонских ложах, отдав себя в полную власть их руководителям, а управление ими велось из Франции. Дворянские  "поэты" и "писатели" воспевали "гений" Наполеона. Русская армия терпела поражение, воюя против него в Европе (Аустерлиц). Простой народ смущали тайные  наполеоновские агитаторы, обещая свободу, когда  Наполеон придёт в Россию.

Наполеон, как хитрый, коварный политик, всё рассчитал, решил, что Россия побеждена духовно и приготовился её занять. Военная мощь всей Европы была к его услугам. А в России  "5я колонна" –  предатели. 

Страшнее явной угрозы агрессии была угроза тайная, внутренняя. Александр I понял, что доверять не может никому.  Друзья молодости, из которых состоял Негласный комитет и с которыми царь делился своими планами преобразований в России, оказались приверженцами Англии. Кочубей жаловался: царь "не хочет иметь людей с дарованиями!" Нет, царь не желал видеть около себя людей с дарованиями, направленными против России. А таких людей рядом оказался переизбыток, и все они пытались как-то влиять на волю царя, на его политические решения. В чьих угодно интересах: Англии, Франции, Пруссии, Папуасии – не важно, главное, в интересах тех, с кем они связывали свою корысть. И не важно, что против России. Внешние и внутренние враги России надеялись на своё влияние, мечтали видеть в молодом царе доверчивого простака. Их раздражала его  скрытность. Клевета на великого государя не утихла и до сих пор. Царь знал, что они не остановятся и перед цареубийством.

Война с Францией была неизбежна. России и царю нужен был человек совершенно бескорыстный, верный, твёрдый, истинно православный, способный увидеть во внешнем бурлении разнородных событий их внутреннюю связь и направление; человек проницательный и умный, но без хитрости, далёкий от любых придворных интриг; человек с государственным мышлением, державным размахом действия – и смиренный перед волей Божией. И этот человек должен обладать даром слова. Сло́ва, которое разбудит всё лучшее в каждом человеке, объединит всю православную Россию и даст силу, крепость, мужество в будущей борьбе.. Ведь только на самое лучшее, высокое в человеке можно опереться в час испытаний.

В каждом человеке есть высокое и низкое. Наполеон собирался найти себе опору в низости русских:  крестьянам он пообещал свободу – в обмен на Россию, дворяне давно уже жили по французской мерке, молодежь заморочена, дезориентирована. (Ростопчин: "Отечество их на Кузнецком Мосту, а царство небесное – Париж. Родителей не уважают, стариков презирают и, быв ничто, хотят быть всё".) Городская чернь показала, на что она способна, когда во время чумного бунта громила монастыри и храмы и пыталась разнести Кремль. Сословия разобщены, между ними посеяна вражда, масонские ложи множатся, как  метастазы рака.

Ф.В.Ростопчин (1763–1826, в 1812–14 г. был главнокомандующим  Москвы.): "Я не знаю, какие сношения они (масоны) могут иметь с другими странами, но я уверен, что Наполеон, который все направляет к достижению своих целей, покровительствует им и когда-нибудь найдёт сильную опору в этом обществе… Тогда увидят, но слишком поздно,.. что эта секта не что иное, как потаённый враг правительств и государей". В масонских ложах русским "братьям" рассказывали байки о том, что якобы Россия – страна невежественная, что у неё нет достойной истории – так, сплошная дикость. И главное – не может  быть  и будущего. Следовательно, Россию надо "цивилизовать" по западным образцам, п. ч. что без руководства Запада она пропадёт в своей темноте и невежестве.

Карамзин решил, что пробил его час. Он не собирался спасать Россию, он хотел властвовать – и мечтал занять место Государственного секретаря. Голенищев-Кутузов – гр. А.К. Разумовскому (мин. нар. просвещения): "Карамзин явно проповедует безбожие и безначалие. Государь не знает, какой гибельный яд в сочинениях Карамзина кроется. Не орден бы ему  надобно дать, а давно пора его запереть; не хвалить его сочинения, а надобно бы их сжечь... Ваше есть дело открыть государю глаза и показать Карамзина во всей его гнусной наготе, яко врага всякого блага и яко орудие тьмы... Он целит не менее, как... в первые консулы, – это здесь все знают и все слышат".

Да, целил. Карамзин сумел быть принятым в салоне любимой сестры царя Екатерины Павловны. Муж её, принц Георг Ольденбургский, был генерал-губернатором Твери. Через неё Карамзин передал царю "Записку о древней и новой России". Карамзин  понимал, что на карту поставлено многое, что надо призвать на помощь все свои таланты, масонскую выучку, красоты слога, чтобы приблизиться к царю, приобрести на него влияние, стать вторым лицом в государстве. И он сделал всё, что мог. Он надеялся на успех. Но низость духа не удалось спрятать под возвышенной трескотнёй и красотами" слога. А ведь какие там были рулады, такое парение! "Дуга небесного мира воссияла над троном  Российским. Отечество под сению самодержавия успокоилось, извергнув чужеземных хищников из недр своих, возвеличилось приобретениями и вновь  образовалось в гражданском порядке. " О Петре I, но с очень тонким намеком: "Важнейшее для самодержавия дарование – употреблять людей по способностям. Полководцы, министры, законодатели не родятся в такое или такое царствование, но единственно избираются... избрать значит угадать, угадывают же людей только великие люди". (Вот царь и проявил себя как великий человек – по определению самого Карамзина. Царь сделал очень точный, верный выбор – назначил  А. С. Шишкова.)  "Министры стали между  государем и народом, заслоняя Сенат, отнимая его силу и величие".  Почему он так болел душой за Сенат? Да потому, что Сенат был заражён масонством в высшей степени. Сенаторы, пряча глаза, проводили бесчестные решения, угождая своим тайным господам, как в деле Госнера и Попова".  Государь российский внемлет только мудрости, где находит её, в собственном ли уме, в книгах ли, в голове ли лучших своих подданных.." (Карамзин не мог предугадать, что царь найдёт мудрость в Священном Писании, что существует мудрость выше неизмеримо, чем та, которая гнездится "в голове лучших подданных".)

И если ещё в начале 1810 г. царь думал назначить  Карамзина министром народного просвещения  (отговорил Сперанский, предложил для начала сделать его куратором Московского университета, от чего Карамзин отказался – не такие у него были планы), то после "Записки" насторожился. Слушал отрывки из "Истории", размышлял. ("Записка"  К. поколебала  доверие царя к Сперанскому: всплыла его связь с масонами и тайные контакты с Наполеоном.  В 1812 г. С. арестован…)

Шишков, вице-адмирал, член адмиралтейской  коллегии, был в то время в немилости у царя – в результате всяких закулисных интриг. Шишков выгод не искал, ко двору не рвался, а тихо делал свое дело. Он видел надвигающуюся беду, понимал, что Наполеон думал не о завоевании исполинской России и уж, конечно, не об удержании власти над ней – это было невозможно, он собирался раздробить и разорить Россию. Дворян он числил в предателях, услугами  которых собирался воспользоваться, а народ думал прельстить мнимой свободой. Дворяне ждали  Наполеона.

Шишков не был одинок. Ф.В. Ростопчин, по словам С. Глинки, "вельможа, убеждающий русских быть  русскими", в 1807 г. выпустил книгу "Мысли вслух на Красном крыльце ефремовского помещика Силы Андреевича Богатырева". Книга эта обошла всю Россию, её читали с восторгом. Цель книги назвал автор: "предупредить жителей городов против французов, живших в России, которые старались приучить умы к мысли пасть перед армиями Наполеона". Из книги: "Долго ли нам быть  обезьянами? Не пора ли опомниться, приняться за ум!.. Ужели Бог на то создал Русь, чтобы она кормила, поила и богатила всю дрянь заморскую". О революции: "Мало показалось своих резать, стрелять, топить, мучить... опрокинулись к соседям и начали грабить и душить…".                                                             

Не забудем о комедиях Крылова и о его книгах басен, которые тоже  нарасхват.  В Москве С.Н.Глинка (1776–1847) издавал "Русский Вестник" (1808–1820, 1824). В статьях он доказывал, что Россия до Петра I не была варварской страной и что "древнее наше правительство было не только  просвещённое и человеколюбивое, но и образованнее многих европейских, признаваемых таковыми. ... Странно, что у нас всякий почти старается  отыскать что-нибудь худое в своём отечестве, лучшее же остаётся без примечания или  умышленно представляется в виде невыгодном".

И А.С. Шишков написал то, о чём уже не было сил молчать, – "Рассуждение о любви к отечеству": В начале XVII века Портрет А.С.Шишкова, Автор: Кипренский О. А"Россия без главы; нет в ней Царя; вельможи все вкупе разделены, а каждый порознь слаб и маловластен; народ мятется, унывает, страждет, не зная что делать и кому повиноваться... Отвне поляки и шведы, внутри несогласия и раздоры  свирепствовали. Москва отворила врата свои врагу и под властию чужой руки угнетенная, разграбленная, растерзанная рыдала неутешно... Оставался ещё один оплот, всего крепчайший: оставался в изнеможенном теле старца дух твердый; оставался Гермоген. Народ Российский всегда крепок был языком и верою; язык делал его единомысленным, вера единодушным.  Двести лет страдал он под игом татар, но в языке и вере пребыл непременно. Для совершенного покорения России надлежало к силе оружия присовокупить глас церкви, надлежало принудить Патриарха дать на то своё согласие и разослать повсюду за подписанием своим грамоты. Поляки вместе с согласившимися поневоле на то некоторыми московскими боярами и народом упрашивают Патриарха. Он отвергает их прошение. Неистовые враги угрожают ему смертию, он отвечает им: тело мое вы можете убить, но душа моя не у вас в руках. <…> он умирает и последний вздох его был молитва о спасении России... Весть о его смерти течет из града в град, из веси в весь. Во всех сердцах воспламеняет гнев и мщение, утверждает  согласие, возбуждает храбрость, умножает ревность и усердие. Пожарские, Минины, Дионисии, Филареты, Палицыны, Трубецкие и множество других верных  сынов России, каждый своим образом, кто мечем, кто советом, кто иждивением, кто твердостию духа ополчаются, Москву от бедствия, Россию от ига иноплеменных освобождают".

Шишков сравнивает любовь к отечеству с любовью к человеку: если задаться целью искать в нем недостатки и сличать с другими людьми, то "ум начнёт рассуждать, сердце холодеть", он станет такой же, а потом и хуже других. "Так точно отечество. Когда мы начнем находить в нем многие пред другими землями недостатки; когда станут увеселять нас чужие обычаи, чужие обряды, чужой язык, чужие игры, обвораживая и прельщая воображение наше правдивою Русской пословицею: там хорошо, где нас нет,…тогда будет в душу и в образ мыслей наших нечувствительно вкрадываться предпочтение к другим, и следовательно уничижение к самим себе".

"Полезнее мыслить: я имею свой ум, свои руки, свои понятия, свои глаза; могу сам изобретать, творить, размышлять, действовать.., нежели думать: все мое собственное худо, и сам я не могу иначе быть хорош, как руководствуясь другим и делаясь во всем на него похожим. Таковое уничижительное о себе мнение, если б оное в каком-нибудь народе укорениться  могло, послужило бы к повреждению нравов, к  упадку духа, и к расслаблению сил умственных и  душевных. ...Не одно оружие и сила оного народа опасна бывает другому; такое покушение прельстить умы, очаровать сердца, поколебать в них любовь к земле своей и гордость к имени своему, есть средство надежнейшее мечей и пушек. Средство сие медленно, однако же верно всегда цели своей достигает. Мало по малу налагает оно нравственные узы, дабы потом наложить и настоящие цепи, зная, что пленник в оковах может разорвать их, но пленник умом и сердцем остается навсегда пленником".

"Когда государство или народ желает благоденствовать, то первое попечение его  долженствует быть о воспитании. Воспитание должно быть отечественное, а не чужеземное. Ученый чужестранец научит меня математике, механике, физике, но и самый честный из них и благонамеренный не научит меня знать землю мою и любить народ мой: у него свое отечество. Любовь к оному почерпается не из хладных рассуждений... Она должна пламенною рекою литься из души моего учителя в мою, пылать в его лице, сверкать из его очей." Чужестранец очарует, внушит любовь к своему отечеству, "я только телом буду жить у себя, в родной стране моей, а сердцем и умом не чувствительно и поневоле переселюсь в чужую землю. Таковое превращение... произведет во мне чужестранное воспитание без всякой вины воспитателя; ибо он не виноват, что любит землю свою больше моей. Что ж, если в нем худые нравы, наклонность к безверию, к своевольству, к повсеместному гражданству, к новой и пагубной философии, к сим обманчивым именам  начальствующего безначалия, верной измены,  человеколюбивого терзания людей, скованной свободы? Тогда при малейшем поползновении моем к порокам, вложит он в меня такую душу, от которой Бог, вера и добродетель отвращают свое зрение"."Лучше простой человек с здравым рассудком и добрыми нравами, нежели ученый с развращенными мыслями и худым сердцем.

"...Где учение основано на мраке лжеумствований, там в языке не воссияет истина; там в наглых и невежественных писаниях господствует один только разврат и ложь. Одним словом язык есть мерило ума, души и свойств народных. Он (язык) созидает славу народную, он же соединяет всех самыми крепкими узами. Самые разделенные ... области, имеющие один язык, сохраняют в себе некое тайное единодушие, которого ни рука власти, ни рука времени разрушить не могут". "...Природный язык есть не только достоинство народа, не только основание и причина всех его знаний, не только провозвестник дел его и славы, но и некий дар, к которому природа вложила в нас такую любовь, и есть ли человек теряет сию любовь, то с ней теряет и привязанность к отечеству, и совершенно противоборствует рассудку и природе".  "Вера, воспитание и язык суть самые сильнейшие средства к возбуждению и вкоренению в нас любви к отечеству, которое ведет нас к силе, твердости, устройству и благополучию".

Шишков опасался гнева государя, но все же выступил на заседании "Беседы". (Он думал, что его "Рассуждение" идет вразрез с политикой царя, но мог он писать и говорить только правду.) Царь увидел в "старомодном", осмеянном, оклеветанном адмирале именно того единственного человека, который Словом поднимет и объединит Россию. Шишков стал Государственным секретарем. Аксаков: "В Москве и других внутренних губерниях России, в которых мне случилось в то время быть, все были  обрадованы назначением Шишкова... писанные им манифесты действовали электрически на целую Русь. Несмотря на книжные, иногда несколько напыщенные выражения, русское чувство, которым они были проникнуты, сильно отзывалось в сердцах русских людей". Да, он двигал духом народа. (Страшно себе представить на его месте Карамзина. С чем бы он обратился к духу человека и народа? С призывом  любить отечество морально-политически?)  Что же касается "книжности" и "напыщенности", то тут Аксаков повторяет слова клеветников. Его "воспоминания" производят странное впечатление. Вроде, он стремился, как очевидец, и правду рассказать об этом великом человеке и, вместе с тем, хотел угодить его противникам, не вызвать огонь на себя, как это уже было в юности. А.О. Смирнова – Аксакову (1856 г.): "Многие полагают, что вы хотели совсем уронить его значение..."  Никакой напыщенности у Шишкова не было: она  появляется там, где низкий человек хочет говорить о высоком, а не выходит. Шишков же был во всем  правдивым и естественным. И писал только о том, что есть в действительности: есть и храм славы, есть и огонь, свет в человеке, это не "красоты слога", а  физические явления. Но люди с холодным умом и жестоким сердцем перестали понимать этот язык, сами не к месту его употребляли ради пышного  украшения своих писаний и других в том же подозревали. А истинный глубокий смысл высоких слов им был им уже недоступен.

Шишков был автором всех царских манифестов, рескриптов, приказов в самое тяжелое время. Слово его доходило до каждого сердца, воспламеняло лучшие, высокие чувства, оно помогало найти опору в вечном бессмертном духе, против которого столько лет уже воевала вся тёмная рать.
Шишков дал бой поддельной, фальшивой, искусственной и лживой "третьей" литературе. Русское Слово победило. Вся Россия поддержала Шишкова. (А назначил бы царь Карамзина?..) Во время войны Остафьево не пострадало от французов, хотя они неоднократно туда наведывались. (Остафьево –  поместье П.Вяземского и его сестры,  которая была женой Карамзина. Там собиралось московское отделение "Арзамаса".) Французы оставляли позади себя пустыню, разоряли, жгли,  грабили, убивали. А вот поместья Карамзина и Новикова не тронули…

И Шишков, и Кикин (он тоже прошел всю войну) знали, от Кого исходит благодатная неизмеримая сила, которая помогла России победить армию Наполеона и свое собственное затмение. "Каждый страдал душою и с сокрушенным сердцем ожидал общего спасения от милосердия Всевышнего... Последствия доказали, что все умствования человеческие ничтожны, и что остается только покоряться Промыслу. Провидение Божие, помощию веры и народного духа, спасло нас. Ему благодарность, и памятник Ему же принадлежит"И тогда был заложен Храм Христа Спасителя.

“Шишков никогда не мнил, что это его личное слово так действует на все сердца и умы. Он хорошо знал, что является только проводником Его Слова и Его Святой воли. Которая и исполнилась”.

* * * * *

О чудесах

Но главное – ужас у легионеров вызывали действительно чудесные события. Тут уж они  костьми ложились, чтобы не допустить распространения этих сведений. Вообще на все сведения, касающиеся Высшей  необыкновенной помощи, ониМихаил Илларионович Кутузов (Голенищев-Кутузов) отвечают всегда  одинаково: либо шельмованием и ложью, либо об этом глухо молчат. Так, только М.И. Кутузов, которого называли правой рукой Суворова, мог возглавить русские войска в войне против Наполеона. И он был сохранён для последнего подвига: победил армию французов – и ушёл в 1813 г. Задолго до этого он был смертельно ранен дважды: в 1774 г., когда со знаменем в руках бежал впереди своих солдат, пуля попала ему в левый висок и вышла позади правого глаза. В 1788 г. его опять тяжело ранили в голову: пуля, пробив височную кость, прошла мимо глазных мышц, зрительных нервов и мозга, не задев их. Врач писал: "Надобно думать, что Провидение сохраняет этого человека для чего-нибудь необыкновенного, п. ч. он исцелился от двух ран, из коих каждая смертельная". О чудесах невозможно было вообще не упоминать – ну как умолчать о том, что все знают! Но писали о них, как о чём-то кажущемся, нереальном, п.ч. не в силах были правдиво признать: русский человек всегда был сотрудником Светлых Высших сил.

Шишков–Бардовскому в Москву (май 1813 г.): "В сем нашествии на нас врагов больше, нежели когда-нибудь, явлен перст Божий; и так, не оставляйте в молчании чудесных событий". А их много было во время войны 1812 г., начиная с того, что Наполеон был Свыше  предупреждён: нельзя идти войной на Россию, – но не послушал…(Шишков знал, что своим произволом ничего не сделаешь. Бывают случаи, по-видимому, маловажные, которые имеют необыкновенно важное влияние на происшествия, уничтожая составленные планы или способствуя им. Например, корпус Ожеро́́ погиб оттого, что внезапно поднялась страшная метель, снег бил в глаза французам, они сбились с дороги и наткнулись на наши главные батареи.) А рассказать историю старца Фёдора Кузьмича? Да ни за что! В специальной брошюре "Александр I и тайна Фёдора Кузьмича" проф. Кудряшов К.В. отрицает, что Фёдор Кузьмич был Александром I, поскольку "нет никакой необходимости окружать личность Александра I "необыкновенным ореолом нравственной высоты".[38, к 1–3 главам] Шишков был сотрудником Сил Высших и мог многое об этом рассказать. Возможно, и были записи, но исчезли после его смерти. А в "Записки" попало очень мало сведений".

* * * * *

О войне

На то и война, чтоб людей убивали, – действительно, это и есть главная тайная цель любой войны. После прекращения "горячей" войны всегда наступает её "холодная" фаза: враг, побеждённый "снаружи", пытается взять нас изнутри. Войну можно прекратить в любой  момент. Но сделать это можно только сверху, из сферы духовной. А для этого необходимо сначала понять механизм войны. Но что уж говорить о Великой Отечественной войне 1941–1945 г. г., когда до сих пор не понята Отечественная война 1812 г. А ведь А.С. Шишков дал глубокий анализ причин тех событий, их хода и результата. Но современники не смогли осознать всей важности этих ведений, а от потомков они были просто скрыты. И поэтому война повторилась в более  ужасном варианте через 129 лет. Не увидев своих  ошибок – как их исправить?

  Родился Пришёл к власти Вошёл
в Вену
Занял
Вильнюс
и Каунас
Напал
на
Россию
Разгромлен Подписал
отречение
 
Наполеон 08.1769 1804 1809 24.06.1812 1812 7,1815 22.06.1815
Гитлер 04.1889 1933 1938 24.06.1941 1941 4,1945 4,1945
Разница полных 119 лет 129 129 129 129 полных 129 полных 129 лет

 

Русская литература восстанавливает истинную историю, п. ч. правдиво изложенные события можно охватить разом в их причинно-следственной связи и тогда мы увидим Закон Причинности в действии. Увидим, что он есть и действует неуклонно. Победить можно только силой духа, п. ч. только к ней могут приложить свою Высшую помощь Силы Небесные. Что Невидимые Силы существуют и временами являют свой отблеск, от которого может ослепнуть неподготовленный человек. И что Силы и Возможности их поистине беспредельны. И  действуют они согласно закону Иерархии.

Зло наказывается непременно – и некуда скрыться, т.к. наказание приходит изнутри к преступившему Закон. Добро вознаграждается непременно, причём самым чудесным и неожиданным образом. Высшие Благие Силы не только существуют, но Они постоянно участвуют в человеческих делах, – то незаметно направляя нас на верный путь, то являя вдруг  невыразимо великую силу, причём видимую своими потрясающими результатами. "Третья" навязывает читателям историю  материалистическую, кулачную: кто кого победит, якобы решает перевес в численности войска, количестве оружия.  "Третья" либо считает пушки и танки (физический аспект), либо выискивает и смачно описывает всё новые и новые формы страданий людей на войне (астральный аспект), якобы сочувствуя им, либо пересматривает итоги войны,  доходя в своих зигзагах до полного маразма типа воевать мы не  умели, всё делали неправильно, гнали фашистов до Берлина случайно, просто по инерции, а подойдя к бункеру, генералы должны были покричать "Гитлер, выходи, мы сдаваться пришли!", да они слова  перепутали. И т.п. в том же духе. И сегодня в Интернете  провокации: Россия якобы "завоёвана", а русские должны решить, к кому им "записаться" в рабство: к Англии, Франции, Германии, США, Японии, Китаю?  И люди, развесив уши, всерьёз обсуждают на кухнях этот бред. Но на самом деле Россия уже победила: идея Общины, общинное  сознание, поведение оказались неистребимы. Государственная форма отмерла, на смену идёт Община. Россия перестраивается. Капитализм в тяжёлой агонии. Практически все сведения о действительном положении вещей засекречены, а публике под видом аналитических программ рассказывают усыпляющие байки. А процесс-то идёт… И тем неожиданнее и сокрушительнее будет момент прозрения, который уже так близок.

Война 1812 года

Фонвизин Д.Н. (1744–1792) известен как автор "Недоросля". Но у него есть и другие произведения, в том числе "Письма из Франции" (1777), которые  совершенно меняют устоявшийся взгляд на Францию и на причины её необыкновенной притягательности для "новых русских дворян". "Нечистота в городе <Париже> такая, какую людям, не вовсе оскотинившимся, переносить весьма трудно. Наружность его величественнее, а внутренность  сквернее. Почти нигде нельзя отворить окошко летом от заражённого воздуха. Такую же мерзость нашёл я и в прочих французских городах".  И в деревнях…"В рассуждении чистоты перенимать здесь нечего, а в рассуждении благонравия – ещё меньше. По точном рассмотрении вижу я только две вещи, кои привлекают сюда чужестранцев в таком множестве: спектакли и – с позволения сказать – девки. …Корыстолюбие несказанно заразило все состояния, не исключая философов нынешнего века".
Фонвизин предлагал "молодых моих сограждан, имеющих здравый рассудок", которые ругают российские порядки и начинают "в сердце своём отчуждаться" от России ссылать для исправления во Францию.  При жизни Фонвизина "Письма" опубликованы не  были. Опубликовали их только в 1830 г.  А вот "Письма русского путешественника"  (Карамзин, 1790) публиковались вовсю: "Сердце моё билось. "Вот он, – думал я, – вот город (Париж), который был образцом всей Европы, источником вкуса, мод,– которого имя произносится с благоговением учёными и неучёными, философами и щёголями, художниками и невеждами, в Европе и Азии, в Америке и Африке  < Эк его занесло! А почему не во всей Галактике?>, о котором так много читал я в романах, так много слыхал от утешественников, так много мечтал и думал!" В предместье "узкие грязные улицы, худые домы и люди в разодранных рубищах" – это изнанка, фасад другой: "Красивые здания, богатые лавки",  "чрезвычайное многолюдство", "все спешат куда-то, перегоняют друг друга", "угадывают, чего вы хотите…"  Грязь, прельщение, суета, порок – вот этим и  соблазняли. Как в анекдоте. Некто умер. Ему предлагают на выбор рай или ад. Смотрит: в раю красиво, спокойно, –  наверное, скучно. Зато в аду сплошные развлечения, фейерверки, рестораны, все его зазывают, обещают, угождают. Ну, никакого сравнения с раем! Он выбрал ад. – И в один миг всё исчезает, остаётся тьма, дым, чад, запах серы и вопли грешников. "А где же это… всё?.." – "А то была реклама!" Шишков знал цену этим соблазнам. В Греции он видел в часовнях обезображенные французами лики святых, а также издевательские, ругательные подписи –  по-французски… Шишков предупреждал об опасности, но его не слушали, пока в 1812 г. на Русь не двинулись поистине исчадия ада, выросшие и объединившиеся под знамёнами Франции.

Как все начиналось

"День отъезда его (Александра I) был назначен. Посылает он за мною. "Я бы желал, чтобы вы поехали со мною. М.б. для вас это и тяжело; но для отечества нужно". (58-летний Шишков был болен). Тут подписал он указ, "повелевающий мне быть при его особе в звании гос. секретаря".Прибыли в Вильно – главную квартиру 1й армии (главнокомандующий – Барклай де Толли). "Между иностранцами был при нём некто Фуль <Пфуль>, Прусак, в великой у него доверенности. (Он составил план войны.)  "Многие вещи казались мне странными…

1. Государь говорил о Барклае, как о главном распорядителе войск, а Б. отзывался, что он только исполнитель его повелений." (Т.о. армия была "без головы".)

2. "Мы с войсками зашли в Вильну и завезли запасы, предполагая оставить оную без всякого сопротивления неприятелю... Зачем, думал я, идти в Вильну с  намерением оставить ее и нести как бы на плечах своих неприятеля внутрь России, которая всю свою надежду полагала на войска, и где никаких новых сил для обороны ея не было приготовлено? И к чему иному отступление сие, весьма похожее на бегство, могло служить, как не к тому, чтоб слухами о нем разливать повсюду страх и ужас?"

3. Вел. кн. Константин Павлович учил солдат, "как красивее шагать, повертываться и др. т.п. приемы, всегда связывающие человека, отъемля у него ловкость и свободу движения".

4. "Присланному от Наполеона генералу показывали ученье наших войск. Согласно ли с величием  российского двора такое уважение подданному идущего на нас с оружием врага?"

5. "Морскому адмиралу Чичагову поручено начальство над сухопутными войсками. От проезжего иностранца узнали мы, окружающие государя (Балашов, Румянцев, Шишков), о сем как бы тайно сделанном необыкновенном обстоятельстве".

6. Все "с беспечностью, занимались веселостями. Строили залу, чтоб дать в ней великолепный бал; но зала сия еще не законченная, дня за 2–3 до назначенного в ней пиршества, повалилась; и строитель ея пропал без вести". (Зала строилась в саду замка, только что (5.06.1812 г.) купленного государем у генерала Бенигсена за 12 тыс. червонцев. Строителем был профессор Шульц.) Случайность ли то была, или злонамерение, чтоб ей обрушиться во время собрания и задавить многих, – никто не знает. "Все таковые дела и поступки погружали меня в печаль и безнадежность на успехи нашего оружия".

Через несколько дней  (в ночь на 13.06.1812) весть о переходе российской  границы армией Наполеона – внезапно, коварно, без объявления войны.

Наполеон начал вторжение, имея 610 тысячную армию и 1000 орудий. Армия российская составляла 205 тыс.чел. Но Наполеонглавное – армия Н. привыкла побеждать и была настроена только на победу. Российскую армию заранее настроили на бегство. Царь доверял Фулю, Фуль готовил поражение. Первые стычки с французами… Александр I приказал перевести с немецкого обращение к русскому народу, составленное Фулем: Наполеон непобедим, сила его войска неодолима. Шишков был категорически против такой чудовищной деморализации армии и народа, но А.I  настоял на своём. В результате манифест о начале и причинах войны сочинил Несельроде (статс-секретарь) – по-французски…  (Несельроде Карл В. (1780–1862) – род. В Лиссабоне, учился в Берлине. С 1796 г. – в СПб, потом при  посольстве в Берлине, Гааге, Париже. Во время войны – зав. перепиской Александра I. С 1844 – канцлер. Был зависим от Ротшильдов, которые люто ненавидели Россию. По его вине в 1830х г. г. была разорена  экономика и в 1858 г. потерпела поражение в  Крымской войне.) Военный план Фуля начали исполнять. "Воинство потеряло дух, видя себя без брани бегущим", генералы и офицеры в унынии: "справедливое негодование  видеть прусака Фуля, располагающего судьбою всего войска и всего царства российского, растерзало поневоле сердца их и души". Шишков уговорил Александра I всё-таки послушать и сделать то, что он предлагал: необходимо переменить своё мнение, поскольку оно ошибочно, а ошибку надо исправить. (А. I в приказе пообещал, что не отлучится, всегда будет со своими войсками. Ш. вычеркнул эти слова. Его поддержали А.Д. Балашов (1770–1837) и А.А.Аракчеев (1769–1834), военный министр. Шишков настаивал: царь должен ехать через Москву в СПб, т.к. Наполеон, выиграв битву, устремится к Москве, распространяя везде страх. На одно войско полагаться нельзя, необходимо собрать и  организовать все силы государства. Здесь А.I рискует жизнью, а там только он может поднять всех на борьбу, на сопротивление врагу. Враг будет  бояться, зная, что царь – с народом. В результате 11.07 Александр I и Шишков были в Москве, 19.07 – в СПб. Шишков ещё 6.07 написал манифесты. Через несколько дней от его слов вся Россия встрепенулась и пришла в движение. Стало собираться народное ополчение. "Вера Шишкова в силы русского народа была непоколебима. Она поддерживала падающих духом, выливалась в его пламенных речах, которые сильно влияли на русских людей".  Чувство его разделял Александр I, Шишков и в него вливал бодрость и надежду. "За ним остаётся честь, что он без оружия совершал подвиги в бедственную годину".

В Смоленском сражении (4–6.08) Наполеон попытался разгромить основные силы российского войска. М.И.Кутузов (1745–1813) был назначен главнокомандующим (8.08.1812 г.). Бородинская битва (26.08.1812 г.). Военный совет в Филях (1.09.1812)  Кутузов принял решение оставить Москву: другого выхода не было. Французы заняли Москву (2.09). Пожар Москвы (2–6.09). Россия была потрясена.

Французы в Москве

Известие из Москвы от 17.10.1812 (о тех самых французах…). Прежде "столько же пеклись о победе и о славе  оружия, сколько о соблюдении чести народа своего. За крайний стыд и преступление почиталось воину быть грабителем и разбойником". Даже у дикарей "примечается только жадность к грабежу, а не жадность к разрушению всего. Мы от народа,  который всегда пользовался" у нас "гостеприимством и дружбою, видим примеры лютости и злобы" невиданной. "Неприятель вошёл в Москву без всякого от войск наших сопротивления, без обороны от жителей, которые почти все заблаговременно выехали".  Не было "повода к ярости и мщению. Казалось бы, честь имени народа своего долженствовала обязать его сохранить древнюю, веками украшенную Столицу. Но неистовые солдаты, офицеры и даже генералы пошли по домам грабить, и все вещи, которые не могли забрать, подобно бешенным, старались разбить, разломать, разрубить, раскидать. Книги рвали, раздирали и бросали".  <В библиотеке Московского университета было 20 500 книг. После изгнания Наполеона остались 51 книга и 12 рукописей.>  Москва запылала. "Многие  великолепные здания превратились в пепел. Стены разграбленных и уцелевших от огня домов пушечными выстрелами проламывали".  Жителей грабили и  убивали – старых и больных, всюду "лежали  поруганные, изувеченные и мёртвые женщины".

Могилы разграблены. "Двери храмов Божиих отбиты, ризы разодраны, иконостасы поломаны и разбросаны по полу… Поругание святыни есть верх безумия и развращения человеческого." Уже не пытается "более обманывать народ наш лживыми возвещениями о безопасном под господством его пребывании в Москве", уже не уверяет, "что не он, а сами Русские жгут себя, грабят и терзают, но видя себя изгоняемого из Москвы, предаётся всей своей ярости, и силится излить оную подорванием Кремля и храмов Божиих. Кто после сего усомнится, что он не подорвал бы всю Россию и может быть всю землю?"
Мог ли бы он (Наполеон) дух ярости и злочестия вдохнуть в миллионы сердец, если бы они не были развращены?  Человеческая душа не делается вдруг злою и безбожною: она становится таковою мало по малу, от примеров, от соблазна, от общего долго разливающегося яда безверия и развращения. Долго мы заблуждались, почитая народ сей достойным нашей приязни, содружества и даже  подражания… Опаснее для нас дружба и соблазны развратного народа, чем вражда их и оружие. <Война и в Париже не закончилась, она приняла  другую форму. Русских солдат в Париже  бесплатно угощали вином. Масонские ложи устраивали званные обеды для фельдфебелей и унтер-офицеров, очаровывали, оболванивали, влезали в душу. Готовили 1825 год…>  Провидение в ниспослании на нас бедствий являет нам Свою милость. Лишение богатств поправится, вознаградится трудолюбием, но повреждение нравов, зараза неверия и злочестия погубили бы нас невозвратно".

Наполеон, заняв и уничтожив Москву, считал, что военная компания закончена его победой. Кутузов считал, что война только начинается Кутузов вынудил Наполеона уйти из Москвы,  отступать по Старой Смоленской дороге, где вражеская армия уже всё сожгла и уничтожила. Развернулась партизанская война. 14.12.1812 остатки французской армии были изгнаны из России. (Ровно через 13 лет декабристы "отметили" это событие.)  Вошли 610 тыс. – вышли 20 тыс. –  раненых, битых, обмороженных. Сбылись слова Шишкова: войдя в Москву, неприятель затворил себя во гробе и живым не вышел.

Манифест от 1.01.1816 г.

Шишков увидел особенности войны 1812 г., её внечеловеческое течение и происхождение. Надо обратить внимание, что Шишкова вообще не интересовали "красоты слога". Он описывал точными словами физическую реальность. В этом удивительном манифесте Шишков проследил причины и следствия событий, описал невидимый мир и показал, как действует Закон Причинности (воздаяния, справедливости) и сделал правильные  выводы. "События в начале века сего важны и велики. Рука Господня вела их, сорасполагала, сцепляла, устрояла, да исправит людские неустройства, да утишит колеблющиеся волны умов и сердец… Не нам, не нам, Господи, но имени Твоему. Лютая, кровавая, разорительная, ныне промыслом Всевышнего благополучно оконченная война, ни причинами своими, ни огромностью ополчений, ни превратностью обстоятельств не подобна никаким известным войнам. Она есть особенное, небывалое, как бы некое во внутренностях ада предуготованное зло. Начало и причина сей войны, беспрестанно тлевшей, многократно вновь и вновь разгоравшейся, являют нечто непостижимое. Она восстала не из  случайного состязания одного Царства с другим, но чтоб по истреблении в сердцах человеческих всех добродетелей, бедствиями насытиться и в пролитой крови всего рода смертных утонуть. Она есть нравственное чудовище, в отпадших от Бога сердцах людских угнездившееся, лжемудростью воспитанное, ложью облечённое, долго под личиной ума и  просвещения из страны в страну скитавшееся и в неопытные сердца семена разврата и пагубы сеявшее. Реки пролитой крови доставляют ему (Наполеону) господство. Мирится, вступает в союз, дабы, наруша договоры, бесконечными требованиями и насильственными средствами ослабить, истощить союзника, и новою войною наложить на него узы совершенного порабощения. Неслыханное дело: воюет с одним Царством и в то же время людьми того Царства воюет с другим! Вооружает их против собственного их отечества, и верность их к оному называет изменою! Достигает того, что делается толико же силен оружием, колико страшен наглостию и свирепством".

Он присвоил "себе право единовластного над всеми владычества. редприятие безумное, кровавое, пагубное, ужасное; народы осуждались не иметь ни отечества своего, ни законов, ни языка, ни свободы, ни собственности, ни торговли, ни нравов, ни обычаев, ни добродетелей; просвещение, науки, художества, искусства, промышленность, – словом, все трудолюбивые деяния человеческие ниспровергались в первобытный мрак и невежество. Всеобщее  рабство долженствовало произвесть всеобщую бедность и взаимное друг друга истребление. В сих богопротивных помыслах, не щадящий никаких  потоков крови, не признающий никакой законной  власти, не уважающий никаких прав народных, возмечтал он на бедствиях всего Света основать  славу свою, стать в виде божества на гробе  Вселенной.

Приневоливает все подвластные державы и народы, не переставая к силе прилагать обманы и твердить о продолжении мира, без всякого объявления войны, вторгается стремительно в ея (России) области. Движется, грабит, истребляет сёла и грады, разоряет Смоленск и, достигнув до Москвы, предаёт её хищению и пламени. Когда великому злу сему, ещё возникающему, вся Европа не могла воспротивиться, то возможно ли  было ожидать, чтоб злу возросшему и силами всей  Европы утучненному, глубоко уязвленная Россия могла поставить оплот? О Провидение! Меч, секира, глад и мраз соединяются на пагубу бегущих со страхом из Москвы врагов. Не спасает их ни многочислие, ни  оборона, ни бегство. Так приуготовляемая целым веком, возрастая 17-летними победами, сооружённая на пожарах и разорениях, исполинская власть, угрожавшая поглотить весь свет, падает во едино лето, и  Российские, как бы крылатые воины, из-под стен  Москвы, с оком Провидения на груди и со крестом в сердце, являются под стенами Парижа. Злоба  обезоруживается великодушием, и пожар Москвы потухает в стенах Парижа. Не явен ли здесь промысл Божий? Забвение Бога вскормило сию войну. Господь обращает на него (чудовище) взор прещения: тогда власть его мгновенно преходит, сила разрушается, очарование исчезает. Оно притекает погибнуть на том самом месте, где возникло. Бог избрал нас совершить великое дело. Мы спасли Отечество, освободили Европу, низвергли чудовище, водворили на землю мир, но самая великость дел сих показывает, что не мы то сделали. Бог для совершения сего нашими руками дал слабости нашей Свою силу, простоте нашей Свою мудрость, слепоте нашей Своё всевидящее око! Что изберём: гордость или смирение? Гордость наша будет  несправедлива, неблагодарна, преступна, она сравнит нас с теми, которых мы низложили. Смирение  исправит наши нравы, принесёт нам честь, славу, и покажет свету, что мы никому не страшны, но и никого не страшимся. Благочестие, вера и верность твоя, российское воинство и народ, ознаменовались милостию к тебе Божескою. Да пребывает всегда в памяти претерпенное нами наказание и ужасная казнь, постигшая врагов наших: се плоды безбожия и безверия! Награда ему (народу) дела его".

Выводы

Война 1812 г. – явление действительно небывалое, необыкновенное.

1) Крайне нелепое начало войны – со стороны России, крайне коварное – со стороны Наполеона.  

2) Армия Наполеона привыкла побеждать, российская армия была заранее умело деморализована.

3) Народ был разобщён, находился в состоянии взаимного недоверия, страха и даже враждебности: нередким явлением были крестьянские бунты, спровоцированные несправедливостью и насилием со стороны помещиков.

4) Многие офицеры являлись тайными поклонниками Наполеона, они буквально "боготворили" его.

5) В Бородинской битве потери русской армии были огромны, но она победила свой собственный страх  перед армией Наполеона.
6) Заранее была сохранена жизнь Кутузова, получившего дважды смертельные ранения в голову,  сохранена для великих дел. Его исцеление доктора  называли невозможным и чудесным.

7) Кутузов победил Наполеона не численным превосходством войска, не превосходством оружия, не  тактическими хитростями. Он предоставил врага его  собственной злобе и пресёк любые попытки подпитаться чужой силой извне, и зло уничтожило  самое себя.

8) Враг занял столицу (20й бюллетень Наполеона: "Москвы – одного из красивейших и богатейших  городов мира больше не существует") и был уверен в  том, что тем самым одержал победу.  Но Кутузов считал, что война только начинается.

 9) Кутузов не собирался с малым остатком русского войска разбить огромную армию Наполеона, он  собирался её победить, а это, как оказалось, совсем не  одно и то же.

10) Исход войны определило Слово, которое  воспринял и распространил А.С.Шишков. "Он двигал  духом России", а исход войны определяет именно дух  народа, единение его высших мыслей и чувств.

Уроки войны

Первый великий урок этой странной войны, в которой Россия ну никак не должна была победить, но тем не менее победила блестяще: зло, не получая "пищи"  извне, быстро самопожирается, в полном  соответствии с законом Причинности. Этот закон срабатывает в любых боях, всегда и везде. Второй урок войны: невозможно победить того, кто сражается за правое дело, т.е. является звеном Иерархии. Напротив, тот, кто сражается за свою корысть,  всегда терпит поражение.  Иерархия Высших сил всегда оказывает помощь верным,  отважным и стойким, тем, кто сражается за правое дело. Третий урок войны: нельзя подчиняться вражеской мысли. Побеждённым является только тот, кто сам себя признал побеждённым и добровольно  склонился перед врагом, т.е. отпал от Иерархии. Необходимо отметить, что 1) Шишков никогда не думал, что это его личное слово поднимало дух  русского народа. Он прекрасно понимал, что является только проводником Высшей Воли, и старался выполнить Поручение как можно лучше. Шишков был правдивым, искренним, он знал, что Господь никогда не оставит Россию без помощи. Потому доверено было ему в самое трудное время выводить Россию из, казалось бы, безвыходного, безнадёжного положения. Шишков "двигал духом России". 2) Во главе воинства стоял М.И.Кутузов – он тоже выполнял Поручение. "Искусный опытный полководец, десница Божия". (Шишков) Кутузов –  настоящий военачальник: обширный ум,  необыкновенное присутствие духа, величайшая опытность, ничем непоколебимое мужество. Возглавил армию он тогда, когда всем казалось, что никакой  надежды нет. Шишков и Кутузов друг друга уважали и поддерживали.

Храм Христа Спасителя

12.04.2012 03:00АВТОР: К. Иванов | ПРОСМОТРОВ: 1694




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «История России, Руси »