26 июня 2022г. в 13:00 мск. состоится онлайн-лекция «Елена Петровна Блаватская в зеркале писем Елены Ивановны Рерих» . Сон о Космосе наяву. Выставка в городе Луге Ленинградской области. Международная научно-общественная конференция «120 лет со дня рождения Ю.Н.Рериха» (Москва, 9–10 октября 2022 г.). Новости буддизма в Санкт-Петербурге. Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Мир евангелиста Иоанна Богослова. Сергей Целух


 

 

Предисловие от редакции

 

Автор публикуемой статьи С.Т. Целух является постоянным автором нашего портала. Однако  Учение Живой Этики и труды Е.П. Блаватской знает еще не очень глубоко. Должно быть, поэтому в данной статье он приводит мнения и толкования евангелия только на основе исследований богословов и историков. И поэтому многое толкует несколько превратно.

 

Начнем с того, что евангелие от Иоанна на самом деле написано Марией Магдалиной. Вот что писала по этому поводу Е.И. Рерих: «Пусть читающие обратят внимание на утверждение гностиков, приведенное Безант, о том, что Христос в течение 11 лет после своего воскресения в тонком теле поучал Марию Магдалину тайнам Надземного Мира. Так оно и было. Записи Марии Магдалины почти все исчезли, остались лишь обрывки, и сейчас можно найти их в гностической литературе. Точно так же "Евангелие от Иоанна" записано было Марией Магдалиной, она одна была высокообразованной ученицей среди последователей Христа. Если бы не Мария Магдалина, вряд ли что дошло бы до нас из подлинных слов Христа». (13.11.1948)

 

В других письмах Елена Ивановна уточняла, что Отцы Церкви, которые канонизировали Евангелия «изъяли все места, относящиеся к Учению Христа о Тонком Мире, данному Им любимому ученику и Марии Магдалине после Его воскрешения и в течение многократных появлений в тонком теле». А также, что Записи Марии Магдалины после ее смерти хранились апостолом Иоанном, а затем попали в руки гностиков и вошли в основание их Учения.

 

Упоминания о Марии Магдалине в Евангелии от Иоанна и история, произошедшая около креста Иисуса (Ио. 19:25-27), косвенно подтверждают и духовную близость Иоанна и Марии Магдалины, и слова Е.И.Р. Следует также обратить внимание и на то, что в Евангелии от Иоанна, автор говорит об ученике, «которого любил Иисус», в третьем лице.

 

Для тех, кто, подобно автору этой статьи, склонен больше доверять другим источникам, можем добавить, что и в википедии отмечено, что, по мнению большинства исследователей, апостол Иоанн не был автором евангелия. А в информации об «Откровении» сказано: «…язык Апокалипсиса отличается от написанного Иоанном Богословом Евангелия…».

 

Если учесть все вышесказанное, то многие места Евангелия, которые удивляют автора или кажутся ему странными, непонятными и удивительными, становятся понятны. Неприятие этого факта приводит к неверным выводам. К примеру, о том, что на Иоанна могли повлиять различные мыслители; полное непонимание притч Иисуса и способа Его лечения и воскресения людей; неверное толкование чудес, приписывание им аллегорической формы или «личного вклада Иоанна в сокровищницу Иисусовых чудес».

 

Из слов Е.И. Рерих видно, что в это Евангелие включены слова Самого Иисуса, поэтому оно и отличается от синоптических евангелий «и своей речью, событиями, героями, учением и взглядами на Иисуса Христа» (цитата из статьи С.Т.Ц.), и в этом нет ничего удивительного. Поэтому и «Его личность немного отличается от того Иисуса, которого мы видим у других евангелистов». Отсюда и необычное начало Евангелия, и «высокий стиль, афоризмы и загадки» в Его речи, и слова - «Истинно, истинно говорю вам…» (которые, по мнению автора, говорят скорей всего «о большой любви автора к Иисусу, нежели о чем-то другом»). Явно противоречат истине и слова нашего автора о том, что в этом Евангелии все, за исключением 8% является плодом «личного воображения или творчества» Иоанна, и при этом «часто переходит границы разумного».

 

Таким образом, перед нами еще один вариант толкования Евангелия от Иоанна и представление о самой личности евангелиста с позиций различных богословов. Несомненно, автор проделал большое и достаточно интересное исследование, но, по нашему мнению, так и не сумел ответить на вопросы, поставленные в самом начале статьи.

 

«Так не всем принятым церковным авторитетам можно безусловно верить. Все они были людьми, а история церковных соборов, особенно их постановлений, наглядно показывает, что среди участников соборов было немало весьма невежественных лиц». (07.05.39 Рерих Е.И. Письма. 1932-1955)

 

В.Л. Боровиковский (1757-1875 ). Евангелист Иоанн.

В.Л. Боровиковский (1757-1875 ). Евангелист Иоанн.

 

 

Апостол Иоанн – рыбак Генисаретского озера

К евангелисту Иоанну, сыну Зеведея и Саломии, дочери святого обручника Иосифа, талантливому писателю и богослову апостольского века, исследователи обращаются часто. Их интересует вопрос, как мог обыкновенный рыбак написать такие увлекательные книги - Евангелие от Иоанна, Апокалипсис и три Послания, держащие в напряжении читателей на протяжении двух тысячелетий? Действительно ли он автор этих произведений, правда ли то, что Иоанн был ясновидящим и мог предвидеть события на многие века? Является ли он тем историческим лицом, о котором пишут древние летописцы? Вообще-то вопросов к этому необыкновенному историку христианства у нас предостаточно, и на них хотим получить ответ от самого евангелиста и, возможно, от его современников.

 

С апостолом Иоанном мы впервые встречаемся в Евангелие от Матфея. Апостол Матфей подробно описывает, как произошло призвание Иоанна. Приведем его слова: «Проходя близ моря Галилейского, Иисус увидел двух братьев: Иакова Зеведеева и Иоанна, брата его в лодке с Зеведеем, отцом их, чинивших сети свои и призвал их. И они тотчас, оставивши лодку и отца своего, последовали за ним» (1). (Мф. 4:18-22). Как видим, картина довольно таки впечатлительная, вызывающая на размышления. Значит, перед ними была такая необыкновенная личность, ради которой два брата - Иаков и Иоанн, оставив своего родного отца с порванными сетями, тотчас же последовали за Ним.

 

Иоанн в своих книгах скупо говорит о себе, хотя известно, что он наделен большим умом и фантазией, он честен, самолюбив, талантливый писатель и поэт, преданный Иисусу ученик. У него есть чувство собственного достоинства и большие амбиции. Иоанн начинает свое Евангелие не так как синоптики, а необычно, торжественно и в лучших традициях писаний древних Отцов Церкви: «В начале было Слово, и Слово было у Бога. Оно было в начале Бога. Все через Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его». (Ин. 1:1-5). Эта торжественная речь свидетельствует, что перед нами человек необычайных дарований, не простой Галилейский рыбак, как твердят отдельные лица, а настоящий мудрец. Его мысли удивляют, радуют и заставляют относится к чтению, со всей ответственностью. Следовательно, Слово, Kоторое было в начале у Бога и Само было Бог и через Kоторое был сотворен мир, было жизнью и светом для людей, и тьма не могла погасить этот свет.

 

Толкованию Слова, приведенного в Евангелии от Иоанна, посвящено много статей и книг. Мы не станем их комментировать, а остановимся над книгой под редакцией А.П. Лопухина - «Толковая Библия. Новый Завет. (Евангелие от Иоанна)», вышедшей в 1900 году. Среди историков христианства профессор Лопухин пользуется заслуженным авторитетом. Он пишет, что Иоанн Креститель, был послан от Бога, чтобы свидетельствовать о Слове как об истинном свете. Но когда Слово явилось к людям, они Его не приняли. Правда, были и такие, которые приняли Слово, и им была дана Словом власть стать детьми Божьими. Слово стало плотью в Иисусе Христе и обитало с людьми, которые видели Его величие, как Единородного от Отца, полного благодати и истины. Верующие в Него, получили от Него благодать. Через Него, Kоторый выше Иоанна Крестителя и законодателя Моисея, возвещена благодать и истина невидимого Бога.

 

Основная мысль пролога высказана в таком стихе: «И Слово стало плотью, и обитало с нами». «Все предшествующее и последующее, - пишет автор, - служит характеристике Божественного Лица, Kоторое в Иисусе Христе стало человеком и открыло людям благодать и истину невидимого Бога». (2). (Лопухин. Толковая Библия в 3-х т.). Сначала мы узнаем, что Слово существовало у Бога до сотворения мира и что сам мир обязан Ему своим происхождением. Для человечества Слово было светом и жизнью еще до Своего воплощения. Евангелист извещает о послании Богом на землю Иоанна Крестителя, как своего посланника и свидетеля о пришествии Слова к Своему народу, и отношения иудеев к явившемуся Слову. Таким образом, евангелист Иоанн вполне логично подходит к изображению воплощения Слова и величия принесенных Им с Собою благ.

 

Напомним, что все содержание пролога состоит из исторических фактов, а не из мифов, как убеждают нас в этом некоторые историки. В нем евангелист дает не абстрактное философское построение, а краткую историю воплотившегося Слова, поэтому речь пролога заменяет нам историческую хронику. Евангелист Иоанн называет «Словом» - Иисуса Христа. В данном случае, это единственно приемлемый вариант из всех названий, придуманных исследователями. Евангелист Иоанн назвал Христа «Словом» не в простом значении этого термина, а как выражение наиболее глубокого существа Бога. «Подобно тому, как в слове Самого Христа открывалась Его внутренняя сущность, так и в Вечном Слове – Логосе – всегда открывалось внутреннее существо Божества». (Там же). Бог, пишет Иоанн, есть Дух, а где Дух, там и Слово, следовательно, «Слово» было всегда с Богом. Существование Логоса не обусловлено тем, что Он есть Откровение Бога миру, не обусловлено бытием мира, наоборот, бытие мира находится в зависимости от того, что Логос становится для мира откровением Бога.

 

Фра Анжелико (1400-1455).  Усекновение главы Иоанна Крестителя

Фра Анжелико (1400-1455).  Усекновение главы Иоанна Крестителя

 

«Рассматривая термин «Слово» как обозначение Сына Божия, историки Церкви нашли в нем указание на вечность Сына Божия, на Его личность и на единосущее с Отцом, и Его рождение от Отца. А также то, что Сын являет миру Отца, что Он есть откровение Отца миру. Первое понимание истолковывалось как метафизическое, а второе – как историческое». (Там же).

 

Но, как бы правильно не говорил и писал профессор Лопухин, время, прошедшее со дня выхода его книги, внесло в эту проблему свои коррективы. Церковная история не стояла на месте. Появились новые идеи, толкования, новые археологические находки и новые книги о Евангелии от Иоанна. Историки заговорили о том, что «Слово» в Евангелии от Иоанна - новое Понятие в христианстве. Оно не знакомо ни синоптикам, ни апостолам, ни иудейским священникам, ни историкам Церкви. Больше того, Его даже не упоминает в своих Посланиях апостол Павел, другие евангелисты – Матвей, Марк и Лука. Следовательно, евангелист Иоанн единственный из Новозаветных авторов применяет этот греческий термин – Слово, к Иисусу Христу, к его сущности и благодати.

 

Однако нашлись и другие толкователи, заявившие, что не апостол Иоанн создал этот богословский термин, и что корни его восходят к философии Древнего Востока, древней Греции и Рима. Чтобы разобраться с этой проблемой, нам необходимо окунуться в ту среду, в которой создавалось четвертое Евангелие. Исследователи Нового Завета едины в таком факте, что местом написания Евангелия от Иоанна был его родной город Эфес, игравший, наряду с Антиохией и Александрией, огромную роль в культурной жизни Римской империи.

 

Эфес был крупным политическим центром Греции, в нем была резиденция Императорского наместника, но славу города создавал не римский царственный чиновник, а культ богини Артемиды, святой богини греческого народа. В Эфесе был великолепный храм Артемиды - Артемизион, собиравший в себе паломников со всех уголков Древней Греции. В Эфесе родился и жил греческий философ Гераклит, создавший в своей философии понятие "логоса". Геракли́т Эфе́сский ( 544—483 гг. до н. э), древнегреческий философ, считается основателем первой исторической или первоначальной формы диалектики. За сложность его философских построений, современники называли его Мрачным или Тёмным. Его философская система контрастировала с идеями Демокрита. На это обратили внимание философы Греции и Рима.

 

Благодаря книгам Аристотеля, Гераклит стал известен миру своими пятью доктринами, очень важными для интерпретации его учения, среди которых Огонь занимает ведущее место. Философ называет Огонь – первоначальной причиной мира, и говорит, что существуют периодические случаи мировых пожаров, во время которых космос уничтожается, чтобы возродиться снова.

 

Логос для Гераклита, это критерий истины, конечный пункт метода упорядочения вещей. Хотя технический смысл данного слова у него - это «речь», «отношение», «расчет», «пропорция». Логос понимается философом, как актуальный компонент вещей, соотнесенный с первичным космическим явлением - Огнем. Его учение об Огне можно понимать как ответ ранним ионийским (милетским) философам - Фалесу Анаксимандру и Анаксимену, полагавшим, что существует другое исходное первовещество – это воздух и вода, они стабильны и устойчивы, тогда как огонь - непостоянен и изменчив.

 

Единственное сочинение Гераклита «О природе» («О Вселенной», «О государстве», «О богословии») дошло до нас в 130 отрывках, правда, довольно обширных. Он передал его на хранение жрецам храма с тем, чтобы издали книгу после его смерти. Философа Гераклита, как уважаемого человека, похоронили на центральной площади города, а его изображение чеканили на эфесских монетах на протяжении нескольких веков. Гераклит был национальным героем Эфеса и ему поклонялись, как святому.

 

Его учение о "Логосе" пользовалось в Греции большой популярностью. Все течет, все меняется, писал Гераклит, а источником развития и прогресса, является борьба противоположностей. Он утверждал, что во вселенной существует единая, извечная, суверенная основа всех вещей - Вселенский разум, и он управляет миром. Евангелист Иоанн, превосходно знавший философию своего земляка, не мог не использовать в своем Евангелии такое необычное слово, как Логос. И применил он его к своему любимому Учителю - Иисусу Христу.

 

Понятие Логоса мы также встречаем у Платона и его ученика Аристотеля. Затем оно перекочевало к стоикам, которые отождествили его с Мировой душой. Таким образом, понятие "Логоса" в эпоху эллинизма было широкое распространенным, к нему быстро привыкли и даже полюбили.

Филон Александрийский – учитель Иоанна Богослова

Известно и больше. На евангелиста Иоанна мог повлиять и другой мыслитель, более последовательный и доступный народу, нежели Гераклит, - это Филон Александрийский (ок.25 до н. э), выдающийся представитель еврейского эллинизма, центром которого была Александрия. Он богослов, апологет иудейства и религиозный мыслитель, оказавший большое влияние на последующее богословие экзегетическим методом и своим учением о Логосе.

 

Филон считает источником греческой мудрости священное писание Ветхого Завета, из которого, по его мнению, мудрость черпали древние философы. Филон был предан своей религии, хотя родной язык, иудейский подзабыл, и свои книги писал на древнегреческом языке. Книги Моисея были для него боговдохновенные, но в каждой букве не только подлинника, но и того греческого перевода, которым он пользовался, в иносказательной форме он применяет учение Платона, Пифагора, Зенона и Клеанфа. Поэтому наиболее значительные сочинения Филона представляют собой комментарий на Ветхий Завет, главным образом на книги Бытия. Философ истолковывает их в смысле популярной греческой философии своего времени.

 

Ветхий Завет Филон трактует как аллегорию и его метод толкования Святых Книг перешел к другим толкователям. Он не считался с грамматическими нормами, главным для него был не язык, а содержание самой книги. Вот потому ключевые слова Библии стали для него символами. Адама философ называет – Земным умом, Еву – Чувственным ощущением, Иакова - Аскетизмом, Авраама – Наукой, Исаака – Благодатью и тому подобное. Этим он хотел подчеркнуть, что Библия – книга великой мудрости и вечных истин. Как видим, учение Филона проникло во все слои римской империи. Под его влияние попали некоторые христианские историки – Климент Александрийский, Иустин Философ, Тертулиан, Киприан Карфагенский и даже апостол Павел. Евангелист Иоанн применил к Логосу другое понятие.

 

Если внимательно присмотреться к книгам евангелиста Иоанна - Евангелию, Апокалипсису и Посланиям – то нетрудно заметить, что апостол постоянно прячется в тени, там его трудно отыскать, хотя не забывает пять раз подчеркнуть, что он и только он, есть «любимый ученик Христа». Но вместе с тем, у евангелиста на первом месте Иисус Христос, Сын Божий, Которого Иоанн обожествляет и называет разными эпитетами, преимущественно в превосходной степени. В Евангелии от Марка Иисус назвал братьев Зеведеевых – арамейским словом «Воанергес», и в Новом Завете оно звучит, как «сыновья грома». Такое название им было дано за их порывистый характер и решительность. Эту черту не забыл подчеркнуть в своем Евангелии и апостол Лука. Когда в Самарянском селении не хотели принять Иисуса на ночлег, лишь потому, что Он имел вид простого путешественника, идущего в Иерусалим, то видя это, братья сказали Иисусу: «Господи! хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал?» (Лк. 9-54). Христос запретил им это делать, а в ответ произнес: «Не знаете, какого вы духа. Ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать». (Лк. 9:55-56). И пошли они в другое селение. Не умолчал об этом событии и апостол Марк. В своем Евангелии он добавил и то, как братья Зеведеевы захотели в Царстве Небесном сесть по правую и левую сторону от Иисуса (Мк. 10:35—37). Но Иисус прервал их сладкие рассуждения, сказав: «Не знаете, что просите; можете ли пить чашу, которую Я пью, и креститься крещением, которым Я крещусь?» Смелые ученики заявили: «Можем». Тогда Иисус сказал им: «чашу, которую Я пью, будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься; А дать сесть у Меня по правую руку и по левую – не от Меня зависит, но кому уготовано» (Мк. 10: 38-40). Евангелист Лука сообщает о новом случае: когда Иоанн Зеведей хотел запретить незнакомому чудотворцу изгонять демонов именем Христа, Иисус не позволил ему это делать. Лука подчеркивает этим случаем Иоаннову решительность.

 

Читая Евангелия от Марка, Матфея и Луки, мы сталкиваемся с интересными фактами и разными событиями, которые свидетельствует о том, что их авторы прекрасно знали все места, где прошла трагическая жизнь Иисуса и его учеников. Три евангелиста в одном порыве рассказывают об одних и тех же событиях, одних и тех же людях, окружавших Христа, о той же природе, географии, флоре и фауне Галилеи, Палестины и Иудеи. Создается впечатление, что названные книги писались людьми, хорошо знавшими родину Иисуса, Его жизнь, смерть и воскресение. Действительно, их объединял один источник информации, из которого они черпали все факты биографии Христа. И мы убеждаемся, что Евангелисты, в большинстве своем, жили в тех местах, где прошли земные годы Иисуса, общались с Ним, были верными Его учениками и разносили по всему миру его Благую Весть – христианскую веру и любовь к Иисусу Христу.

 

Как говорит Зенон Косидовский, книги трех евангелистов можно идентифицировать, то есть, собрать в специальные энциклопедии, конкордации, дать им общее название, подчеркнув их близость, даже родственность. Так появился в библейской науке новый христианский термин – «Синоптические Евангелия», который был принят всеми религиозными конфессиями и наукой. Их авторов стали величать «синоптиками», от греческого слова «синопсис», что значит - общая точка зрения. Синоптики стали надежными, непререкаемыми авторитетами для исследователей жизни и деятельности выдающейся личности всех времен и народов – Богочеловеке Иисусе Христе, а также всей Новозаветной истории с ее героями и природой.

 

Четвертое Евангелие, или Евангелие от Иоанна, по своему характеру сильно отличается от синоптических книг. Это видно каждому, и своей речью, событиями, героями, учением и взглядами на Иисуса Христа, поэтому оно не вошло в канон синоптических книг, хотя является составной частью книг Нового Завета. Оно просто называется «Евангелие от Иоанна», и в Библейском каноне занимает четвертое место. Ученые посчитали, что евангелист Иоанн своими фактами и историями сходится в своей книге с синоптиками лишь в восьми процентах. Остальное – это плод его личного воображения или творчества. Если в синоптических Евангелиях Иисус выглядит больше человеком, то в Евангелии от Иоанна – Он Богочеловек, Он Христос и Сын Бога Живого. Иоанн рисует Его духовной сущностью, святой Личностью, Которую народ принимает как своего Бога.

 

У синоптиков Иисус – скромный, о себе говорит неохотно, печется в основном о людях, их морали, их здоровье и чистоте христианской веры. Он избегает ненужных вопросов о себе, не раскрывает свою личность, всегда сдержан и таинствен, даже приказывает своим ученикам молчать, кто Он в действительности есть. В Евангелии же от Иоанна, Иисус - очень разговорчивый. Он всегда на виду, и говорит о Себе много, преимущественно в превосходной степени и всегда со ссылкой на Отца Своего. «Верующий не в Меня верует, но в Пославшего Меня; И видящий Меня видит Пославшего Меня. Я свет пришел в мир, чтобы всякий верующий в Меня не оставался во тьме. (12:45-47). И еще: « Я Сам свидетельствую о Себе, и свидетельствует о Мне Отец, пославший Меня» (8:18); «Я есть дверь: кто войдет Мною, тот спасется»; «Я есть пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец»; «Я и Отец – одно».

 

Иоанн никогда не разлучался с Иисусом: он присутствовал при воскрешении дочери Иаира, при Преображении Христовом, а во время Тайной Вечери возлежал возле Христа. Иоанн единственный из всех апостолов был у подножия Креста, на котором висел распятым Христос и плакал вместе с матерью Иисуса, переживая с ней мученическую смерть ее Сына. В Евангелии Иоанн напишет: «При кресте Иисуса стояли Матерь Его, и сестра Матери Его Мария Клеопова, и Мария Магдалина. Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: «Жено! се, сын Твой». Потом говорит ученику: «Се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе» (Ио. 19:25-27). Значит, с этого времени апостол Иоанн служил Деве Марии до Ее смерти.

 

Джотто (1267-1337). Изгнание торговцев из храма.

Джотто (1267-1337). Изгнание торговцев из храма.

 

 

«Я есть пастырь добрый»

Вовсе не удивительно, что евангелист Иоанн мало интересуется историческими фактами, а больше духовной жизнью Иисуса и его апостолов. Именно этим он дополняет других евангелистов. У него свой стиль написания книги, свои герои, свои методы по раскрытию святых образов, которые отличаются от синоптиков. Если говорить об Иисусе Христе, главном образе Евангелия от Иоанна, то Его личность немного отличается от того Иисуса, которого мы видим у других евангелистов. Иисус Иоанна более открыт людям, как мудрец. Он больше духовная личность, святая, и требующая к Себе большего внимания, чем у синоптиков. Иисус в Евангелии от Иоанна не только возвышенная личность, Он Сын Бога, Богочеловек, выступающий от имени Своего Отца и по Его велению; Он Спаситель человечества. Но в Евангелии от Иоанна много величественных сцен и высокопарных названий, относящихся к Христу. Его Иисус всегда говорит афористически, литературно и с пафосом.

 

Интересно послушать, что говорит о себе Христос в Евангелии от Иоанна: Я – дорога; Я есть пастырь добрый; Я – дверь, когда через меня кто войдет и выйдет, то пастбище он найдет; Я - хлеб жизни; Я – воскресение; Кто верует в меня – вовек не умрет; Кто видел Меня, той видел Отца; Я и Отец - мы едины; Я - свет для мира; Я есмь путь и истина и жизнь: Я дух истины, и так далее. Несмотря на разные названия, Он говорит о себе всегда верно, всегда к месту и Его слова проникают в душу народа. Иисус Иоанна – это очень грамотный проповедник, достигший вершин в мудрости и богословии. Когда Он говорит, народ радуется, а книжники и фарисеи, чернеют от зависти. Перечитывать Евангелие от Иоанна – одно удовольствие, оно, как святая книга, имеет и лечебную направленность: успокаивается душа, исчезают боли, появляется тихая радость, а сердце ликует от святости. Лично я перечитывал Ианново Евангелие несколько раз и всегда чувствовал прилив святой энергии, мудрости и музыкальности, от речей Иисуса Христа.

 

Большинство историков церкви с теплотой относятся к Иоанновой книге. Для них она - любимая и святая книга: не только занимательная, правдивая, но близкая и родная от начала и до конца. Вряд ли, когда-либо, человечество напишет нечто подобное, которое бы действовало на душу и сердце с такою силою, как Четвертое Евангелие. Читатели этой книги наслаждаются ее духовною музыкою, созданною дивным автором. Это бессмертное произведение, оно величественное и простое, оно никогда не потеряет свою актуальность и не только потому, что в нем присутствуют дорогие нам образы, а потому, что в нем Библейская история. Святая история, рассказанная нам живым участником всех ее событий. И мы видим, что перед нами не просто рыбак Генисаретского озера, не простой создатель этой книги, а один из лучших сынов Евангельской истории: апостол-поэт, апостол-мыслитель, высоко духовная и нравственная личность, способная передать глубину человеческой мысли и силу музыкальных звуков с такой мощью, что Евангелие от Иоанна запомнится нам на всю оставшуюся жизнь. Его книга – святая книга, а мысли автора настолько тесно связаны между собой, настолько нерасторжимы и подчиняются одной цели, что не прочитать его невозможно.

 

Иоанн очень часто прибегает к обычному в библейской поэзии параллелизму и по большей части – отрицательному. Эту особенность подметил епископ Кассиан Безобразов в своей книге «Христос и первое христианское поколение», который пишет: «По сравнению с первыми тремя Евангелиями, в Ин. поражает отсутствие поступательного движения. Его главное содержание составляют большие речи отвлеченного догматического содержания, и те немногие притчи, которые Иоанн приводит – например, о дворе овчем в гл. 10, (стт. 1 и слл), или о лозе в Прощальной Беседе (15:1) и слл) - отличаются от синоптических притч этим же отсутствием движения» (3). (Касиан Безобразов). Они дают как бы моментальный разрез чего-то постоянно существующего или неизменно повторяющегося. Его притчи совсем не похожи на синоптиков, представляющих собой маленькие рассказы не столь увлекательного содержания. Один из исследователей XX столетия сравнил синоптиков с быстро текущею рекою, а евангелиста Иоанна - с морем, которое величественно колышется в своих берегах.

 

Исцеление дочери Иаира

Исцеление дочери Иаира

 

Есть в Евангелии от Иоанна одна очень интересная особенность, на которую невозможно не обратить внимание. Скорей всего она говорит о большой любви автора к Иисусу, нежели о чем-то другом. Это часто повторяемые слова Христа, обращенные к собеседнику: «Истинно, истинно говорю вам». Они сопровождают Иисуса от крещения, до Его трагической смерти. А впервые мы их услышали в беседе с членом Синедриона, фарисеем Никодимом, который пришел к Иисусу ночью и сказал Ему: «Рави! мы знаем, что ты – Учитель, пришедший от Бога; ибо таких чудес, каких Ты творишь, никто не может творить, если не будет с ним Бог» (4). (Ио. 3:2-3). Иисус же в ответ говорит ему: «Истинно, истинно говорю тебе: если кто не родится свыше, не может увидеть Царства Божия». Никодим от таких дивных слов растерялся. Он спрашивает Его, как же может человек родится, если он уже стар? Неужели он может вторично войти в утробу матери, чтобы снова родиться? Иисус вторично отвечает ему в привычной манере: «Истинно, истинно говорю тебе: если кто не родиться от воды и Духа, не может войти в Царство Божие. Рожденное от плоти, есть плоть, а рожденное от Духа есть дух. «Истинно, Истинно говорю тебе: Мы говорим о том, что знаем и свидетельствуем о том, что видели, а вы свидетельства Нашего не принимаете», (Ио.3:2-6).

 

В Иоанновой книге мы видим очень теплое отношение Иисуса к своему народу. Христос постоянно говорит с людьми, наставляет их, старается приободрить, наполнить святостью и помочь в беде. Он не может пройти мимо страждущего человека, пока не окажет ему помощь. В гл. 5 евангелист сообщает, как Иисус исцеляет больного в Овчей Купели, в Иерусалиме. Он проходил мимо Купели и увидел страдающего калеку, Ему стало жаль молодого калеку, и Он вылечил его. Но зная свирепый нрав фарисеев, Иисус приказал больному молчать, кто Он и зачем это сделал. А после этого «Иисус скрылся в народе, бывшем на том месте». Затем, на обвинения Иудеев о запрете лечить в субботу, Иисус произносит большую, очень теплую и мудрую речь «об Отце и Сыне», в которой мы снова слышим его любимое выражение: «Истинно, истинно говорю вам: Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего; ибо что творит Он, то и Сын творит также». Затем снова повторяет свои мудрые афоризмы, чтобы убедить слушателей, что Он все делает по воле Отца своего, несмотря на то, что Отец и Сын в своей жизни и своих поступках автономны. «Ибо, как Отец имеет жизнь в Самом Себе, так и Сыну дал иметь жизнь в Самом Себе» (5:25-26).

 

 

«Дул сильный ветер и море волновалось»

Между тем, в гл. 6 говорится о переправе Иисуса на другую сторону Галилейского озера, в окрестности Тивериады (ст. 1). Но о Его возвращении из Иерусалима в Галилею нет ни слова. Затем, неожиданно, Он взошел на высокую гору и там сидел с учениками своими. Название горы, время пребывания и цель такого ухода, автор почему-то не сообщает. А говорит лишь о том, что народ хотел избрать его царем, но Иисус не захотел и сбежал на сию гору с учениками.

 

Радует нас поступок Христа, описанный в Евангелие под названием «Хождение по Тивериадскому морю».

 

Н.К. Рерих. Генисаретское озеро

Н.К. Рерих. Генисаретское озеро

 

Когда стало темно, ученики Иисуса сели в лодку и отправились на ту сторону моря, в Капернаум. Дул сильный ветер, и море волновалось. Когда они проплыли около двадцати или тридцати стадий, они увидели Иисуса, идущего по морю и приближающего к лодке. Они хотели принять его в лодку, но лодка неожиданно пристала к берегу, куда они плыли. Было странно, но Иисус куда-то исчез и только на другой день появился. Когда Его спросили: «Рави! Когда Ты сюда пришел?», то ответ услышали дивный. Иисус сказал им: «Истинно, истинно говорю вам: вы ищите Меня не потому, что видели чудеса, но потому, что ели хлеб и насытились». Затем, продолжая говорить, Иисус прочел им мудрую лекцию о хлебе живом, хлебе жизни, и что верующий в Него будет иметь жизнь вечную». «Я есмь хлеб жизни», - говорит Христос. «Я - хлеб жизни», «ядущий хлеб сей, будет жить вовек», «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, а Я в нем» и другие непонятные слова. Ученики и другие Его слушатели растерялись. «С этого времени, - пишет Иоанн, - многие из учеников его отошли от Него и уже не ходили с ним» (6:51-66). Наше мнение, что в данном случае таинственную речь Христа народ не мог до конца понять, в силу своей глухоты и слепоты, поэтому часть Его слушателей перешли к другим проповедникам.

 

Еще одну загадку мы встречаем в гл. 12, после Торжественного Входа Иисуса в Иерусалим. Народ, бывший с Ним прежде, знал, что «Он вызвал из гроба Лазаря и воскресил его из мертвых», потому все пришли в Иерусалим послушать Его. Среди них были и эллины. Они подошли к Филиппу, бывшему из Вифсаиды Галилейской, и говорят ему: «Господин! Нам хочется видеть Иисуса» (12:21). Филипп сообщил об этом апостолу Андрею и оба они передали просьбу эллинов – Христу. Ответ Иисуса их озадачил. Иисус сказал им: «Пришел час прославиться, Сыну Человеческому» (12:23). Иисус в привычной для Себя манере, отвечает эллинам загадками: «Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода. Любящий душу свою погубит ее; а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную» (12:24-25). Слушатели стояли молча, не шевелясь, воспринимая таинственные афоризмы Христа.

 

Затем, выдержав паузу, Иисус произносит скорбную речь о Себе, Своем Отце и говорит: «Кто Мне служит, Мне да последует, и где Я, там и слуга Мой будет; и кто Мне служит, того почтит Отец Мой». Душа Моя теперь возмутилась, продолжает Иисус, и обращается к Своему Отцу: «Отче! Избавь Меня от часа сего! Но на сей час Я и пришел. Отче! Прославь имя Твое. Тогда пришел с неба глас; и прославил и еще прославлю» (12:26-28). Иисус же в ответ сказал, что этот глас пришел не для Него, а для народа. Ныне судить будут мир сей, ныне буде изгнан князь мира сего. И когда Он вознесен будет от земли, то всех привлечет к Себе. Для большинства народа было непонятно, о чем говорит Христос. Насколько они знали из закона, что «Христос пребывает вовек». «Как же Ты говоришь, что должно вознесену быть Сыну Человеческому? Кто Этот Сын Человеческий?» 12: 34). Иисус снова, не проясняя вопроса, продолжает говорить загадками и символами. И напоследок посоветовал народу: «Ходите, пока есть свет, чтобы не объяла вас тьма, а ходящий во тьме не знает куда идет; Доколе свет с вами, веруйте в свет, да будете сынами света. Сказав это, Иисус отошел и скрылся от них» (12:35-36).

 

У евангелиста Иоанна своеобразный взгляд на чудеса Иисуса. Если у синоптиков чудеса, творимые Христом, в подавляющем большинстве имеют под собой земную почву, они реальные, то в Евангелии от Иоанна – многие чудеса носят аллегорическую форму. У синоптиков Иисус не только Сын Божий, но и добрый учитель, врач и чудотворец, Который исцеляет и лечит, руководствуясь исключительно чувством милосердия и любви к людям. Он святой, и, в тоже время, пророк, живущий со своим народом, знающий его обычаи и нравы. Он непререкаемый авторитет в Галилее, Самарии, и Иудее, Он любимец своего народа, Он Бог и человек. В Евангелии от Иоанна Иисус несколько отличается от того образа, который создали синоптики. Он несколько далек от мирских дел, Он лишен человеческих черт, Он как будто бы мифический. Если Иисус в Иоанновом Евангелии говорит или беседует, то исключительно высоким стилем, афоризмами и загадками. Мы ни разу не нашли того случая, когда б Иисус говорил с народом простыми словами и о своих бедах. Он говорит только о Себе, Своей миссии, Своей судьбе, которую народу разгадать не просто. Иногда создается впечатление, что слушатели не знают, чего хочет Иисус. Наверное, Он хочет привить своим слушателям христианскую мораль и любовь друг к другу. Ведь Его высказывания - это великие истины, не поддающиеся сомнению. И читатель видит, что Иоанн всячески старается убедить своих читателей в божественности Иисуса, в своей любви к Нему, и так старается, что часто переходит границы разумного. Хотя образ Иисуса Христа в его книге, от этого вовсе не искажается, наоборот, Он делается для народа близким и родным, а Его речи, которые не всегда понятны, можно слушать до бесконечности.

 

Примерно в таком контексте передаются все чудеса Иисуса, вследствие чего они приобретают в его книге иное значение, нежели у синоптиков. Иоанн всячески старается нас убедить, что перед нами не простой человек, а Сын Божий и Сын Человеческий, наделенный Богом Отцом Божественным Духом и Его Силой. Мы верим автору, но хочется услышать больше о Сыне Божьем, о его земных делах и небесных. Несмотря на то, что апостол Иоанн прошел всеми дорогами Иисуса, редко отлучался от Него, присутствовал почти на всех Его чудесах, и знает их не понаслышке, в своей книге он представляет лишь те из них, которые соответствуют его пониманию. Остальные чудеса, Иоанн полностью опускает. Видимо он не хочет повторять сказанное синоптиками. Вот потому их в его книге восемь. Два из них - хождение Иисуса по воде и накормление пяти тысяч человек пяти хлебами, - имеются у синоптиков, а вот шесть – исключительно личный вклад Иоанна в сокровищницу Иисусовых чудес. Три из них, евангелист посвящает лечению больных. Так, в Капернауме, Он вылечил сына царедворца, находящегося при смерти. На просьбу опечаленного отца, исцелить его сына, который при смерти, Иисус говорит ему как Учитель ученику: «вы не уверуете, если не увидите знамений и чудес». Царедворец, не понимая ни слова, снова просит Иисуса: «Господи! приди, пока не умер мой сын». В ответ ему Иисус, как исполнивший Свое дело, отвечает: «пойди, сын твой здоров». (5). (4:47-50). Царедворец поверил словам Иисуса, и уже на дороге слуги сказали ему, что сын его здоров. «Вчера, - говорят они, - в седьмом часу горячка оставила его» (4:52). В данном случае, все произошло как в жизни: все великое делается простым. Это было второе чудо Иисуса, которое Он сотворил, возвращаясь из Иудеи в Галилею.

 

Также Иисус вылечил калеку, который мучился 38 лет подряд. Это произошло в Иерусалиме, в субботу, на Иудейский праздник. Иоанн, как свидетель этого события, описал его подробно, причем очень убедительно и красочно. Мы узнаем, что все произошло в Иерусалиме у Овечьих ворот, возле купальни Вифезда, при которой было пять крытых ходов. В них лежало великое количество больных, слепых, хромых, иссохших, ожидающих появления целебной воды, которую Ангел Господень должен был «возмутить». Увидев лежащего калеку, и узнав, что он лежит, долгое время, Иисус говорит ему: «Хочешь быть здоровым?» Больной отвечает, что очень хочет, но нет такого человека, который бы первым опустил его в купальню, когда возмутится вода. Когда он приходит, другой уже сидит, прежде него. Иисус говорит ему: «встань, возьми постель твою и ходи». И больной сразу выздоровел, взял постель свою и пошел. Было же это в день субботний, уточняет Иоанн.

 

И тут начинается целая история. Оказывается, иудеи пристально наблюдали за Иисусом, они хотели знать, кто этот смутьян, что нарушает их законы, лечит людей в субботу. И призывает их идти в Царство Небесное. Иоанн посвящает этой истории целых две страницы. Оказывается, иудеи уже давно охотились за Иисусом, они хотели Его поймать и убить. В данном же случае, «…стали Иудеи гнать Иисуса и искали убить Его за то, что Он делал такие дела в субботу» (5:16-17). Читателям непонятно: если Иудеи ищут Его, чтобы убить, тогда зачем же они гонят Иисуса и на протяжении всего Евангелия ищут Его, чтобы таки убить? Но Иисус не убегает от них, он с ними беседует о своем Отце Боге, о себе, как Сыне Бога и равному Богу. И говорит им своими любимыми словами: «Истинно, истинно говорю вам: Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего: ибо, что творит Он, то и Сын творит также» (5:19). И только после дружеской беседы на тему «Бог Отец и Бог Сын», продолжавшейся более часа, Иисус спокойно пошел «на ту сторону моря Галилейского, в окрестности Тивериады; за Ним последовало множество народа, потому что видели чудеса, которые он творил над больными» (6:1-2). И никто из Иудеев не преследовал Его, не старался поймать и убить. Чистая мирная сцена без драматизма и насилия. Правда речь Иисуса, обращенная к фарисеям, книжникам и первосвященникам не всегда столь убедительная, чтобы эти враги Иисуса поверили Ему.

 

 Босх (1450-1516). Иоанн на острове Патмос

 Босх (1450-1516). Иоанн на острове Патмос

 

Следующее чудо произошло со слепым человеком. Опять была суббота, и все совершалось в Иерусалиме. Проходя возле Иерусалимского храма, Иисус увидел человека, слепого от рождения. Ученики спросили Иисуса, кто согрешил, он или родители его, что родился слепым? Иисус ответил, что ни он, ни его родители в этом невиновны. Он родился для того, чтобы на нем явились дела Божии. Поскольку сейчас день, «Иисус должен делать дела, Пославшего его. Ибо приходит ночь, и все дела отменяются». Евангелист Иоанн, как непосредственный участник этого события, подробно сообщает нам, как лечил Иисус слепого человека. Сначала Он сказал: «Доколе Я в мире, Я свет миру». Затем «Он плюнул на землю, сделал брение из плюновения и помазал брением глаза слепому. И сказал ему: пойди, умойся в купальне Силоам, что значит: «посланный». Он пошел и умылся, и пришел зрячим» (9:2-7).

 

Реакция народа на чудеса Иисуса была теплой. Все хвалили Иисуса, называли Его пророком и Сыном Божьим. Одни фарисеи и книжники были в большой тревоге и недовольны случившимся. Они затеяли целый судебный процесс по выяснению, как лечил слепого человека этот чудотворец, кто Он такой и действительно ли слепорожденный прозрел? И снова Иудеи хотели схватить Его и убить. А тут выясняется, что Иисус мирно беседует со своими врагами об истине, грехе, Боге Отце, О Себе, что от Бога пришел, о фарисеях и книжниках, которые не от Бога и творят зло и о том, почему Он славит Себя. И никто Его не схватывает, никто не бросает в темницу

«Много добрых дел показал Я вам»

Не трудно заметить, что через Евангелие от Иоанна проходит противоположение света и тьмы. Свет это Иисусово служение в свете дня (9:45), это его деяния и поступки. А действия иудейских первосвященников, фарисеев и книжников – это тьма. Они истинные олицетворения тьмы. Иисус говорит народу: «кто ходит днем, тот не спотыкается, потому что видит свет мира сего; А кто ходит ночью, спотыкается, потому что нет света с ним». (Ио. 11:9-10). Всякий раз, когда Иисус совершает свои чудеса, принося радость людям, носители тьмы стараются найти Его и предать суду: то, как нарушителя еврейских законов, то, как смутьяна, выступающего против Иудейского государства, то, как богохульника, противника иудейской религии. Они даже схватили каменья, чтобы побить Его, но Иисус своей мудрой речью, остановил их: «Много добрых дел показал Я вам от Отца Моего; за которое из них, хотите побить меня каменьями?». Фарисеи же отвечали Ему, что убить хотят за богохульство и за то, что «будучи человек, делаешь Себя Богом». И также за то, что якобы видел Авраама и заявляешь, что «прежде, нежели был Авраам, Я есмь» (Ио,10:32-57). По окончании беседы «Иисус скрылся и вышел из храма, пошед посреди них, и пошел далее»(10:59). Следовательно, фарисеи дрогнули, погони за Ним не было, все разошлись мирно.

 

Что удивляет в Евангелии от Иоанна? А то, что Иисус, после свершения своих дел, вовсе не прячется от фарисеев, Он всегда на виду, среди народа и редко убегает от своих преследователей. Он постоянно беседует со своими врагами, учит их разуму и мудрости, стыдит их за слепоту, называет их Отца «диаволом», «похотливым и человекоубийцем», «он лжец и отец лжи» (8:44). Иисус превосходит их своим умом, поведением, святостью. Это два непримиримых мира. Фарисеи обвиняют Иисуса в том, что в Нем сидит бес, и что Христос, силами этого нечистого, лечит людей. Они спрашивают Его: «Неужели Ты больше отца нашего Авраама, который умер? и пророки умерли: чем Ты Себя делаешь?». Иисус отвечает им, что если Он сам себя славит, то слава его ничто. «Меня прославляет Отец Мой, о Котором вы говорите, что Он Бог ваш; И вы не познали Его, а Я знаю Его; и если Я скажу, что не знаю Его, то буду подобный вам лжец; но Я знаю Его и соблюдаю слово Его». (8:52-55). И еще говорит Иисус, что беса в Нем нет, но Он уважает Отца своего, а фарисеи и книжники бесчестят Его. Следовательно, общественное служение Христа, - пишет Иоанн, - есть служение в свете дня (9:4-5), (11:9-10), (12:35-36). Когда евангелист Иоанн пишет о том, что фарисеи и первосвященники постоянно ищут Иисуса, чтобы убить Его и никак не могут найти, то он слишком лукавит. Иисус никогда не прячется, Он постоянно в гуще простого народа и постоянно среди своих врагов, с которыми мирно беседует о богословских вопросах.

 

Для евангелиста Иоанна очень значимы два чуда Иисусовых, он их выставляет на всеобщее обозрение и единственно для того, чтобы читатели прониклись глубоким чувством к Христу, как Сыну Божьему и как Богочеловеку. Это чудо в Кане Галилейской и воскрешение Лазаря. Остановимся на них.

 

Город Канна Галилейская находился от Назарета примерно в шести километрах. В этом городе родился и жил апостол Нафанаил. Он очень любил свой цветущий городок, а к Назарету был несколько сдержан. На то были у него свои причины. Поэтому, когда апостол Филипп говорит Нафанаилу, что «мы нашли того, о котором писал Моисей в Законе и Пророках – Иисуса, сына Иосифова из Назарета», то Нафанаил ответил ему так: «из Назарета может ли быть что доброе?», Филипп удивился ответу друга и сердито сказал: «Войди и посмотри!». Иисус слышал эту беседу, она Ему не очень понравилась. Увидев идущего к Нему Нафанаила, Он говорит о нем: «Вот, подлинно Израильтянин, в котором нет лукавства». И после признания, что Он видел его под смоковницей, Нафанаил уверовал в Христа и назвал его «Сыном Божьим» и «Царем Израилевым».

 

А на третий день, описывается свадьба, проходившая то ли у товарища, то ли родственника Нафанаила, а может и у родственника самого Христа. На свадьбу были приглашены Иисус, Его ученики, Его мать Мария, которая очень редко появляется во всех четырех Евангелиях. И когда веселье было в самом разгаре, неожиданно закончилось вино. Мать Иисуса, зная о необыкновенном даре своего Сына, обратилась к Нему с просьбой: «Вина нет у них», на что Иисус уклончиво ответил: «Еще не пришел час Мой». Тогда мать обратилась к слугам с просьбой: «что скажет Он вам, то сделайте». Во дворе свадебного дома стояло шесть каменных водоносов. Емкости вмещали в себе по три меры. Иисус приказал наполнить эти сосуды водой до верха. Когда все было сделано, Иисус говорит им: «Теперь почерпните и несите к распорядителю пира». Когда тамада отведал эту жидкость, то обратился к жениху и сказал ему: «Всякий человек подает сперва хорошее вино, а когда напьются, тогда худшее. А ты хорошее вино сберег доселе». Так было совершено первое чудо Иисуса, которое запомнилось Иоанну. Известно, что он сам был на той свадьбе и пил новосозданное вино.

 

Каравджо (1571-1610). Воскрешение Лазаря

Каравджо (1571-1610). Воскрешение Лазаря

 

Все Иисусовы чудеса были направлены на оздоровление людей и уменьшение их страданий. Иисус никогда не отказывал в своей помощи ни калекам, ни больным разными болезнями. Главным для него было то, чтобы как можно быстрее помочь больному человеку. Страдание и радость выздоровления – главная черта всех Новозаветных книг. Удивительно, но изо всех чудес, произведенных Иисусом, лишь одно – чудо в Канне Галилейской, было сделано для праздничного настроения присутствующих. И произошло оно так незаметно, что сам евангелист Иоанн не мог разгадать, каким способом оно было выполнено. Своим поступком Иисус засвидетельствовал, что религия, которую Он принес в мир, не есть религия аскетизма, как об этом толковали первосвященники и фарисеи, а на самом деле, есть религия человеческой радости и любви. Своим поступком, Христос благословил брак и засвидетельствовал чистоту верности семейных отношений. Следующее чудо Иисус произвел в городке Вифлиеме, в котором Он родился и где жили его верные ученицы – Мария и Марфа. В Евангелии от Иоанна оно названо, как Воскресение Лазаря.

«Юноша! тебе говорю, встань!»

Из книг Нового Завета известно, что до этого Иисус воскрешал из мертвых разных лиц. Например, Евангелист Марк пишет о воскресении дочери начальника синагоги так: перед тем как ее воскресить, Иисус позвал сначала ее отца, мать, потом своих учеников, затем подошел к мертвой девушке, взял ее за руки и тихо промолвил: «Дщерь, говорю тебе, встань! И в тот де час поднялась дева и ходила по дому». Способ лечения людей, используемый Христом, известен был каждому евангелисту: это святость самого Христа. Евангелисты передали его нам в доступной форме. Хотя мы знаем, что не в словах было дело, даже не в действиях Иисуса. Скорее всего, истина находилась в святости самого Лекаря, Его Божественности. Вот как Лука пишет о воскресении сына вдовы. Иисус сжалился над одинокой женщиной и сказал ей, чтобы она не плакала. Затем подошел, прикоснулся к одру, на котором лежал мертвый юноша и тихо произнес: «Юноша! тебе говорю, встань! Мертвый поднявшись, сел и стал говорить: и отдал его Иисус матери его» (Лк,7:14-15). А присутствующие напугались и начали хвалить Бога.

 

Евангелист Иоанн воскресение Лазаря рисует совсем не такими привычными красками, какие мы встречаем у синоптиков. Его воскресение – это целая драматическая сцена, наполненная Филоновой метафизикой и мистикой. В этой картине много сцен, много действующих лиц, распоряжений и проповедей. Воскресение поделено на три части. Первая – это горе сестер Лазаря, Марии и Марфы. Той Марии, которая помазала Господа миром и отерла Ему ноги своими волосами, и той Марфы, которую любил Иисус. «Иисус же любил Марфу и сестру ее и Лазаря». Марта сообщает Иисусу, что ее брат Лазарь умер и уже четыре дня лежит в гробу. «Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой; Но и теперь знаю, что чего Ты попросишь у Бога, даст Тебе Бог» (11:21-22). К этой части относится также декларативная речь Иисуса: «Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий живущий и верующий в Меня, не умрет вовек. Веришь ли, сему?». (11:25-26).

 

Во второй части показана встреча Марии, второй сестры Лазаря, с Иисусом возле кладбища. Мария, когда увидала Иисуса, пала к ногам Его и запричитала теми самыми словами, что и Марфа: «Господи! если бы ты был здесь, не умер бы брат мой». Иисус как услышал, что Мария горько плачет, а с ней и иудеи, «воскорбел духом и возмутился». А когда увидел, где положили покойника, прослезился. В третьей и последней части передано само воскресение Лазаря. Иисус просит отвалить камень от гроба, где лежит тело Лазаря, и когда было исполнено, Мария говорит Ему: «Господи! уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе». Иисус же возвел очи к небу и сказал: « Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня; Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня». Затем, посмотрел вверх, поднял руки к небу и громким голосом сказал: «Лазарь! иди вон!». И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам белыми погребальными пеленами и лицо его было обвязано платком. Тогда Иисус обратился к присутствующим: «Развяжите его, пусть идет».

 

Для читателей все-таки остается тайной, почему это, столь важное событие, как воскресение Лазаря, неизвестно другим евангелистам – Марку, Матвею и Луке, писавшим свои книги намного раньше Иоанна, и в евангелиях которых исторического материала намного больше Четвертого Евангелия. Наверное, потому, что названное событие настолько врезалось в память впечатлительному апостолу, что умолчать о нем у него не хватило сил. Если другие забыли, то Иоанн не забыл, для него это был урок на всю жизнь. К тому же, он хотел добавить к другим чудесам Христа такое, которому сам был свидетель и принимал в нем активное участие. Такое, как мы знаем, не забывается.

 

Веронезе (1528-1588 ).  Христос излечил слепого

Веронезе (1528-1588 ).  Христос излечил слепого

 

Мы считаем, что глава 20 Евангелия от Иоанна, есть самая автобиографическая страница из жизни Иоанна Богослова. Она просто удивительна для нас и показывает «любимого ученика Иисуса» совсем с другой стороны. После того как Иосиф Арифамейский, ученик Иисуса, с разрешения Пилата снял тело Его, пришел также и Никодим, приходивший к Иисусу ночью. Он принес состав из смирны и алоя. Они сняли тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями, как было принято погребать в Иудее. На месте, где был распят Иисус, был сад и в саду был новый гроб, в котором еще никто не был положен. Там положили Иисуса. В первый же день недели, очень рано, когда еще было темно, приходит ко гробу Мария Магдалина и видит, что камень от гроба отвален. Она бежит к апостолу Петру, затем к «ученику, которого любил Иисус» и с тревогой говорит, что Господа в гробе нет. Петр и другой ученик (Иоанн) побежали к кладбищу. Иоанн же прибежал первым. Наклонившись, он увидел лежавшие пелены, но в гроб не вошел. Петр же, смело вошел в гроб и увидел, что вместо Иисуса лежат пелены и платок, которым была повязана голова Иисуса. Лишь тогда вошел «любимый ученик» и уверовал. Затем апостолы возвратились к себе, оставив возле гроба плачущую Марию Магдалину.

 

Говорим об этом событии потому, что нас удивила нерешительность «любимого ученика», который первым прибежал к гробу, но в гроб не вошел, а подождал Петра и пропустил его туда первым. Что это, трусость или нерешительность верного ученика? Некоторых удивляет сообщение Иоанна, что все эти трагические события проходили «в первый день недели», тогда как синоптики говорят другое - в четверг и пятницу. Однако согласно иудейскому и христианскому календарю, основанному на Библии, воскресенье считается первым днём недели, следующим за «днём седьмым», субботой (Исх. 20:10). И так как воскресение Иисуса произошло на третий день, то все совпадает.

 

Не обрадовал нас Иоанн и своим молчанием описания земной жизни Христа. Видимо это было сделано сознательно, ведь другие евангелисты рассказали об Иисусе значительно больше. Ведь в своем Евангелии Иоанн показал в основном Божественность Христа, сознательно или не сознательно пропуская многие страницы Его земной жизни.

 

Чудеса в Иоанновой книге служат главнейшей цели – раскрыть смысл спасительных деяний слова, говорит А. Мень. В отличие от язычников-пантеистов, люди Библейской веры не могли помышлять о единении со всемогущим Богом. Лишь после того, как Единородный Сын явил Себя, Он стал «дверью» в Царство Божественного. Христос открыто повторяет священную формулу – «Я есмь», которая была синонимом Имени Божьего и считалась запретной (8:24, 28, 58,; 13:19). Во Христе осуществились чаяния ветхозаветного человечества: сама премудрость Божья сошла в мир.

«Дети! Недолго Мне быть с Вами»

Для нас непонятно, почему Иоанн не сообщает, где проходила Прощальная Вечеря Иисуса, в каком часу и были ли все ученики на ней. Узнаем мы лишь то, что она состоялась ночью, тогда как у синоптиков – днем. А вот действия Иисуса на ней, вне всякого сомнения, переданы очевидцем всех ее событий. Беседа начинается рассказом об омовении ног Иисусом, своим ученикам. Она близка нам тем, что мы не только узнаем о предателе Иисуса – Иуде Искариоте и скором уходе Его из земной жизни, а еще теплыми словами Христа, обращенными к своим апостолам: «Дети! - говорит Христос, - недолго уже быть мне с вами: будете искать Меня, и как сказал Я Иудеям, что, куда Я иду, вы не можете придти, так и вам говорю теперь. Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, и как и вы любите друг друга; По тому узнают, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ио, 13:33-35). Кроме теплого рассказа о Себе и Своем Отце, ученики услышали от Иисуса искреннее заверение, что Он не оставит своих Учеников сиротами. «Я иду от вас и приду к вам», - говорит Христос.

 

Вообще-то, в Евангелии от Иоанна очень много волнующих сцен, все они талантливо переданы Иоанном, этим большим мастером художественного слова. Ведь его Евангелие издревле считается духовным, в нем преимущественно, по сравнению с первыми тремя, содержатся беседы Господа о глубочайших истинах веры — о воплощении Сына Божия, о Троице, об искуплении человечества, о духовном возрождении, о благодати Святого Духа и о Причащении. О Евангелисте Иоанне и его мудрых книгах много теплых слов сказали разные историки христианства. В конце статьи мы приведем высказывания отдельных из них, чтобы засвидетельствовать, что перед нами действительно великая личность, создавшая такой бессмертный шедевр.

 

Историки церкви пишут, что Евангелист Иоанн странствовал из города в город, выполняя свою апостольскую миссию, и, наконец, после многолетних скитаний и пережитых злоключений, поселился в Эфесе. К составлению мемуаров он приступил в пожилом возрасте. Память редко изменяла апостолу, он превосходно помнил даты, последовательность библейских событий, другие подробности из жизни Иисуса Христа, и что самое главное, мог правдиво передать образ Иисуса Христа. Христос виделся ему в образе Богочеловека, в окружении народа и в ореоле славы. Что касается влияния греческой философии на Евангелие от Иоанна, то оно объясняется его многолетним пребыванием в Эфесе, городе философов и богословов.

 

Нужно сказать, что с начала пятидесятых годов жизнь апостола Иоанна, окутана мраком. Лишь в 90 годы мы вновь встречаемся с ним, как великим Эфеским старцем. Из Нового Завета мы знаем его как предстоятеля Асийской церкви и автора пяти христианских книг. За свою веру он был сослан на греческий остов Патмос, где написал свою знаменитую и волнующую книгу «Апокалипсис». О его служении в старости до нас дошли разные документы церковных писателей. Все они сообщают, что уже во втором веке Иоанн претерпел страдания в Риме. Будучи опущенным в кипящее масло, он вышел из котла невредимым. Это произошло во времена гонения Домициана. По свидетельству Иренея Лионского, Иоанн получил откровение к концу его правления. В 96 году, Домициана сменил другой диктатор – Нерва. Иоанн в этот период уже жил в Эфесе. Иреней пишет о борьбе Иоанна с еретиком Керинфом. Увидев Керинфа в бане, апостол Иоанн, в знак неуважения к нему, спешно покинул это заведение, чтобы не запачкаться его враждебным духом.

 

Еще одно предание сообщает, что евангелист Иоанн носил на челе золотую дщицу, Иудейского первосвященника. И хотя это не соответствует правде, зато имеет глубокий символический смысл. Также известно, что в Иерусалиме Иоанн был одним из столпов Иудеохристианства. Вот потому в его Евангелии удивляют многочисленные цитаты из Ветхого Завета, а «Апокалипсис», вообще весь переполнен ветхозаветными образами. Это свидетельствует о том, какую глубокую память оставило на нем религиозное служение в Эфесе. Большинство исследователей пишут, что Евангелист Иоанн был образованным человеком. Его подвижническая жизнь, сделала апостола философом и богословом. Это видно по тому, что его «Логос» проясняет отношение духа и материи, добра и зла. Значит, он был знаком с работами Платона и других греческих мыслителей. В своей книге Иоанн иногда прибегает к Платоновскому диалектическому методу. Это видно по тому, как Иисус задает вопросы своим собеседникам, внимательно выслушивает их ответы и затем, вскрывая их противоречия, дает неожиданный ответ. Примерно такой же метод использует и Сократ в диалогах Платона.

 

Ф. Хальс (1585-1666). Иоанн в кипящем масле

Ф. Хальс (1585-1666). Иоанн в кипящем масле

 

На основании сказанного, делаем вывод, что Иоанн был образованным человеком. Епископ эфесский Поликрат (конец второго века) утверждает, что Иоанн, любимый ученик Иисуса, был иудейским священником и похоронен в Эфесе. В главе 21 Евангелия от Иоанна сказано, что автор – есть именно тот любимый ученик Иисуса, о котором написано в Евангелии, и что "истинно свидетельство его" (Ио, 21:24).

 

Заканчивается Евангелие от Иоанна волнующими словами. Апостол Иоанн решил, наконец-то, приоткрыть завесу о своей личности. Он действительно напомнил о себе, что он не простой рыбак с Генисаретского озера, а заслуженный человек, апостол, любимый ученик Иисуса, проживший свою жизнь до глубокой старости и тот, кто написал эту святую книгу. Иоанн подчеркивает, что Иисус защитил его от навета Петра, когда сказал Петру: «если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду, что тебе до того? Ты иди за Мною». Это «Ты иди за Мною», евангелист Иоанн пронес через всю свою долгую жизнь.

 

«И пронеслось это слово между братиями, - радостно сообщает Иоанн, - что ученик тот не умрет. Но Иисус не сказал ему, что не умрет, но: если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду. Что тебе до того?». «Сей ученик и свидетельствует о сем и написал сие: и знаем, что истинно свидетельство его». «Многое и другое сотворил Иисус: но если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг. Аминь». (21:22-25).

 

Большинство историков Церкви эти слова евангелиста Иоанна считают лучшими из всех его слов, сказанных о себе в знаменитом Евангелии от Иоанна. Именно они подняли автора четвертого Евангелия на ту высоту, на которую не может дотянуться никто, даже из Великих Отцов Церкви. И Евангелием, и Апокалипсисом, и Посланиями, и этими словами, апостол и евангелист Иоанн обессмертил свое имя и внес в сокровищницу духовной культуры мира свой достойный вклад.

Иоанн Богослов глазами историков церкви

Кассиан Безобразов пишет, что другие сказания о евангелисте Иоанне могли возникнуть, как толкования его посланий. Это, прежде всего, предание об Иоанне, как апостоле любви. Большинство историков считают, что проповедь старца-апостола не ограничивалась одним призывом к любви. Он еще призывал к дружбе, терпению, помощи друг другу и верности Иисусовой вере. В преклонном возрасте он предпринял изнурительное путешествие в горы для обращения в веру Христа своего ученика, ставшего разбойником. Сказания древних о смерти Иоанна сообщают, что апостол лег в могилу живым, и когда дышал, земля на могиле то подымалась, то опускалась. Есть свидетельства древних мужей о таких фактах. Долгожительство Иоанна (более ста лет), объясняют словами Иисуса, сказанными Иоанну, что «ученик сей не умрет» (Ио. 21:20-23). «Это предание, - пишет Епископ Кассиан, - нашло отражение в богослужении Православной Церкви. Совершая 26 Сентября память представления Святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова, Церковь ублажает, в стихирах на «Господи воззвах», «Иоанна приснопамятного, от земли переселяющегося и земли не оставляющего, но живуща и ждуща страшное Владыки второе пришествие» (6). (Епископ Кассиан Безобразов).

 

А вот Дмитрий Мережковский не мог согласиться, что Евангелие от Иоанна написал такой непонятный человек, как апостол Иоанн Богослов. В древних манускриптах он нашел имя другого Иоанна, принявшего его как родного, вот потому все заслуги в написания священной книги – Евангелия от Иоанна, приписал ему. Для нас, это ошибка русского писателя. Такой факт не подтверждается ни документами, ни сказаниями.

 

Вот, что пишет Д. Мережковский об Евангелии от Иоанна: «Против тождества евангелиста Иоанна с Иоанном, сыном Заведеевым, одним из Двенадцати, довод внутренний, в самом Евангелии, может быть, сильнейший. Первое, после Иисуса, лицо, на всем протяжении IV Евангелия, - ни разу не названный по имени, скрытый под слишком прозрачною маскою и тем больше выставляемый на вид, "ученик, которого любил Иисус", Ап. Иоанн, сын Заведеев. Мог ли он говорить о самом себе так упорно, настойчиво, кстати и некстати: "Я - ученик, которого любил Иисус?" Надо быть лишенным всякого слуха к душе человеческой, чтобы не услышать в этом нестерпимо-режущего, фальшивого звука. Стоит лишь сравнить неутолимое смирение Петра, - чем себя унизить, как стереться, провалиться сквозь землю, не знает, только бы утолить боль угрызения, - стоит лишь сравнить то с этим, самодовольным: "Я ученик, которого любил Иисус", чтобы почувствовать, как это невозможно. Каждый из нас, поставив себя на место Иоанна, скажет: "Я бы не мог". Почему же мы думаем, что он мог? Кажется, и этого одного, внутреннего, довода достаточно, чтобы решить окончательно: IV Евангелие написано кем угодно, только не Апостолом Иоанном» (7). (Д. Мережковский. Иисус неизвестный).

 

К счастью, есть и иные точки зрения на авторство Евангелие от Иоання. Ее высказал толкователь Иоанновой книги - Евфимий Зигабен. Вот его слова: «Когда Иоанн получил от некоторых верующих Евангелия других евангелистов и увидел, что все они говорили по преимуществу о вочеловечении Спасителя и пропускали учение об Его Божестве, то он одобрил и позволил эти Евангелия и засвидетельствовал их истину и достоверность. Затем, по внушению Самого Иисуса Христа, он приступил к своему Евангелию; в нем он рассказывает нечто из того, что уже было рассказано другими, чтобы не подумали, что его Евангелие не имеет связи с Евангелиями других, но особенное внимание он обращает на то, что пропущено ими и больше всего на богословское учение о Спасителе, как наиболее необходимое в виду появления ересей. Другие евангелисты пропустили это вследствие несовершенства слушателей, так как еще не утвердилась проповедь, а Иоанн приводит и это учение, так как вера уже возрастала и верующие становились понятливее, присоединив и другие главы, опущенные предыдущими евангелистами. Настоящее Евангелие написано было спустя много лет после разрушения Иерусалима» (8). (Евфимий Зигабен. Толкование Евангелия от Иоанна. Киев, 1877).

 

Дуччо (1260-1319). Иисус среди своих Учеников. (Евангелист Иоанн – первый слева)

Дуччо (1260-1319). Иисус среди своих Учеников. (Евангелист Иоанн – первый слева)

 

Мнение Зигабена поддерживает и протоиерей Александр Мень, выдающийся русский богослов и философ. Его точка зрения на Евангелие от Иоанна такова: «Многим уверовавшим во Христа Он казался неземным видением. Людям было трудно представить, что небесный Посланник был человеком в полном смысле этого слова (см. ст. Докетизм). На первый взгляд, у Иоанна Божественное во Христе также затмевает земное; но, в действительности евангелист сознательно направляет свою мысль против докетизма. Во исполнение пророчеств «Слово стало п л о т ь ю». Поэтому у Иоанна всюду подчеркиваются человечность Спасителя, Его усталость, Его любовь к своему ученику и к Лазарю, Его слезы на могиле друга». (9). (А. Мень. Библиологический словарь в 3-х томах. Т.1. М. 2002).

 

И добавляет: «Сомнение в том, что Иоанн Богослов мог создать столь совершенное произведение в преклонном возрасте, отпадает, если принять во внимание, что Софокл закончил одну из своих трагедий в 89 лед, а Тициан – свою последнюю картину в 97 лет. Что же касается учения о Логосе, которое было важным аргументом отрицательной критики, то, как показали Муретов, Шлаттер и др., это учение кардинально отличается от доктрин Филона Александрийского и греческих философов. Корни его – в ветхом учении о творческом Слове Господнем». (Там же).

 

Оставил после себя память об Евангелисте Иоанне и составитель «Жития Святых» Дмитрий Ростовский. Он пишет: «Последние годы своей жизни апостол Иоанн провел в стро¬гом воздержании, питаясь только хлебом и водой и одеваясь в очень простые одежды. Когда он стал стар и немощен, ученики носили его в храм, но он уже не мог говорить долгих пропо¬ведей, поэтому наставлял только местных епископов, чтобы по¬мочь им лучше исполнять их обязанности после его кончины. Наконец, когда силы совсем покинули его, говорил лишь: «Дет¬ки, любите друг друга», непрестанно повторяя эти слова. На вопрос, почему он так делает, он отвечал: «Это — заповедь Божия, и если вы ее соблюдете, этого довольно, чтобы войти в жизнь вечную». Когда апостолу Иоанну было девяносто пять лет, Господь открыл ему, что дни его земной жизни сочтены. Апостол вышел из дома рано утром, до рассвета, позвал семерых учеников, среди которых был и Прохор, и попросил их следовать за ним, захва¬тив с собой лопаты. Он привел их в одно место за городом и уединился для молитвы. Окончив молитву, сказал: «Копайте вашими лопатами могилу в форме креста, в длину моего роста». Потом снова помолился и лег в могилу, после чего обратился к Прохору: «Прохор, сынок, ты должен идти в Иерусалим, где и закончится твоя жизнь». Обняв учеников, он сказал: «Возьмите земли, матерь мою землю, и укройте меня». Они покрыли его землей до колен, и он умо¬лял их продолжать и зако¬пать его по шею. После это¬го произнес: «Принесите тонкий покров и положите мне на лицо, и попрощай¬тесь со мной в последний раз, ибо в этой жизни уже не увидите меня». Он ото¬слал их, благословив, а они оплакивали своего возлюб¬ленного отца и учителя» (10). (Жития святых. Святой апостол и евангелист Иоанн Богослов. М. 2000).

 

Литература

 

1. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. США-Швеция, 1992.
2. А.П. Лопухин. Толковая Библия в 3-х томах. Т. 3. Новый Завет. М. 1996.
3. Епископ Кассиан Безобразов. Христос и первое христианское поколение. Евангелия от Иоанна. М.
4. Библия. США-Швеция, 1992.
5. Там же.
6. Еписко Кассиан Безобразов. Христос и первое христианское поколение. М.
7. Мережковский Д. Иисус неизвестный. М. Фолио, 2000.
8. Е. Зигабен. Толкование на Иоанна Богослова. Киев, 1877.
9. Мень Александ. Библиологический словарь в 3-х томах. Т. 1. 2002.
10. Жития святых. Святой апостол и евангелист Иоанн Богослов. М. 2000

.

19.10.2014 14:39АВТОР: Сергей Целух под ред. Н.В. Ивахненко | ПРОСМОТРОВ: 2506




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Сергей Целух »