Дорогие друзья, прошу помощи! Дни Знамени Мира в Эстонии). Открытие выставки победителей Международного конкурса детского рисунка «Мы – дети Космоса» в городе Поставы (Республика Беларусь). Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. Выставка «Симфония великого Космоса» в городе Островец Гродненской области (Республика Беларусь). Выставка детского рисунка «Мы – дети Космоса» продолжила работу в Севастополе. Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Метаистория битвы за Москву (осень 1941 года). А.Д.Тюриков


 

 

Гроза двенадцатого года
Настала – кто тут нам помог?
Остервенение народа,
Барклай, зима иль русский Бог?..
Но Бог помог – стал ропот ниже,
И скоро силою вещей
Мы очутилися в Париже,
А русский царь главой царей
.
А.С.Пушкин.

 

О Великой Отечественной войне 1941–1945 годов написаны многие тысячи книг, монографий, статей, сняты сотни кинофильмов. Но на главные вопросы до сих пор ответов мы не имеем. Как случилось, что всего через несколько месяцев после начала войны фашистские войска захватили огромную территорию Советского Союза, а вся довоенная Красная армия, потерпев множество поражений, была полностью разгромлена? Почему немецкие армады, подойдя осенью 1941 года вплотную к Москве, так и не смогли в нее войти? Каким образом советские войска сумели победить сильнейшую армию Европы?

 

Традиционная историческая наука не отвечает на эти вопросы. Решение мы найдем только в пространстве метаистории. Ее проблемами занимались русские философы и ученые-космисты В.С.Соловьев, Н.А.Бердяев, С.Н.Булгаков, Л.П.Карсавин, К.Э.Циолковский, А.Л.Чижевский. Метаисторическими источниками являются труды философа и просветителя Е.П.Блаватской. Крайне важен творческий и жизненный опыт художника, ученого и общественного деятеля Н.К.Рериха, «впервые выступившего как метаисторик, и теоретически, и практически» [1]. Поэт и философ Даниил Андреев попытался заложить основания метаисторического познания в сочинении «Роза Мира». В наши дни теория метаистории создана философом, историком и директором Музея имени Н.К.Рериха Л.В.Шапошниковой.

 

Метаистория имеет космический характер и несет в себе «первопричину исторического земного процесса» [2], она является «ноуменальной стороной» и «истинной метафизической основой» истории [3; 4]. В метаисторическом процессе непосредственно участвуют Высшие существа Вселенной, или Космические Иерархи, представляющие одухотворенный Космос [5; 6]. Одной из реалий метаисторического процесса является постоянная борьба Света с тьмой, нового со старым, космического с земным. С XX века в духовно-культурном пространстве России наиболее активно идет космическая эволюция. Поэтому эта страна стала ареной жесточайшей битвы сил Света, или Провиденциальных сил, с силами тьмы, или демоническими силами [7]. Во главе сил Света встал зачинатель и защитник земли русской и наставник ее народа Сергий Радонежский [8]. Субисторические силы низших миров (силы тьмы) действовали через своих посредников Сталина и Гитлера. Они сделали все возможное, чтобы Россия была стерта с лица земли, один – изнутри, другой – извне [9].

 

Предательскими и преступными действиями Сталина Россия была подготовлена к уничтожению. Развязанные им репрессии 1930-х годов поглотили миллионы человек, в том числе и командный состав Красной армии, и погрузили страну в атмосферу лжи, страха и насилия [10]. Советская система в то время основывалась на массовом государственном терроре. В России установился бесчеловечный режим. В состояние дезорганизации пришло сельское хозяйство, промышленные, военные, научные, культурные и другие структуры. «Сталин разрушал собственную страну, а Гитлер, наоборот, укреплял Германию и добился успеха после экономического кризиса» [11].

 

22 июня 1941 года Россия подверглась внешнему нападению гитлеровских полчищ, началась Великая Отечественная война. Ее особенность состояла в том, что она имела космическую сторону. Использую методологию Учения Живой Этики, Л.В.Шапошникова в трудах «Земное творчество космической эволюции», «Метаисторическая живопись Н.К.Рериха», «Сожжение тьмы» дает трактовку отдельных событий войны. Она пишет, что в ней «участвовали три силы – тьма, Свет в виде Высших космических миров и еще один Свет – советский народ» [12]. Действие этих трех сил явственно себя проявило в битве под Москвой осенью 1941 года. Это нашло отражение в знаменитой песне «Священная война». В ее названии и тексте говорится о присутствии в происходивших событиях, помимо видимых противоборствующих сторон, надприродного, инобытийного (священного) начала. Песня стала ежедневно звучать по всесоюзному радио с 15 октября, в трагические дни обороны столицы:< /p >

 

 

Вставай, страна огромная,
Вставай на смертный бой
С фашистской силой темною,
С проклятою ордой!

Пусть ярость благородная
Вскипает, как волна, –
Идет война народная,
Священная война!

Как два различных полюса,
Во всем враждебны мы:
За свет и мир мы боремся,
Они – за царство тьмы.


Во время Великой Отечественной войны Сталин продолжил свою разрушительную деятельность. Многих окружений и разгромов советских войск можно было избежать, если бы не некомпетентные приказы Верховного Главнокомандующего, которые вдобавок налагались на низкий профессиональный уровень командиров и военачальников, слабую боеспособность войск и устаревшее вооружение. Для победы потребовались невообразимые духовные и героические усилия и гигантские человеческие жертвы народов Советского Союза. Все они совершили великий подвиг и спасли родину и мир от коричневой чумы.

 

Наступательная операция немецкой группы армий «Центр» «Тайфун», начавшаяся 30 сентября 1941 года, в течение нескольких дней сокрушила оборону Красной армии. Войска трех фронтов оказались в Вяземском и Брянском котлах. С 7 по 18 октября пали Вязьма, Брянск, Орел, Калуга, Калинин, Можайск, Малоярославец. Защищать Москву было некому и нечем, врагу до нее оставалось 100 километров... И тогда в результате влияния Космических сил на погодные условия фашистские части, представлявшие тьму, намертво встали в полушаге от советской столицы [13]. В это время журнал боевых действий штаба группы армий «Центр» информировал: «В ночь с 18 на 19 октября на всем участке фронта группы армий прошли дожди. Состояние дорог настолько ухудшилось, что наступил тяжелый кризис в снабжении войск продовольствием, боеприпасами и особенно горючим. Состояние дорог, условия погоды и местности в значительной мере задержали ход боевых операций. Главную заботу всех соединений составляет подвоз материально-технических средств и продовольствия» [14].

 

О катастрофическом воздействии дождей и распутицы [15] на продвижение немецких войск в октябре-ноябре 1941 года рассказывают дневники одного из руководителей нацисткой Германии Й.Геббельса, начальника Генерального штаба сухопутных войск вермахта Ф.Гальдера, командующего группой армий «Центр» Ф. фон Бока и командира 43-ого армейского корпуса Г.Хейнрици. Об этом же можно прочесть в «Описании хода боевых действий 4-й танковой группы с 14 октября по 5 декабря 1941 г.», подготовленном ее командующим Э.Гёпнером.

 

 

 

Й.Геббельс отметил 4 октября в дневнике: «Фюрер убежден, что если погода хотя бы отчасти будет благоприятной, советские вооруженные силы в основном будут разбиты в течение четырнадцати дней. Погода… это решающий фактор». Но надежды не сбылись, через неделю он констатировал: «К сожалению, погода в настоящее время пока еще перечеркивает все планы общего прорыва на Востоке. На центральном участке фронта и на северном скверная погода, дожди, улицы и все дороги полностью размыты, так что транспорт едва в состоянии передвигаться…» И далее идут подобные записи: «…Погода не оправдывает наших последних ожиданий, и мы преодолеваем чудовищные транспортные и дорожные трудности…» (12 октября); «Дороги из-за скверной погоды стали непроходимыми. Моторизованные воинские части практически вообще не могут продвигаться» (13 октября). Дело дошло до того, что Гитлер «запретил передавать информацию о состоянии погоды [всем], помимо узкого круга посвященных», и пришлось признать, что погода выступила «новым фактором оборонной мощи большевиков» (16 октября).

 

Геббельс постоянно сетовал на «бога погоды», который «обманул» упования нацистов (15 октября): «Если бог погоды хоть в чем-то будет на нашей стороне, тогда мы справимся и с трудностями, связанными с транспортной обстановкой» (16 октября); «На фронте все еще отвратительная погода. <…> Бог погоды в ходе войны уже изрядно позабавился с нами» (19 октября); «Все время скверная погода, в Берлине она такая же, как и на фронте. Намерен ли бог погоды когда-нибудь вообще проявить свое благоразумие» (20 октября); «Это просто черт знает что такое, какие скверные штуки он [бог войны] уже сыграл с нами в ходе войны. <…> До сих пор она [погода] оставалась лишь нашим врагом» (22 октября); «Военное положение: на Восточном фронте погодные и транспортные условия еще более ухудшились. Лишь пехота в состоянии передвигаться, для каких бы то ни было транспортных средств это невозможно. <…> Если бы только бог погоды проявил свою благосклонность, то мы теперь на Востоке уже одолели бы все трудности» (23 октября); «Военное положение: на всем Восточном фронте погода по-прежнему крайне скверная. Вследствие этого дорожные условия заметно ухудшились; сложились скверные [дорожные] условия как на автострадах, так и на неплохих [грунтовых] дорогах. Это привело в некоторые случаях к тому, что отдельные части вынуждены были полностью прекратить продвижение вперед, даже там, где противник отступил… <…> Англия снова упоминает о дожде, снеге и зиме как о союзных генералах-союзниках. В чем-то в Лондоне и правы; но все же по-прежнему надеемся, что в ближайшие дни, по крайней мере, погода улучшится так, что мы все же сможем наступать. Все уже готово, вот только недостает погоды. Четырнадцати дней более или менее сносной погоды было бы, вероятно, достаточно, чтобы сломить последние очаги большевицкого сопротивления. <…> Погода! Погода! Она постоянно плохая как в Берлине, так и на фронте. Я почти уже потерял надежду, что мы еще когда-нибудь в этой кампании сможем увидеть ее нашим союзником» (24 октября).

 

 

 

30 октября Геббельс приходит к выводу: «Погодная обстановка на Востоке делает невозможными практически все наши военные действия. Мы должны ясно себе представлять, что тем самым война против Советского Союза решающим образом затягивается». Но при этом он уверен, что «погода, какая бы она ни была, не может повлиять на историю». Но это было заблуждением: именно она «разрушила все ожидания и погрузили в грязь и снег военные действия немцев» (12 ноября). Поскольку их «большое наступление» «увязло в грязи» и «дивизии по большей части едва ли могли продвинуться хотя бы на шаг вперед» (31 октября, 1 ноября), то оно и было прекращено с начала ноября до наступления морозов [16]. Министру пропаганды оставалось только призывать и призывать «бога погоды» проявить «свое расположение» к немецким войскам и «благоприятствовать им хотя бы еще десять-четырнадцать дней», дав «морозную погоду без снега» (10 ноября). По его мнению, военная кампания 1941 года должна «войти в историю не как кампания Гитлера против Сталина, а как кампания Гитлера против бога погоды» (15 ноября) [17]. Действительно, в битву Красной армии и вермахта вмешались Высшие силы, которые Геббельс образно назвал «богом погоды».

 

Ф.Гальдер вторил Й.Геббельсу: «…Вся наша операция по преследованию противника после двойного сражения в районе Брянск, Вязьма в настоящее время приостановилась вследствие неблагоприятной осенней погоды. <…> На самом же деле войска завязли в грязи и должны быть довольны тем, что им удается с помощью тягачей кое-как обеспечить подвоз продовольствия» (3 ноября); «…Действия войск групп армий “Юг” и “Центр” полностью скованы безнадежно плохими условиями погоды» (7 ноября) [18].

 

О том же записывал в дневнике Ф. фон Бок. «…Купающиеся в жидкой грязи дороги превращают какое-либо передвижение моторизованных частей в тяжкое испытание для людей и техники» (15 октября). «Русские беспокоят нас куда меньше, нежели слякоть и грязь» (21 октября). «Непрекращающиеся сражения, дурная погода и ужасающие дорожные условия требуют от людей и техники почти невозможного» (22 октября). «Похоже, он [Гитлер] не склонен верить рапортам, и это неудивительно, так как пока не увидишь всю эту грязь и слякоть собственными глазами, трудно представить, что такое возможно» (31 октября). «Передвижения частей и подвоз припасов были фактически парализованы жидкой грязью, затопившей дороги. В результате воспользоваться плодами победы под Вязьмой нам не удалось» (7 декабря) [19

 

 

 

Генералы Э.Гёпнер и Г.Хейнрици нарисовали поистине апокалиптическую картину положения, в котором оказались подчиненные им войска, буквально утонувшие «черном бездонном болоте» дорог [20]. То, что один из них назвал «иронией судьбы» [21], было на самом деле сознательным действием надчеловеческих сил, «вырвавших из рук немецких солдат уже почти завоеванную победу» [22].

 

Э.Гёпнер: «4-я танковая группа начала свое наступление на Москву в середине октября 1941 года… <…> …Благоприятная погода изменила нам, и почти 4-недельные непрерывные дожди сделали все дороги совершенно непроходимыми ни для действующих соединений, ни для тыловых служб. <…> 18 октября моторизованные части 40-го корпуса овладевают Можайском, и тут на помощь противнику приходит союзник, которому удается то, что не в состоянии были сделать русские, несмотря на миллионные жертвы, на оборонительные позиции. Уже во время боев у Ельни и Бородино выпал первый снег, и вот начинаются русские осенние дожди и вырывают из рук немецких солдат уже почти завоеванную победу. День и ночь льет дождь, идет снег. Земля как губка впитывает влагу, и в жидкой по колено грязи задерживается немецкое наступление. В Москве облегченно вздыхают. Нависшая угроза остановилась в 80 км от Кремля. <…>

 

В том же походном порядке, в каком дивизии 4-й танковой группы наступали, машина за машиной остановились они в жидкой грязи не в состоянии двинуться с места. Они стоят в цепкой глине холмистой равнины между Москвой и Смоленском и в болотах вдоль русла Москва-реки и ее многочисленных притоков. Все, что завязло в клейком грунте, невозможно сдвинуть с места. Каждый шаг – это напрасная трата энергии, каждый поворот колеса – напрасная попытка, каждое движение – не вперед, а только глубже в скользкую, клейкую слякоть грунта. Чем больше стараются вытянуть машины и тяжелое оружие, тем сильнее погружаются они в эту жидкую грязь. Пушки ушли в грунт по самые ступицы колес, и даже танки и тягачи должны признать, что есть границы и для их проходимости. Все усилия, все напряжение воли бесполезны. Солдаты обматывают колеса цепями, используют подставы, домкраты, буксиры и лебедки. Саперные и строительные подразделения вместе с водителями, вооружаясь лопатами, пытаются найти дорогу под потоками жидкой грязи. Все напрасно. Стоит только ценою огромных усилий очистить, наконец, твердый грунт, как первая же проходящая колонна или новый ливень опять превращает дорогу в серо-коричневое непроходимое месиво. Бревенчатые гати через пару часов бесследно тонут в этой жидкой глине. Можно прийти в отчаяние. Для того чтобы сделать переход в 10 км, требуется теперь двое суток, или эти 10 км нельзя преодолеть вообще. Подвоз прекратился совершенно. Боеприпасы, горючее для транспорта и хлеб ценятся на вес золота. Раненые не могут быть отправлены в тыл, ни одна санитарная машина и даже ни один “Юнкерс” не могут добраться до войск. Авангард наступления продвигается вперед еле-еле на несколько метров. Аэродромы, как и дороги, тонут в жидкой грязи. Самолеты не могут ни приземляться, ни взлетать. Таково положение наступающих под Москвой. <…>

 

 

 

Главная 70-километровая магистраль между Гжатском и Можайском совершенно скрылась под жидкой грязью. Она похожа на гигантское глинистое поле, покрытое воронками до метра глубиной. Сотни грузовых автомашин стоят на дороге в ожидании морозов, которые помогут им сдвинуться с места. Поэтому перекресток дорог у Шаликово часто целыми днями закрыт для проезда. Несмотря на то, что строительные и тыловые части используют каждую минуту дневного времени для ремонта дорог, тяжело нагруженные транспортные колонны погрязают в жидкой глине, продвигаясь вперед лишь на несколько метров. Артиллеристы прицепляют свои машины к тягачам, саперы, зенитчики и танкисты посылают в тыл свои тяжелые гусеничные машины, которые должны помочь пройти транспортным колоннам. Но все это напрасные усилия. Доставленного с таким трудом горючего хватает равно настолько, чтобы обеспечить им тягачи, и, в конце концов, весь этот тяжелый труд пропадает даром. Войска на переднем крае вынуждены довольствоваться тем немногим, что можно найти у населения. Утром, днем и вечером – одна и та же картошка. Хлеб ценится на вес золота, и не один генерал [изо дня] в день получает только пшенную кашу, в то время как нагруженные транспортные колонны, утопая в грязи, не могут сдвинуться с места. Организовать снабжение с помощью авиации также совершенно невозможно, т.к. аэродромы выглядят не лучше, чем дороги. Тяжелые машины не могут взлететь с липкого глинистого грунта.

 

10-я танковая дивизия, которая из всех дивизий 4-й танковой группы продвинулась вперед дальше всех, застыла в грязи в своем боевом порядке. <…> Сначала дивизия ведет войну с природой. Каждое утро выезжают на работу рабочие команды, чтобы прокладывать дороги от деревни к деревне. Через всю местность прокладывается бревенчатая гать. Пехотинцы и артиллеристы валят деревья и кладут бревно к бревну в глинистый жидкий грунт, в то время как их товарищи вокруг на огневых позициях несут караул в полной боевой готовности. Тяжелое оружие охраняет строительство бревенчатой дороги, протянувшейся на многие километры через густой лес и пашни. Все возможные силы брошены на это строительство. У каждого орудия остается только по два человека. Этот героический труд, который часто прерывается атаками противника, нельзя сравнить ни с чем. Рядом с прокладываемой дорогой кое-где вырастают холмики солдатских могил» [23].

 

 

 

Г.Хейнрици: «После того как сопротивление красных войск западнее и южнее Москвы было сломлено, на защиту России встала природа. <…> Бо́льшая часть колонн увязла в непролазной грязи, в болоте, в дорожных колеях, рытвины от снарядов достигают полуметра и заполнены водой. Грузовики, и без того еле ехавшие, теперь сломались полностью (запчасти достать невозможно). Бензин, хлеб, овес – ничего не доезжает. Конные повозки тоже застряли, орудия невозможно доставить, весь личный состав, пехота или кто угодно, больше толкает машины, чем сражается. Дороги усеяны трупами лошадей и сломанными грузовиками» (23 октября); «Всё встало из-за осадков и дорог. Мы застряли недалеко от Москвы, нашей цели. <…> Погода не дает возможности для легкой победы» (25 октября); «Мы потеряли всякую надежду. Весь наш подвоз застрял в грязи и бездорожье, в грузовиках нет бензина, у солдат нет хлеба, у лошадей нет овса. Зачастую солдаты даже не знают, где же застряли их грузовики. Так как изменения погоды ждать не приходится, наше продвижение будет очень медленным. У других частей с дорогами получше, и им остается 60 километров до Москвы, скоро подойдут к воротам города. Во всяком случае, погода неожиданно вставила нам палку в колеса, что весьма неприятно для нас. Никто не рискнет и не сможет даже представить себе состояние здешних дорог. Жирная грязевая каша сантиметров в 30–40 плывет по дороге, и когда едет машина или грузовик, то перед ними идет волна грязи, до тех пор пока транспорт не увязнет. На наших складах осталась лишь малая часть полагающихся нам запасов. В таких условиях ломается всё больше грузовиков. Наши хорошие пассажирские автомобили пришлось оставить за 60 километров в тылу, когда вчера меняли позицию. Мы всё время надеемся на улучшение погоды. Но чаще после того, как два дня моросит, на третий день льет как из ведра» (27 октября); «Наш главный противник – погода. Несмотря на несколько погожих деньков, дороги так и не высохли. Поскольку грузовики проехать не могут, то у нас нет ни топлива, ни бензина, ни хлеба, ни кофе и так далее, и боеприпасы заканчиваются. У нас хватает мяса, капусты, даже картошки (хотя и не в избытке). Есть и зерно, но вот овес заканчивается. В целом же мы застряли вместе со всей своей моторизованностью, так как отсутствует главная предпосылка для нее – твердые дороги. Природа победила технику. Нам очень повезло, что этого не произошло еще в конце сентября, когда мы начали уничтожать центральную группировку русских, однако какая ирония судьбы, что мы застряли прямо у ворот Москвы. Ближние к ней дивизии всего в 60 километрах от города, это три дня небольших переходов. Длань, так сказать, уже простерта над цитаделью коммунизма. У нас явное превосходство сил! И вот, десять дней назад бегун, что почти победил, застрял в грязи и не может вытащить из нее ноги! Сколько потребуется усилий, труда, жертв, чтобы изменить положение! Когда видишь людей, стоящих у полузатонувшего грузовика, под серым небом, под холодным ветром, плюющимся косым дождем, в грязи по голенища, шинель до пояса покрыта глиной, и они еще пытаются подкопаться под машину, срубают деревья и тащат поленья, которые нужно подложить под колеса, толкают, тянут, и всё впустую. Постепенно весь паек съеден, наступает ночь, люди ночуют в машинах при 0–2о тепла. На следующий день та же песня. Наконец продвигаешься на пять километров и снова увязаешь» (30 октября); «Наша ситуация становится катастрофической. <…> Мы беспомощны, мы в тупике! В такой плохой ситуации мы еще не бывали. Погода вообще не меняется. Тепло и мокро. Тут надеешься на мороз, а на следующий день идет дождь. Так что дороги моментально становятся непролазными» (1 ноября); «Погода всё время плохая, около 0о; ночью идет снег и подмораживает, днем стоит туман и идет дождь. Дороги либо настолько скользкие, что транспорт крутится как волчок, либо они превращаются в глубокое болото. Сейчас стоим в убогой деревеньке, наше жилище – кошмарный клоповник. Наши солдаты спрашивают, когда же это всё кончится? Я могу только пожать плечами и сказать, что не знаю. Другие спрашивают, когда же они поедут в отпуск, на что в нынешней ситуации можно только улыбнуться. <...> Многие простудились из-за мерзкой погоды, и среди солдат из-за обовшивления всё больше распространяется чесотка. Неделями невозможно было помыться. Одежда и обувь в войсках затерты до дыр и почти разваливаются» (8 ноября) [24].

 

 

 

Советские военные документы также сообщали об изменении погодных условий в октябре-ноябре 1941 года и непроезжем состоянии дорог: «Температура воздуха +1–3о. Ночью заморозок. Дороги: шоссе – удовлетворительное, грунтовые и полевые – неудовлетворительные» (6.10); «Температура воздуха ночью –2о, заморозок, вьюга. Дороги неудовлетворительные. Грязь» (7.10); «Температура воздуха +2–5о. Дороги испорчены. Грязь. Сотни машин застревают на проселочных дорогах. Часть машин настолько затянута грязью, что без помощи тягачей, тракторов их вытащить из грязи невозможно» (8.10); «Температура воздуха +1–3о. Выпал снег. Дороги испорчены. Грязь. Автомашины по-прежнему десятками застревают на дорогах» (9.10); «Температура воздуха +1–3о. Дороги неудовлетворительные» (10.10); «Температура воздуха –1–2о. Дороги неудовлетворительные» (11.10); «Температура воздуха –2о. Дороги неудовлетворительные и труднопроходимы автотранспортом» (12.10); «Температура воздуха +5–7о. Дороги неудовлетворительные и почти непроходимы для автотранспорта» (14.10); «На тракте было обнаружено большое количество автотранспорта пр[отивни]ка, застрявшего в грязи. <…> Температура воздуха +5–7о. Дороги почти непроходимы для автотранспорта» (15.10); «Температура воздуха +5–7о. Грязь. Дорогие неудовлетворительные, почти непроходимы для автотранспорта» (16.10); «Температура воздуха +7–9о. Грязь. Дороги почти и совершенно непроходимы для автотранспорта» (17.10); «Температура воздуха +4–6о. Дороги совершенно неудовлетворительные. Густая грязь сделала дороги почти совершенно непроходимыми для автотранспорта» (18.10); «Автоколонна пр[отивни]ка завязла в грязи. Голова – Чувардино, хвост – Лубянка. Другая автоколонна пр[отивни]ка также завязла в грязи, голова – Липец, хвост – Генеральщина. <…> Погода пасмурная, дороги размокли и для всех видов транспорта непроходимы» (19.10); «На дорогах по-прежнему стоят засевшие в грязи отдельные группы и колонные автомашин противника, часть которых буксируется тягачами и вытаскивается военнопленными. <…> Ночью и утром шел дождь. Погода пасмурная. Полная облачность высотой 100–200 м. Моросящий дождь в течение всего дня. Туман. Видимость 1–2 км. Температура +1–2о. Дороги размокли и для транспорта непроходимы» (20.10); «Погода: слабый дождь, местами туман, температура +5о. Дороги непроезжие для автотранспорта и труднопроходимы для гужевого» (21.10); «По-прежнему замечены нашей авиацией и бомбились на различных дорогах автоколонны противника, застрявшие в грязи. <…> Погода: дождливая, дороги размокли и для автотранспорта непроходимы. Труднопроходимы для гужевого транспорта. Видимость 4–6 км. Облачность. Температура +3–5о» (23.10); «Температура +4о. Дороги в непроезжем состоянии для автотранспорта и труднопроходимы для гужевого» (24.10); «Температура +3о. Дороги в непроезжем состоянии для автотранспорта» (25.10); «Дороги остаются в непроезжем состоянии для автотранспорта и труднопроходимы для гужевого» (26.10, 27.10); «Температура воздуха +1о. Состояние дорог не улучшилось» (28.10); «Температура +2–3о. Дороги для автотранспорта не[проходимы]» (29.10); «Температура +5о. Дороги для автотранспорта непроходимы – сплошная глубокая и вязкая грязь» (30.10); «Температура +7о. Туман. Моросящий дождь. Дороги в непроезжем состоянии для автотранспорта и труднопроходимы для гужевого» (31.10); «Погода: температура +9о. <…> Дороги не улучшились» (1.11); «Погода: температура +6о. Местами непрерывный слабый дождь. <…> Дороги в непроезжем состоянии для автотранспорта и труднопроходимы для гужевого» (2.11); «Температура +5о. Дороги не просыхают» (3.11); «Температура +4о. Дороги непроезжие» (4.11); «Температура –2о. Дороги подмерзли, но не улучшились» (5.11); «Температура –2о, дороги несколько подмерзли, но по-прежнему труднопроходимы для автотранспорта» (6.11); «Погода – температура –4о. Дороги в связи с промерзанием несколько улучшились» (7.11); «Температура +2о. Дороги размерзаются и ухудшаются» (8.11); «Температура +2о. Дороги размокли, ухудшились» (9.11); «Температура +1о. Дороги размерзаются и ухудшаются» (10.11); «Температура 0о. Дороги труднопроходимы для автотранспорта» (11.11) [25].

 

 

 

Газета «Красная звезда», вопреки цензуре и идеологическому диктату, отмечала в корреспонденциях с Западного фронта «ужасную погоду», «преградившую путь главным силам врага»: «Все последующие дни бои шли по-прежнему вдоль шоссе. Плохая погода, глубокая грязь на дорогах сильно затруднили действия танков на широком фронте и заставили врага держаться шоссе. По той же причине прекратились действия неприятельской авиации» [26]; «Солдат Фридрих Вагнер, связной при штабе 433 германского пехотного полка, заявил: “Я уже не говорю о потерях ранеными, их в дивизии очень много, особенно во время последних боев под Москвой. Но не меньше и больных. У вас ужасная погода. Ночью сильный мороз. Днем проливной дождь и туман”» [27]; «Осенняя распутица, слякоть и грязь делают полевые дороги малопроезжими для автомобильного транспорта, или вовсе для этого не пригодными. Движение крупных войсковых соединений в таких условиях становится часто невозможным. <…> Единственными путями, по которым могут пройти моторизованные части, являются шоссейные дороги. Следовательно, для того, чтобы преградить путь главным силам врага, нужно искусно оборонять дороги. Наступившая ненастная погода значительно облегчает такую задачу» [28]; «Надо полагать, что помимо упорного сопротивления, оказываемого фашистам нашими войсками, здесь сказывается и наступившая ненастная погода, размывшая дороги и сделавшая непроходимыми растянутые коммуникации противника, что затрудняет для него доставку на передовые позиции резервов, огнеприпасов и продовольствия для частей» [29]; «…Упорное сопротивление частей Красной армии на подступах к Москве и тяжелые условия, создавшиеся в связи с наступившей осенней погодой, измотали германо-фашистские войска» [30]; «…Когда непрерывные дожди на всем протяжении фронта размыли дороги, противник стал усиленно прибегать к гужевому транспорту. Появились обозы с боеприпасами и солдатами, двигавшиеся к передовым позициям. Как видно, русские осенние дороги оказались негодными для немецкого моторизованного транспорта» [31].

 

Статья из газеты  "Красная Звезда"

Статья из газеты  "Красная Звезда"

 

 

Остановка немецких войск позволила перебросить на оборону Москвы боеспособные кадровые дивизии из Сибири и Дальнего Востока. Они начали прибывать в конце октября. Опаснейший период времени, когда столица осталась без защиты, был пройден. «Ужасные погодные условия в значительной степени явились причиной того, что продвижение наших войск резко замедлилось. В результате этого русские получили дополнительное время для укрепления обороны и пополнения своих поредевших дивизий» [32], – так оценил обстановку Ф. фон Бок. «Противник, напротив, использует это время для своего усиления. Он укрепляется почти с каждым часом. В его распоряжении находится вся сеть железных и шоссейных дорог столицы, ведущих на восток, на юг. Он связан со своим тылом и уже за несколько дней полностью восстанавливает свою сильно потрепанную линию фронта. Его самолеты могут взлетать с больших бетонированных московских аэродромов. Большевики прекрасно учитывают благоприятный момент и умело используют его. Скоро перед позициями немецких передовых соединений возникают новые дивизии и танковые бригады. Сибирская армия подходит к Москве. Одна за другой дальневосточные дивизии по железным дорогам, шоссе, минуя Москву, движутся на запад и укрепляются на позициях перед большевистской столицей. Остатки разбитых, но избежавших уничтожения под Вязьмой и Брянском советских армий комплектуются вновь, в то время как немецкие солдаты в бессильной ярости копаются в грязи и не могут сделать ни шагу до того, чтобы уничтожить противника в момент его стратегического развертывания» [33], – говорилось в отчете Э.Гёпнера. «Русский с умом потратил то время, что мы вынуждены были простаивать или могли двигаться лишь со скоростью улитки, – писал Г.Хейнрици. – Он сосредоточил все войска, которые сумел собрать, вокруг Москвы. Если в конце октября перед нами почти не было противника, – а если он и появлялся, то отступал, – то 10 ноября мы столкнулись с еще не укрепленной, но хорошо защищенной позицией» [34].

 

Прибывшие части Красной армии мужественно сражались за Москву. На спасение родного города встало ополчение. Высшая помощь опиралась на массовый народный героизм как на фронте, так и в тылу, без которого победа в войне была бы невозможна. Как писала «Красная звезда», «из недр народа поднялись миллионы вооруженных богатырей» [35].

 

В декабре 1941 года началось успешное контрнаступление Красной армии под Москвой, но до победы было еще далеко. Великая Отечественная война закончилась триумфом советского народа. Свет Преподобного Сергия Радонежского победил тьму Сталина.

 

Примечания:

 

1. Шапошникова Л.В. Основные особенности философии Живой Этики // Живая Этика и наука: Материалы Международной научно-общественной конференции. 2007. М., 2008. С. 56.

 

2. Шапошникова Л.В. Земное творчество космической эволюции. М., 2011. С. 201.

 

3. Булгаков С.Н. Два града. СПб., 1997. С. 234.

 

4. Бердяев Н.А. Смысл истории. Новое средневековье. М., 2002. С. 47.

 

5. Циолковский К.Э. Космическая философия. М., 2001. С. 29.

 

6. Шапошникова Л.В. Великое путешествие. Книга третья. Вселенная Мастера. М., 2005. С. 466.

 

7. Андреев Д.Л. Собрание сочинений: В 3 т. Т. 2. Роза Мира. М., 1995. С. 59, 72–73.

 

8. Шапошникова Л.В. Сожжение тьмы. М., 2014. С. 202–203.

 

9. Там же. С. 182.

 

10. «…Нормой был именно этот выматывающий душу страх, именно он был нашей повседневной жизнью... Страх, продолжавшийся не одно десятилетие…» (Андреева А.А. Жизнь Даниила Андреева, рассказанная его женой // Андреев Д.Л. Собрание сочинений: В 3 т. Т. 1. М., 1993. С. 16–17).

 

11. Шапошникова Л.В. Сожжение тьмы. М., 2014. С. 161.

 

12. Там же. С. 183.

 

13. Шапошникова Л.В. Метаисторическая живопись Н.К.Рериха. М., 2013. С. 376.

 

14. Цит. по: Исаев А.В. Котлы 41-го. История ВОВ, которую мы не знали. М., 2005.С. 257–258.

 

15. «Генерал Распутица» (см.: Болдуин Х. Битва за Москву – переломный момент в войне // The New York Times, 1941, 30 ноября).

 

16. Второй этап операции «Тайфун» начался 15 ноября 1941 года.

 

17. Агапов А.Б. Тайфун. Дневники Йозефа Геббельса (октябрь-декабрь 1941 г.). М., 2019. С. 30, 91, 102, 121, 123–124, 127, 152, 157, 167, 172, 181–182, 190, 232–233, 238, 242, 305, 318, 337–338.

 

18. Гальдер Ф. Военный дневник (июнь 1941 – сентябрь 1942). М.; Владимир, 2010. С. 429, 436.

 

19. Бок Ф. Я стоял у ворот Москвы. Военные дневники. 1941–1945. М., 2006 // http://nozdr.ru/militera/db/bock_f/index.html

 

20. Заметки о войне на уничтожение. Восточный фронт 1941–1942 гг. в записях генерала Хейнрици. СПб., 2018. С. 105.

 

21. Там же. С. 115.

 

 

22. Русский архив: Великая Отечественная. Т. 15 (4–1). Битва под Москвой. М., 1997. С. 39.

 

23. Там же. С. 39, 41–42, 45–46.

 

24. Заметки о войне на уничтожение. Восточный фронт 1941–1942 гг. в записях генерала Хейнрици. СПб., 2018. С. 107–108, 112–115, 121.

 

25. Журнал боевых действий Брянского фронта с 1.10 по 12.11.1941 г. // ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 64. Л. 450, 454, 460, 464–465, 469, 477, 479, 482, 492, 494–495, 500, 503, 507, 511, 513, 517, 522, 527, 531, 544, 548, 556, 562а, 569, 577, 586, 592, 604, 614, 629, 635, 642, 654, 662, 673, 680, 686, 698, 701 (см. также: https://pamyat-naroda.ru/documents/view/?id=451005394).

 

26. Буковский К. Враг усиливает атаки, останови его! // Красная звезда, 1941, №249, 22 октября.

 

27. Милецкий Я. Потери фашистов под Москвой. О чем рассказывают пленные солдаты и офицеры // Красная звезда, 1941, №250, 23 октября.

 

28. Санин Е. Стойко оборонять дороги // Красная звезда, 1941, №253, 26 октября.

 

29. Милецкий Я., Хирен З. Крепче удар по врагу // Красная звезда, 1941, №257, 31 октября.

 

30. Выше бдительность, больше стойкости и упорства // Красная звезда, 1941, №258, 1 ноября.

 

31. Хирен З., Милецкий Я. Вчера на Западном фронте // Красная звезда, 1941, №262, 6 ноября.

 

32. Бок Ф. Я стоял у ворот Москвы. Военные дневники. 1941–1945. М., 2006 // http://nozdr.ru/militera/db/bock_f/index.html

 

33. Русский архив: Великая Отечественная. Т. 15 (4–1). Битва под Москвой. М., 1997. С. 42.

 

34. Заметки о войне на уничтожение. Восточный фронт 1941–1942 гг. в записях генерала Хейнрици. СПб., 2018. С. 123.

 

35. Наши резервы неисчислимы // Красная звезда, 1941, №255, 29 октября.

 

28.05.2021 10:09АВТОР: А.Д.Тюриков | ПРОСМОТРОВ: 313




КОММЕНТАРИИ (2)
  • Л.Булатова28-05-2021 20:03:01

    Хочу высказать искреннюю благодарность автору за напоминание о жестоких боях нашей армии первого года ВОВ. Совершенно согласна с Вами в том, что мы выстояли в ту годину благодаря упорству советского народа и помощи Высших Сил. Эта помощь приходит в самый трагический момент. Конечно, эта Помощь под водительством Преподобного позволила нам собраться с силами и военными и духовными. В первые месяцы войны мы столько теряли и людей и территорий, и техники (самолетов), что уже никто в большинстве не думал о личном спасении, но только о спасении отечества. Все осознали какая грозная опасность нависла над всеми. И именно благородная ярость в сердцах угасила весь страх и мы победили с помощью Высшей Силы.

  • Svetlana S28-05-2021 20:11:01

    Спасибо за публикацию: много читала о ВОВ, но в публикации собраны оценки ситуации под Москвой и фотографии именно со стороны врага, который был прекрасно подготовлен во всех отношениях. Можно представить, как же тяжело было бойцам Красной Армии в этих же условиях, но малоподготовленным в ином отношении. И все же все превозмогли, выстояли и победили! Слава народу-победителю и вечная память павшим!

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «История России, Руси »