17.06.2024. В 12:00 по мск. Лекция «Мысль и сердце. Труды Е.И.Рерих и современные исследования». Выставка «Красота старины – устой настоящего и мост в будущее»» в Тольятти. Кинофильм «Дети Света». Новости буддизма в Санкт-Петербурге. Благотворительный фонд помощи бездомным животным. Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Ударные правила Розенталя. Алена Городецкая


 

Дитмар Эльяшевич Розенталь

 

30.03.2018

 

Он в совершенстве знал 12 языков, но русский считал самым сложным. Ему было важно, чтобы люди говорили «по средАм», а звук «й» был звонким. Он учил этому дикторов, журналистов и писателей. За 94 года жизни Дитмар Розенталь вывел сотни правил русского языка, которыми мы пользуемся до сих пор.

 

Он был ровесником почти всего XX века – родился в польской Лодзи в 1900 году, умер в российской Москве в 1994 году. Впрочем, в начале XX века Польша тоже была российской, и русский язык там везде был обязательной дисциплиной. Там Дитмар его и выучил. Потом семья переехала в Германию, с 1916 года – обосновалась в Москве. Дома с отцом юный Розенталь разговаривал на немецком – тот был германофилом, даже детей поименовал на немецкий манер, Дитмар и Оскар. А вот с матерью и братом Розенталь говорил на польском, поэтому в юности он с легкостью вел курсы по полонистике на рабфаке имени Артема.

 

Сам Розенталь закончил Московскую Варшавскую гимназию № 15, после поступил в МГУ и вышел оттуда в 1923 году дипломированным специалистом по итальянскому языку. Много позже за учебник итальянского языка ему присудят степень кандидата педагогических наук. Пока же Розенталь продолжил учиться – в Институте народного хозяйства имени К. Маркса, нынешнем университете имени Плеханова. Там же и стал впервые преподавать на рабфаке. Чуть позже он закончил аспирантуру при Российской ассоциации научно-исследовательских институтов общественных наук.

 

Вскоре Розенталя пригласили в Предметную комиссию Министерства просвещения по русскому языку, и он всерьёз занялся усовершенствованием законов языка. Читал лекции на филологическом отделении МГУ, потом в Полиграфическом институте. С 1962 года Розенталь – профессор журфака МГУ, создатель и ведущий группы дикторов для телевидения и радио СССР. В рамках работы с дикторами он редактировал словари, которые составляла Флора Агеева, и проводил мастер-классы. За стилистикой, произношением и ударениями дирекция каналов и издательств следила тогда весьма строго.

 

 

Дитмар Эльяшевич был при этом человеком демократичным – уважал не только высокую культурную речь, но и простую, народную, а то и региональную. Вот почему он часто допускал возможность разных произношений и ударений – но, разумеется, далеко не всегда. Как бы он себя ни чувствовал, в каком бы состоянии ни находился, он всегда был способен в считанные секунды провести морфологический разбор сложносоставного слова любой длины. Или, скажем, сходу дать чёткое определение малопонятному лингвистическому термину вроде «парцелляции» или «лексико-фразеологического анализа». На разговоры в 90-х, что раньше в СМИ было больше грамотных людей, он неизменно отвечал, что и при Сталине, и при Брежневых безграмотных сотрудниках в СМИ хватало. Другое дело, что тогда их спасала строгая норма и жесткие рамки идеологии – разрешенных генеральной линией партии слов было мало, поэтому шансов ошибиться в их произношении почти не оставалось. Такой вот секрет советской грамотности.

 

Можно без преувеличения сказать, что все люди литературного труда в позднем СССР выросли на учебниках Розенталя. Преподаватели, журналисты, писатели, драматурги – все знали это имя от своих школьных учителей или университетских профессоров. Он не считал, разумеется, что придумал правила русского языка – сам себя называл черновым рабочим. Дескать, просто отыскал источники, систематизировал полученные знания и изложил их в виде справочников. Зная в совершенстве 12 языков, он называл русский самым сложным, причем подчеркивал, что основные трудности – это ударение и род. То есть то, за что носители языка Пушкина и Достоевского частенько сражаются на кухнях и в офисах: «дОговор» или «договОр», крепкий или крепкое «кофе».

 

 

 

Одна корреспондентка спросила у Розенталя как-то:
– По срЕдам или по средАм?
– Говорите, как хотите. Но лучше – по средАм.

 

С коллегами скандалов было не избежать – особенно, когда при составлении какого-нибудь очередного справочника доходило до раздела «Пунктуация». Гибкая и своевольная пунктуация русского языка способна рассорить даже самое дружелюбное сообщество учёных. Ведь каждый ученый хочет загнать все в жёсткие рамки правил. С профессором Шанским, например, Розенталь так и не завершил свой давний спор на тему звука «й»: Шанский считал его сонорным, Розенталь – обычным, звонким. Розенталя как-то спросили журналисты по этому поводу:
– Это что – очень важно?
– Для меня это принципиально, – ответил Розенталь.

 

Розенталь считал преувеличенным богатство русского языка, с пониманием относился к растущему проценту заимствований и приводил такой пример: «Я – студент филологического факультета петербуржского университета. Из всей фразы только одно слово русское – “я”. Все остальные – заимствованные, но тем не менее мы прекрасно понимаем смысл. А теперь мысленно попробуйте заменить все слова иностранного происхождения русскими эквивалентами. Сами запутаетесь, и количество слов в предложении увеличится примерно втрое». В ответ же на вопрос, какие слова русский язык дал миру, Розенталь называл слово «большевик». И это не было намеренным принижением русского – просто, по его словам, ничего другого в голову быстро не приходило.

 

 

 

Студенты часто отмечали такую вещь: чем принципиальнее к себе и своей науке относился профессор, тем лояльней он был к студенческой ветрености. Даже самые отпетые бездельники журфака не боялись идти на зачёт к Розенталю или на экзамен, где он был в комиссии: знали, что меньше четверки не получат. На вопрос, что первое нужно сделать, чтобы считать свою речь грамотной, Розенталь советовал исключить из лексикона всевозможные разговорные оценки вроде: «блеск!», «клёво!», «силища!». Однако на какой-нибудь восторженный рассказ он и сам мог ответить: «Прикольно». А на вопрос, как дела: «Нормалёк».

 

Он был невысоким, худосочным, совсем не производил впечатление крупного созидателя. Последние годы своей жизни он провёл один: у сына была своя семья, внучка жила за границей. По квартире передвигался, толкая впереди себя стул – ноги совсем не слушались, а большую часть дня проводил в кресле. Он написал 150 учебников, не считая научных статей. Однако знаний в нём осталось намного больше, чем он смог изложить.

 

Будучи 90-летним стариком, он всё ещё оставался учёным – имел свежую голову, мог дать ясное объяснение малопонятному, крепко держал в руках карандаш и все присматривался к разным научно-творческим планам. И до сих пор родители, помогающие своим детям с «домашкой» по русскому языку, в отчаянии закрывают современные учебники и с уверенностью открывают Розенталя – он со своей ясностью и простотой не подведет!

 

 

 

10.04.2018 14:35АВТОР: Алена Городецкая | ПРОСМОТРОВ: 1017


ИСТОЧНИК: Jewish.ru



КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Образование в России »