Выставочный проект «Пакт Рериха. История и современность» начал работать в Здвинске (Новосибирская область).(видео) Выставка «Мы – дети Космоса» в Государственном центральном музее современной истории России (Москва). 27 июля 2021 года исполнилось 75 лет Владимиру Семеновичу Чукову, выдающемуся путешественнику. Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Сергей Вронский – человек-легенда


 

 

Сергей Алексеевич Вронский… О этой легендарной личности после 90-х годов прошлого столетия написано немало статей, сделано документальных фильмов-расследований. Однако и по сей день многое в его жизни остается за непроницаемой завесой Тайны. Человек-легенда, о жизни которого многое известно только с его слов. В особенности это касается периода жизни от рождения в 1915 году до возвращения в СССР из Германии в 1942 году. Большинство свидетелей его жизни этого периода либо умерли, так и не оставив памятных записей. Хотя возможно таковые записи могут быть со временем обнаружены в разных странах, написанные на различных языках мира… Жизнь Вронского после возвращения в СССР представляется более достоверно описанной. Хотя и здесь по-прежнему множество белых пятен. Множество вопросов касательно даже этого «советского» периода жизни Сергея Алексеевича остаются без ответа даже после открытия его секретного дела из архива спецслужб, сохраняя Тайну за семью печатями, над которыми пока не властны те, что напрасно ищут подробные свидетельства «со всеми адресами и явками», со всеми доказательствами «за» или «против» одного из величайших разведчиков прошлого века.

В этой подборке материалов удалось собрать наиболее показательные публикации о жизни С.Вронского.

 

 

ВЕЛИКАЯ ТАЙНА ГРАФА ВРОНСКОГО (01.07.2004)

 

Автор: Эдуард КОВАЛЕВ

Специально для «Совершенно секретно»

 

В 1933 году, почти сразу после прихода Гитлера к власти, в Берлин из независимой тогда Латвии приезжает на учебу скромный 18-летний юноша Сергей Вронский. С точки зрения благонамеренного западного обывателя его происхождение и его прошлое удовлетворяли самым строгим критериям.

 

Отец Сергея граф Алексей Вронский продолжил старинный польский дворянский род. Его предки перебрались в Россию еще в XVII веке. Перед Октябрем 1917 года, будучи в генеральском чине, граф занимал ответственную должность начальника шифровального отдела российского Генерального штаба. Как профессионала (кроме шифровального дела, он еще владел 42 языками), его высоко ценили не только сослуживцы, но даже большевики, которым он уже после революции оказал ряд важных услуг. За что в качестве благодарности получил документ за подписью самого Ленина – генералу вместе с семьей разрешался выезд за границу. Вот только накануне отъезда в их дом ворвались вооруженные красноармейцы. Генерала, его жену и детей, двух братьев и двух сестер Сергея, безжалостно расстреляли на месте. Сам Сергей чудом остался в живых – играл в это время на улице, – вместо него убили пятилетнего сына гувернантки-француженки, его ровесника.

Гувернантка спрятала мальчика у соседей, а потом увезла в Париж, где его через Красный Крест нашли дед и бабушка, жившие тогда в Риге.

 

 

Танцор, пилот, врач, экстрасенс

 

Бабушка Сергея была родом из старинной черногорской княжеской фамилии потомственных целителей и ясновидцев Ненадичей-Негош. Это и предопределило судьбу любимого внука: княгиня Негош не только получила прекрасное образование в Германии и во Франции, она еще всерьез занималась оккультными науками – астрологией, хиромантией, магией. И все, что умела сама, передавала Сереже, который уже в семилетнем возрасте пристрастился к составлению гороскопов для школьных друзей и учителей. У него рано проявились способности к гипнозу, психотерапии, его увлекли спиритизм и магия. Учился Сергей в Риге в Миллеровской русской частной гимназии, учился блестяще, поражая своих учителей, – всегда будто предугадывал, какой билет достанется ему на экзамене. Уже в юности знал 13 языков. Но вовсе не был книжным червем, находил время на борьбу, бокс, плавание. Играл в теннис с сыновьями владельца фарфоровых заводов Кузнецова. Пел в хоре мальчиков в Домском соборе. Брал уроки игры на аккордеоне и фортепиано. Семь раз получал главные призы на конкурсах бальных танцев. Освоил автодело – даже участвовал в гонках. В 17 лет с отличием окончил авиашколу в австрийском Инсбруке.

 

Приехав в Германию в 1933-м, Сергей поступает на медицинский факультет Берлинского университета. У студента из Латвии очень скоро обнаруживаются исключительные способности к нетрадиционным методам врачевания: он ставит диагнозы с завязанными глазами, предсказывает ход течения болезни, врачует наложением рук. Вскоре, не спрашивая на то его согласия, юношу переводят в созданный нацистами закрытый Биорадиологический институт, который называли еще «Учебное заведение № 25». Из 300 претендентов для учебы отобрали только десятерых. На каждого составили подробный гороскоп.

 

В самом привилегированном, самом засекреченном научном и учебном учреждении рейха предполагалось готовить специалистов со сверхъестественными способностями для обслуживания гитлеровской верхушки. Кроме традиционных медицинских дисциплин, студентам читали курсы по психотерапии, гипнозу, шаманству. Занимались с ними тибетские ламы, индийские йоги, китайские иглотерапевты. На практику вывозили в Африку, Индию, Америку и Испанию. Руководство института поощряло и довольно нестандартные «деловые» инициативы студентов. К примеру, Сергей на летних каникулах подрабатывал пилотом-наемником и принял участие в боливийско-парагвайской, а затем и в итало-абиссинской войне.

 

Однажды во время практики способный русский получил необычное задание. Из числа тюремных заключенных для него отобрали 20 немецких коммунистов и членов их семей, страдавших разными формами онкологических заболеваний. Пообещали всех, кого он вылечит, отпустить на волю. Вронскому тогда удалось спасти шестнадцать человек, среди которых было четверо детей

 

Весьма интересовала правителей нацистской Германии и астрология, всем хотелось проникнуть в тайны собственной судьбы, упрочить свою власть. В 1935 году Гитлер даже провозгласил ее «имперской наукой». Он очень серьезно относился к предсказаниям и гороскопам – великую будущность нагадала ему в юности цыганка, а знакомый астролог Соботендорф предупреждал о возможности провала организованного Гитлером ноябрьского «пивного путча» 1923 года, после которого Адольф угодил в тюрьму. И поэтому он решил впредь никогда не рисковать. Придя к власти, постоянно держал при себе тибетского монаха, прозванного «человеком в зеленых перчатках». Ни одной военной или государственной акции в «третьем рейхе» не предпринимали, не посоветовавшись с ним.

 

Поэтому понятно, что выпускников Биорадиологического института – специалистов по астрологии и экстрасенсорике – в фашистской Германии ожидала блестящая карьера. Вронский успешно и досрочно закончил курс. И в один прекрасный день его вызвали в кабинет ректора. Там его ожидали незнакомцы в форме вермахта.

– Вы удивили преподавателей своими успехами в учебе, – сказали Сергею, – мы тоже довольны вами и думаем, что в ваших интересах свои знания и жизнь отдать на благо фюрера и великой Германии.

Нацистам, «завербовавшим» Вронского, и в страшном сне не могло присниться такое – несмотря на то, что сделали с его семьей красные, Сергей еще в сентябре 1933-го вступил в компартию Германии и, возможно, уже тогда начал работать на советскую разведку.

 

Не подтверждая этого сотрудничества открыто, Сергей Алексеевич позже вспоминал: «В эти страшные годы я был не только студентом, но и подпольщиком. С 1938 года несколько раз тайно бывал в Советском Союзе... Но пока об этом говорить не имею права». Не исключено, что причины такого поворота в его судьбе надо искать в его юношеских годах – серьезное влияние могла оказать на него дружба с Вилисом Лацисом, будущим латышским советским писателем и крупным коммунистическим деятелем.

 

 

Личный пророк Гесса

 

Еще в Риге, когда было решено отправить Сергея на учебу в Германию, знакомая их семьи дала ему рекомендательное письмо к видному нацистскому функционеру Иоханну Коху. У него Вронский и познакомился с одним из нацистских руководителей Рудольфом Гессом, который увлекался мистикой. После целой череды сбывшихся пророчеств Вронского Гесс начал безоговорочно доверять новому знакомому.

 

«Сошлись мы на астрологии, – рассказывал Сергей об их отношениях, – и Гесс стал моим первым учеником. Он оказался очень способным в познании этой науки, но ему мешала большая самоуверенность. Общаясь с ним, я начал по-настоящему применять мои способности гипноза и внушения. Надо сказать, он хорошо поддавался этому. Сначала я вошел в круг его друзей и сослуживцев. Когда же меня допустили «ко двору», куда чужих не подпускали на пушечный выстрел, интуиция и мои навыки помогли мне разгадывать корыстные и карьерные игры среди приближенных Гесса, их возникающие союзы и группировки. Я давал ему советы, как с кем вести себя, кого остерегаться, кого приблизить. Он очень прислушивался к этим советам, так как я обычно попадал в точку».

 

Вронский оказался причастен и к одной большой нацистской тайне. Как известно, Гесс, второе лицо в нацистской партии после Гитлера со всеми вытекающими отсюда привилегиями – материальными и властными, – в мае 1941 года бежал из Германии. Перелетев из Мюнхена в Англию, совершив прыжок на парашюте, он в конце концов очутился на вилле у прогермански настроенного английского аристократа лорда Гамильтона. Эта история даже наводила на мысль, что Гесс знал заранее об обреченности фашистского режима.

 

Кстати, в воспоминаниях Вальтера Шелленберга есть свидетельство о причастности астрологов к побегу Гесса.

 

Вот как вспоминал об этом эпизоде Вронский: «К 1941 году мы были близки и полностью откровенны. Рудольф знал о плане «Барбаросса». Мы составили астрологический прогноз, отталкиваясь от точного времени вторжения. Расчеты предвещали полный крах нацистской Германии. Гороскоп перепроверялся не раз. Все сходилось в точности. Гесс обратился к фюреру с просьбой перенести дату, но Гитлер поднял его на смех. В побеге Гесса нет ничего удивительного. Он подумывал даже бежать в Россию, но звезды предсказывали ему там немедленную гибель. Английский же вариант обещал жизнь. Так и случилось. Гесс пережил своих товарищей по партии на 50 лет».

 

Как-то на вечеринке Гесс познакомил Сергея с Евой Браун, и та попросила предсказать ее судьбу. При следующей встрече Вронский сообщил миловидной девушке, что ее ожидает «необыкновенное будущее», и добавил: «И этот ваш взлет произойдет благодаря замужеству». Eва только рассмеялась в ответ.

 

Но однажды Еву увидел Гитлер, сразу же влюбился в нее, а потом и предложил стать его избранницей. Гесс немедленно позвонил Вронскому и сказал: «Твои слова исполнились точно».

 

С того момента русский граф окончательно завоевал доверие Гесса и стал лечить биополем высших нацистских чиновников и даже самого Гитлера, страдавшего желудочно-кишечными и психическими расстройствами. Оказавшись в близком окружении Гитлера, Вронский, естественно, установил и доброе знакомство с его личным астрологом Карлом Эрнстом Крафтом, что позволяло ему оказывать нужное влияние даже на астрологические прогнозы, которые готовились для фюрера.

 

А в Берлине наш герой стал весьма модной фигурой и приобрел широкую известность как экстрасенс-медик и почти придворный астролог.

 

 

В поисках Шамбалы

 

Как известно, Гитлер увлекался оккультизмом. Поэтому в рейхе беспрепятственно функционировало множество научных и псевдонаучных организаций, которые занимались мистическими исследованиями. Наиболее известными были общество «Вриль» и группа «Туле». Своими родоначальниками эти «научные кружки» считали рыцарей ордена тамплиеров (храмовников).

 

Есть свидетельства, что именно к тайному обществу «Вриль» примыкали многие германские друзья Вронского. Отсюда тянется цепочка, которая может привести нас к пониманию «великой тайны», о которой он не раз говорил впоследствии, во время его жизни в Советском Союзе.

 

Напомним, что Рудольф Гесс был в 30-е годы для Сергея самым близким человеком, а известный немецкий ученый-мистик и геополитик Карл Хаусхоффер, по признанию самого Вронского, дружил с ним. Именно эти двое – Гесс и Хаусхоффер – внушали будущему фюреру Германии идеи «великого учения» Дитриха Экарта, которые они оба разделяли. Экарт – человек, стоявший у истоков тайного общества «Туле», – говорил своим друзьям незадолго до смерти: «Идите за Гитлером. Он поведет танец, но музыку для него написал я». Похоже, именно эта музыка немецких масонов повлияла и на судьбу российского экстрасенса.

 

Вполне возможно, что Сергей, помимо всего прочего, был еще членом некоего тайного общества, которое ставило своей целью повлиять на развитие человеческой цивилизации, не обращая внимания на жизнь отдельных людей и даже целых народов. Уже на закате своих дней он признавался: «Я не вправе рассказать всю правду... Есть принцип: посвященый в великую тайну должен унести ее с собой».

 

Известно, что он рассказывал, и довольно подробно, о своих встречах и с высшими чинами фашистской Германии, и с руководителями советских спецслужб. Следовательно, не это было «великой тайной», предопределившей судьбу «посвященного» Сергея Вронского.

 

Так что же он унес с собой в могилу?

 

Чтобы хоть предположительно понять, к каким тайнам был причастен Вронский, нам придется вспомнить начало ХХ века. Тогда во многих странах, и прежде всего в Германии, США и России, возродились тайные общества масонского направления. Но если раньше масоны ориентировались на Египет, то теперь они пытались найти «вечную истину» в магической стране Шамбале.

 

В Тибет отправлялись экспедиции, снаряжаемые совершенно несовместимыми между собой учреждениями. Там, например, побывало несколько экспедиций немецкого Биорадиологического института (где, как мы знаем, учился, а затем работал Сергей Вронский), экспедиция русского философа и художника Николая Рериха, которая обильно финансировалась некими американскими «филантропами». Несколько раз пытались отправиться туда и советские почитатели Шамбалы. В частности, выделить деньги на такую экспедицию просил пламенный рыцарь Октябрьской революции Феликс Дзержинский. Однако вернемся к германскому периоду жизни Сергея Вронского.

 

Без санкции Москвы

 

Во время визитов к своим высокопоставленным пациентам он исправно прислушивается к их разговорам и подробное их содержание передает в один из советских разведцентров в Германии. Понятно, что получаемая от него информация должна была иметь большую ценность.

 

Кроме того, он выполняет в эти годы и отдельные конкретные поручения. Например, однажды его попросили ввести в круг людей, близких фюреру, бывшего российского боксера Игоря Миклашевского. Вронский познакомил Игоря с Максом Шмелингом, чемпионом мира по боксу, которого часто приглашал к себе Гитлер.

 

По воспоминаниям советских чекистов, Миклашевский получил тогда задание особой важности: проникнуть в ближайшее окружение Гитлера и при удобном случае ликвидировать его. Правда, пишет в своей книге Павел Судоплатов, Сталин был вынужден отказаться от этого плана, опасаясь, что люди, которые придут на смену Гитлеру, заключат сепаратное перемирие с Англией...

 

Вронский довольно успешно помогал советской разведке. Но иногда совершал недопустимые, «безумные» поступки. Судя по его возможному участию (об этом упоминается вскользь в одном источнике) в неудавшемся покушении на Гитлера, в молодости был он человеком горячим, отчаянным, с авантюрным складом характера. Фюрера должны были взорвать 8 ноября 1939 года в мюнхенской пивной «Бюргербрау», но он уехал оттуда примерно на полчаса раньше намеченного времени, и взрыв мощной бомбы не достиг поставленной цели. А ведь репрессии, последовавшие за провалившимся покушением, могли поставить под угрозу безопасность самого Вронского.

 

Еще пример. Во время африканской кампании 1941 года его посылают в Африку в качестве врача-экстрасенса при немецком экспедиционном корпусе фельдмаршала Эрвина Роммеля, который сражался в Ливии и Египте. Роммель тогда подарил Вронскому личное оружие с надписью «За честную и преданную службу германскому рейху». Знал бы фельдмаршал, что свою битву в Северной Африке он проиграл англичанам еще и потому, что «преданный рейху» врач-экстрасенс регулярно передавал противнику важные стратегические данные.

 

Близкие отношения Вронского с фашистскими главарями не могли не вызывать подозрения у руководства советской разведки: на кого же на самом деле он работает? Не случайно в 1942 году ему было предложено срочно прибыть в СССР – якобы в связи с вручением награды.

 

Позднее Вронский рассказывал, что, сверившись с гороскопом, он увидел крайне неблагоприятные перспективы для себя. Но оставаться в Германии тоже было нельзя – те же звезды предсказывали скорое разоблачение и неминуемую гибель. Да что звезды! После побега Гесса для астрологов немецких начались нелегкие времена. Многие оказались в тюрьмах.

 

По эту сторону фронта…

 

Оформив немецкий дипломатический паспорт, Вронский отправляется в родную Прибалтику. Там – невероятно, но факт – чтобы завладеть нужным ему самолетом, он гипнотизирует обслуживающий персонал фронтового немецкого аэродрома, заставляет его заправить легкий аэроплан, на котором намеревается пересечь линию фронта.

 

...Из горящей кабины сбитого самолета его вытащили свои, отвели к фронтовым особистам. Те уже собирались отправить его в штаб к Рокоссовскому, но, узнав, что он хирург, тут же спровадили в близлежащий блиндаж, служивший полевым госпиталем. Сергей Алексеевич сутками не отходил от операционного стола, пока лазарет не разворотило снарядом. Бревном ему вмяло плечо, ушибло внутренности. Особистам пришлось, наконец, отправить его к Рокоссовскому.

 

Но по пути в штаб фронта во Вронского сзади, будто бы случайно, выстрелил офицер из группы сопровождения. С тяжелым ранением в голову его отвезли умирать в военный госпиталь. По счастью, в тот, где оперировал великий хирург Бурденко.

 

Увидев в списках безнадежных знакомое имя (дело в том, что в свое время Николай Нилович близко знал старшего Вронского), Бурденко потребовал немедленно готовить Сергея к операции. И случилось чудо – безнадежный выжил. Однако травма была очень серьезной – пришлось восстанавливать навыки речи, учиться ходить. В 1943-м Вронского демобилизовали с инвалидностью первой группы и отправили в глубокий тыл.

 

В 1944-м Вилис Лацис, будущий премьер-министр Советской Латвии, случайно встретил бедствовавшего друга детства в Уфе. Похлопотал о нем. Сергея Алексеевича направили в освобожденную от немцев балтийскую республику инспектором гражданской авиации. В 1945-м его назначили директором средней школы в Юрмале. А в 1946-м по доносу арестовали, осудили на 25 лет трудовых лагерей и отправили в Мордовию, в Потьминские лагеря.

– Лагерному начальству я казался полубогом, – рассказывал Вронский. – Они подчинялись мне безоговорочно, боясь за свое здоровье, а я лечил их гипнозом и психотерапией.

И вот тогда он решил использовать эту удачно сложившуюся ситуацию и применить приобретенные в «Заведении № 25» навыки: он успешно симулировал последнюю стадию неизлечимого онкологического заболевания – и тюремный врач поспособствовал тому, чтобы заключенного, отсидевшего лишь пятую часть срока, «отпустили умирать на свободу».

 

«По специальности» в Звездный городок

 

Вронский поселился в Юрмале. Правда, никак не мог устроиться на работу, если его где-то и принимали, то вскоре увольняли под благовидным предлогом – одного звонка из «ведомства» было достаточно. Выжить ему помогал бывший школьный товарищ, работавший под Ригой следователем. Паранормальные способности Сергея использовали при поиске пропавших людей и вещей.

В 1963 году Вронский, наконец, переехал в Москву. Подпольно – на кухнях – читал московской богеме свои лекции по астрологии.

Знакомый экстрасенс свел его с философом Алексеем Федоровичем Лосевым, у которого он прожил около года. Потом в поисках постоянной работы «пробовался» то в МВД, то в КГБ, то в Минобороны. Вспоминать об этих мытарствах Сергей Алексеевич не любил.

Наконец, по личному распоряжению Хрущева его направили в Звездный городок – работать «по специальности». О людях, с которыми его свела здесь судьба, вспоминал он с теплом. Жаль только, к советам Сергея Алексеевича руководство Звездного городка не всегда прислушивалось...

Он, например, настаивал на переносе даты операции Сергея Королева (генеральный конструктор умер на операционном столе). Вместе с Юрием Гагариным побывал в США, встречался с братьями Кеннеди, предсказал трагическую гибель им и Мэрилин Монро. В 1968-м Вронского пригласили в лабораторию биоинформации, где он читал будущим врачам-биорадиологам лекции о влиянии космических факторов на организм и психику человека. Но кто-то из слушателей поспешил «настучать», и изучать «лженауку» тут же запретили.

 

Несмотря на все злоключения, подпольного астролога оценили «на самом верху», стали обращаться за рекомендациями – чаще охрану высшего руководства интересовали удачные дни отъезда, пребывания в другой стране.

Леонид Ильич, запуганный «китайской угрозой», очень хотел знать точную дату смерти Мао, надеясь на улучшение советско-китайских отношений после этого события.

Такая работа не приносила Вронскому ни славы, ни денег. Только после прихода к власти Андропова ему официально разрешили заниматься космобиологией (астрологией). Кстати, говорили, что Андропов давно, еще со времен Великой Отечественной войны, знал о человеке, работавшем на нас в Германии. Во всяком случае, в начале 80-х Вронский подготовил для нового руководства гороскоп и вскоре стал читать свои лекции на курсах усовершенствования партработников.

В последние годы жизни Сергей Алексеевич очень нуждался, но от «скользких» денег отказывался всегда, даже в самые трудные времена.

Как-то в госпиталь, где лечился Вронский после ранения в голову, пришел Александр Фадеев. Известный писатель решил писать роман о Сергее Алексеевиче. Говорили, будто идею эту Фадееву подбросил сам Лаврентий Берия, он же подсказал, что граф одинок и наверняка нуждается в средствах. Фадеев и выложил на тумбочку две пухлые пачки. И... был с позором изгнан.

 

Вронский не поверил тогда Фадееву. Ведь к нему, еще плохо видевшему и слышавшему после ранения, уже приезжали «писатели» из тайного ведомства. Фадеевский роман о графе Вронском так и остался ненаписанным. Но Фадеев познакомил его с московскими и ленинградскими учеными. Это и позволило Вронскому выжить, когда он переехал в Москву.

 

В девяностых годах Вронский издал несколько книг, начал писать энциклопедию классической астрологии. Казалось, вот-вот его жизнь наладится. Не тут-то было. Его труды воровали, а пиратские издания ничего не принесли автору, скромно жившему на мизерную пенсию.

Умер Сергей Алексеевич Вронский 10 января 1998 года, почти закончив в рукописи 12-томный труд «Классическая астрология». По фундаментальности работа эта не имеет аналогов в мире.

 

* * *

 

Почему судьба, так щедро одарив нашего героя, в конце концов так несправедливо обошлась с ним? Сетовал ли он на все эти несправедливости? Вот что говорил об этом сам Вронский: «Мы не властны выбирать время своей жизни. Оно даровано нам, и наша обязанность им дорожить».

 

 

Тайна графа Вронского (31.10.2014)

Расследование телеканала "Москва. Доверие"


 

Конец 1980-х. Внимание россиян приковано к новому пророку, явившемуся из небытия. Это потомок дворянского польского рода граф Сергей Вронский. Он называет себя астрологом и космобиологом. Лечит рак с помощью гомеопатии, видит будущее и напрямую общается со звездами.

 

Биография Сергея Вронского не дает покоя многим исследователям. Но неожиданно оказывается, что он – призрак. Человека с фамилией Вронский нет ни в одном архиве разведки. Но если удивительная судьба целителя не более чем миф, то кто его выдумал? И ради чего? Самая невероятная и загадочная история ХХ века - в расследовании телеканала "Москва. Доверие".

 

Результаты расследования представлены в фильме телеканала «Москва. Доверие», выложенного по ссылке: https://www.youtube.com/watch?v=6xdVUrYvXiI


Ниже представлен текст этого видео, взятый по ссылке:

 

Недостаток данной публикации в том, что не указаны источники информации. То, что фильме представлено комментаторами – астрологами, историками, журналистами – в тексте приводится без авторских ссылок. И потому материал воспринимается как вольный пересказ, а не как сложная взаимосвязь авторского расследования и мнений или личного опыта встреч с С.Вронским различных людей. Мнение разных людей в фильме выглядит гораздо более убедительным… Обычный московский район Орехово-Борисово, застроенный типовыми домами. Казалось бы, неподходящее место для провидца, некогда вершившего судьбы. Тем не менее, в одном из этих домов действительно какое-то время проживал Вронский. Причем в каком именно – не вспомнил ни один из друзей астролога, как будто эту информацию нарочно стерли из их памяти.

Как бы там ни было, именно здесь в далеком 1989-м происходит судьбоносная встреча Сергея Вронского и журналистки Татьяны Тайнс.

 

Тайнс опубликовала о Вронском большую статью в одной из известных газет. С этого момента судьба астролога изменилась. Раньше о нем ходили лишь слухи, теперь он явился перед публикой собственной персоной. Одним словом, звезды сошлись "как надо".

 

С помощью Тайнс Вронский опубликовал свою первую книгу об астрологии в серьезном научном издательстве. Татьяна организовала интервью на радио и телевидении. А дальше, что называется, закрутилось-завертелось. Книга Вронского выходит в одном из научных центров Академии наук. И буквально на следующий день к зданию этого учреждения на 2-й Тверской-Ямской потянулась вереница страждущих.

 

Словно скрываясь от назойливого внимания, Вронский уехал в Латвию, едва эта страна получила независимость. Там он провел свои детские годы. В Риге Вронский издал 12 томов "Классической астрологии", написанные под диктовку предсказателя из прошлого – известного астролога Иоханнеса Моринуса. По словам самого Вронского, разница в 300 лет общаться им не мешала - они связывались "через астрал".

 

Но даже общение с астрологом XVI века - не самый удивительный факт в биографии Вронского. Вся его жизнь похожа на увлекательный фильм. Отец Сергея, генерал царской армии, служил в разведке. Вокруг бушевало пламя революции, и в обмен на тайные сведения он получил разрешение уехать с семьей за границу. Но сделать это Вронские не успели.

Балтийские матросы расстреляли отца астролога, но маленького Сережу успевала спрятать гувернантка. Затем она увозит его в Европу. Уже юношей Вронский возвращается в Латвию: нашлась его бабушка, потомственная колдунья. Она обучила Сережу гаданию и магии. Одним словом, история сама просится на кинопленку.

 

К слову, так считал и Юлиан Семенов. В начале 90-х писатель работал над сценарием фильма о судьбе Сергея Вронского, но ни в одном архиве не нашел этой фамилии.

 

Итак, генерала Русской армии с именем Вронский нет в архивах. Так, может быть, вся история с убийством семьи и бабушкой-гадалкой – тоже выдумка? Но кто создал этот миф? А главное – с какой целью?

 

Ветеран внешней разведки Арсен Мартиросян убежден, Вронский – это оперативный псевдоним. Легенда о сыне русского графа появилась, скорее всего, в кабинетах НКВД. По предположению Мартиросяна, вербовка этого агента произошла в середине 30-х в Латвии.

 

Потомок русского графа, бежавший в Европу и обладающий оккультными знаниями – эта легенда вполне соответствует авантюрному заданию, которое предстоит выполнить в предвоенном Берлине.

 

Итак, по заданию внешней разведки в Берлин прибывает некий агент под именем Вронский. В кармане у него рекомендательное письмо для немецкого функционера Иоганна Коха. По его протекции разведчик поступает в Берлинский радиологический институт – самое закрытое и таинственное учебное заведение Третьего рейха.

 

Это было несколько таких групп по 12-13 человек. Каждого отбирали очень серьезно: смотрели астрологи и психологи, подбирали эти группы. А дальше их учили. В школе готовили экстрасенсов и целителей. Там преподавали магию и астрологию, рассказывали о китайской медицине и гомеопатии. Студенты изучали неизвестную западному миру диагностику по радужке глаза и постигали тайны гипноза.

 

Позже Вронский стал личным экстрасенсом и астрологом Рудольфа Гесса – заместителя Гитлера по партии. Кстати, знаменитый перелет Гесса в Англию был сделан на основе астрологических прогнозов Вронского.

 

Рудольф Гесс – друг и ближайший соратник Гитлера. И как только молодой агент набился к нему в личные звездочеты? Все просто: как впоследствии будет рассказывать сам Вронский, он предсказывает гибель невесте Гесса. И это пророчество сбывается. Историки до сих пор ломают голову, почему накануне войны Гесс решил сбежать в Англию. И только много позже, благодаря Вронскому, откроется истина: звезды предвещали неладное.

 

И звезды не ошиблись: останься Гесс в Германии, в 1945-м он разделил бы участь своих товарищей. Вместо этого он спокойно отсиживается в тюрьме – сначала английской, а потом германской. И прожил долгую жизнь, немногим меньше века.

 

На Нюрнбергском процессе по приговору международного трибунала многие его товарищи по партии были приговорены к смертной казни через повешение, а сам он получил пожизненное заключение. В Западном Берлине в тюрьме Шпандау он просидел около 40 лет и покончил жизнь самоубийством в 1987 году. По некоторым сведениям, он был задушен уже в возрасте 93 лет.

 

Благодаря успеху у Гесса Вронский получил доступ ко многим высокопоставленным функционерам и офицерам Третьего рейха. И одновременно возглавил нелегальную резидентуру ГРУ в Берлине. На свое счастье, он слыл не только предсказателем, но и талантливым врачевателем. Способности молодого человека всерьез изучали в "Аненербе" – оккультной организации нацистов.

 

Во времена Гитлера так же, как и сейчас, люди с паранормальными способностями, с высокой энергетикой и с некими талантами ценились и входили в окружающую элиту общества. Тем более для Гитлера, который создавал новую арийскую нацию, это считалось как бы присуще именно арийцам – эти таланты, способности, телепатическое общение. Там развивались именно специально различные направления.

Увлечение мистикой присуще гитлеровскому режиму. Последователи фюрера искали несуществующие доказательства превосходства германской расы. Неудивительно, что в своих исканиях нацисты погружались в оккультизм и эзотерику.

При этом корни "Аненербе" стоит искать не в нацистских организациях, а в многочисленных "кружках" кайзеровских времен. В кружках, которые занимались как духовными исканиями, так и в кружках, которые интересовались древнегерманской историей.

 

Еще один нацист, веривший тайному языку звезд – шеф СС Генрих Гиммлер. В 1938 году он собирал лучших предсказателей Германии и задал им единственный вопрос: когда лучше напасть на СССР? Что об этом говорят звезды?

После долгих совещаний, анализов и расчетов пришли к выводу, что весной, не позднее мая месяца 1941 года надо нападать. Среди этих астрологов оказался и советский разведчик Сергей Вронский. И оказался неслучайно.

 

Вронский был одним из тех самых первых советских разведчиков, который передал, что нападение может произойти весной 1941 года. Когда передал – в марте 1938 года.

 

Но не слишком ли смелое утверждение? Как бы ни зарекомендовал себя Вронский, на тот момент ему чуть больше 20 лет. Неужели во всем Рейхе не нашлось никого более опытного? Вероятнее всего, он узнал эту дату от Карла Крафта – самого признанного астролога Германии.

 

К услугам Карла Крафта прибегал и сам фюрер, особенно после того как предупреждение астролога о готовящемся покушении сбылось на глазах у нескольких тысяч человек.

 

Астролог направил письмо в соответствующие органы о том, что с 7 по 10 ноября – период, который неблагоприятен для активной деятельности Адольфа Гитлера. Этому письму не придали никакого значения, и 8 ноября 1939 года Гитлер по традиции выступал в Мюнхене перед ветеранами Национал-социалистической партии, а в колонну, которая была расположена рядом с трибуной, было заложено взрывное устройство с часовым механизмом.

 

Тогда Гитлера спасло только чудо: он закончил выступление раньше, чем взрывное устройство успевает сработать. О письме Крафта тут же вспомнили – и предсказателя арестовали. Однако вскоре его освободили и он начал составление личного гороскопа фюрера.

И это далеко не единственный в истории пример придворного астролога. По некоторым данным Рональд Рейган тоже держал под рукой личную предсказательницу – Джоан Куигли.

По ее словам, она предсказала, что 30 ноября 1981 года – время неблагоприятное для публичных встреч и выступлений президента. Ее советам не вняли, и после выступления в отеле Hillton, когда Рейган выходил, некий Хинкли (младший) произвел шесть выстрелов в сторону президента. Рейган тяжело был ранен. С тех пор, как пишет астролог, без ее совета никаких серьезных шагов не предпринимали в Белом доме.

К услугам предсказателей, по некоторым данным, прибегал и Уинстон Черчилль. Перед началом войны из Германии в Англию бежал немецкий астролог Луи де Воль. С его помощью британский премьер пытался узнать о военных планах Гитлера.

И он тоже помогал планировать различные военные операции. Поэтому это была дуэль между Карлом Крафтом и Луи де Волем. В частности, известно, что у Карла Крафта Гитлер спрашивал, где будут высаживаться англичане, когда будут делать второй фронт, и что советует Луи де Воль Черчиллю.

 

Какие невероятные преимущества может получить агент иностранной разведки, который под видом астролога вошел в доверие к крупному политику? Видимо, Вронскому это почти удалось. Однако уже в 1942 году ему приходится срочно возвращаться в Советский Союз. Карл Крафт предсказывает Германии поражение в войне, и на всех астрологов обрушивается гнев фюрера.

 

Он (фюрер) сам выбрал дату 22 июня, как день летнего солнцестояния. Сила огня и максимальная энергетика должны были двинуться на север и снести льды, коммунизм и так далее. Когда он спросил у Карла Крафта, как будет смотреться гороскоп, сделанный на эту дату, Карл Крафт сказал, что это плохой гороскоп начала войны для Германии, и что Германия будет повержена в апреле 1945 года.

 

Крафт отправляется в концлагерь вместе со всей своей группой. И если предположить, что среди них действительно есть разведчик Вронский, то и ему не миновать ареста. Однако в 1942 году советский агент неожиданно возвращается на родину. Должно быть, ему удается сбежать. Во всяком случае, именно так Сергей Алексеевич будет рассказывать годы спустя. Однако эта легенда начинает рушиться, стоит копнуть немного глубже. Игорь Баринов написал книгу, посвященную мифам Третьего рейха. Он работал в Германии, изучал архивы нацистов и нигде не обнаружил хотя бы одно серьезное упоминание о Берлинском радиологическом институте.

 

И второе. Вронский не скрывает, что, как только он возвращается в Советский Союз, его тут же арестовывают и отправляют в лагерь. Будь он агентом внешней разведки, такое вряд ли бы произошло.

 

Но почему же в разведке не сделали ничего, чтобы спасти Вронского от заключения? Может быть, о таком человеке там тоже ничего не слышали? Куда не копни, Вронского нигде не существует. И как ни удивительно, это заметили даже звезды. Астролог Александр Зараев как-то составил гороскоп Сергея Алексеевича и огорошил своего товарища невероятным признанием.

 

Он спросил у него дату его рождения, сделал его гороскоп, и обнаружил, что это не его гороскоп - дата, которую он дал, не соответствует его энергетике.

 

Что же за секреты скрывает Вронский? Завесу этой тайны неожиданно приоткрывает Юлиан Семенов. В архивах НКВД Латвии он находит фотографию человека, как две капли воды похожего на Вронского. Это латыш Ян Муйжниекс. Как и Вронский, Муйжниекс родился в 1915 в той же Риге и тоже в семье военного, но отнюдь не генерала. Он тоже уехал в середине 30-х в Германию, а в 1942-м вернулся в СССР и сразу попал в руки НКВД. Так неужели получается, что человек, называвший себя Вронским, все это выдумал, чтобы привлечь к себе внимание?

 

Для Татьяны Тайнс, которая готовит очередную публикацию о знаменитом астрологе, это становится шоком. Она потребовала от Вронского объяснений, но он отказался комментировать ситуацию. После этого разговора с Татьяной начинают происходить загадочные, необъяснимые вещи.

В тот же вечер у нее дома отключился свет она плохо спала и ей снился один и тот же сон - что она умирает. Ее очень сильно тянуло к окну. К счастью, наваждение скоро проходит. А через несколько дней Тайнс узнает о странной гибели двоих людей, которые перешли Вронскому дорогу.

Оказывается, у Сергея был уже подобного плана опыт, причем не один. Когда его кто-то очень сильно и серьезно донимал, почему-то они очень плохо заканчивали. Одна женщина, его бывшая ученица, выбросилась из окна 16-го этажа, разбилась. Тогда было следствие, но, в общем-то, никто ничего не нашел. Были трения между ученым и им, но это было очень давно, где-то в 70-х годах, и этот Ванечка, этот ученый, выпал почему-то случайно из окна.

 

По-видимому, человек, называющий себя Вронским, действительно обладает экстрасенсорными способностями. С начала 60-х годов он жил в Москве, и время от времени у его подъезда замечают загадочную черную "Волгу".

К нему обращались из МВД, плюс, время от времени, за ним приезжала какая-нибудь черная "Волга". Сергей Алексеевич надевал свою черную кожаную куртку, джинсы, тогда очень модные, красный шарф, и этаким денди садился в машину. Возвращаясь, он привозил пакеты с продуктами.

Время от времени Вронского приглашали в кабинеты власти. По данным разведки, астролога видели у Юрия Андропова и председателя КГБ Семичастного.

Его по-прежнему стали использовать на Лубянке, в частности, он консультировал КГБ, Андропова консультировал, до него Семичастного и делал несколько личных прогнозов для Брежнева.

 

Одним словом, настоящее имя астролога вовсе не раскрывает всей тайны. Напротив, оно еще больше запутывает историю. Многочисленные расследования, проведенные журналистами, так и не дают ответа на вопрос: откуда у латыша Муйжниекса такие познания?

 

Одна латышская журналистка Анита провела глубокое расследование, где она нашла его школьных товарищей, которые говорили: "Да ладно, какой он сын генерала, это Янис, он у нас тут учился". Но есть одна интересная история, что это опять ничего не объясняет. Это совершенно не объясняет, откуда у него в те времена могли быть такие колоссальные знания, причем не только в астрологии, но и, допустим, в гомеопатии.

Где Вронский мог так подробно изучить астрологию, чтобы написать о ней 12 томов?

 

Школа Вронского была интересна тем, что это была немецкая школа астрологии. Она более, я бы сказал, рациональная, без некой интуитивности, которая присутствует в русской астрологической традиции. Причем, что интересно, основателем этой школы был именно Карл Крафт. Но как обычный латышский юноша мог познакомиться с трудами личного астролога фюрера? Не в Ленинской же библиотеке. Тем более странно, что загадочный человек, называющий себя графом Вронским, выпускает в СССР гомеопатический рецептурник. Там он раскрывает одну из своих тайн – как лечить раковых больных с помощью гомеопатии.

 

По мнению врача-гомеопата Марины Гашковой, его учили очень опытные гомеопаты, потому что он после окончания этого заведения взял на себя крайне сложную задачу. Ему выбрали группу узников или военнопленных, которые больны третьей и четвертой стадией рака, и он взялся за лечение этих пациентов, предварительно оговорив условия, что после того, как он пролечит этих людей, выздоровевшие будут без всяких условий отпущены на свободу. Из 20 человек, которых он взял на лечение, 16 полностью выздоровели.

 

Марина Гашкова – один из известнейших в Москве врачей-гомеопатов. Она утверждает, что Сергей Вронский – видный медик, чей вклад в науку более чем очевиден.

 

Во времена Вронского было два направления - классическая гомеопатия и плюрализм. Вронского по праву считают плюралистом, потому что он составил рецептурник. То есть несколько препаратов, которые наиболее, с его точки зрения, хорошо лечат определенные заболевания, он объединил в определенные рецепты. Этот метод прекрасно работает, в том числе с острыми и тяжелыми состояниями.

 

Человек, не смысливший в медицине, вряд ли смог бы написать труд, который служит настольной книгой современных врачей. И кроме того, многие действительно были свидетелями того, как Вронский излечивал безнадежных больных.

 

Лечением больных занимается Вронский и в лагере, где он отбывал срок после побега из Германии. По собственному признанию, ставил на ноги и охрану, и заключенных. И все-таки как ему удалось освободиться из лагеря? Сам он рассказывал на этот счет весьма сомнительную историю - он якобы загипнотизировал начальство.

 

В это трудно поверить, но даже если на минуту предположить, что так оно и было, то почему Вронского больше не преследуют, не ищут как беглеца? Кто-то совершенно официально освобождает его из-под стражи. Ясно, что это не НКВД. Но кроме чекистов это мог только один человек – Сталин. Не поэтому ли Вронский вечно сочиняет небылицы? Не для того ли, чтобы скрыть истину? Он один из немногих агентов, кто докладывал информацию лично отцу народов.

 

По одной из версий, в 1942 году Вронский покинул нацистскую Германию именно по приказу Сталина. Якобы еще один предсказатель, знаменитый Вольф Мессинг, преду-предил о провале советской резидентуры в Берлине. И Сталин не захотел рисковать важным агентом. Одним словом, вся легенда о графе Вронском могла родиться в Кремле, а возможно, даже слетела с уст самого генералиссимуса.

 

Но где же все-таки решение этой головоломки? Кто мог придумать биографию Вронского в таких подробностях? Работая в архиве, Юлиан Семенов предположил невероятное: астролог действительно существовал. В 1930-е Вронский попал на Лубянку. Чтобы узнать от него какие-то секретные сведения, чекисты подсадили к нему своего агента, того самого Яна Муйжниекса.

 

Из застенков Лубянки настоящий Вронский мог попасть только в одно место – на кладбище. Если этот человек действительно существовал, его судьба была удивительной. Но мы бы о ней никогда не узнали, если бы не Ян Муйжниекс. Он присвоил эту невероятную биографию, воскресил настоящего Вронского и сделал его знаменитым. Он продолжил учиться и довел свою легенду до совершенства.

Но какой бы убедительной она ни казалась, это всего лишь версия, и она объясняет далеко не все. Муйжниекса уже много лет нет в живых. Он скончался в 1998 году в Риге. Но легенда о Вронском, кто бы ее ни придумал, продолжает жить независимо ни от чего.

 

Кто же такой Вронский? Выдающийся разведчик, талантливый целитель или просто фантазер, сочинявший небылицы подобно барону Мюнхгаузену? Как бы там ни было, истинная жизнь этого человека остается нераскрытой тайной.

 

 

Вронский Сергей Алексеевич (род. в 1915 г. – ум. в 1998 г.)

Источник: https://sacralknowledge.info/vronskij-sergej-alekseevich/

 

 

 

 

С.А. Вронский - Почетный доктор медицины, доктор философии, хирург, выдающийся астролог, целитель, экстрасенс, биорадиолог,... Автор уникальной методики расчета благоприятных и неблагоприятных периодов для конкретного человека на основе его биоритмов. Автор многих популярных книг по астрологии и фундаментального 12-томного труда «Классическая астрология». Этот удивительный человек был одновременно и Нострадамусом и Штирлицем, так и не раскрывшим тайну своей жизни и необычной судьбы. Услугами этого популярного в узких кругах астролога пользовались Федор Шаляпин, Александр Алехин, Грета Гарбо, Мэрилин Монро и многие другие знаменитости.

 

Вронский С.А. — выдающаяся личность

 

Этот удивительный человек был одновременно и Нострадамусом и Штирлицем, так и не раскрывшим тайну своей жизни и необычной судьбы. Он знал, когда погибнет Гагарин, что случится с Гитлером, предсказал судьбу тогда еще никому не известной Евы Браун. Услугами этого популярного в узких кругах астролога пользовались Федор Шаляпин, Александр Алехин, Грета Гарбо, Мэрилин Монро и многие другие знаменитости. Он спасал фюрера от приступов жестокой головной боли и передавал в ставку Сталина секретные сведения из логова фашизма.

 

Возможно, на стремительное развитие необычных способностей Вронского повлиял шок, испытанный им в раннем детстве, – в пять лет он потерял всю семью. Не случись этого, кто знает, может быть, Сергей стал бы известным политиком или дипломатом. Ведь к тому были все предпосылки – он принадлежал к старинному польскому роду, знатному и очень богатому. Отец Сергея, Алексей Вронский, был генералом и возглавлял шифровальный отдел Генштаба царской армии. Царский генерал мог себе позволить выписать из Петербурга в Ригу, где проживал с семьей, для жены лучших акушерок, которые принимали детей самого царя. 25 марта 1915 года они помогли появиться на свет десятому ребенку в семье Вронских, которого родители нарекли Сергеем.

 

Детство Вронского

 

Как и другие дети, Сережа рос под присмотром нескольких гувернанток-иностранок, которые общались с ним на французском, английском, немецком языках. Его отец по долгу службы знал 42 языка, а мальчик к пяти годам освоил уже пять, впоследствии уверенно овладел еще семью. Завидную семейную идиллию грубо прервали те же, кто прервал жизнь членов царской семьи. Одним далеко не прекрасным днем 1920 года отряд красноармейцев под командованием Якова Яворского ворвался в дом, где полным ходом шли приготовления к отъезду (Вронские собирались покинуть страну).

И хотя глава семейства предъявил разрешение на выезд за границу, оно не возымело должного действия. И даже подпись Ленина на этом документе не остановила непрошеных гостей. Красноармейцы расстреляли отца, мать, братьев, сестер Сережи и… пятилетнего сына бонны-итальянки. Мальчик в это время играл в доме, и его приняли за младшего Вронского. Настоящий же играл в саду, и бонна, пораженная разыгравшейся трагедией, буквально схватила его в охапку и укрыла от беды у соседей. Так Сережа Вронский чудом избежал смерти.

Потеряв сына, безутешная бонна Амелита Вазарини решила не оставаться в дикой стране, а как можно скорее уехать за границу. Она взяла с собой и своего воспитанника, маленького сироту Сережу. Поскольку он был одного возраста с ее погибшим сыном, ей без особого труда удалось провезти его по документам убитого мальчика.

 

Скитания и поиск родственников

 

Сначала они приехали в Берлин, потом поселились в Париже. Там жили многие русские аристократы, которые хорошо знали старшего Вронского. Они всячески помогали Амалии и ребенку. Через два года Сережу разыскал родной дед, а вскоре из далекой Америки прибыла и бабушка, которая была несказанно богата. Она решила забрать внука к себе, но в Америку не вернулась, а поехала в Ригу, где купила несколько домов.

Сережа, вновь обретший родственников, ни в чем не знал нужды. Он был окружен заботой и лаской. Бабушка много внимания уделяла его воспитанию, лично занимаясь с любимым внуком. Эта черногорская княгиня сама была неординарной личностью. Она получила образование в Германии и Франции, знала несколько языков и славилась удивительной эрудицией. Более того, она происходила из старинного рода, в котором были ясновидящие и целители.

Княгиня сама владела гипнозом и разбиралась в нетрадиционной медицине. Быть может, именно она первой разглядела во Вронском выдающиеся способности. Она передала внуку, еще ребенку, все, что знала сама. И мальчик удивил ее своими успехами. Уже в детстве, играючи, он составлял достаточно точные гороскопы для близких и друзей, не допуская грубых промахов. Княгиня, сама получив прекрасное образование, стремилась дать блестящее образование и своему внуку. Сережа учился в престижной Миллеровской частной гимназии в Риге.

 

Учеба Сергея Вронского

 

Учился он легко, хотя и без особого «фанатизма», вел себя с присущей детям шаловливостью. Он был очень разносторонним ребенком, ему хотелось все попробовать. Бабушка ничего не запрещала и с радостью воспринимала все его начинания и новые увлечения. И за что бы он ни брался, все выходило у него на пять с плюсом.

Сережа очень любил спорт: занимался борьбой, боксом, теннисом, автогонками. Был неравнодушен и к музыке: пел в хоре мальчиков в одном из соборов, играл на фортепиано и аккордеоне. Кроме того, занимался бальными танцами, не раз побеждая на всевозможных конкурсах.

А в 17 лет Сереже Вронскому захотелось летать. За несколько месяцев он закончил авиашколу в Инсбруке (Австрия). Закончил с отличием. Как, кстати, и гимназию. Наступило время получить высшее образование. Говорят, он провалил экзамены в Латвийский университет и потому поехал за границу. Путь его лежал в Берлин. Поскольку немецким он владел в совершенстве, проблем с учебой не должно было быть.

 

Йоханн Кох и Биорадиологический институт

 

Бабушкина знакомая дала Сергею рекомендательное письмо к Йоханну Коху, который впоследствии долгое время опекал юношу. В 1933 году Вронский без проблем стал студентом медицинского факультета Берлинского университета. А вскоре, благодаря своим необычным способностям, он попал в уникальное учебное заведение – Биорадиологический институт, известный в Германии также под названием «Учебное заведение № 25».

В нем готовили экстрасенсов-целителей для верхушки Третьего рейха, и попавшему туда была обеспечена головокружительная карьера. Отбор проходил очень и очень строго, среднестатистический человек не мог даже мечтать о том, чтобы стать студентом этого института.

Сергей Вронский оказался среди десяти избранных (а претендентов было более трехсот). Пройти отбор не помогали ни связи, ни деньги. Имели значение только способности претендентов и… их гороскопы. Пожалуй, последние были самыми главными, решающими документами. Именно по ним опытные астрологи решали, имеется ли у кандидатов необходимый потенциал.

У Сергея Вронского гороскоп был самым подходящим и указывал на выдающиеся экстрасенсорные способности. Таким образом, благодаря звездам Сергей стал студентом этого учебного заведения. Институт на самом деле был необычным. Психология, философия и медицина являлись только вершиной айсберга, который предлагалось познать студентам.

Помимо этого они осваивали гипноз, внушение, шаманство, секреты знахарства, восточные техники лечения, в том числе иглотерапию. Под одной крышей изучались самые действенные методики лечения со всего света, в этом институте восток встречался с западом, а древность сплеталась с последними достижениями психотерапии и науки в целом.

Необычные лекции читали необычные преподаватели – среди них были и тибетские ламы, и китайские лекари, и индийские йоги. Так что за уровень подготовки своих целителей верхушка Третьего рейха могла быть спокойна. Полученные знания студенты закрепляли на практике, проходившей то в Африке, то в Индии, то в Америке.

Да и во время учебы скучать студентам не приходилось. Так, однажды Сергею Вронскому как одному из самых способных предложили странную «лабораторную работу». К нему привели из лагерей двадцать пленных коммунистов и членов их семей. Все эти люди страдали различными онкологическими заболеваниями. Условие было таковым: если Сергею удастся кого-то вылечить, этих людей отпустят на свободу. С помощью биополя, без лекарств он избавил от болезни 16 человек, среди них было и четверо детей. Можно сказать, Вронский справился с лабораторной на «отлично».

 

Военный пилот

 

На каникулах, чтобы улучшить финансовое положение, бесстрашный Вронский подрабатывал пилотом… на войне. Он принял участие в боливийско-парагвайском и итало-абиссинском конфликтах. С его участием в итало-абиссинской войне связана красивая история, правдивость которой, к сожалению, проверить невозможно. Рассказывали, что в привлекательного пилота-наемника влюбилась дочь махараджи Лейла. Он действительно был достоин любви принцесс – красив, загадочен, безрассудно смел и очень умен.

Он покорил Лейлу, как покорял многих представительниц слабого пола. На его счету было немало разбитых сердец. Но перед прелестями очаровательной Лейлы Сергей устоял. Молодому пилоту-экстрасенсу не нужна была ни ее любовь, ни ее сказочное приданое. На память о себе девушка подарила «рыцарю сердца» дорогой перстень в виде глаза. Она утверждала, что эта вещь в течение десяти лет будет предсказывать судьбу, а потом от перстня нужно избавиться. Сергей, видимо, так и поступил, если, конечно, этот перстень вообще существовал.

В «Учебном заведении № 25» Вронскому удалось стать лучшим из лучших. Он даже окончил его досрочно. Сергей получил специальности хирурга (на которую он и поступал в медицинский), психотерапевта, астролога, психолога, целителя, космобиолога, философа… И самое главное, он получил работу в ставке Гитлера. Ему предложили должность врача и консультанта-астролога. Нужно сказать, что Гитлер свято верил в астрологию, которую возвел в ранг имперской науки, а также в иные предсказания будущего. Он постоянно держал при себе тибетского монаха. Кроме того, Гитлер питал слабость к всевозможным целителям и безошибочно отличал профессионала от самозванца. Вронский этот экзамен выдержал, он полностью устраивал фюрера и как астролог, и как целитель – он снимал серьезные головные боли, мучившие Гитлера.

 

Гесс и ставка Гитлера

 

Появлению Вронского в ставке Гитлера немало поспособствовал Рудольф Гесс, бывший правой рукой фюрера. Гесс очень сблизился с молодым экстрасенсом, которого ему представил все тот же Йоханн Кох.

Полностью доверять Сергею как астрологу Рудольф Гесс стал после такого случая. Он собирался жениться на кузине Коха, а Вронский составил гороскоп и заявил, что свадьбы не будет. Гесс был возмущен наглостью вчерашнего студента. Через несколько недель его невеста погибла в автомобильной катастрофе. Вронский как в воду глядел. И совсем «добил» он Гесса, когда произнес свое пророчество молоденькой девушке по имени Ева Браун.

Она очень хотела, чтобы ей предсказали судьбу. Вронский, узнав дату ее рождения, немного поколдовал над гороскопом и заверил, что ее ждет великое будущее благодаря очень удачному замужеству. Ева только смущенно улыбнулась. Ну на что могла рассчитывать скромная работница ателье? Очень скоро ее заметил Гитлер, и у Гесса не осталось вообще никаких сомнений относительно способностей Вронского.

Рудольф Гесс и сам был не прочь повелевать звездами и некоторое время брал у Вронского уроки астрологии, упражнялся в составлении гороскопов. Впоследствии Сергей Алексеевич отзывался о Гессе как о довольно способном ученике, хотя и с большим самомнением. Для второго лица рейха он стал не только личным астрологом, но и близким другом. Гесс прислушивался к каждому совету Вронского, внимал каждому его слову. Одного только не рассказывал блестящий астролог своему старшему другу – того, что с 1933 года он состоял в партии немецких коммунистов. Вронский вступил в их ряды по рекомендации Рихарда Зорге и Вилиса Лациса. Он был отменным шпионом, никто и никогда в ставке Гитлера не мог и подумать, что он, движением руки снимающий фюреру боль, так же виртуозно и оперативно передавал важные данные в ставку Сталину.

Так, благодаря его четким действиям, вполне могло состояться покушение на Гитлера. Сталин, разрабатывая этот вариант, отдал приказ всеми правдами и неправдами ввести в круг нацистской верхушки бывшего боксера Игоря Миклашевского. Именно он должен был «убрать» Гитлера. Вронский без особого труда, очень изящно познакомил советского боксера с «цветом» нацистской Германии. Сначала он представил Миклашевского известному немецкому коллеге, который был вхож в коридоры Третьего рейха, а там уже и до верхушки было недалеко. Дело продвигалось так успешно, что вскоре Сталину доложили: есть все предпосылки для удачного покушения. Но он по каким-то причинам отменил приказ.

 

Разведчик Вронский

 

Таким образом, Вронский работал в прямом смысле на два фронта. Но и там, и там он хорошо исполнял свои обязанности. Как разведчик Сергей Алексеевич был осторожен и четок, его информация ценилась на вес золота. В то же время он добросовестно выполнял обязанности придворного лекаря и звездочета. Нацистской верхушке он всегда говорил правду относительно расположения звезд и непременно предлагал наилучший для них вариант, несмотря на членство в коммунистической партии. Правда, его советам не всегда следовали.

 

Вронский предрекал падение нацистского режима, когда тот был в самом расцвете, но астролога как будто не слышали. Он видел по звездам, что Вторая мировая приведет немцев к краху, он точно предсказал Гитлеру, когда и как он умрет. Но в зените славы фюрер не внял его предостережениям.

 

А вот Рудольф Гесс верил всем гороскопам, составленным Вронским, – даже тем, которым совсем не хотелось верить. Иначе как объяснить, что будучи вторым лицом Третьего рейха, в 1941 году, когда нацистская Германия празднует победу за победой, он вылетает в Англию, прыгает с парашютом и сдается в плен. Безумный поступок, на первый взгляд. Однако на все есть свои причины. Существуют разные версии по поводу такого странного поведения Гесса. Одна из основных связана именно с гороскопом, который составил для него Вронский.

 

Звезды ясно показывали, что Рудольф Гесс вскоре закончит жизнь на виселице, если останется верен нацистской Германии. В одном из интервью Сергей Вронский так говорил об этом: «К 1941 году мы были близки и полностью откровенны. Рудольф знал о плане «Барбаросса». Мы составили астрологический прогноз, отталкиваясь от точного времени вторжения. Расчеты предвещали полный крах нацистской Германии. Гороскоп перепроверялся не раз.

 

Все сходилось в точности. Гесс обратился к фюреру с просьбой перенести дату, но Гитлер поднял его на смех. В побеге Гесса нет ничего удивительного. Он сам увлекался астрологией, страстно верил в нее. Думал даже бежать в Россию, к Молотову, но звезды предсказывали немедленную гибель. Английский вариант обещал жизнь. Так и случилось. Гесс пережил своих товарищей по партии на 50 лет».

 

В 1942 году Сталин отозвал Вронского в Советский Союз под предлогом получения почетной награды – Звезды Героя. Что на самом деле хотел сделать «отец народов» (ведь известно, что он недолюбливал астрологов и, возможно, подозревал Вронского в двойной игре), сказать сложно. Вряд ли он вызывал лучшего шпиона только для получения награды. Скорее всего, это был просто удобный повод. Вронский решил ехать. Почему он так поступил – этот вопрос остается открытым. Конечно, талантливый астролог не мог не увидеть в своем гороскопе, что в Союзе его ждут очень тяжелые годы, лагеря и скитания.

 

Возможно, звезды рассказали ему и о нелепой пуле в голову, которая уготована была ему вместо награды. Но все-таки Сергей Алексеевич принял решение ехать. Кто знает, может быть, звезды показали, что другой вариант сулит ему разоблачение и смерть. А может, дело было в его природном авантюризме и склонности идти самыми трудными путями.

Как бы там ни было, Вронский угнал самолет и на нем пересек границу. Его встретил шквальный огонь родной артиллерии, а он показал себя пилотом высшего класса. «Кое-как спланировал на шоссе, – рассказывал спустя много лет Сергей Алексеевич. – Подбежали солдаты, вытащили меня из искореженного самолета, сдернули белый халат, увидели советскую форму, погоны лейтенанта и страшно обрадовались. Потом доставили к особистам. Там я все рассказал…» Узнав, что Вронский по специальности медик, его сразу же «завербовали» военно-полевым хирургом – ни о какой Звезде думать уже не приходилось.

 

 

Долгое время он работал почти круглые сутки, не зная отдыха, оперировал раненых, проявляя себя как хороший специалист. Но и он не был застрахован от ранений. Когда в здание госпиталя попал снаряд, бревно врезалось в бок хирурга, сильно повредив внутренние органы. А потом Вронскому еще и пулю в голову пустили. Подробности этого нелепого случая тоже не известны. Говорят, что выстрелили случайно. Вот и пришлось ему, едва отойдя от операционного стола, ложиться на стол в качестве пациента.

 

Пациент Вронский

 

Скорее всего, он не выжил бы, ведь его даже не собирались оперировать. Но ему снова, как и в детстве, помог счастливый случай – его фамилию в списке безнадежных увидел сам Бурденко. Хирург приказал немедленно готовить раненого к операции, несмотря на его неоперабельное состояние. Дело в том, что Бурденко хорошо знал Вронского-старшего и был о нем высокого мнения. Мало кто верил в успех этой операции. Но Бурденко совершил невозможное, вернул Вронского к жизни, вставив ему в голову платиновую пластинку (через некоторое время он же заменил ее на более легкий сплав).

 

Правда, Сергею Алексеевичу пришлось долго восстанавливаться после ранения, он много времени провел в госпитале. Он учился не только ходить, но и говорить. Это требовало каторжных усилий, но с его силой воли это было вполне преодолимо. А вот руки были так повреждены, что о карьере хирурга думать уже не приходилось.

Вместо Звезды Героя Сергей Вронский получил вторую группу инвалидности. В 1945 году он поселился в Юрмале, блестящее образование позволило ему стать директором одной из школ. Правда, надолго он там не задержался: видимо, звезды никогда не сулили Вронскому стабильности. Из класса Сергей Алексеевич отправился прямо на нары. А все потому, что не вывел своих подопечных смотреть на публичную казнь немецких офицеров.

 

На него тут же был написан донос «куда следует», к которому прилагалась информация, что он сотрудничал с немцами, и вещдок – его фотографии в немецкой форме. Церемониться с Вронским не стали, он был приговорен сначала к высшей мере, а потом к двадцати пяти годам тюремного заключения, но провел за решеткой около пяти лет.

 

Покинуть колонию Вронскому удалось благодаря навыкам, полученным в Биорадиологическом институте. Педагоги, которые обучали его гипнозу и внушению, могли бы им гордиться. По одной версии, Сергею Алексеевичу удалось бежать, усыпив бдительность охранников, по другой – он притворился мертвым. По третьей, смог убедить всех, что у него тяжелая форма рака, и через пять лет его выпустили на свободу умирать. Сейчас трудно определить, как же все было на самом деле. Ясно одно: умирать Вронский не собирался, он был бодр и полон сил. Только вот чем и где мог заняться судимый дипломированный астролог? Некоторое время он скрывался у знакомых. А потом сменил немало профессий и рабочих мест, но нигде надолго не задерживался, начальство находило массу причин для увольнения.

 

Лаборатория биоинформации

 

В начале 1960-х Вронский был полностью реабилитирован и смог перебраться в Москву. Жил он то у одного знакомого, то у другого, читая на кухнях лекции по астрологии, послушать которые собиралось немало желающих. Об этих годах сам он вспоминал так: «Началась настоящая научная “подпольная” работа. “Подпольная” потому, что велась она не в лабораториях или институтах, а на частных квартирах. “Астрология? Это буржуазная лженаука! Биорадиологический метод лечения? Такого не бывает, это обман и самообман! Экстрасенсы, телепаты? Их быть не может!” На нас смотрели как на инакомыслящих». Тем не менее, рассказывал Вронский, партийная верхушка и в те времена обращалась к нему за гороскопами. А вот о чем совсем не любил говорить Сергей Алексеевич, так это о сотрудничестве с МВД, КГБ и Министерством обороны. Он всегда уходил от разговоров об этом, как и о своей деятельности в ставке Гитлера.

 

В 1968 году Сергея Алексеевича пригласили в лабораторию биоинформации, которой руководил профессор Михаил Коган. Вронский начал готовить первых врачей-биорадиологов (потом их стали называть экстрасенсами). Они слушали его лекции о влиянии космических факторов, планет и знаков Зодиака на организм и психику человека. Вскоре, однако, опять же по доносу, Минздрав запретил изучать «лженауку». Между тем сами высшие советские чиновники не раз обращались к нему за помощью. «Чаще всего я давал рекомендации относительно удачных дней отъезда, визита в другую страну и возвращения обратно, – говорит Вронский. – Высокопоставленные лица пользовались моими консультациями. Деньги мне никогда никто не платил, да я бы их просто не взял». Но одноразовый «сухой паёк» принимал.

 

Потом в жизни Вронского было много разного: вначале – сотрудничество с МВД, где он по фотографиям определял местонахождение исчезнувших людей, затем – работа в одной из лабораторий КГБ. Чем он занимался там и в Министерстве обороны, – неизвестно. Наконец, по распоряжению «сверху» его направили в Звёздный городок – работать «по специальности». Здесь он составлял гороскопы космонавтам, определял неблагоприятные и опасные для них дни…

 

Звездный городок

 

По ходатайству Хрущева Вронского приняли на работу в Звездный городок, консультантом. К тому времени он уже разработал систему благоприятных и неблагоприятных периодов на основе биоритмов человека. Он составлял личные гороскопы для обитателей Звездного городка. Это были подробные рекомендации на каждый день. И лучше было бы, если б к ним прислушивались. Так, день 27 марта в личном гороскопе Юрия Гагарина был отмечен как неблагоприятный день для полетов. «Трижды неблагоприятный день», – подчеркивал Вронский.

 

Все составляющие биоритмов находились на критически низкой отметке. Но любивший опасность Юрий все-таки взлетел в небо. Живым он не вернулся. Настаивал астролог и на перенесении даты операции Сергею Королеву. Этот день был крайне нежелательным для хирургического вмешательства, но его не послушались. Королев не дожил до конца операции. Напомним, что гибель Гагарина предсказал и Вольф Мессинг. Власти обстоятельства авиакатастрофы долго скрывали.

Тут же, в Звездном городке, Вронский обучал желающих составлению гороскопов. Одной из прилежных учениц была его будущая жена, Лиана Жукова. Талантливый инженер, она проявила способности в интерпретации гороскопов, хотя больших способностей к целительству и не имела.

 

С приходом к власти Андропова, который дал официальное «добро» астрологии, Сергей Вронский смог преподавать в Институте усовершенствования партийных работников. В 80-х годах XX века стремительно росла популярность загадочной науки, и Вронскому стало легче дышать. Теперь его не считали «лжеученым» и открыто шли к нему за авторитетным советом, а он мог открыто нести свои знания людям.

В то время Вронский общается со многими известными астрологами — Павлом Глобой, Борисом Левиным, Рамазом Захаряном, Александром Зараевым. Теплая дружба до конца жизни связывала его с целителем Владимиром Сафоновым, который описал свое знакомство с ним в книге «Нить Ариадны».

— В каждом человеке он видел Божественное зерно, ради которого был готов его и обнимать, и целовать, и прижимать к своей могучей груди. Несмотря на преклонный возраст, объятия у него были юношеские, кости от них трещали, — вспоминает Рамаз Захарян.

С 1992 году Вронский вновь поселился в родной Риге. Он читал много лекций, которые имели ошеломляющий успех, писал гороскопы для газеты «Московский комсомолец». Бывший разведчик очень много сделал для популяризации астрологии в Советском Союзе. Он всегда подчеркивал, что это точная наука, как, например, математика, и не понимал скептического к ней отношения. Об этом на заре 90-х он написал и в своей первой книге, принесшей ему широкую известность, – «Астрология – наука или суеверие?» В работе «Гороскоп для Евы» (1992 г.) Сергей Вронский предсказал окончательный и бесповоротный распад Советского Союза, а также затяжную войну на Кавказе.

 

Вронский издал достаточно много популярных книг по астрологии, успел закончить в рукописи главный труд своей жизни «Классическая астрология» (фундаментальный университетский курс астрологии в 12 томах). Несмотря на популярность книг, многочисленные издательства, выросшие в то время как грибы после дождя, платили мало, а еще и воровали его труды.

 

Не принесли баснословных доходов и предсказания руководящей верхушке Советско-го Союза. Его клиентами в свое время были Брежнев, Андропов, Горбачев, Ельцин. Вронский не стремился обогатиться за счет сильных мира, составляя им гороскопы. Он жил всегда небогато, хотя, вероятно, выдающиеся способности могли бы обеспечить ему роскошное существование. Но он опасался таких денег, да и не хотел быть купленным.

 

Последние годы жизни С.А. Вронского и белые пятна в биогра-фии

 

В конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века к Вронскому толпами потянулись журналисты, желающие раскрыть тайну шпиона-астролога. Сергей Алексеевич до последних дней оставался в здравом уме и ясной памяти, мог вспомнить многие подробности и был интересным собеседником. Он мог часами говорить об астрологии, рассказывать кое-какие факты из жизни – но только то, что считал нужным, оставляя в своей биографии множество белых пятен.

 

Он говорил, что сможет рассказать всю правду о своем пребывании в Германии только после 1995 года, но так и не рассказал. Никому не удалось развеять ореол таинственности вокруг его личности. А в одном из интервью он вообще заявил, что «посвящен в великую тайну, но должен унести ее с собой». Эта загадочность Вронского породила массу версий о том, какую же тайну так бережно хранит астролог.

 

Некоторые исследователи считают, что это была его причастность к одной из масонских лож – тайному обществу, искавшему мифическую страну Шамбалу и мечтавшему установить свой миропорядок. Масоны хотели заставить мир плясать под свою дудку, и их не занимали интересы отдельных людей и государств, они мечтали о мировом господстве, о том, что будут тайно управлять миром по своему усмотрению.

 

Сторонники этой версии утверждают, что идеей масонства Вронского заразил самый близкий ему в Германии человек – Рудольф Гесс, который сам был членом этого общества. Если верить этой версии, Сергея Вронского не волновала ни судьба Германии, ни судьба России, поэтому он так легко и работал на два фронта, руководствуясь секретным масонским планом. Члены этого тайного общества, чувствуя себя дирижерами мирового оркестра, исполняли свою пьесу, по своим, понятным только им законам.

Насколько верны эти предположения, сказать сложно. Только сам Врон-ский мог пролить свет на таинственные эпизоды своей жизни. Но, как и обещал, Сергей Алексеевич унес с собой великую тайну …

 

Он умер 10 января 1998 года, оставив потомкам увесистую рукопись своей «Классической астрологии» и множество нераскрытых тайн своей жизни. 10 января 1998 года скончался Сергей Алексеевич Вронский. Он знал дату своей смерти, но сказал, что теперь ему будет значительно легче учить нас всех, потому что не будет преград ни временных, ни границ!

 

ПРИЛОЖЕНИЯ

 

 

Приложение 1. О ВРОНСКОМ. С.В. Шестопалов

Источник: http://www.astroacademy.spb.ru/publikatsii/stati/o-vronskom-sv-shestopalov.html


В связи с появляющимися на просторах интернета «разоблачениями» Сергея Алексеевича Вронского мы решили написать о нём то, что было в реалиях. «Борцы за правду», никогда не видевшие Вронского, сами нарушают истину, поэтому их стремление к разоблачениям скорее всего движимо собственным тщеславием и желанием «славы Герострата», тем более что Вронский уже не в силах ответить этим «геростратам».

В свою очередь ряд СМИ в неукротимой погоне за тайнами и сенсациями приглашают доверчивого читателя ознакомиться с «особой» ролью Сергея Алексеевича в Третьем рейхе и в судьбах Германии.

И те, и другие сильно ошибаются.

 

* * *

 

В 70-е годы прошлого века в Ленинграде была создана секция биоэлектроники при Обществе радиоэлектроники им. Попова. В этой секции собрались те, кто интересовался парапсихологией и прочими оккультными знаниями. Я вступил в это Общество в качестве астролога и выступал с докладами на его заседаниях, делясь своими скромными знаниями в этой науке.

 

Именно там осенью 1978 года я узнал о том, что в Москве живет и работает астролог Сергей Алексеевич Вронский, получивший профессиональное астрологическое образование в довоенной Германии. Информация о том, что в СССР есть настоящий астролог, а также ссылка на астролога Вронского в книге Сафонова «Нить Ариадны» побудила меня отправиться в Москву.

 

Это было в самом начале ноября. Приехав в Москву ночным поездом и выйдя с вокзала, я направился к киоску Горсправки. Такие киоски раньше располагались у вокзалов в каждом городе. У меня не было даже приблизительного адреса Сергея Алексеевича. Заплатив 15 копеек, я подал заявку на поиск адреса человека по фамилии Вронский примерного возраста 60 лет. Через полчаса адрес был у меня в руках.

 

Этот эпизод разрушает один из мифов, по какой-то причине поддержваемых «друзьями» Вронского на протяжении десятилетий, заявлявших, что Вронский – бомж, который в силу некоторых «тонких» обстоятельств жил без документов. Сведения Мосгорсправки, содержащие информацию о жителях Москвы, прописанных в этом городе, подобную версию опровергают.

 

В начале 90-х после распада СССР Вронский эмигрировал в Латвию, что также было бы невозможно, если бы он не имел паспорта. Один из «разоблачителей» Сергея Алексеевича, никогда не видевший его и не знавший его лично, настолько был успешен в борьбе с правдой, что одержал над ней полную победу и «похоронил» Вронского в Москве за несколько лет до его реальной кончины.

 

Итак, явившись по адресу, полученному мной в Горсправке, я не застал Сергея Алексеевича. Меня встретили его бывшая жена, дочь и внучка. Они сообщили, что Вронский живет по другому адресу, который они не сообщают незнакомым визите-рам, выполняя указания Сергея Алексеевича. Я был готов к такому развитию событий и заготовил письмо, в котором сообщал свои данные о рождении и просил принять меня в число его учеников.

 

В январе, к своему дню рождения, я получил письмо. Пакет содержал мой гороскоп, построенный С.А.Вронским, и письмо с согласием принять меня в число учеников. Мой гороскоп имел четырёхзначный номер, указующий на то, что уже в 1978 году Сергей Алексеевич имел внушительную личную базу данных ректифицированных гороскопов.

 

В 1979 году произошла наша первая встреча. Сергей Алексеевич жил в Мерзляковском переулке в съёмной однокомнатной квартире. При встрече присутствовала его секретарь Лидия Павловна Бодрова. Она была его незаменимым помощником, так как из-за ранения правого предплечья он не мог писать. Лидия Павловна вручную рисовала, рассчитанные Вронским гороскопы, на специально заготовленных бланках-шаблонах с концентрическими окружностями. Вронский мог печатать на пишущей машинке, и делал это, но и здесь часто его заменяла Лидия Павловна, работая под диктовку.

 

Сергей Алексеевич произвёл на меня сильное впечатление своей мощной энергетикой, несмотря на 64-летний возраст, и абсолютной открытостью. На его руке красовался серебряный перстень с крупным сапфиром, который служил ему талисманом.

 

Первая его фраза в начале нашей беседы была: «Я хотел тебе отказать, но, построив твой гороскоп, не смог. Ты будешь директором астрологического института». На моё удивление, как это возможно в нашей стране, он ответил: «Я это вижу». Я пережил момент смятения, сменившегося недоумением. В советское время при господстве материалистической философии это выглядело невероятным. Но тогда я ещё совсем не знал Вронского.

 

Его ясновиденье было удивительным, и я неоднократно становился тому свидетелем. Он не всегда мог объяснить свои прогнозы рационально. Зачастую они были чисто интуитивными, основанными на ясновидении, но необыкновенно точными и поражали возможностью заглянуть вперёд.

С этого приезда началось моё ученичество и наше общение. Я приезжал к нему в воскресенье на один день, который проходил в астрологических беседах, задавал вопросы, получал ответы и возвращался домой в Ленинград.

До встречи с Вронским я занимался астрологией 7 лет. Прочёл Бургоня, Запрягаева, Бируни, Птолемея, Ллевеллин Джорджа, Реми Шовена, Сефариала и других астрологов прошлого. Но разнообразие методов, их расплывчатость не давали возможности ощутить уверенность в правильности ни одного из них, выбрать магистральное направление движения в познании законов формирования судьбы. Многие старые утверждения не подтверждались проверкой, которую я непременно применял ко всякой новой технике прогноза.

Встреча с С.А.Вронским поставила точку в моих семилетних исканиях. Он был настоящим профессиональным астрологом.

От Вронского я получил то, чего не было в книгах и позволило выйти на магистральную дорогу в астрологии.

 

Вронский опирался на немецкую астрологическую традицию. Ведь до войны он был студентом-астрологом в Берлине. Из рассказа Сергея Алексеевича я узнал, что он родился 25 марта 1915 года в Риге. После гибели родителей во время револю-ционных событий он стал приёмным сыном в семье рижского пастора. Времени своего рождения он не знал, но считал себя восходящим Овном и показал мне свой гороскоп. Сергей Алексеевич воспитывался в приёмной семье в лютеранской вере. Но в одну из наших первых встреч он сказал, что принял православие и имеет духовника, который никаким образом не возражает против астрологии. Здесь можно было бы много говорить об отсутствии конфликта между астрологией и религией, о надуманности противоречий в этой сфере, но оставим это для другой публикации. А сейчас рассказ о Вронском.

 

Так как Латвия после революции не входила в состав Советского Союза, её гражданин не имел никаких препятствий для получения любого европейского образования. Вронский поехал в Берлин. Он поступил на факультет астрологии, который в те времена входил в число прочих факультетов берлинского университета и которому покровительствовал Вернер фон Браун, отец немецкой ракеты «Фау» и американской программы покорения Луны «Аполлон». Там Сергей Алексеевич и получил профессиональное астрологическое образование. Наряду с этим на факультете уже тогда занимались биоэнергетикой, о чем Вронский рассказывал как об одном из направлений своих интересов. Изучалась там и гомеопатия, а также символика и нумерология. Этими методиками Сергей Алексеевич владел, однако до преклонного возраста отдавал предпочтение астрологии. Своими учителями в астрологии он считал Эрнста Крафта и Вальтера Хофа.

 

Вронский имел солидную библиотеку книг по астрологии на немецком языке, на котором свободно читал. Во время наших многолетних встреч он десятки раз брал с полки ту или иную книгу и переводил с листа нужные места. Это разрушает ещё один миф, что Вронский не знал немецкого языка и на момент встречи с немецким астрологом, организованной одним СМИ, проявил неспособность к устной разговорной речи. Последнее обстоятельство стало поводом для многих спекуляций в СМИ, что Вронский не был в Германии, что он не астролог и что он не есть Вронский. Все это не выдерживает критики в отношении очень пожилого человека. Конечно, за 50 лет жизни в СССР он утратил навыки немецкой разговорной речи на языке, который не был для него родным. Однако могу свидетельствовать, что читал и переводил с немецкого он без затруднений.

 

Сергей Алексеевич часто сетовал, что не знает английского, и это не позволяет ему познакомиться с англоязычной литературой по астрологии, которая в те времена начинала появляться в СССР. Он просил меня перевести некоторые книги. Такой перевод был сделан мною. Это был труд Лл.Джорджа «Astrology from A to Z» объёмом в восемьсот с лишним страниц.

 

Кроме литературы по астрологии я видел у Вронского несколько полок книг и рукописей по гомеопатии, многие из них были на немецком. Сергей Алексеевич предлагал мне обучаться гомеопатии, которую он пользовал весьма искусно, но я отказался от этого предложения. Я уже выбрал свой путь. Это была прогностическая астрология.

 

Иногда Сергей Алексеевич пытался рассказывать о своём прошлом в Германии. Тогда Лидия Павловна шутливо, но твёрдо останавливала его словами: «Только через мой труп», – и поясняла мне: «Все ещё живы. Эти люди могут достать, где угодно». Впрочем, меня не сильно интересовали обстоятельства его частной жизни. В 90-е годы в СМИ распространялось много небылиц о его жизни, которые не заслуживают упоминания. Я не слышал ничего подобного от самого Сергея Алексеевича. Будучи настроенным на астрологию, в ограниченном временном пространстве одного воскресного дня в Москве, я возвращался к нашим урокам. Однако слова Лидии Павловны оказались пророческими. Она погибла в июне 1985 года. Её смерть некоторые считают самоубийством. Однако в эти же годы произошла ещё одна смерть, которая тоже выглядела как самоубийство. Рудольф Гесс, отбывавший пожизненное заключение и о котором неоднократно рассказывал Вронский, был найден задушенным в возрасте 88 лет.

 

Сергей Алексеевич объяснял бегство Гесса в Англию вмешательством астролога в его судьбу. Позднее это приписали Вронскому. Но это было не так. Не Вронский консультировал Гесса.

 

Сергей Алексеевич никогда не говорил мне, что он консультировал Гитлера, Еву Браун и кого-либо из верхушки Третьего рейха. Более того, он отмечал, что никогда не общался с этими людьми. Он был в те времена слишком молод. Когда Гитлер пришёл к власти, Вронскому было 18 лет, он был начинающим студентом. Даже с позиции здравого смысла было бы странно представить, что нацистские руководство обратилось за консультацией не к опытным астрологам вроде Хофа и Крафта, а к студенту первокурснику, построившему несколько гороскопов, Вронскому.

 

В беседах со мной Сергей Алексеевич никогда не приписывал себе заслуг в консультировании нацистской верхушки. Из рассказа Вронского следовало, что Крафту был заказан гороскоп Третьего рейха, а также гороскоп начала войны с СССР. «Астролог должен говорить правду, чего бы то ни стоило», – подчёркивал Вронский. Эрнст Крафт сделал расчеты и по завершению работы был вынужден изложить свои негативные выводы. Он подготовил результаты своего астрологического исследования, в которых сообщал о поражении Германии в войне с СССР и гибели руководства Третьего рейха на эшафоте. Это привело к трагическим результатам для Крафта. «Именно поэтому астрология в 1940 году была запрещена в Германии, а Крафт попал в концлагерь, где умер от голода в 1944 году», – сообщил мне Вронский.

 

То, что Вронский рассказывал мне о годах предшествующих войне и военном периоде, связано с его участием в антифашистком подполье и сотрудничестве с советской разведкой. История его попадания в Россию описана в книге Сафонова «Нить Ариадны». Мне он рассказывал эту историю немного иначе.

 

Во время войны в 1942 году, будучи антифашистом и сотрудником советской разведки, Вронский перешёл линию фронта и был оставлен на передовой, где работал в полевом госпитале. Попав под бомбовые удары, он получил осколочные ранения правого предплечья и правого бедра. После выздоровления Вронский прошел все этапы, которые проходили люди, оказавшиеся в его положении, пять послевоенных лет он провел в лагерях. После освобождения был отправлен в Ригу, с предписанием не покидать этот город. Жить в Москве и Ленинграде ему было запрещено. Однако и в Риге он был арестован за целительство и несколько месяцев провел в местной тюрьме. Несмотря ни на что, он отставался дипломированным астрологом и периодически получал обращения от высокопоставленных лиц. После выполнения одной серьезной прогностической работы он получил разрешение жить в Москве. Это произошло уже в 60-е годы.

Его связь с КГБ сохранилась и в советское время, о чём он говорил как о само собой разумеющемся факте. Иногда рассказывал кое-что, выходящее за пределы газетного материала.

 

С самого начала нашего знакомства Сергей Алексеевич говорил о возможной официальной организации 5-летних курсов по астрологии. Но каждый год это откладывалось. И только в декабре 1983 года, когда к власти пришёл Андропов, эти курсы, наконец, были открыты под патронатом КГБ. Вронский вызвал меня в Москву. Для того, чтобы зачислить меня на эти курсы, Вронский попросил привезти документы и фото. «Тебя нужно поставить на учёт в КГБ как моего ученика, чтобы ты не оказался в картотеке в разделе «непонятные», – пояснил мне Сергей Алексеевич.

Занятия проходили в лекционной аудитории одного из закрытых НИИ. Главное, что начался учебный процесс, который происходил по воскресеньям с постоянством и регулярностью. В аудитории присутствовало около 30 человек. Половину из них составляли прикомандированные сотрудники этого НИИ, остальная часть – отобранные лично Вронским. Интересно, что ни одного студента из этой слушательской аудитории нет среди известных современных астрологов на всем пространстве РФ. Однако допускаю, что некоторые выпускники курсов до сих пор продолжают трудиться в каких-то организациях под грифом секретности.

 

Я закончил эти курсы и имею все материалы лекций, прочитанных Сергеем Алексеевичем.

К Вронскому не раз поступали обращения от руководства СССР по тому или иному поводу. Я не был посвящен во все детали этого взаимодействия и подозревал, что знаю не так много. Он рассказывал об обращении руководства с вопросом, когда умрёт Мао. Вронский дал точный ответ на этот вопрос.

 

Благодаря сотрудничеству с КГБ Вронский был известен разведке США. Его успешные прогнозы привели к нему американцев. В начале октября 1990 года я был у Вронского в его однокомнатной квартире. На тот момент наше тесное взаимодействие продолжалось уже более 11 лет, и я был у него в качестве гостя, однако мы не могли не говорить об астрологии. У него на столе были разложены несколько гороскопов. «Американцы обратились ко мне через посольство США в Москве. Просят рассчитать дату начала военной операции в Ираке», – сказал Вронский, показав рукой на гороскопы. Один из гороскопов был построен на 16 января 1991 года. Именно в этот день США начали свою военную операцию. Как известно, эта военная кампания считается как успешной, так и наименее кровопролитной во всей современной военной истории. Знаменательно, что несмотря на большое количество специалистов в своей стране, военное руководство США обратилось к советскому астрологу!

 

Вронский делился со мной секретами, при каких астрологических условиях следует начинать военные действия, чтобы они были успешными. Эти условия довольно просты.

Тогда же в 1990 году в возрасте 75 лет Вронский пересмотрел одно из положений, которому учили его учителя до войны и которому он учил нас и которого он придерживался на протяжении 50 с лишним лет. Я имею в виду положение об управления Плутона и Марса. Остановлюсь на этом подробнее.

У меня до сих пор хранятся лекции Сергея Алексеевича, которые он читал с 1983 по 1988 год. В них Плутон является управителем Овна. Почему это так, Вронский ответа не давал. В те времена его не было. Я нашел ответ несколько позже. Этот ответ не оставляет сомнений своей сокрушительной основательностью. Однако вернемся к Марсу и Плутону. Что же произошло позднее?

Вронский был человеком большого оптимизма и неиссякаемого юмора, он никогда не спорил и всегда соглашался с собеседником. Я становился свидетелем почти водевильных ситуаций, когда новичок-астролог, приехавший к нему для первого знакомства, авторитетно заявлял, что он построил самый точный гороскоп Сергея Алексеевича, в котором подвигает исходное время его рождения на...другую дату! Поразительно, но Вронский соглашался со своим гостем! Но это не означало, что его точка зрения была такой же.

 

После смерти Вронского были изданы 12 томов лекций Сергея Алексеевича. Отмечу, что туда не вошёл материал последнего курса, прочитанного Вронским, в котором приводится разбор гороскопов и анализ прогностических методик на конкретных примерах. В процессе подготовки "Классической астрологии" к печати в архивах Сергея Алексеевича, в его завещании был обнаружен конверт. Он содержал письмо, обращённое будущему издателю, в котором Вронский выражал уверенность в том, что все тексты, сохранённые им с 1939 года, увидят свет и попадут к читателям-астрологам. Также он выражал желание, чтобы все оставшиеся труды редактировал его ученик Сергей Шестопалов. К сожалению, я не мог выполнить его пожелание. В те годы полным ходом шла моя собственная работа, рождалась научная астрология, созидалось то, что позднее получило название концепции "Формулы событий". Я написал к 12-томнику Сергея Алексеевича лишь предисловие.

 

Вклад Вронского в российскую астрологию заключается не в рассказах о Третьем рейхе и не в сказках и легендах, окружавших его личность, а в передаче сквозь время и пространство довоенных методов прогнозирования и ректификации немецкой астрологической школы, которые повышают точность работы астролога. Назову основные положения:

 

1. Плутон управляет Овном, а Марс – Скорпионом.

2. Ретроградные планеты меняют своё управление: Сатурн ретро управляет Водолеем, а Уран ретро – Козерогом.

3. Использование системы домов Коха.

4. Введение поправки на широту из-за несферичности Земли.

5. Необходимость построения локальной карты.

6. Во вторичных дирекциях МС проходит 1° за 365 дней.

7. Ректификация времени рождения выполняется по дате регистрации первого брака методом годичных обращений.

 

Только совокупное использование этих приёмов может дать успех в прогностике. Нельзя вырвать один из этих методов и применить его в другой системе – успеха не будет. Обладая знанием немецкого языка, Вронский постоянно был в курсе всего нового, что появлялось в немецкой астрологии. Он сообщил, что стал использовать систему домов Коха после её опубликования автором – Вальтером Кохом в 60-х годах прошлого века. Будучи поклонником немецкой астрологической школы, славящейся своей точностью, он воспринял его систему без колебаний и сомнений.

 

Разница во вторичных дирекциях с методом солнечных дуг весьма существенна. Сергей Алексеевич не мог объяснить, почему МС должно проходить 1° в год. Впоследствии, анализируя этот вопрос, я обнаружил, что это различие вызвано учётом прецессии. В методе солнечных дуг прецессия игнорируется.

 

Методика ректификации по первому браку опирается на метод годичных обращений, описанный у русского астролога начала 20 века Запрягаева и известный в первой половине века в Германии. К сожалению, после запрета астрологии в Германии и гибели Крафта в концлагере этот метод в самой Германии был утрачен. И только благодаря Вронскому он стал известен в России. В настоящее время этот метод не известен современным астрологом ни в США, ни в Европе.

 

Кто-то по неведению приписал авторство этого метода А.Ф.Семенко. Я узнал о методе ректификации по первому браку от Сергея Алексеевича в 1979 году, с его ссылкой на довоенную немецкую астрологию. Он никогда не считал себя автором этого метода. А.Ф.Семенко появилась в окружении Вронского несколько позднее, причем, на момент появления она еще не была астрологом. Незадолго до своей смерти, в начале двухтысячных она выступала в Санкт-Петербурге в нашей студенческой аудитории, где вслух и громко сказала, что никак не может назвать себя серьёзным астрологом и ученицей Вронского. Она считает себя его другом. А в астрологии она не имела интереса к прогностике и выбрала своим эталоном Редьяра.

 

В биографии Сергея Алексеевича присутствует большое количество белых пятен и явных несостыковок. Они касаются и его занятий, и частной жизни, и мест проживания в сочетании с датами. Что касается фактов его личной жизни, то, как всякий разведчик, он имел легенду, скрывающую подлинные обстоятельства жизни. Будем думать, что он имел на то свои основания.

 

Однако это не представляет никакого значения для понимания миссии Вронского как астролога. И обнаружение очередного нового несовпадения в биографической канве не умаляет его роли единственного дипломированного профессионального астролога на пространстве СССР, учеником которого мне довелось быть.

 

 

 

 

Приложение 2. Интервью с Вронским.

 

 

 

АСТРОЛОГИЯ ВЧЕРА И СЕГОДНЯ

 

1990г.- с патриархом отечественной астрологии — Сергеем Алексеевичем Вронским беседует Зоя Агапова.

 

Имя Сергея Алексеевича Вронского хорошо знакомо всем, кто интересуется астрологией: он единственный в нашей стране дипломированный специалист по астрологии и признанный глава астрологического сообщества. Прямо или косвенно Сергей Алексеевич оказал большое влияние на многих советских астрологов. Тексты его лекций ходили по рукам еще в те времена, когда астрология считалась «лженаукой» и была под запретом в СССР, и сегодня глубокие познания и уникальный опыт Сергея Алексеевича привлекают к нему многочисленных учеников, в числе которых мечтают быть даже опытные астрологи.

С.А.Вронский родился под знаком Овна, который по традиции считается первым в астрологическом символизме. Еще и поэтому беседа с ним открывает нашу рубрику «Школы, концепции, люди», которая будет знакомить читателей альманаха с наиболее известными астрологами в нашей стране и за рубежом.

 

Сергей Алексеевич, прежде всего, примите наши поздравления с двумя важными событиями 1990 года: семидесятипятилетием и выходом в свет Вашей книги — первой книге по астрологии в СССР. Так уж совпало, что под вынесенным в ее заглавие вопросом «Астрология: суеверие или наука?» — на обложке приводится ответ:«Наука»,—что на самом деле является названием издательства, опубликовавшего Вашу книгу. А как Вы сами отвечаете на это во-прос?

 

Если до сих пор в советских энциклопедиях «астрология» трактуется как «буржуазная лженаука», то в «Новой международной энциклопедии» США говорится, что «предсказания наиболее опытных астрологов, строятся на прочных определениях и установках, добытых с помощью наблюдений за феноменами, и на твердых правилах интерпретации...»

Астрология — одна из древнейших наук, с помощью которой человек стремится по-знать как самого себя, свою судьбу и свое будущее, так и окружающий мир, тайны природы и космоса. Сильная сторона астрологии — в возможности применять ее методы для реальных и практических целей, в частности, для прогнозирования будущих событий в очень широком диапазоне — от судьбы отдельного человека до жизни целого государства. Ее слабая сторона — в конкретизации предсказаний. Если время наступления событий может быть предсказано довольно точно, вплоть до дней и часов, то отдельные детали могут варьироваться. Чтобы их точно предсказать, нужен божий дар ясновидца.

 

Когда Вы впервые узнали о существовании астрологии? Кто был Вашим первым учителем?

Об этой науке я впервые услышал от моей бабушки, черногорской княжны, которая получила специальное образование в этой области во Франции и Германии, что являлось как бы частью высшего гуманитарного образования. Основу этих знаний составили лекции Буше-Леклерка, Пагаоса, Элнфаса Леви. Моя бабушка была профессиональным астрологом, хиромантом и целителем. Она и стала моим первым учителем. Уже в 7-летнем возрасте я составлял гороскопы своим однокашникам я учителям, и даже самому директору школы господину Спривулу. Уже тогда мои предсказания имели успех. А серьезно заниматься астрологией я начал в Берлинском Биорадиологическом институте.

 

Расскажите подробнее об этом институте. Сколько в нем было фа-культетов? Какие предметы изучали и кто их преподавал? Есть ли аналогии с обычным институтом?

 

Этот институт был открыт 12 сентября 1933 года как засекреченное учебное заведение под № 25. Он не был единственным — 50 аналогичных учреждений были созданы по приказу самого Гитлера, и их главной задачей являлась подготовка врачей-биорадиологов для лечения высокопоставленной верхушки Третьего Рейха. У нас было два факультета — биорадиологии и астрологии. Кроме того, мы изучали массу других предметов: гипнологию, психотерапию, психологию, общую медицину, хирургию и восточную медицину, шаманство и знахарство, иглотерапию и гомеопатию. Также мы получали знания по философии, политологии и социологии, проходили учение Карла Маркса, Энгельса и Ленина. Знакомились с различными политическими направлениями от фашизма и до коммунизма, включая монархизм во всевозможных его вариациях, анархизм и все виды диктатур. Изучение политических доктрин проходило в потрясающе демократической атмосфере, без предвзятых оценок и идеологического давления. При этом любопытно, что ни идеология, ни вероисповедание, ни национальность не играли никакой роли при поступлении. Главным критерием был индивидуальный гороскоп, указывающий на соответст-вующие способности человека.

 

Нашими преподавателями были выходцы из разных стран мира. Среди них тибетские ламы и иглотерапевты из Китая, индусские йоги и знатоки различных видов восточной борьбы из Японии, а также шаманы из арабских и африканских стран. Лекции по астрологии читали Эрнст Крафт и Луи де Воль, Герберт и Ева Лелейны, Элизабет и Рейнгольд Эбертины. Хирургию мы проходили в клинике Волынского, искусство водолечения постигали у самого Залманова.

Каждый год мы сдавали экзамены. Многие предметы можно было изучать самостоятельно, а экзамены сдавать экстерном. Наш курс закончил обучение в полном составе, получив дипломы 29 января 1938 года. В 1939 году состоялся торжественный выпускной бал, в котором участвовали многие высокопоставленные лица из Военно-медицинской академии и Военного ведомства.

Аналогии с нашим обычным институтом, конечно, мало. Например, с третьего курса я уже начал преподавать у студентов-первокурсников. Учась на четвертом курсе, я уже был старшим преподавателем по астрологии. При этом теория и практика шли рука об руку. Знания, полученные в институте, легли в основу моих лекций по астрологии, которые вскоре будут печататься в СССР. Они доработаны с учетом послевоенных открытий и новейших исследований и представляют собой полный университетский курс астрологических наук, который я в разные годы читал в Берлине, Риге и Москве.

 

По каким учебникам Вы учились? Какой астрологической традиции отдавали предпочтение — греческой, арабской, индусской?

 

Учебников было немного: по гомеопатии это были сочинения Ганемана, по фитотерапии — авторы XIX и XX веков, по магии — сочинения Папюса, по астрологии — многотомный фундаментальный труд Иоганнеса Морнна «О детерминации», не потерявший актуальности по сей день. Циолковского и Чижевского мы изучали по их оригинальным текстам, много времени уделяли древнегреческим философам: Платону, неоплатоникам, неопифагорейцам. В нашем институте существовала собственная астрологическая школа. По моему мнению, это была одна из сильнейших школ в 30-е годы в Европе. В основе ее лежала классическая астрология со всеми существующими направлениями.

 

Куда распределялись выпускники? Был ли «отсев», и каковы были критерии приема?

Наш институт выпускал врачей-биорадиологов, владеющих гипнозом, всеми видами нетрадиционной медицины, гомеопатией и фитотерапией. Выпускники распределялись к начальникам военного ведомства и партийного аппарата. Лично моими подопечными стали Рудольф Гесс и генерал Эрвин Роммель.

Все люди, поступившие в наш институт, его заканчивали, ибо так называемый «отсев» производился во время подбора кандидатур на основе данных гороскопа. Интересно то, что в первой группе студентов не было ни одного представителя гитлерюгенда или фашистской партии. Более того, в институт попадали люди, которым была чужда фашистская идеология. Получив образование, они становились борцами с нацизмом. Кроме меня по этому же пути пошел очень одаренный астролог Розенберг, мать которого была ясновидящей.

 

Где Вы начали работать после окончания института?

Еще студентом меня назначили заведующим Третьим спецотделением в тюрьме на Плацензее, где я получил пять палат с онкологическими больными. Из двадцати человек умерли четверо, шестнадцать были выписаны как выздоровевшие.

 

Сколько лет Вашей жизни посвящено астрологии? Были ли перерывы, и с чем они связаны?

Как я уже говорил, заниматься астрологией я начал с семи лет. Перерывы были во время войны и когда я находился в течение 5 лет в Потьминских лагерях — «сталинских университетах».

 

Расскажите о самых ярких эпизодах Вашей астрологической жизни, особенно удачных прогнозах, моментах вдохновения.

В 1938/39 учебном году я получил кафедру астрологии, ученое звание и должность профессора.

Из тех многочисленных прогнозов, которые подтверждались, наиболее запомнились следующие. Одному из шефов нашего института — Вернеру фон Брауну я предсказал, что он останется жив и после войны займет руководящий пост в США; генералу Вальтеру фон Браухичу я предсказал получение в 1940 году высокого воинского звания генерал-фельдмаршала и низвержение в 1941 году. Еве Браун я предсказал, что она станет женой одного из первых лиц Германии. По просьбе Брежнева я указал период смерти Мао Цзэ-Дуна; также верными были предсказания смерти Джона и Роберта Кеннеди. Точными были мои прогнозы и для событий 1985 года в нашей стране, и 1989 года в Восточной Европе. Правильным был и прогноз мирового первенства по шахматам 1990 года, когда в очередной раз чемпионом стал Гарри Каспаров.

 

В предисловии к Вашей книге названы семь профессий, которыми Вы владеете: хирург, психотерапевт, психолог, социолог, биорадиолог, философ, космобиолог или более привычно для нас — астролог. Из истории нам известно, что подобное множество профессий сочетали титаны Возрождения или выдающиеся представители культуры в эпоху античности и средние века: Пифагор, Гиппократ, Альберт Великий, Агриппа Неттесгеймский, Парацельс, Нострадамус. Невероятно, но это множество профессий освоил один человек, являющийся нашим современником.

 

Здесь пропущена еще одна моя специальность — политолог, что в сумме составляет не семь, а восемь профессий. На мой взгляд, нет ничего удивительного в том, что каждый человек может владеть несколькими профессиями, даже не родственными. Но в нашей стране в силу определенных условий это действительно практически невозможно. Мне же способствовали жизненные обстоятельства, и можно было достигнуть большего. Но десять лет находиться в самом логове Третьего Рейха — в Берлине ... это не шуточки. Ведь в любую минуту можно было ожидать пулю в лоб, или в затылок.

 

И вообще, множество людей, кроме основной профессии, имеют разнообразные хобби, и нередко они владеют лучше тем, что не является их профессией. В астрологическом понимании хобби тоже является профессией, но считается, что ею мы овладели в «прежней жизни». Считается также, что это занятие оказало на нашу душу такое сильное влияние, что мы продолжаем заниматься им и в настоящей жизни. В этом смысле людей с тремя-четырьмя специальностями можно найти и среди наших современников.

 

Вас называют человеком-легендой. О Вашей жизни рассказывают таинственные истории: например, усыновлен Гессом: приехал из Прибалтики в СССР из-за любви к красавице графине. Хотелось бы услышать хоть немного о Вашей жизни из первых уст. Где и когда Вы родились? Кто Ваши родители? Были ли у Вас братья, сестры? Как проходило Ваше детство?

 

Извините, пожалуйста, но здесь мне придется Вас немного огорчить. До 8 мая 1995 года я не имею права рассказывать о многих вещах, которые так интересуют и Вас, и многих других. Я уже несколько раз получал предупреждения, что должно пройти ровно 50 лет после окончания Второй Мировой войны. Табу есть Табу, и я могу рассказать лишь о тех вещах, па которые этот запрет не распространяется.

Родился я в Риге 25 марта 1915 года в 6 часов 28 минут 20 секунд. Мой отец оказался в Риге после дуэли из-за моей мамы, итальянской красавицы. До того он служил в Генеральном штабе царской армии начальником шифровального отдела. Отец был необычайно одаренным человеком. Он в совершенстве владел 42-мя языками и был просто незаменимым специалистом в своем деле, В возрасте 42-х лет он получил генеральский чин и титул тайного советника. После дуэли он был. понижен до штабс-капитана, но это продолжалось ровно три месяца. Затем его снова вызвали в Петербург, где он продолжил работу в шифровальном отделе.

Наша семья по русской традиции была многодетной. До революции мое детство проходило в Петербурге, а затем в Москве и других местах, все уже и не вспомню. Во время Первой мировой войны старшие братья и сестры учились за границей. Мои младшие братья Александр, Михаил и младшие сестры Ванда и Варвара были расстреляны вместе с отцом и мамой весной или летом 1920 года в каком-то городке на Волге. По утверждению моей бонны итальянки Амелиты Вазерини, они были расстреляны бандой Якова Яворского[1].

 

 

[1] — (Существует интересная и наиболее правдоподобная, в том числе и с астрологической точки зрения, версия о происхождении С.А.Вронского; якобы, на самом деле это подготовленный советский разведчик, прошедшийакклиматизацию в Прибалтике. Графское происхождение; отец – офицер-шифровальщик генерального штаба; расстрелянная советскими репрессивными органами семья – не что иное, как вымысел, продуманная в деталях легенда, созданная для внедрения и разведывательной деятельности в нацистском третье рейхе в пользу СССР. (отсуствие каких либо данных о деятельности Вронского С.А. в секретных архивах "штатных" спецслужб СССР объясняется версией о некой тайной немногочисленной спецслужбе непосредственно И.В. Сталина).

Затем советский разведчик «граф С.А.Вронский» успешно завязал нужные зна-комства и поступил в секретный институт гитлеровской Германии, впоследствии сумев проникнуть в самое логово фашисткой Германии. Перелетев линию фронта в 42 году с формой и документами советского военнослужащего, он сумел восстановить документы по своей, уже приставшей к нему легенде С.Вронского. Последние годы жизни, эмигрировав, он провел на Родине, в городе Риге. С.А.Вронский – это не только человек-легенда. Прежде всего, это человек-тайна. С.А.Вронский – это выдающийся астролог, эзотерик, военнослужащий, унесший все тайны, коим он был очевидец, с собой. – прим. О.Уранова)

 

Как Вы оказались в Германии?

Дело было так: в 1933 году я не выдержал вступительные экзамены в Латвийский университет. «Провалиться» мне помог брат девушки, с которой я дружил, дочери известного латышского адвоката и домовладельца в Риге. Он был резко против дружбы его сестры с русским и решил нас разлучить. После «провала», недолго посовещавшись с уже известным тогда латышским писателем Вилисом Лацисом, который был моим пациентом по медицинской части, мои приемные родители решили отправить меня в Германию. Я собирался поступать в Берлинский университет. Но оказавшись в Берлине и познакомившись с братом известного филолога-античника и астролога Вальтера Коха — Иоганном Кохом, тоже филологом, я стал студентом Биорадиологического института.

 

При каких обстоятельствах Вы познакомились с Гессом, и как развива-лись Ваши отношения?

 

Гесс очень дружил с Иоганном Кохом, с которым они когда-то учились в одном классе. В доме Иоганна я с ним и познакомился. Гесс сразу же полюбил меня и впоследствии стал моим первым учеником. Гесс же познакомил меня с Евой Браун, которая в то время была эстрадной певицей, и попросил составить для нее гороскоп. Гесс оказался очень способным учеником, и гороскоп Евы мы анализировали с ним вдвоем.

 

Правдивы ли слухи, что Вы познакомили Гитлера с Евой Браун?

 

Эти слухи не верны. С Гитлером Еву познакомил Гесс, после того, как я предсказал, что она станет женой одного из первых лиц Германии. Они познакомились как бы случайно, но «случайность» встречи была, конечно, заранее подготовлена.

 

Знали ли Вы Гитлера лично? Выло ли ему известно о поражении Германии во Второй мировой войне и владел ли Гитлер астрологией?

 

Да, я знал его лично, ибо мне иногда приходилось снимать у него желудочные и невралгические боли. Кабинеты Гитлера и Гесса находились на одном этаже. В коридоре возле своего кабинета Гитлер и «встретил» Еву Браун. О предстоящем поражении Гитлера было известно почти всем астрологам, но сказать ему об этом боялись. Когда же Гитлер все-таки узнал о предстоящем крахе, он этому не поверил, ибо изначально ему был дан ошибочный прогноз. Узнал он об этом уже весной 1941 года, после побега Гесса в Англию. После этого по всей Германии начались аресты и расстрелы астрологов. Сам Гитлер астрологическим языком не владел, но у него был свой личный астролог.

 

При каких обстоятельствах Вы оказались в СССР?

 

В 1941 году мой радист получил сведения, что мы с Рихардом Зорге награждены «Золотой Звездой» и должны приехать за наградой в СССР. В это время Зорге работал в Китае и Японии. В октябре он был неожиданно арестован японской полицией, о чем было сообщено в «центр». Зорге предупреждал, что меня в СССР могут ожидать неприятности. Я же поверил сообщению о награде и старался найти подходящие условия для перехода границы.

 

Благоприятные обстоятельства сложились в 1942 году. Я был тогда в чине майора и получил назначение начальника эвакогоспиталя на восточный фронт. В этом госпитале принимали немецких и советских раненых для отправки в тыл. Там я познакомился с раненым советским военнопленным, который до войны работал учителем немецкого языка у немцев Поволжья и потому в совершенстве владел языком. Мы быстро «договорились». Ему я приготовил документы погибшего немецкого солдата, дал два комплекта штатской одежды и крупную сумму денег для свободы передвижения. От него же я получил советское обмундирование с лейтенантскими погонами. Обманным путем я получил в свое распоряжение маленький санитарный самолетик «Шторк» я с помощью гипноза принудил аэродромную охрану завести пропеллер. В итоге, бреющим полетом я перелетел линию фронта и приземлился на советской стороне.

 

Знали ли Вы заранее о ранении, лагере как астролог? Как Вы переносили свои мытарства в СССР, помогала ли Вам астрология?

 

Когда мне было около десяти лет, несколько гадалок предсказали, что мне суждено участвовать в нескольких войнах, что я буду ранен и искалечен; что я шесть раз буду падать вместе с самолетом, но останусь живым; что последний раз я женюсь в 75-летнем возрасте; что всю свою жизнь буду связан с высокопоставленными лицами; что последние годы жизни посвящу своему народу и что оставлю после себя добрую память в виде лекций и книг. Надо сказать, что до сих пор все эти предсказания в точности исполнялись.

Во всех лагерях я работал только врачом-биорадиологом и, главным образом, лечил начальство, что спасло меня от голода и гибели. Астрологией невозможно заниматься без эфемерид и соответствующих таблиц, а в лагерях их негде было взять.

 

Повлияла ли астрология на Ваше освобождение из сталинских лаге-рей? История знает подобные случаи. Благодаря точнейшим астрологическим прогнозам в XVI веке был освобожден из тюремного заключения Томмазо Кампанелла.

 

Нет, для своего освобождения я применял только гипноз и психотерапию. Лагерному начальству я казался полубогом, они подчинялись мне безоговорочно, боясь за свое здоровье. Когда я решил бежать, базу для моего побега — удостоверение личности для меня и «легенду» для своего оправдания перед НКВД — они подготовили заранее, продумав все детали.

 

Как складывалась Ваша судьба после освобождения? Помогали ли Вы своими консультациями Советскому правительству, Хрущеву,  Брежневу? Молва приписывает Вам роль многолетнего советника по полетам в космос, выбору дней для съездов и прочее.

 

После лагерей советские власти преследовали меня еще долгие годы. Я нигде не мог устроиться на работу, а если и устраивался, то на очень короткий срок. Куда бы я ни поступал на работу: в больницы, санатории, на скорую помощь — через два-три месяца приходила милиция и выгоняла. Моя первая пенсия была 28 рублей, затем — 53, позже уже 77, а последнее время 97 рублей. Как Вы понимаете, на такую пенсию нельзя было не только жить, но и существовать. И я начал сочинять песни и продавать свои стихи и музыку. Платили хорошо, особенно московские «гранды»: иногда за стихи или песню я получал по 800 рублей и даже больше, за некоторые музыкальные композиции — по 1500 рублей. При этом я продавал эти вещи, как говорят, «на корню», что тоже меня спасало.

 

Советскому правительству я никогда не помогал как астролог. Консультациями иногда пользовались некоторые высокопоставленные лица — за похлебку или одноразовый «сухой паек». Деньгами мне никогда никто не платил, да я бы их просто не взял. Чаще всего я давал рекомендации относительно удачных дней отъезда, пребывания в другой стране и возвращения обратно. Из космонавтов я был знаком с конструктором Королевым, Гагарина я предупреждал о несчастливом дне 27 марта 1968 года (тройной критический день), а Королеву было дано указание на необходимость особой бдительности в середине января 1966 года.

 

Что Вам ближе — теоретическая астрология или практика? Есть ли у Вас научные публикации по астрологии до выхода Вашей книги?

 

Мне лично ближе только те теории, которые можно применять на практике. Первую научную работу по обработке в: анализу так называемых «астрологических термов» я начал писать еще до войны, но окончить ее смог только в 60-е годы, т.е. уже после советских лагерей. Результатами этой работы пользуются многие астрологи.

 

Ваш взгляд как астролога на современную ситуацию в СССР? Если политика не запретная тема, — Ваш прогноз на будущее нашей страны.

Будущее принадлежит только России, Российскому государству и его федерации. Поколения, которые придут вслед за нами, будут жить в свободных, независимых республиках.

 

В СССР сейчас широко распространяются астрологические знания. Открываются курсы, школы, основана даже Астрологическая Академия, многие астрологи утверждают, что Вы их учитель. Кого из них Вы действительно считаете своими учениками?

 

С одной стороны это хорошо, что наша наука так бурно развивается, но с другой — видна оборотная сторона медали; весьма низкий профессиональный уровень советских астрологов. Многие умеют составлять гороскопы, но отсутствуют хорошие специалисты по их расшифровке. Гороскопы кооператоров, мягко говоря, оставляют желать много лучшего. Пока это только «смех и слезы»... Я лично не видел ни одного правильно оформленного гороскопа, который бы соответствовал международным стандартам. Дай Бог, чтобы в этом отношении помогла Астрологическая Академия.

Из моих бывших учеников заслуживает внимания Августина Семенко из г.Жуковского, В свое время, еще работая начальником отдела в почтовом ящике, она получила от самого Совмина разрешение для обработки соответствующих данных астрологическим способом. А это уже кое-что значит. Также далеко продвинулись и Юрий Черкасов со своей ассистенткой Татьяной Митюшиной, которые занимаются научно-исследовательской работой. Остальные мои ученики 60-х годов с большим успехом работают в некоторых учреждениях закрытого типа.

 

В течение 1990 года в СССР было три астрологических конференции. Вы принимали участие только в последней — Международной, Чем это объясняется: Вашей занятостью или тем, что Вы предпочитаете общаться со своими коллегами письменно — в форме публикаций?

 

Во-первых, я считаюсь уже «нетранспортабельным»: сказываются фронтовые ранения. Самолетами и железнодорожным транспортом я не пользуюсь, могу передвигаться только с помощью автомобиля. Во-вторых, все мои дни расписаны по часам и минутам. И, в-третьих, я действительно больше люблю общаться в письменной форме.

 

Вы открыли международную конференцию в «экзотической» одежде; в свитере с гербом царской России. Означает ли это, что Вы монархист? И как, по-Вашему, возродится ли монархия в России?

 

В такой «экзотической» одежде я теперь участвую во всех встречах, но не потому, что я монархист, а потому, что свитер с гербом моего рода я уже давно износил. Вы можете спать совершенно спокойно, монархии в России еще долго не будет, хотя будущее принадлежит Российскому государству.

 

Проблема этики астролога является одной из центральных, тем более в наше время массового увлечения астрологией, когда прогнозы даются в газетах и журналах, по радио и телевидению.

 

Это очень важная проблема. Если в древности астрологи обслуживали фараонов, царей, князей и их семьи, то теперь прогнозы даются для всех и каждого. Это имеет свои негативные стороны. Следует сказать, что в наше время не так уж много людей, которые стараются отдавать себе отчет в каждом поступке, вести осмысленный образ жизни. Большинство же людей, словно роботы, реагируют только на внешние раздражители, совершенно забывая о своей уникальной внутренней сущности. И в этом проявляется духовная несвобода современного человека, у которого явно утрачивается способность выбора. Благодаря газетам и телевидению он получает готовые рецепты лечения и питания, здорового образа жизни и секса, того, что должно делать, от чего отказываться, вплоть до того, что ему есть и пить.

Прогнозированием или пророчеством люди занимались с незапамятных времен, к чему их, безусловно, побудила всемогущая необходимость. Но одно дело — сугубо индивидуальный прогноз, другое — поставить его на поток, К сожалению, бизнесменов от астрологии, занимающихся этой наукой с целью самообогащения, становится все больше, и этика астролога не всегда соблюдается.

Главный наш принцип — не вреди! У нас одна задача: посоветовать клиенту, как пережить критические периоды и дни, помочь миновать все подводные рифы, обойти острые углы, предостеречь его от опасностей и привлечь внимание к тому, что может принести удачу и счастье.

Астролог должен указать верный путь к достижению профессиональных, финансовых успехов и семейного благополучия, помочь в выборе компаньона по делу, избавить от самообмана и заблуждений, от горечи разочарования. Астролог может посоветовать, как вести себя в интимной жизни, чтобы дети родились с тем или иным талантом или способностями. Астролог может подсказать, с кем дружить и кого избегать, предупреждая о возможных врагах, как открытых, так и тайных.

С первого взгляда на гороскоп клиента астролог должен увидеть главное направление его жизни, определить сильные и слабые стороны его характера. Он должен и обязан, принимая соответствующие решения, нести за них полнейшую ответственность, защи-щая жизненные интересы своего клиента.

Но необходимо также знать и границы своих возможностей. Серьезного астролога в наши дни можно «опознать» уже но тому, что он, в отличие от многочисленных шарлатанов и бизнесменов от астрологии, не дает пышных обещаний и радужных прогнозов относительно будущего.

 

И все-таки, может ли астролог своим прогнозом «программировать» будущую ситуацию или влиять на ее исход? Или прогноз ничего не изменит, и будущие события наступят неотвратимо?

 

Любой прогноз должен иметь характер вероятности и ни в коем случае не быть категоричным. С одной стороны, мы должны содействовать сознательной ориентации в жизни своего клиента, должны помочь ему обрести понимание значимости приближающихся невзгод, будь то несчастный случай, болезнь или что-либо другое; а с другой стороны, мы должны способствовать ему идти навстречу всему благоприятному, дарованному ему щедрой судьбой.

Всегда нужно помнить, что человек сам в известной степени является соавтором своей судьбы, особенно в тех случаях, когда он проявляет определенную активность по отношению к происходящему и с помощью силы воли может притупить острие всех неприятностей, распознав их еще в зачаточном состоянии.

Примером может служить свидетельство бизнесмена Бэртона Брауна: «В какой-то период времени я никак не мог достичь успехов в бизнесе. Но когда я познакомился с астрологом Катериной де Джерси, стал прислушиваться и следовать ее советам, я быстро разбогател и, как вам известно, теперь являюсь основателем крупной корпорации... Могу только подтвердить, что она никогда не ошибалась в своих рекомендациях, а я с тех пор также больше не ошибался в своих делах...»

Абсолютно точные, безошибочные во всех деталях предсказания редко встречаются в астрологической практике. История знает немало удивительно точных прогнозов, сделанных нашими предшественниками: Кеплером — о насильственной смерти Валленштейна, Морином — о позорной смерти фаворита французского короля Людовика XIII Анри д'Эффиата и др. Однако, в большинстве случаев мы можем только приближаться к истине, попытки же разглядеть все малейшие детали будущих событий — это скорее удел ясновидца. Астролог выявляет главным образом тенденции, а не конкретные обстоятельства жизни.

Прогноз астролога не может повлиять на грядущие события, но, предупредив о них заранее, астролог может заставить людей или власти подготовиться к этим событиям и встретить их во всеоружии.

Так, например, известный астролог из Нью-Джерся Джордж Мак-Кормак в сентябре 1947 года публично предсказал сильную снежную бурю, которая разразилась над Нью-Йорком 26 декабря. Власти муниципалитета прислушались к этому прогнозу и заранее подготовились к возможным последствиям непогоды. Точность прогноза, сделанного за три месяца до того, как он имел место «де факто», настолько поразила людей, что уже с нового 1948 года многие фирмы из 36 штатов поспешили подписать с Д.Мак-Кормаком контракты, связанные с предсказанием погоды.

 

В связи с последним примером о буре. Как, с точки зрения астролога, объясняется механизм космическою влияния на биосферу Земли?

 

Еще древние мудрецы установили, а нашим современникам осталось только подтвер-дить, что главным проявлением космических сил являются излучения и вибрации Солнца, планет и других небесных тел во время их прохождения через определенные созвездия Зодиака.

В наше время ни для кого не является секретом, что космическое пространство Вселенной — не вакуум, а множество различных физических полей: электрических, магнитных и некоторых других. Эти поля создаются в результате действия радиоволн, рентгеновских и других излучений множества космических тел Вселенной: планет, звезд, созвездий, галактик к туманностей.

 

Хотелось бы еще отметить и такой весьма важный фактор космического влияния, с которым мы встречаемся в нашей повседневной жизни, как возмущения на Солнце. Кроме того, нельзя не упомянуть электромагнитную и корпускулярную радиацию, которая, доходя до Земли, создает всем известные электрические и магнитные бури в атмосфере, ионосфере и биосфере. Они-то по большей части и являются невидимой причиной увеличения числа дорожно-транспортных аварий и катастроф, несчастных случаев на производстве, летальных исходов в больницах; стимулируют взрывоопасные конфликтные ситуации в семье и в рабочих коллективах.

 

В такие периоды заметно обостряются хронические заболевания, усиливаются функциональные расстройства организма, возрастает число различного рода приступов и припадков, инфарктов миокарда, мозговых инсультов, изменяются показатели крови не только у больных, на даже у вполне здоровых людей: число лейкоцитов уменьшается, число лимфоцитов возрастает, а эритроциты начинают усиливать свой электрический заряд.

 

Ваше вероисповедание? Как Вы относитесь к христианству как к господствующей религии на территории России?

 

30 декабря 1979 года я перешел в православие. Это произошло в Москве, в Коломенской церкви, и осуществил эту процедуру отец Кирилл. Я отношусь положительно ко всем религиям и ко всем верующим мира. Для меня все люди равны: православные и католики, мусульмане и буддисты. Только на людей неверующих я смотрю с сожалением, так как мне кажется, что у них отсутствует духовное измерение личности.

 

Православие или, по крайней мере, некоторые священники отверга-ют астрологию. Что бы Вы им ответили?

 

Распространено мнение, что православная церковь отрицательно относится к астроло-гии. В то же время я лично беседовал с патриархами Алексием I и Пименом, и никто из них не возражал против моих занятий астрологией, ибо во всех случаях я никому не приносил вреда, а, напротив, — только пользу. И действительно, как астрология могла бы просуществовать столько тысячелетий и дожить до наших дней, до своего нынешнего расцвета, если бы она не имела своего рационального зерна?

В церковном своде законов сказано, что исследование будущего не является ни грехом, ни преступлением, а лишь попыткой познать Волю Божью.

О своеобразном единстве церкви и астрологии до XVII века свидетельствует, напри-мер, известная картина Тома Ринга «Сивиллы, Вергилий и астролог Альбумассар», которая до сих пор находится во дворце Шетиллера в Аугсбурге. Могу напомнить вам, что многие папы римские занимались астрологией и весьма искусно владели этой наукой, например, Сильвестр II, Иоанн XX, Иоанн XXI, Юлиан II, Павел II, Лев X и другие. Также интереснейшим документом является греческий трактат Оригена «О проведении, свободной воле и судьбе» Этот документ входил первоначально в его сочинение «Филокалия», но впоследствии был изъят отцами церкви Григорием Нисским, Василием Великим и Григорием Назианзином.

Можно еще привести следующее высказывание Фомы Аквинского: «... пророчество и предсказание будущих событий по положению светил допустимо, потому что умение прогнозировать события относится к той области знаний, которая лежит в пределах возможностей человеческого духа и является известной ступенью развития человеческой мудрости.»

Также мы должны прислушаться к словам известного немецкого историка Франца Болля: «Астрология проникла во многие сферы и области жизни людей. Высочайшие мировые культуры погибли, но астрология осталась. Она так же жизнеспособна, как и само человечество.» — Хорошо сказано.

 

Что Вы более всего цените в людях и Ваше представление об удаче и счастье? 

 

В человеке я люблю скромность, а понятия удачи и счастья связаны для меня с астрологическими показателями. Разобраться в них помогают констелляции планет в определенных знаках Зодиака и полях гороскопа, а также аспекты между ними. В таком кратком интервью это просто невозможно изложить, для этого необходимо прочитать цикл лекций.

 

Как Вы считаете, астрологу лучше оставаться одиноким человеком, и даже вести жизнь отшельника, или семья не мешает сосредоточенному наблюдению за космическими ритмами?

Идеально, конечно, астрологу быть отшельником, но если есть семья, то лучше всей семьей овладевать астрологической наукой, Мне лично очень повезло в том, что моя супруга Лиана Михайловна стала моей ученицей и ближайшим помощником, Дело еще и в том, что я являюсь никудышном математиком, а Лиана Михайловна, окончившая Казанский университет с дипломом математика-конструктора, как нельзя лучше подходит к роли помощника. Кроме того, она еще и блестящий программист, работающая на любых ЭВМ.

 

Как у каждого человека, у Вас есть свои пристрастия, а также любимые писатели, поэты, художники. Как эта связано с показателями Вашего гороскопа?

 

В мире искусства предпочитаю классику: классический балет, оперную музыку, древ-нюю и средневековую архитектуру, органную музыку. Еще я люблю оружие и камни, драгоценные и полудрагоценные.

Я преклоняюсь перед Моцартом, Россини, Верди, Бетховеном и Паганини, из русских — всякий раз с волнением слушаю музыку Глинки. Мои любимые исполнители — Амелнта Галлн-Курчи, которая была подругой детства моей мамы, а также Федор Шаляпин, Сергей Лемешев и Давид Ойстрах.

Писателей люблю очень многих. Прежде всего — это Стефан Цвейг, Генрик Сенкевич, Джек Лондон, Эдгар По, а из русских — Гоголь и Чехов, Тургенев и Достоевский; из советских — Чингиз Айтматов и Александр Солженицын.

Мои любимые поэты — Пушкин, Лермонтов, Роберт Берне и Адам Мицкевич, а из художников предпочитаю титанов Возрождения: Рафаэля, Леонардо да Винчи и Микеланджело.

Цвета я люблю «теплые и нежные», особенно желто-оранжевый, фиолетовый, голу-бой.

Обожаю полевые цветы и сирень, а из плодов — хурму, ананас и орехи. Мои любимые блюда — борщ, молочный суп с тыквой и яблочный с клецками.

Однако, чтобы все это сопоставить с показаниями моего гороскопа, потребовалась бы целая лекция.

 

Смотрите ли Вы телевизор? Ваша любимая передача?

 

Телевизор смотрю весьма избирательно, за исключением программы «Время». Мои любимые передачи — «В мире животных», «Клуб путешественников» и «600 секунд», а также все спортивные передачи с участием моего «Спартака», мировые чемпионаты и олимпиады.

 

Какой вопрос чаще всего задают Вам журналисты?

 

Вообще-то интервью я давать не люблю. Беседую с журналистами крайне редко. Их любимый вопрос — о моей жизни в Берлине во времена третьего рейха.

 

О чем бы еще Вы сами хотели бы рассказать нашим читателям?

 

По Москве пошли слухи о моем выходе из партии и многие спрашивают: верно это или нет? — Ну что ж, могу этот факт только подтвердить. Вечером 12 сентября 1933 года в небольшом городке Новавес, что на полпути от Берлина до Потсдама, в помещении детсада, на конспиративном собрании я единогласно был принят в члены местной ячейки Германской Компартии, уже ушедшей в подполье.

В своем заявлении я объяснил, что вступаю в Германскую Компартию, во-первых, по своему убеждению; во-вторых, что я русский патриот и хочу помочь своему Отечеству и народу, в-третьих, потому, что эта партия является единственной в Германии, которая старается противостоять фашистскому режиму и бороться с ним. Я также не утаил, что принадлежу к старинному дворянскому роду, оказавшемуся в России в 1636 году, и что являюсь человеком верующим. На единогласное решение, наверное, повлияли рекомендации нескольких латышских и немецких коммунистов: Вилиса Лациса, Иоганнеса Коха и Рихарда Зорге.

 

12 сентября 1990 года, т.е. ровно через 57 лет, я принял решение выйти из Компартии по следующим причинам: первая и основная — что только теперь, после долгих десятилетий, я понял ту истину, что сама идея «коммунизма» является утопией, иллюзией, заблуждением и просто прекрасной сказкой для комсомольцев 20-х годов; во-вторых, я не согласен ни с настоящей программой КПСС, ни с программой КПР; в-третьих, при глубочайшем анализе деятельности руководящих членов компартии с начала нашего столетия и до сегодняшних дней я нашел только несколько десятков настоящих коммунистов, которые были чисты перед своей совестью, и это из 19-ти миллионов человек; в-четвертых, все наши «учителя и вожди», как и все «вожди» наших «братских» компартий осрамились настолько, что над ними должен был бы состояться второй Нюрнбергский суд; в-пятых, главными противниками нашей перестройки опять-таки являются именно партийцы, номенклатура. Это люди, в основном, не из простого народа, не из первичных ячеек, а те, которые занимают руководящие посты: министры, различные высокопоставленные чиновники всех рангов и мастей, аппаратчики и большинство руководящих лиц крупных заводов и фабрик, колхозов и совхозов.

 

Да простит мне Бог мое заблуждение в годы моей юности и молодости, но я искренне был уверен и убежден, что именно компартия является умом, честью и совестью народа. Кроме того, саму идею коммунизма я всегда ассоциировал с идеей христианства, то есть с братством и благочестием. Но это оказалось далеко не так… Теперь я человек свободный и независимый.

 

Ваши планы на будущее?

 

Правда, вам придется преодолевать много камней преткновения... Нередко ясные сол-нечные дни будут сменяться непогодой, периоды светлой радости — периодами жесточайшего неудовлетворения. Но ни то и ни другое не должно вас ни смущать, ни пугать, ибо ваша цель ясна, светла и благородна — служение своему народу, своему Отечеству, своей Родине.

 

От всего сердца желаю вам всем крепкого здоровья и бодрого настроения, от всей ду-ши — благополучия и счастья в личной жизни, новых творческих и трудовых успехов!

С БОГОМ!

С глубочайшим уважением и любовью
всегда ваш Сергей ВРОНСКИЙ

 

 

Ссылки на фильмы о С.Вронском

 

2009 "Граф Вронский: великий самозванец" (Россия, 2009)

https://www.youtube.com/watch?v=2XKp2TdBJKI&feature=youtu.be

 

31.10.2014

Расследование телеканала "Москва. Доверие": «ТАЙНА ГРАФА ВРОНСКОГО»

https://www.youtube.com/watch?v=6xdVUrYvXiI 19.04.2020

НТВ, «Новые русские сенсации»: «ПРОРОЧЕСТВА КРАСНОГО ГРАФА»

 

https://www.ntv.ru/peredacha/rus_sensations/m19400/o598856/video/ или

https://www.youtube.com/watch?v=b0LxDQSrqa8&feature=youtu.be

 

Комментарий К.С.

 

Вышеприведенные материалы собраны из различных источников. Одни из них представляются более убедительными и достоверными, другие – менее. И дело даже не в именах тех, кто представляет эти версии, гипотезы, факты (действительное или придуманные, самим ли Вронским или кем-то иным) о жизни и судьбе С.Вронского… Вронского называют даже советским Калиостро…

Попробуем рассмотреть вопросы, поставленные авторами одного из расследований.

 

1. «…генерала Русской армии с именем Вронский нет в архивах. Так, может быть, вся история с убийством семьи и бабушкой-гадалкой – тоже выдумка? Но кто создал этот миф? А главное – с какой целью?»

 

Версия с расстрелом семьи (не зависимо от того, был ли он генералом Русской армии или нет), а так же спасением маленького Сергея Вронского, обучением оккультным искусствам бабушкой выглядит вполне убедительно и даже объясняет многие познания и способности, которые были позднее признаны комиссией экспертов при отборе среди 300 поступающих на 10 мест в секретном институте в Германии. Попытки журналистов объяснить что-то тем, что в камеру с настоящим Вронским был посажен агент спецслужб, обладающий некими оккультными познаниями и способностями, выведавший что-то у Вронского и после выдававший себя за него в Германии и затем в СССР, - не выдеживают даже элементарной критики. В советской России того периода такие методы не признавались и такие специалисты не выращивались. Даже не было тех, кто мог бы по достоинству оценить такие способности, чтобы подобрать и завербовать подобного специалиста – оккультиста и шпиона.

 

2. «Ветеран внешней разведки Арсен Мартиросян убежден, Вронский – это опера-тивный псевдоним. Легенда о сыне русского графа появилась, скорее всего, в кабинетах НКВД. По предположению Мартиросяна, вербовка этого агента произошла в середине 30-х в Латвии.»

 

Гипотеза, скорее, фантастическая, чем правдоподобная. Все, знавшие Вронского ут-верждали, что он обладал вполне подтвержденными знаниями в гомеопатии, психотерапии, медицине, астрологии и многих областях оккультного знания и вра-чевания. Таких знаний невозможно приобрести за несколько лет. Даже если бы нашелся некий человек с некоторыми способностями, которого завербовали и направили на обучение в Германию, то крайне маловероятно, чтобы он смог пройти через столь тщательный отбор, который был при поступлении в секретный радиологический институт. Он был бы одним из ряда, но не только далеко не первым, ни даже не из первого десятка. Вронский же был отобран, прошел обучение, практику и серьёзнейшее испытание (исцелением 16 из 20 больных раковыми заболеваниями в тяжелой стадии). Чтобы выполнить эту задачу успешно нужно было предварительное длительное обучение оккультным искусствам, которое как раз замечательно объясняется версией самого Вронского с обучением у бабушки и под её руководством с ранних детских лет вплоть до решения отправиться в Германию. Возможно когда-нибудь будут обнаружены свидетельства кого-то из исцеленных Вронским от рака заключенных концлагеря в Германии. Ведь этих исцеленных заклю-ченных в соответствии с условиями экзамена отпускали на свободу.

 

3. «…по заданию внешней разведки в Берлин прибывает некий агент под именем Вронский. В кармане у него рекомендательное письмо для немецкого функционера Иоганна Коха. По его протекции разведчик поступает в Берлинский радиологический институт – самое закрытое и таинственное учебное заведение Третьего рейха.»

 

По разным источникам достоверно известно, что поступить в этот институт небыли способны помочь никакие связи и рекомендации. По связям можно было только войти в число кандидатов. И именно в этом проявилась помощь И.Коха. >

 

Но не слишком ли смелое утверждение? Как бы ни зарекомендовал себя Врон-ский, на тот момент ему чуть больше 20 лет. Неужели во всем Рейхе не нашлось никого более опытного? Вероятнее всего, он узнал эту дату от Карла Крафта – самого признанного астролога Германии.»

 

Одно другому не мешает. Вронский, обладавший хорошей подготовкой и до институ-та, прошедший дополнительно школу оккультного обучения у тибетских лам, индийских йогов, разных целителей, вполне мог и в 20 лет быть более опытным специалистом в определенных отраслях оккультного знания, чем даже Карл Крафт. Но помимо этого, вращаясь в кругах руководства Германии и среди лучших астрологов Германии того времени, он мог подучить необходимые для передачи руководству СССР сведения.

 

5. «Игорь Баринов написал книгу, посвященную мифам Третьего рейха. Он работал в Германии, изучал архивы нацистов и нигде не обнаружил хотя бы одно серьезное упоминание о Берлинском радиологическом институте.»

Не получил не потому, что его не было, а только потому, что в Германии были оставлены только самые «ненужные» и несекретные архивы. Остальные были вывезены в США и другие страны и остаются засекреченными до сих пор.

 

6. «И второе. Вронский не скрывает, что, как только он возвращается в Советский Союз, его тут же арестовывают и отправляют в лагерь. Будь он агентом внешней раз-ведки, такое вряд ли бы произошло.

Но почему же в разведке не сделали ничего, чтобы спасти Вронского от заключе-ния? Может быть, о таком человеке там тоже ничего не слышали? Куда не копни, Вронского нигде не существует.»

Самые секретные службы и их сотрудники остаются засекреченными даже после рас-пада этих служб и смерти самих этих сотрудников в течение не только многих лет, но даже многих десятилетий. И порой легче человека провести через заключение, чтобы каким-то образом, под другим именем его освободить и легализовать, чем освободить напрямую, не вызывая негативных последствий. Например, так как часть нацисткой верхушки могла не погибнуть (вместо них были убиты или казнены их двойники) могли желать отмщения некоему человеку, которого после спецслужбы СССР легализовали под именем Вронского.

 

7. «Куда не копни, Вронского нигде не существует. И как ни удивительно, это заметили даже звезды. Астролог Александр Зараев как-то составил гороскоп Сергея Алексеевича и огорошил своего товарища невероятным признанием. Он спросил у него дату его рождения, сделал его гороскоп, и обнаружил, что это не его гороскоп - дата, которую он дал, не соответствует его энергетике.»

 

Зараев описывает, что Вронский испугался этого ответа. Татьяна Тайнс в фильмах о Вронском так же говорит об испуге последнего, когда под влиянием различных сомнений она заявила ему в шутку, что привлечет к расследованию о его жизни разных писателей и журналистов и опубликует разгромную статью под названием «Кто вы, господин Врунский?»

Чего он мог испугаться, тот, кто проходил с раннего детства через удивительные и ужасные условия? Лично мне представляется более разумной версия не страха раскрытия его тайной жизни, но версия опасения за жизнь этих людей. Он мог знать, что прежде пытавшиеся проникнуть в эту тайну погибали. Например, к этому могли быть причастны спецслужбы, ревностно охранявшие своих особо важных сотрудников от разоблачения. А явление Татьяне Вронского во сне могло быть именно предупреждением и способом напугать, чтобы защитить от её неразумного и чрезмерного любопытства. Это, конечно лишь версия, но она не менее правдоподобна, чем мнение Т.Тайнс или А.Зараева.

 

8. «Что же за секреты скрывает Вронский? Завесу этой тайны неожиданно приот-крывает Юлиан Семенов. В архивах НКВД Латвии он находит фотографию человека, как две капли воды похожего на Вронского. Это латыш Ян Муйжниекс. Как и Вронский, Муйжниекс родился в 1915 в той же Риге и тоже в семье военного, но отнюдь не генерала. Он тоже уехал в середине 30-х в Германию, а в 1942-м вернулся в СССР и сразу попал в руки НКВД. Так неужели получается, что человек, называвший себя Вронским, все это выдумал, чтобы привлечь к себе внимание?»

 

Вполне вероятно, что Ян Муйжниекс - это настоящее имя того, кто был после возвращения с СССР легализован под именем С.А.Вронского. Но даже если будет обнаружено дело Муйжниекса-Вронского, и дело это предано огласке, маловероятно, что в нем будет открыта даже половина правды о жизни и служении этого весьма загадочного человека. А отделить зерна от плевел или правду от вымысла смогут, вероятно, только те люди, которые, как описывала Е.П.Блаватская в 1-м томе «Ра-зоблаченной Исиды» (Глава VI. Психофизические феномены), обладая способность психометрии, смогут с помощью личных вещей Вронского прочесть подлинную историю его жизни, записанную в свитках Акаши.

 

9. «Одним словом, настоящее имя астролога вовсе не раскрывает всей тайны. На-против, оно еще больше запутывает историю. Многочисленные расследования, проведенные журналистами, так и не дают ответа на вопрос: откуда у латыша Муйжниекса такие познания?

 

Одна латышская журналистка Анита провела глубокое расследование, где она нашла его школьных товарищей, которые говорили: "Да ладно, какой он сын генерала, это Янис, он у нас тут учился".

Но есть одна интересная история, что это опять ничего не объясняет. Это совер-шенно не объясняет, откуда у него в те времена могли быть такие колоссальные знания, причем не только в астрологии, но и, допустим, в гомеопатии.»

 

Вот ещё версия: оба человека - Ян Муйжниекс и Сергей Вронский – могут быть двумя масками или двумя частями одной легенды, за которой скрывается третий человек, безымянный (для нас) герой, который был действительно сыном генерала Российской армии… Пусть он не служил в шифровальном отделе. Но остальная часть истории, рассказанная самим Вронским о его детстве, о гибели семьи, о чудесном спасении его бонной, об обучении у бабушки – черногорской княгини, сведущей во многих отраслях оккультизма… Вся эта самая бездоказательная на сей момент часть его жизни может оказаться и самой достоверной. И именно потому, что Вронский в этой части никому и ничем не обязан сохранять тайну (кроме тайны внутренних условий и подробностей обучения, о которой так и не рассказал ничего)…

 

10. «Где Вронский мог так подробно изучить астрологию, чтобы написать о ней 12 томов?

 

Школа Вронского была интересна тем, что это была немецкая школа астрологии. Она более, я бы сказал, рациональная, без некой интуитивности, которая присутствует в русской астрологической традиции. Причем, что интересно, основателем этой школы был именно Карл Крафт. Но как обычный латышский юноша мог познакомиться с трудами личного астролога фюрера? Не в Ленинской же библиотеке.»

 

Безусловно, такие познания германской школы астрологии невозможно объяснить иначе, чем это предлагает сам Вронский – его обучением в секретном Германской радиологическом институте.

 

11. «Тем более странно, что загадочный человек, называющий себя графом Вронским, выпускает в СССР гомеопатический рецептурник. Там он раскрывает одну из своих тайн – как лечить раковых больных с помощью гомеопатии. <…> Марина Гашкова – один из известнейших в Москве врачей-гомеопатов. Она утверждает, что Сергей Вронский – видный медик, чей вклад в науку более чем очевиден. <…> Человек, не смысливший в медицине, вряд ли смог бы написать труд, который служит настольной книгой современных врачей. И кроме того, многие действительно были свидетелями того, как Вронский излечивал безнадежных больных.»

Объяснение тоже, что и касательно предыдущего вопроса. Только можно дополнить снова утверждениями Вронского об обучении его бабушкой, сведущей во многих областях целительства и оккультного знания.

 

11. «В Риге Вронский издал 12 томов "Классической астрологии", написанные под диктовку предсказателя из прошлого – известного астролога Иоханнеса Моринуса. По словам самого Вронского, разница в 300 лет общаться им не мешала - они связывались "через астрал".»

 

Нашел в сети интересную публикацию, но к сожалению были только сканы страниц из какого-то журнала. Указания о названии журнала, его номере и дате выпуска отсутствовали. В рубрике «Люди из легенд» был опубликован материал «Таинственная связь астрологов», в которой на примере гороскопов Моринуса и Вронского с использованием принципов кармической астрологии исследуется связь этих двух астрологов, живших с разницей в почти 400 лет. Показана тесная связь двух гороскопов и показаны возможности их сотрудничества даже при том, что один из них находится в развоплощенном состоянии, а другой – был на момент публикации воплощен и работал над рукописью «Классической астрологии» под руководством первого.

Как утверждал сам Вронский, анализ карт знаменитых астрологов пока-зал, что всё происходит в строгих рамках космобиологических закономерностей. В силу этого и возможен диалог через века между астрологом прошлого и астрологом настоящего.

 

12. «Лечением больных занимается Вронский и в лагере, где он отбывал срок по-сле побега из Германии. По собственному признанию, ставил на ноги и охрану, и заключенных. И все-таки как ему удалось освободиться из лагеря? Сам он расска-зывал на этот счет весьма сомнительную историю - он якобы загипнотизировал начальство.

В это трудно поверить, но даже если на минуту предположить, что так оно и было, то почему Вронского больше не преследуют, не ищут как беглеца? Кто-то совершенно официально освобождает его из-под стражи. Ясно, что это не НКВД. Но кроме чекистов это мог только один человек – Сталин. Не поэтому ли Вронский вечно сочиняет небылицы? Не для того ли, чтобы скрыть истину? Он один из немногих агентов, кто докладывал информацию лично отцу народов.»

 

В самих вопросах отчасти уже даны разумные варианты ответов.

 

13. «Но где же все-таки решение этой головоломки? Кто мог придумать биогра-фию Вронского в таких подробностях? Работая в архиве, Юлиан Семенов предположил невероятное: астролог действительно существовал. В 1930-е Вронский попал на Лубянку. Чтобы узнать от него какие-то секретные сведения, чекисты подсадили к нему своего агента, того самого Яна Муйжниекса.»

 

Версия Юлиана Семенова (как и версия Арсена Мартиросяна в вопросе 2) выглядит весьма неубедительно. Более правдоподобные версии представлены в ответе на вопросы 1, 2, 8 и 9.

 

14. «Кто же такой Вронский? Выдающийся разведчик, талантливый целитель или просто фантазер, сочинявший небылицы подобно барону Мюнхгаузену? Как бы там ни было, истинная жизнь этого человека остается нераскрытой тайной.»

 

С наличием у С.Вронского талантов выдающегося разведчика, астролога и целителя невозможно не согласиться. А вот называть его фантазером, подобным барону Мюнхгаузену, совершенно несправедливо. Ведь значительная часть мифов о нем и его жизни была либо частью его конспиративной легенды, либо создавалась на основании его интервью, его собственных иронично-шутливых высказываний о себе, распространяемых о нём слухов. И даже так называемые расследования лишь добавляли путаницы из-за непроверенных и неподтвержденных гипотез. Впрочем и то, что сам Вронский рассказывал в редких интервью могло быть обусловлено вышеназванными причинами. Но и помимо этого он, как «оккультист со стажем» мог использовать для того, чтобы скрыть от окружающих что-то сокровенное, не допускающее оглашения. Сергей Алексеевич, даже находясь на виду, умел оставаться невидимым для окружающих.

 

Считаю, что вполне можно согласиться с мнением ученика С.Вронского – С.Шестопаловым:

«В биографии Сергея Алексеевича присутствует большое количество белых пятен и явных несостыковок. Они касаются и его занятий, и частной жизни, и мест проживания в сочетании с датами. Что касается фактов его личной жизни, то, как всякий разведчик, он имел легенду, скрывающую подлинные обстоятельства жизни. Будем думать, что он имел на то свои основания.

Однако это не представляет никакого значения для понимания миссии Вронского как астролога. И обнаружение очередного нового несовпадения в биографической канве не умаляет его роли единственного дипломированного профессионального астролога на пространстве СССР».

 

С моей точки зрения лучше о Вронском думать как о замечательном человеке недавнего прошлого, чем предполагать безосновательно совершенные нелепости. Даже если и было что-то темное в его довоенном или послевоенном прошлом… Во всех своих трудах он постоянно подчеркивает важность для каждого астролога быть честным не зависимо от того, кто перед ним – глава страны или рядовой гражданин. Быть высоконравственным человеком, быть чистым в мыслях, устремлениях и делах. Быть деликатным с проблемами людей и не обременять их теми знаниями, которые те могли бы использовать против себя (самовнушение и самопрограммирование) или других. Всей своей жизнью он демонстрировал тот образец служения Родине, людям, человечеству, к которому призывал своих учеников.

Для более полного понимания личности С.Вронского планируется публикация его большого интервью, в котором он подробно рассказывает о своей жизни и астрологии.

 

25.10.2020 13:05АВТОР: составитель К.Савитрин | ПРОСМОТРОВ: 913




КОММЕНТАРИИ (1)
  • Л.Булатова26-10-2020 18:43:01

    Спасибо, уважаемый Константин. Очень внушительный свод интересных подробностей об интересном и загадочном астрологе. Фантастически легендарная личность при его поразительной скромности.

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Исторические личности »