Если вы хотите присоединиться к помощи людям Донбасса, реквизиты: II Фестиваль космизма «Симфония Космоса». Дер. Извара. Анонс. Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



«Отменить культуру нельзя». Михаил Пиотровский — о мягкой силе искусства


Михаил Пиотровский. / Илья Питалев / РИА Новости

 

 

25.07.2022

 

После начала СВО на Украине директор Государственного Эрмитажа сообщил, что музей сосредоточится на выставочной деятельности внутри России. О том, что это означает, Михаил Пиотровский рассказал aif.ru.

 

                «Эрмитаж сосредоточивается»

 

Владимир Кожемякин, aif​.ru: — Михаил Борисович, приходилось ли вам слышать такое мнение: обидно, дескать — пока мир был открыт, всё лучшее из своих коллекций Эрмитаж вывозил за рубеж, а не в регионы России?

 

Михаил Пиотровский: — Мы действительно сосредоточиваемся на России, но примерно в том духе, в котором формулировал это глава МИД Российской империи, канцлер Александр Горчаков. А о том, что им обидно, зачастую говорят люди, которые не ходят в Эрмитаж и не следят за тем, что на самом деле происходит в музее: они слышали, что есть выставочный центр Эрмитажа, скажем, в Амстердаме, и начинают возмущаться — почему такого же нет в Казани? А в Казани он есть! Мы в Эрмитаже немного самонадеянные: считаем, что есть Петербург, и есть весь мир вокруг. А в нем — что Амстердам, что Лондон, что Казань — все равно. Наша система, которая называется «Большой Эрмитаж», подразумевает создание глобальных центров музея повсюду. Давно существуют центры Эрмитажа в Казани, Омске, Екатеринбурге, Выборге, Владивостоке и других городах страны.

 

Шедевры Государственного Эрмитажа

 

 

Леонардо да Винчи. Мадонна Литта. 1490-1491© Public Domain

Эль Греко. Апостолы Пётр и Павел. 1587-1592© Public Domain


— То, что Россия потеряла возможность влиять на мир посредством своей мягкой силы (культуры, искусства) — это очень плохо? И для кого хуже — для нас или для них?

 

— Кого-то раздражает, когда я говорю о культуре в военных терминах: например, о наступлении русской культуры в мире. Культура — это мягкая сила, которая не только доставляет людям удовольствие, но и рассказывает о нас, какие мы на самом деле. Не так давно представители Эрмитажа рассказывали за рубежом о российских императорах, которые благоволили искусствам, однако сегодня эта тема вызывает там неприятие.

 

В иностранных СМИ пишут: что вот, мол, зачем Эрмитаж проповедует нам своих императоров. Сейчас наша активность раздражает — дескать, хватит, больше не надо. В психологии это называется «ресентимент» — неудовлетворенность тем, что существует у себя, поиск виноватого и чувство враждебности к тому, что человек считает причиной своих неудач. Во внутренней системе отмены, которой увлекся западный мир, начали в рамках так называемого постколониализма скидывать с пьедестала Вольтера и Колумба — и уже зашли слишком далеко, и сами это поняли. И вот тут подвернулась Россия, на которую можно спихнуть все свои грехи.

 

Однако, когда нет культурного обмена, теряют все стороны. К счастью, в том или ином виде он существует всегда — он был и во времена железного занавеса в СССР. У музея сегодня есть много способов и возможностей, чтобы присутствовать в мире. Например, миллион новейших технологий, которые доступны всем и позволяют транслировать все, что мы делаем, независимо от того, что границы закрыты, и самолеты не летают. Недавно мы начали проект под названием «Небесный Эрмитаж» или «Эрмитаж в облаках» — это целый ряд цифровых копий шедевров искусства, которые развернуты в «облачном пространстве». Конечно, ничто не заменит подлинник, но между подлинником и его репродукцией есть множество разных вариантов представления шедевра, которые могут быть ничуть не хуже обычной выставки.

 

             «Это приказ сверху»

 

— К чему может привести «культура отмены» в отношении России на Западе: запрет Пушкина, Толстого и Достоевского и пр.?

 

— В мире идут «войны памяти», но по-настоящему отменить ничью культуру нельзя. Такое уже было в истории цивилизации, но успеха не имело. И Россия сама — пример этому. Мы достаточно часто отменяли свою собственную культуру: сначала царскую, потом — писателей, которые были крепостниками или просто недостаточно рабоче-крестьянскими (включая того же Достоевского), Русскую православную церковь, потом — советскую культуру, сейчас отменяем постсоветскую... Как выяснилось, у нас нет иммунитета от всего этого: мы с удовольствием начинаем отменять неугодные нам пласты отечественной истории снова и снова. В этом смысле история нас не учит. Но и не только нас: в свое время христиане уничтожали языческую культуру, протестанты — католическую, американцы — культуру индейцев, колонизаторы Австралии — культуру аборигенов...

 

Несмотря на все отмены, культура всегда возвращается. Снесенные и разрушенные памятники возвращаются на свое место, в том числе и памятники архитектуры — подобно Храму Христа Спасителя.

 

Но, несмотря на все отмены, культура всегда возвращается. Снесенные и разрушенные памятники возвращаются на свое место, в том числе и памятники архитектуры — подобно Храму Христа Спасителя. Можно запретить чьи-то концерты, поменять одних артистов на других, но само искусство больше, чем подобные частности. Поэтому интерес к нашим собраниям не пройдет. Музеи поддерживают диалог культур, в ходе которого люди понимают, что различия между ними — это прекрасно. Что очень хорошо и важно, когда кто-то на тебя не похож, и не надо априори считать, что он враг. Этому и учат музеи. Диалог должен быть даже при наличии различий, и даже в таких острых ситуациях, как сейчас. Никуда не деться без взаимного вклада нашей культуры в европейскую — и наоборот. Жить в примитивном смысле мы друг без друга, пожалуй, сможем, но развиваться — нет.

 

Вопрос — почему вдруг появляется эта отмена, озлобление — это ведь не просто так, а с определенными эмоциями. Не как на таможне, где просто говорят: «Сегодня мы не пропускаем что-то, и все, потому что появились новые правила». Надо понять, почему нас так яростно хотят «закрыть», и противопоставить этому какие-то правильные эмоции. И ни в коем случае не надо в ответ на такую отмену отменять других. Не надо переживать: «Ах, отменяют! Что делать?». Надо разобраться.

 

 

 

— Когда может закончиться «закрытие» русской культуры?

 

— Закрытия как такового нет. Есть попытка отменить вклад России в мировое наследие. Надо этому противопоставить нормальную, активную культурную жизнь у себя в стране — и все подобные попытки просто отсохнут. Нас так просто не возьмешь: как говорится — «не дождетесь». Тем более что этим занимается не весь мир, а достаточно небольшое количество психически своеобразных людей в определенных странах. С другой стороны, это некий приказ сверху: «Ничего русского не брать». Что ж, отрицательные качества Советского Союза теперь переселились на Запад. Но долго там не выдержат: такие приказы противоестественны нормальному развитию человечества и контрпродуктивны для тех, кто «отменяет» культуру.

 

Не просто «купчики»

 

— Недавно вы приняли участие в презентации выставки коллекции Михаила и Ивана Морозовых — главном проекте Пушкинского музея 2022 г., продолжающем рассказ о великих династиях московских коллекционеров. Коллекционированием предметов искусства в России занимались в основном купцы и промышленники — люди без дипломов Сорбонны или глубоких познаний в культуре. Что ими двигало?

 

— В России искусство коллекционировали и императоры — как и во всем мире. Но такой традиции, как в доме Романовых — когда самодержцы создавали музеи и присоединяли к своему дворцу музейные здания, не было нигде. Одним из ярких представителей русских коллекционеров был, например, географ, путешественник и экономист Петр Семенов Тян-Шанский. Московские коллекционеры-меценаты XX в., в том числе купец и благотворитель Сергей Щукин, купцы и предприниматели из старообрядцев — братья Михаил и Иван Морозовыпредприниматель и банкир Павел Рябушинский являлись лишь частью мира великих коллекционеров и меценатов России. Это были представители нарождающегося капиталистического класса, которые действовали по такой схеме: одно поколение собирает деньги, второе их тратит, иногда гуляя, а третье начитает пускать их в дело, на благородные цели — на больницы, театры, музыку и на собирание коллекций. 

 

Щукины и Морозовы были на самом деле людьми образованными, а не просто «купчиками», как у Островского. Они хорошо говорили на иностранных языках, часто ездили в Европу, а некоторые и жили там. И когда Морозов или Щукин приезжали в Париж, то воспринимались там как совершенно свои люди. Сергей Щукин познакомил с русской иконой Матисса, и это оказало на французского художника особое влияние. Рассказывают, что однажды у Пьера Матисса, сына знаменитого художника, спросили, мог ли Анри Матисс создать свои картины «Танец» и «Музыка» для кого-нибудь кроме заказавшего их Сергея Щукина. Пьер ответил двумя словами: «Для кого?». Хороший заказчик — это если и не половина, то, во всяком случае, одна треть дела в искусстве.

 

Думаю, что русскими коллекционерами прошлых эпох двигало любопытство, свойственное предприимчивым людям: они смотрели вперед, как хорошие бизнесмены, и, если понимали, что перед ними что-то безумно интересное, то примерно представляли, сколько это будет стоить, скажем, через 10-15 лет. Сергею Щукину сначала не нравились особо радикальные картины Пикассо, но он понимал, что за этим искусством будущее, и заставлял себя изучать его, сам себя образовывал. Эти коллекционеры стремились побеждать европейских конкурентов в мировом масштабе, и оказались в этом прозорливее и умнее многих.

 

— А если бы не они, что бы мы сегодня имели в галереях и музеях в разделах «Искусство 19-20 вв.»?

 

— Россия хранит много произведений мирового искусства. Но у нас есть, например, и русский авангард, расцвет которого пришёлся на 1914-1922 гг., и который был ничуть не хуже европейского. Коллекционеры собирали и его тоже. Это была удивительно плодотворная эпоха. На одной из выставок коллекции Сергея Щукина мы пытались восстановить этот эффект: когда в небольших, совсем не музейных комнатах плотно висели, можно сказать, шедевр на шедевре, для того времени совершенно новые. Это буквально сбивало с толку посетителей, в том числе и художников, и затем они сами начинали писать такие картины, что с ума сойти.

 

Есть такие коллекционеры и сегодня. Со Щукиным и Морозовым их, пожалуй, не сравнить, но пример этих гигантов и образцов коллекционирования искусства вдохновляет многих. В России много частных коллекций, которые хранятся в частных музеях: музее Фаберже, Музее русского импрессионизма, Музее русской иконы. Сейчас в Эрмитаже, во Дворце Меньшикова выставлены работы Брейгелей из частной коллекции. Ее владельцы — российские собиратели, Валерия и Константин Мауергаузы. То, как осознанно она собиралась, напоминает мне манеру коллекционирования Семенова Тян-Шанского. Весной у нас открылась выставка флорентийской скульптуры XV в., «тихой сенсацией» которой стали итальянские рельефные композиции, которые Эрмитаж в 2020 г. приобрел у петербургских коллекционеров Ларисы и Олега Шушковых. Остальные экспонаты выставки — скульптуры и рельефы эпохи Ренессанса, которые собирала российская знать. Они поступили в музей в 1920–1930-е гг. А в Главном штабе Эрмитажа была выставка из частной

 

Движут современными коллекционерами та же любовь к искусству, что была у их предшественников, и желание рассказать публике о своих вкусах. Несколько лет назад группа российских коллекционеров и меценатов подарила более 500 произведений современного русского искусства конца XX — начала XXI века Центру Помпиду. Сейчас эти картины из-за санкций убрали в запасник, но время пройдет, и они вернутся к публике. В Национальном центре искусства и культуры в Париже они теперь навсегда — и это замечательный акт мягкой силы России. А тот пиар, который мы в последние годы устроили Щукину и Морозову, подвигает отечественных коллекционеров к тому, чтобы обращать внимание на не очень известных художников, открывать их для мира, а их самих продвигать на рынок, где будут покупать их творения. В России есть коллекционеры, которые приобретают произведения совсем молодых, начинающих живописцев, и иногда попадают в точку.

 

 

28.07.2022 08:07АВТОР: Михаил Пиотровский | ПРОСМОТРОВ: 286


ИСТОЧНИК: АИФ



КОММЕНТАРИИ (6)
  • Альфа29-07-2022 07:45:01

    Как хорошо писать стихи,
    Предвосхищать события,
    Искоренять свои грехи
    И совершать открытия.

    Как хорошо, что есть Господь
    И дали бесконечные!..
    Умрёт земля, погибнет плоть,
    Но души наши – вечные!

  • элис30-07-2022 16:39:01

    >>" Надо понять, почему нас так яростно хотят «закрыть», и противопоставить этому какие-то правильные эмоции. И ни в коем случае не надо в ответ на такую отмену отменять других. Не надо переживать: «Ах, отменяют! Что делать?». Надо разобраться."


    "Почему нас так яростно хотят "закрыть"" внутри своей страны? Имею ввиду Общественный Музей Рерихов и МЦР.
    В том числе с поддержкой Михаила Пиотровского.

  • Татьяна Бойкова31-07-2022 06:28:01

    В этой статье речь идет о сегодняшней, повсеместной, не только на Украине, но и в Европе, отмене русской культуры. А это весьма серьезно и плачевно. Неужели вы думаете, что никто не знает, что Пиотровский поддержал разорение нашего музея... Да, он причастен к этому, и заметьте, элис, причастен не более чем МИСР или СИБРО, которые неся "на себе" имя Рерихов, писали поддерживающие, в случае МИСР или хвалебные и приветственные от СИБРО Открытые письма в поддержку бандитского разрушения одного из прекраснейших общественных музеев им. Рериха. И это для них, несмываемое пятно позора. Пиотровский сейчас говорит о затаптывании нашей культуре на Украине (но с ней, даст бог, мы решим вопрос положительно) и на Западе, и вот это на данный момент, главное. Так что не думаю, элис, что вы данном случае заработали лайк, даже у сотрудников МЦР.

  • элис31-07-2022 09:24:01

    >"В этой статье речь идет о сегодняшней, повсеместной, не только на Украине, но и в Европе, отмене русской культуры. А это весьма серьезно и плачевно."

    Отмена культуры прежде всего в духе, что бы человек при этом не говорил. Потому и получается лукавство. Его Пиотровский и несет в мир. "Самого главного глазами не увидишь"


    Администратор

    Ну, ну, элис, хорошо, будьте самой умной, коли вам так хочется.

  • З.И. Ивашова31-07-2022 22:08:01

    Я теперь не верю в добрые чувства Пиотровского к своей стране и её народу. Видимо поэтому его высказывания об «иммунитете», об «удовольствии отменять неугодные нам пласты отечественной истории», о том, что «снесенные и разрушенные памятники возвращаются на свое место», у меня вызывают вопрос, для чего они? Чтобы оправдать кого-то или что-то?
    Его совет «противопоставить этому какие-то правильные эмоции». И ещё. «Надо этому противопоставить нормальную, активную культурную жизнь у себя в стране — и все подобные попытки просто отсохнут». Эти советы вызывают недоумение. Разве не он со своей «правильной» эмоцией радости активно участвовал в разгроме культурной жизни прекрасного Музея «у себя в стране»? Конечно, он делал это не один, а вместе с «достаточно небольшое количество психически своеобразных людей», как он выразился.
    И, конечно, он не мог упустить случая лягнуть Советский Союз, но он не сможет нисколечко пошатнуть авторитет СССР, как бы он не старался. Страна не была совершенной, потому что ничего и никого совершенного не бывает, иначе остановился бы процесс эволюции. Советская страна шла по пути эволюции, и её шаги высоко оценивал Великий Владыка, который руководит эволюцией человечества планеты. Он называл её любимой страной, лучшей в мире и потому ведущей. А это вам ни измышления какого-нибудь Пиотровского. Народ любил и продолжает любить свою страну и её Великого Покровителя. Народ верит, что страна продолжит свою эволюцию в сотрудничестве с Высшим Миром.
    Непонятно также, с какой целью он приводит свою схему, по которой действовал нарождающийся в России капиталистический класс в трёх поколениях. Вернее я поняла его цель, но писать об этом не буду.
    Он заявляет: «И когда Морозов или Щукин приезжали в Париж, то воспринимались там как совершенно свои люди». Кем они воспринимались так? А почему они не воспринимались как русские? Потому что это плохо? Он наделяет «великих коллекционеров» России своими характеристиками, и, слава Богу, что он не одарил ими Третьякова, которого, видно, Господь уберёг.
    У современных коллекционеров он отмечает «желание рассказать публике о своих вкусах». Не знаю, как отнестись к такому желанию, а также к тому, что несколько лет назад группа российских коллекционеров и меценатов подарила более 500 произведений современного русского искусства конца XX — начала XXI века Центру Помпиду в Париже. А его заявление о том, что они устроили в последние годы пиар Щукину и Морозову ради прибыли современных коллекционеров, заставляет нас сильно радоваться?

  • Любовь01-08-2022 18:25:01

    Я не верю ни единому слову Пиотровского. Он уже всё сделал, что хотел. Мог бы поступить по-другому, но не почувствовал, не уловил. О чем тут ещё говорить?

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Искусство »