Выставочный проект «Пакт Рериха. История и современность» начал работать в Здвинске (Новосибирская область).(видео) Выставка «Мы – дети Космоса» в Государственном центральном музее современной истории России (Москва). 27 июля 2021 года исполнилось 75 лет Владимиру Семеновичу Чукову, выдающемуся путешественнику. Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Русский Тибет: потерянная мечта. Ярослав Белоусов


 

 

 

Вдоль границ России расположены лимитрофные государства и народы, заполняющие вакуум между цивилизациями: собственно русской, европейской, исламской, японской, китайской и индийской. Так говорил известный русский геополитик Вадим Цымбургский. Но если восточно-европейская часть Великого Лимитрофа (Финляндия, Польша, Чехия, Словакия, Румыния, Венгрия, балканские государства) — мир близкий нам культурно и географически — давно разведан, то азиатский Лимитроф, особенно в восточной части, для большинства русских остается сказочной Шамбалой. Попытаемся приоткрыть завесу тайны над одним из регионов, едва не ставшим русским.

 

Тибет, из-за удаленного высокогорного расположения, консервирующего традиции, резко выделяется на фоне соседей. Тибетцы говорят на своём языке, имеющем отдельный тибетский алфавит. Даже тибетский буддизм — совершенно не похож на другие буддизмы, потому что испытал влияние древних анимистских культов бон и стремился максимально дистанцироваться от китайского «родственника».

 

Единственные соседи, вызывающие у тибетцев теплые чувства — монголы. Во-первых, переняли буддизм именно у них, тибетцев, а не у покоренных китайцев. Во-вторых, Тибет как теократическое государство стал складываться именно в XIII веке — после разгрома степными захватчиками разрозненных китайских феодалов.  В-третьих, тибетцы, как и монголы, — малочисленный народ, живущий на окраине Поднебесной и стремящийся сохранить свою национальную культуру и традиции. Опоясывая с востока на север Поднебесную в любой из ипостасей — цинской, гоминьдановской или коммунистической — тибетцы и монголы боролись и будут бороться сообща, сжимая кольцо вокруг Китая.

 

 

 

Сами китайцы ничего поделать не могут, кроме как запрещать и репрессировать. Именование «тибетский» носит множество административных единиц в стране — начиная от крупного Тибетского автономного района и заканчивая автономными же округами и уездами в провинциях Ганьсу, Сычуань и Юньнань (да, вы, верно, догадались — китайцы многое взяли у советской «матрешечной» административной системы). Всё это именуется «Большим Тибетом» (или «Великим Тибетом»), и населяют эти земли 10,5 млн тибетцев — вместе с густонаселенными округами Синин и Хайдун; или 7,2 млн (без учета проживающих в этих округах как тибетцев, так и ханьцев, но составляя национальное большинство в 69%).

 

Тибет по-настоящему так никогда и не был китайским — не только  на культурном уровне, но и в сфере управления. После введения войск  Пекина в Тибет в 1717 году регион считался частью Империи Цин  номинально, подчиняясь лишь в финансовом отношении через институт  амбаней (наместников). 

 

 Тибет на карте 1704 года

 Тибет на карте 1704 года 

 

 

В 1895 году регион возглавил Далай-лама XIII (полное имя Нагван Лопсан Туптэн Гьяцо), через некоторое время осознавший, что находясь между тремя великими державами, лучше всего сделать ставку на Россию, интенсивно изучавшую регион в ходе экспедиций Николая Пржевальского, Всеволода Роборовского и Петра Козлова. Именно при тринадцатом Далай-ламе министром финансов и главным советником стал Агван Доржиев — буддистский лама, бурят по национальности, инициировавший сближение Тибета с Российской Империей. Вот что про Агвана писал английский путешественник Остин Уоддль:

 

  • Освободившись от вмешательства китайцев, несчастный молодой Далай-лама  вскоре попал в руки к русским, благодаря влиянию своего любимого опекуна,  ламы Доржиева. Этот лама, монгольский бурят с берегов Байкальского  озера, а потому по рождению — русский подданный. 

 

Доржиев обладал безоговорочным авторитетом среди буддистов России, за заслуги в деле сближения России и Тибета получил в подарок часы от самого Николая II, а также с разрешения последнего императора РИ возвёл в Санкт-Петербурге первый в столице и до недавних пор самый северный в мире дацан (храм). Благодаря Доржиеву для сношения с русскими в китайской провинции Сычуань открыли секретное российское консульство, а в Петербурге — тибетское. Доржиев оказывал влияние на принятие решений Далай-ламой, которого уговорил на игнорирование британских предложений о протекторате — вплоть до того, что правитель Тибета отправлял обратно нераспечатанными письма вице-короля Британской Индии Джорджа Керзона, после всего этого грозившегося (и обещание выполнившего) отправить войска на Лхасу.

 

Дацан Гунзэчойнэй в Санкт-Петербурге

 

 

Агван Доржиев определял внешнюю политику Тибета и после провозглашения независимости в 1912 году. Но Российской Империи не было суждено оставаться вечной. Сразу после октябрьских событий 1917 года Доржиев, опасаясь за судьбу буддизма в России, возвращается на родину. В 1919 году петербургский дацан разграблен большевиками, но Доржиев прикладывает усилия и использует связи с Луначарским, и в итоге восстанавливает храм. Но 1937 год Агвану не было суждено пережить — бывший фаворит Далай-ламы арестован и через год умирает в заключении, будучи тяжело больным.

 

 

 Агван Доржиев

 

Петр Бадмаев — другая известная личность, формировавшая политику Российской Империи в отношении Тибета. Врач семьи Романовых, бурят, чей отец кочевал по степи. Сыну кочевая жизнь пришлась не по душе — мальчик грезил столицей и крепко уверовал в православие. Империя высоко вознесла инородца — Петр окончил Петербургский университет и стал дипломатом, женился на русской дворянке Надежде Васильевой и подружился с Иоанном Кронштадтским, которого лечил после покушения в 1907 году. Совмещая занятия медициной и дипломатией, Бадмаев посетил Монголию и Китай, а в 1893 году написал императору Александру III записку «О задачах русской политики на азиатском Востоке». Петр призывал ускорить строительство железных путей, соединяющих европейскую часть России с дальневосточной, а также Русскую Сибирь и Байкал — с Тибетом, через китайскую провинцию Ганьсу с центром в городе Ланчжоу. Обрусевший бурят уверял, что англичане предпримут попытки овладеть Тибетом, и оказался прав — через 10 лет так и произошло. Контроль над восточной частью Китая автору записки казался как очень важным — благодаря торговому и ресурсному знанию — так и возможным, ввиду ослабления цинской династии. «Вся торговля Китая попадет в наши руки, европейцы не в состоянии будут с нами конкурировать, несмотря на то, что в их распоряжении водяные пути, отличающиеся хотя дешевизной, но громадное расстояние, тяжелые условия морского перехода, трудность перегрузки, все это дает возможность предсказать, что чай, шелк и другие товары, отпускаемые Китаем с лишком на 300 миллионов, благодаря постройке новой линии, появятся во всех пунктах европейского материка и Англии на пятнадцать дней ранее, чем кругом света. С проведением этой линии, очевидно, начнется финансово-экономическое могущество России», — отмечал в записке Бадмаев.

 

 

Петр Александрович (Жамсаран) Бадмаев


Русский контроль над китайско-монголо-тибетским Востоком — ключ к господству Российской Империи в Азии, уверял царя дипломат и медик. К правителю России среди местных народов очень уважительное и теплое отношение, так как только император в Кремле, на взгляд аборигенов, способен освободить народы от гнета пришлой маньчжурской династии. Многочисленность китайцев не должна смущать русских, утверждал Бадмаев, ибо «для китайцев безразлично, кто бы ими ни управлял, и что они совершенно равнодушны, к какой бы национальности ни принадлежала династия, управляющая ими, которой они покоряются без особенного сопротивления». У китайцев высокая и развитая культура, но в военном деле обитатели Поднебесной всегда проигрывали другим народам, обладавшим сильным духом. Последние завоеватели Китая — маньчжуры, и вовсе были малочисленны и необразованны, но китайцы подчинились. Белому царю покорятся тем более, а христианство, как показывает практика, могут перенять. Вообще, писал Бадмаев, в буддизме прочно укоренен миф о пришествии справедливого правителя: «Буддисты считают белого царя перерожденцем одной из своих богинь Дара-эхэ — покровительницы буддийской веры. Она перерождается в белого царя для того, чтобы смягчить нравы жителей северных стран». Оказавшись в сфере влияния России, испытывая культурное влияние, местные народы проникнутся симпатией к русским и будут ассимилированы нами: «Вот почему необходимо заботливо охранять историческое направление России на Востоке, подготовлять почву для успешного распространения православия и для усвоения русской культуры там инородцами, так как история указывает, что русская нация сумела ассимилировать окружающие инородческие племена без всякого насилия, благодаря установившимся разумным взглядам, которыми руководствовались великие князья, цари и императоры России». Единственным дееспособным противником русских в регионе Бадмаев считал европейцев — англичан и французов, наращивающих в регионе своё присутствие. Но уверял, что галлы и бритты делают слишком много для ненависти местных жителей, поэтому достойное отношение к туземцам вкупе с легендой о белом царе способны привести к присоединению Тибета, Внешней и Внутренней Монголии к России.

 

Бадмаева поддерживал министр финансов Сергей Юльевич Витте, считавший, что сооружение железнодорожной магистрали — Транссиба, станет ключом к экономическому господству в регионе. Выступал Витте заодно с Бадмаевым и относительно Тибета:

 

  • «По своему географическому положению Тибет представляет с точки зрения России весьма важное политическое значение. Значение это особенно усилилось в последнее время, — ввиду настойчивых стремлений англичан проникнуть в эту страну и подчинить ее своему политическому и экономическому влиянию. Россия, по моему убеждению, должна сделать все, от нее зависящее, чтобы противодействовать установлению в Тибете английского влияния».

Император Александр III на записку ответил письменным комментарием: «Всё это так ново, необычайно и фантастично, что с трудом верится в возможность успеха». Вероятно, замысел Бадмаева показался царю слишком амбициозным. Шанс обрести Русский Тибет, Русскую Монголию и даже Русский Китай был упущен. Впрочем, сын императора, Николай II, которого Бадмаев не только лечил, но и уговаривал прислушаться к своей геополитической концепции, частично компенсирует эту несбывшуюся мечту занятием Маньчжурии, которую иначе как Желтороссией в мире не называли. Была даже сделана попытка организовать военную экспедицию в Тибет во главе с подъесаулом Улановым, дабы узнать общественные настроения и сдвинуть в антибританскую сторону. Но вскоре начавшаяся война с Японией похоронила эти грандиозные планы.

 

Сам же Бадмаев был репрессирован большевиками и умер в июле 1920 года в Петербургской городской тюрьме. Пострадал известный дипломат и медик за дружбу с императорской семьей и Иоанном Кронштадтским, и заодно за убежденный монархизм.

 

Свято место пусто не бывает. Где упустили шанс русские, преуспели англичане. «Трудно понять и объяснить, как живущие на расстоянии менее чем 200 миль от Индии общество невооруженных монахов постоянно игнорирует нас», — писал лорд Керзон министру по делам Индии Джорджу Гамильтону. Британцы желали отодвинуть границу от своей жемчужины — Индии — на север, и заодно получить права беспошлинной торговли в Тибете. В 1903 году выслана дипломатическая миссия полковника Фрэнсиса Янгхазбенда, которую сопровождал военный отряд Джеймса Мак-Дональда численностью 4600 человек. Тибетцы ничего не могли противопоставить британскому войску, ведь несмотря на некоторое количество русских ружей, в основном местные имели старые «стволы» с фитильным замком и были плохо обучены и организованы. После столкновения с английскими пулеметами боевой дух угас. Далай-лама вместе с Доржиевым бежали в Монголию, мирное соглашение вынужден был подписывать местный китайский амбань и тибетские чиновники. Англичане добились своего — беспошлинной торговли в нескольких городах, выплаты контрибуции и запрета приглашать в Тибет представителей других держав.

 

 

 Янгхазбенд и британская атака 


Русские с англичанами же, предчувствуя наступление Великой войны, предпочли положить конец соперничеству в Азии и в 1907 году заключили конвенцию, согласно которой отказывались от борьбы за Тибет, отныне находившийся в вассально-сюзеренных связях с Китаем. Далай-лама, естественно, признать этого не мог, и заявил протест. В 1910 году цинские войска вошли в Тибет, духовный правитель снова бежал — теперь в Британскую Индию. Но начавшаяся Синьхайская революция стала «черным лебедем» для тибетцев, желавших избавления от китайского гнёта.

23 января 1913 года Далай-лама XIII провозгласил независимость Тибетского государства. Чуть ранее при активном участии Доржиева подписан договор о дружбе с богдо-ханской Монголией, также провозгласившей независимость после краха Цинской империи. Российская Империя это признала, по факту над Улан-Удэ был установлен протекторат. Но Петербург не мог признать независимости Тибета — это стало бы ударом по только устанавливающимся отношениям с Великобританией — партнером по Антанте.

 

 

 Далай-лама XIII

 

В Тибете тем не менее прошли реформы: созданы полицейские силы, введены антикоррупционные законы, упорядочено налоговое законодательство, для армии закупалась артиллерия, и проводилось обучение солдат иностранными специалистами. Государственная идеология провозглашала единство религии и политики — таким образом можно утверждать, что в Тибете той поры буддисты выполняли роль главной и ведущей партии. Это поразительная ситуация — Далай-лама выступает как «вождь» и в политическом, и в религиозном плане, но для подтверждения собственной правоты правителю совершенно не нужно обращаться к силовому принуждению. Это излишне, ибо Далай-лама — живая перманентно воспроизводящаяся традиция, фундамент тибетской национальной идентичности. Впрочем, с европейскими мерками подходить к Тибету невероятно сложно. Тем не менее был создан однопалатный парламент — цогду, и кабинет министров — кашаг. Никаких партий не существовало, в парламент попадали только представители монастырей, цзипёны (заведующие финансами — светская власть) и ламы-секретари. Государство посмертно возглавлял Далай-лама, после смерти которого власть переходила к следующему воплощению, а до тех пор полномочия находились в руках регента.

 

 

 

Тибет вследствие своей географической изоляции поражал мир экзотикой. В стране ввели налоги на уши (с каждого уха человека и скота столько-то рупий) и величину носа. Среди народа, всё так же мало- или вовсе необразованного, продолжали частое хождение различные суеверия. Повсеместно распространенная практика полиандрии — когда на нескольких братьев приходилась одна жена, и вовсе казалась европейцам дикой.

 

В 1920-е годы Тибет усилился, а Китай ослаб, став добычей кучки милитаристов и авантюристов разного толка. Это позволило Тибету расширить границы. Англичане смотрели на это сквозь пальцы — для Лондона было важно только, чтобы Тибет не стал «красным», создав угрозу Индии. Тем не менее в 1921 году в Лхасу поехала первая советская делегация, от которой у Далай-ламы остались двойственные впечатления. С одной стороны, глава Тибета не понаслышке знал о репрессиях против буддистов, предпринятых новой властью, с другой — Советы предлагали военную помощь. «Мне желательно установить добрососедские отношения с Россией, ибо хотя мы с Англией официально находимся в мирных отношениях, фактически она стремится подчинить нас себе», — заявил духовный и светский лидер тибетцев на переговорах. На этом советско-тибетское сближение закончилось — в дальнейшем у Далай-ламы желания сотрудничать с подорвавшими влияние буддизма в Монголии силами и провоцировать могущественных англичан не было никакого желания. «Страна снегов» оказалась для русских потеряна надолго.

 

В 1933 году Далай-лама XIII умер. Руководство перешло в руки регента Джампэла Еше. Реформы сначала застопорились, а затем и вовсе прекратились. Ждать нового руководителя пришлось до 1940 года, когда был найден и интронизирован Далай-лама XIV (Нгагванг Ловзанг Тэнцзин Гьямцхо). Вторая мировая война обошла Тибет стороной, хотя множество транспортных самолетов союзников испытало крушение над Гималаями из-за отказа руководства Тибета обеспечить сухопутную грузоперевозку — никто не хотел, чтобы Тибет тем или иным образом имел отношение к конфликту.

 

 

 Далай-лама XIV 

 

 

Но сколько ни бегай от войны, все равно не убежишь. В последовавшем затем гражданском противостоянии в Китае верх взяли коммунисты, пообещавшие вернуть под контроль Тибет. Красным навстречу пошёл второй после Далай-ламы иерарх буддистов — Панчен-лама X. Регент Нгаван Сунрабон, несколькими годами ранее сметший с пути Джампэла Еше и зарекомендовавший себя как последовательный тибетский националист, пытался протестовать и просил помощи у мировых держав. Призывы проигнорировали.

 

Чамдоская операция 1950 года покончила с независимым Тибетом. Подписанное соглашение хоть и носило компромиссный характер, все же предусматривало возвращение Тибета в «великую семью народов матери-родины — Китайской Народной Республики», как говорилось в документе. Однако Далай-лама не поставил подпись под соглашением, а ряд формулировок в документе допускали произвольное толкование. Как покажет история, это приведёт к множеству инцидентов.

 

 

 Чамдоская операция 

 

Начиная с антикитайского восстания 1959 года, вызванного борьбой  с буддистским духовенством, культурной китаизацией и переделами земли,  Тибет превратился в регион беспрерывной партизанской борьбы против  «красной коммунистической партии ханьцев», как называли КПК сами  тибетцы. Китайцы вели себя очень жестоко. Вот отрывок из воспоминаний  сотрудника индийского консульства в Лхасе, переданный в книге  французского исследователя Бертрана Одели «Дхарамсала. Тибетские  хроники»: 

 

  • Я шел по улицам, заполненным китайскими солдатами; они орали и вели  беспорядочную стрельбу… В течение двух часов китайцы не прекращали  огонь. После этого с холма стали бегом спускаться монахи Поталы  (Потала — храмовый комплекс в центре Лхасы — авт.), представляя собой  удобные мишени для китайских пулеметов. Я хорошо запомнил двух женщин  и одного мужчину, которые шли по улице, ведущей к центру города: они шли  открыто, с развевающимися белыми шарфами — знаком мирных намерений.  Прозвучали четыре или пять выстрелов, все трое упали и остались  на мостовой, по-прежнему держа в руках белые шарфы. В монастыре  неподалеку от Поталы я увидел китайцев, державших под прицелом около  тридцати тибетцев с поднятыми вверх руками. Солдаты обыскали их,  но оружия не нашли. Я решил, что их отпустят, но ошибся: всех до одного  расстреляли на месте». 

 

По китайским данным, в ходе карательных операций погибло 87 тысяч  тибетцев, 25 тысяч — арестованы, десятки тысяч вместе с Далай-ламой  бежали в Индию, где сформировали Тибетское правительство в изгнании.  В Индии и Непале, а также в США, Великобритании и Швейцарии появились  крупные тибетские диаспоры. В горных районах Тибета на протяжении 30 лет  действовали десятки отрядов, с которыми армия КНР справиться была  не в силах. Мао Цзэдуну приходилось утешать себя тем, что китайцы таким  образом «тренировались»: «Восстания, подобные этому, крайне благоприятны  для нас, потому что они приносят нам пользу тем, что помогают  тренировать наши отряды, тренировать людей и дают достаточный повод  разгромить восстание и провести всеобъемлющие реформы в будущем». 

 

 

 Восстание 1959 года 


 

В 1987 году в ходе массовых протестов тибетцев против закрытия  и разрушения монастырей было убито около 400 человек. В 2008 году в ряде  городов Тибета прошли приуроченные к восстанию 1959 года выступления,  совпавшие с проводимой в Пекине Олимпиадой. Протесты быстро переросли  в погромы, в ходе которых осуществлялись нападения на этнических  китайцев — как полицейских, так и гражданских. В ответ китайские силы безопасности применили силу. 70 тибетцев были убиты.

 

 

Беспорядки 2008 года



Мировая общественность поддержала тибетское национальное движение —  в западных СМИ интенсивно формировался образ коммунистического Китая как  душителя свобод и прав меньшинств. Некоторые политики призвали  к бойкоту Олимпийских игр, однако, правительства стран Европы эту идею  не поддержали. Китайское правительство в случившемся обвинило  Далай-ламу, который в очередной раз напомнил всем, что всегда являлся  сторонником ненасилия: 

 

  • Мы не имеем права участвовать ни в каких действиях, которые хотя бы  отдаленно могут быть расценены как насильственные. Даже в случае  откровенной провокации мы не должны позволить скомпрометировать наши  самые драгоценные и глубокие убеждения. Я твердо верю, что путь  ненасилия приведет нас к успеху. 

 

Политически целью тибетского движения, считает Далай-лама XIV, является «срединный путь» — достижение подлинной автономии. Тибетский молодежный конгресс, действующий за пределами Китая, идёт в своих требованиях дальше — целью считается национальная независимость Тибета.

 

Сейчас на Западе функционирует масса неправительственных организаций, ставящих целью достижение тибетской независимости. Ассоциация «Свободный Тибет», расположенная в Лондоне, в основном борется за освобождение и смягчение условий заключения тибетских политических узников организацией пикетов и митингов у китайских посольств в разных странах. Активисты «Свободного Тибета» пытаются привлечь внимание международного сообщества, чтобы оно, в свою очередь, оказывало давление на КНР по различным болезненным моментам. Например, сейчас начата информационная кампания по недопущению проведению проведения зимних Олимпийских игр в Китае в 2022 году из-за состояния с правами человека в этой стране.

 

 

Правозащитная «Международная кампания за Тибет» открыла офисы в Амстердаме, Брюсселе и Берлине. Основная деятельность — мониторинг задержаний и арестов тибетцев в Китае по политическим мотивам, а также отслеживание фактов культурного геноцида — планомерного уничтожения властями КНР культурного наследия Тибета (монастырей, колонн, старинных зданий). «Студенты за свободный Тибет» — низовая организация, выполняющая черновую работу по выводу на улицу молодежных активистов. Когда в какую-нибудь страну с официальным визитом прибывает китайский чиновник, студенты тут как тут. Самые известные акции — вывешивание флагов Тибета на Великой Китайской стене и на Эвересте, а также срыв эстафеты олимпийского огня в 2008 году.

 

Одно из самых заметных достижений тибетских движений за рубежом — срыв выдачи кредита на 40 млн долларов Всемирным банком Китаю на улучшение инфраструктуры в западных регионах. Тибетские правозащитники утверждали, что строительство дорог в труднодоступных районах Тибета подтолкнет китайскую иммиграцию, которая грозит тибетцам ассимиляцией и крахом привычного образа жизни. Всемирный банк был вынужден согласиться с доводами тибетских активистов и назначил более глубокую экспертизу, а китайская сторона и вовсе отозвала своё прошение о кредите.

 

Также американский актер Ричард Гир известен своей непримиримой позицией по Тибету — в помощь пострадавшим от репрессий «звезда» основал «The Gere Foundation», а в 1993 году вследствие своей речи на вручении премии «Оскар», осуждающей китайские власти, был пожизненно лишен права участвовать в церемонии награждения.

 

 

 

Для русских националистов, когда мы встанем у власти, отношения  с тибетским движением за независимость должны выстраиваться исходя  из следующих фактов. Китай — сильнейшая и опаснейшая из держав,  с которыми мы имеем сухопутную границу. В идеале этого казуса не должно  быть — север Китая, как, впрочем, и запад, должен стать вотчиной местных  националистов, мечтающих о возрождении Маньчжоу-го, Великой Монголии,  свободного Восточного Туркестана и Большого Тибета. При этом важно  избежать усиления Японии за счет налаживания отношений местных  националистов с японским правительством. В то же время поддержка Россией  тибетского или маньчжурского национальных движений стала бы  провоцированием китайцев на разрыв связей и началом «холодной войны».  Стоит признать, что западная и индийская поддержка Тибета — оптимальный  вариант. Ещё лучше было бы, появись у нас новый Агван Доржиев — тогда  после достижения независимости (а это рано или поздно наступит) именно  русские, а не вложившие огромные деньги в тибетский национальный проект  американцы и западноевропейцы, окучивали бы лимитрофное пространство,  увеличивая зону безопасности вокруг своей страны и дожимая расколотый  Китай. 

 

 

03.11.2020 12:58АВТОР: Ярослав Белоусов | ПРОСМОТРОВ: 288


ИСТОЧНИК: Golos



КОММЕНТАРИИ (2)
  • Николай03-11-2020 22:40:01

    Впервые узнал столько много интересного и полезного о Тибете. И не только. Спасибо автору. Очень профессионально.

  • Николай03-11-2020 22:50:01

    Просьба к автору. Известно ли Вам о посещении Тибета специалистами организации "Аненербе" (Германия) в 30 - 40-х годах прошлого века? Если известно, поделитесь информацией, пожалуйста.


    Администратор

    Наша статья взята с сайта Golos, поэтому на
    ваш вопрос возможно смогут ответить по ссылке источника, которая расположена под статьей.

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Религии народов »