29.02.2024 в 16:00 по мск. Лекция «Елена Ивановна Рерих: страницы великой жизни. К 145-летию со дня рождения». Вышел в свет сборник материалов XIV Международного общественно-научного форума «Культура – врата в будущее», посвященного 125-летию со дня рождения Б.Н.Абрамова. Обзор передвижных выставок «Мы – дети Космоса» в январе 2024 года. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. Благотворительный фонд помощи бездомным животным. Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Листы старого дневника. Том VI. Главы III, IV. Генри С. Олькотт


Марсель. 1890

 

 

ГЛАВА III

ПРОРИЦАТЕЛЬНИЦЫ ИЛИ МЕДИУМЫ

(1896)

 

В только что приведённом рассказе налицо все черты случая, несомненно, ясновидческого восприятия. Особенно если учесть, что во время сеанса с мадам Монгрюэль в Европе о судьбе несчастного маркиза де Море не было известно ничего определённого, а вплоть до 3-го июля, когда «Фигаро» перепечатала телеграмму из Туниса, ни в одной газете о нём не было ни одного упоминания. Прибавьте к этому, что мсье Дезормо не верил в трагический финал, и что я со своей стороны не знал о существовании маркиза и не переживал о том, что могло с ним произойти. Следовательно, для гипотезы передачи мыслей от нас к прорицательнице нет никаких оснований. Однако она воспринимала события, происходившие в африканской пустыне, так ясно, словно видела их отражёнными в одном из зеркал, висевших в её приёмной. Пояс, который носил пропавший мужчина, помог ей найти дорогу (surlapiste) – выйти на его след. И я ошибаюсь, если этот факт не будет интересным для изучающего ясновидение, и если он не облегчит понимание того, каким путём в последнее время мы получаем откровения, приводимые в теософских книгах.

 

И какое любопытное совпадение, что двум Наполеонам, занявшим французский престол, ясновидящие предсказывали их будущее. Так, Наполеону Великому это сделала мадемуазель Ленорман, а Наполеону Малому – мадам Монгрюэль. О пророчествах Ленорман читатель может прочитать статью в «Теософе» за декабрь 1896-го года. В этой статье приводится одно замечание, высказанное Делаажем в его «Магнетическом сне» (Париж, 1857 год), относящееся к вопросу о постоянстве или непогрешимости ясновидческого восприятия. Он говорит: «Те невежественные месмеристы, которые воображают, что вызывают ясновидение у своих введённых в транс субъектов, полностью ошибаются; никакая сила в мире не может сделать ясновидящим субъекта, не имеющего к этому врождённой предрасположенности: магнетизёр лишь помогает удалить из внутреннего ока провидца всё мешающее ясному видению, создаваемое деятельностью чувств тела. В Париже нет серьёзного магнетизёра, который осмелился бы заявить, что встречался с субъектом, обладающим постоянной ясностью восприятия». Кроме того, этот же автор утверждает, что число ясновидящих сомнамбул не очень велико, а их способности часто проявляются через очень долгие промежутки времени, добавляя, что чаще всего неспособность ясновидящего дать удовлетворительные объяснения возникает из-за того, что бедный провидец не может по своей воле войти в состояние ясного восприятия.

 

Напомним, что это сверхфизическое состояние возникает вследствие очень тонкой и необычной работы нервов головного мозга, для сбоя которой достаточно малейшего повода. Сколько раз мне было больно видеть душевные муки, причиняемые этим провидицам невежественными и грубыми, хотя, возможно, и доброжелательными посетителями! Предположим, что клиент хочет получить информацию об авторе некоего письма, которое могло пройти через руки дюжины разных людей, которые пропитали этот документ своей собственной аурой, возможно, настолько грубой и сильной, что она может на время даже заглушить ауру автора письма. Если клиент невоспитан, он может начать задавать оскорбительные вопросы и высказывать оскорбительные подозрения, порождённые собственным невежеством; второй, охваченный пылом слепого энтузиазма, может заставить свои мыслеобразы проноситься мимо ока ясновидящей наподобие несущихся перед бурей облаков. Третий может так сильно хотеть, чтобы откровение провидицы подтвердило его неуёмные желания, что овладевает её мыслями и направляет их во время транса. Четвёртый может оказаться мужчиной, который только что предавался разврату, и чувственные образы, плавающие вокруг него, могут ужаснуть добродетельного сензитива и вызвать в нём чувство отвращения к клиенту. В конце концов, даже не перечисляя многие причины исчезновения ясновидческого восприятия, скажем, что клиент может оказаться одним из тех тщеславных и предубеждённых членов какого-нибудь комитета, которые так часто фигурируют в истории психических исследований и приходят с улыбкой на лице и внешней учтивостью, скрывающими решимость выставить свою сверхчувствительную жертву жалкой обманщицей, сбить её с толку и сделать белое чёрным в угоду своей подозрительности.

 

В день, когда состоялась беседа с Монгрюэль, меня пригласил доктор Барадюк к себе домой на ужин, и меня проводили к нему мсье Жюль Буа и два других джентльмена. На следующий день я удостоился чести принять у себя интереснейшего учёного, полковника де Роша. А 25-го июня состоялся мой первый визит к мсье Менану из «Института». Этот почтенный человек, слава которого как востоковеда распространилась во всём научном мире, принял меня очень учтиво, проявил живой интерес к общине парсов в Бомбее и пригласил свою одарённую жену и ещё более одарённую дочь принять участие в нашей беседе. Как и доктор Миллс, он скептически относился к возможности нахождения утерянных зороастрийских писаний; в то же время он признавал, что всё таки существует слабая надежда на то, что некоторые из них будут найдены в библиотеках мусульманских стран, ещё не исследованных западными учёными-зендистами. Однако этот шанс он считал маловероятным. В своём письме от 24-го августа 1896 года он мне пишет: «как я говорил вам при встрече, в этом деле, скорее всего, могут помочь лишь археологические исследования, которые, возможно, дадут нам шанс обнаружить новые документы. Чтобы воплотить эту идею, я хочу познакомить вас с мсье Бланком, который хорошо знает места в Средней Азии, исследования которых могли бы пролить свет на эту важную проблему истории зороастризма».

 

Тем не менее, несмотря на скептицизм, который я повсюду встречал среди учёных, у меня есть смутное подозрение, что если бомбейские парсы всерьёз приступят к поиску своих пропавших религиозных сокровищ, то смогут найти некоторые из них, причём очень ценные; возможно, они находятся даже в Индии, в библиотеках каких-нибудь храмов, мечетей или семей, в которые книги или рукописи могли попасть как наследие их предков, причастных к грабежу парсов Персии.

Теперь членов нашего Общества можно встретить почти во всех социальных кругах и всех сферах жизни, поэтому нас не должно удивлять, что однажды вечером, находясь в Париже, я имел возможность увидеть одного из моих коллег, игравшего в бесподобной драматической труппе «Комеди Франсез» и другого, являвшегося депутатом Палаты Депутатов, в которой он представлял очень важный законопроект как его автор. Однажды вечером этот джентльмен и другой депутат провели со мной в отеле несколько часов за разговорами о Теософии, к которой они проявляли живой интерес.

 

В субботу 27-го июня по приглашению полковника де Роша я посетил его в лаборатории Политехнической школы, чтобы посмотреть, как он в присутствии большого количества учёных проводит множество гипнотических экспериментов с двумя женщинами, его испытуемыми. Он показал нам различные стадии гипноза, описанные Шарко, и другие феномены, среди которых были перенос чувств вовне и проекция двойника. В этом состоянии физические тела женщин-сензитивов не реагировали ни на какое внешнее воздействие; зрение, слух, вкус и осязание были парализованы, но нормальная чувствительность, аномально усиленная, имела место вне тела в окружавшей их ауре. Если бы на определённом расстоянии от тела спящей он воткнул в воздух булавку, то раздался бы мгновенный крик боли, и она быстро поднесла бы руку к той части тела, которая как бы находится в аурической связи с местом укола в пространстве. Обе женщины-сензитива, погружённые в гипнотический сон, могли точно указать, где находится двойник другой, спроецированный из тела, а полковник, ущипнув или нанеся в это место укол, вызывал рефлекторное действие в теле испытуемой. Это подсказало мне идею одного эксперимента. Полковник демонстрировал паралич обонятельных нервов, поднося к носу спящего открытый пузырёк с концентрированным нашатырным спиртом. По моей инициативе мы с ним вышли из комнаты и, закрыв дверь, я предложил ему провести эксперимент, расположив резко пахнущую жидкость в такой точке пространства, где, по мнению другой ясновидящей, находился нос испытуемой, а точнее, его двойник. Если бы затем полковник приказал испытуемой сделать вдох, то, возможно, мы смогли бы обнаружить реакцию со стороны физических обонятельных нервов, что было бы новым и интересным доказательством проекции двойника. Полковник сказал, что эта идея превосходна, вернулся в комнату и провёл задуманный эксперимент, который, к нашему удовольствию и удивлению всех присутствующих, оказался полностью успешным.

 

В это время в Париже находился достопочтенный Александр Аксаков, статский советник Его Величества Российского Императора, которого изучающие психические явления во всём мире знают как одного из самых талантливых и уважаемых исследователей и защитников современного спиритизма. Моя книга «Люди с того света» (о событиях на ферме Эдди), впервые появившаяся с иллюстрациями в «Нью-Йорк Дэйли Грэфик», заинтересовала его так сильно, что он попросил Е. П. Б. за оплату перевести её на русский язык. Эта сделка привела к дружеской переписке между нами, но до времени этого приезда в Париж я никогда не встречался с ним лично. Я увидел, что он довольно недружелюбно настроен по отношению к моей дорогой коллеге, поэтому, воспользовавшись случаем, я приложил все усилия, чтобы удалить из его головы некоторые впечатления, которые, по моему убеждению, совершенно не соответствовали истине. В течение многих лет господин Аксаков редактировал и большим тиражом издавал журнал «Психические исследования» (делая это в Германии, так как он не мог издавать его в России) и был автором нескольких книг, последняя из которых под названием «Частичная дематериализация медиума» содержала рассказы свидетелей о чудесном феномене, произошедшем в Гельсингфорсе с медиумом миссис Д'Эсперанс. Если читатель получит возможность ознакомиться с этой книгой, то это стоит сделать, потому что с научной точки зрения описываемый в ней феномен является одним из самых поразительных в истории спиритических чудес. Миссис д'Эсперанс, сидевшая в освещённой комнате на стуле перед ширмой в присутствии нескольких авторитетных свидетелей, вдруг увидела, что её ноги ниже бедер полностью дематериализовались, а её платье свисает на передний край кресла-сиденья. Это явилось первым предвестником какого-либо изменения её физического состояния, хотя она пребывала в полном сознании, а комната была хорошо освещена. Её страх того, что она останется калекой на всю жизнь, был совершенно естественным, как и страх присутствовавших, которые с разрешения приблизились к ней и убедились в факте растворения конечностей. Прежде чем она, поддавшись панике, успела накликать беду, конечности пришли в нормальное состояние, и она тут же смогла вскочить на ноги и ходить. Господин Аксаков, описывая этот сеанс, цитирует рассказ, приведённый в моей вышеупомянутой книге, о полном растворении тела американского медиума миссис Комптон, что, я полагаю, было первым задокументированным феноменом подобного рода; хотя я не рискну утверждать это на все сто процентов.

 

В тот же день я встретился с отцом Бернаром, доминиканским монахом, о котором уже ранее упоминал, а во второй половине дня снова посетил мсье Менана, у которого встретился с господином Бланом, исследователем Средней Азии, и между нами двумя и принимавшим нас почтенным мсье Менаном завязался очень долгий и интересный разговор.

 

На следующий день среди моих многочисленных гостей был господин Аксаков, и я очень приятно провёл день с мсье Бланом. Он сводил меня в музей Гиме, чтобы показать бронзовые изделия парсов, найденные им в ходе раскопок в Бактрии. Там я также увидел прекрасную коллекцию правильно одетых фигурок парсов в натуральную величину, подаренную музею мадемуазель Менан, ведь у парсов нет более пылкого друга, чем она. Тридцатого августа я попрощался с доктором Барадюком, написал ряд писем и побывал на дебатах в Законодательной Палате, на которых наш коллега-теософ представлял законопроект о доходах. Это был мой первый опыт посещения этой вошедшей в историю Палаты, и, естественно, я мысленно сравнивал дебаты с теми, которые я видел в наших Американских законодательных органах. Обсуждения шли довольно спокойно, но время от времени вспыхивало возбуждение, показывающее, какой может быть Палата, если её растормошить. Тем же вечером я ужинал с преподобным доктором Миллсом и получил большое удовольствие от разговоров о нашей общей альма-матер и о знакомых нам обоим людях. На следующий день я уже добрался до Лондона и на вокзале встретил ожидавших меня Ледбитера, Мида, доктора Хьюббе, Кейтли и других. Кейтли отвёз меня к себе домой, и я имел приятную возможность засвидетельствовать своё почтение его многоуважаемой матери, сердцу которой он дорог пуще зеницы ока.

 

 

ГЛАВА IV

ПЕРЕСМОТР ПРАВИЛ ТЕОСОФСКОГО ОБЩЕСТВА

 

На следующий вечер я председательствовал в Ложе Блаватской, где миссис Безант выступила с превосходной лекцией на тему «Эволюция глазами оккультистов». В пятницу 3-го (июля) в нашей Штаб-квартире состоялся приём, устроенный делегатам, прибывшим на Съезд. Съезд открылся на следующее утро, и всё прошло спокойно: после зачитывания моего обращения повестка дня была исчерпана. Мне вручили дышащее лукавством письмо, присланное последователями Джаджа, но, увидев, что оно представляет собой лишь тонко завуалированное повторение попытки ввести нас в заблуждение, я просто положил его на стол. Вечером в Зале Королевы состоялось публичное собрание, на котором выступили мистеры Мид и Кейтли, миссис Безант и я. На следующий день Съезд уже завершил свою работу, предложив внести некоторые изменения в Правила Теософского Общества. Во второй половине дня 6-го июля состоялась вечеринка в саду у Штаб-квартиры, а 8-го июля я отправился с мистером А. Дж. Фолдингом и его супругой, гостем которых я тогда был, на собрание Лондонской Ложи в доме мистера Синнетта. На нём он выступил с лекцией на тему «Алхимия», доказавшей нам, что учения и труды алхимиков представляли собой гораздо большее, чем банальный поиск тайны изготовления золота. После встречи он провёл нас в свою лабораторию и показал эксперименты с рентгеновскими лучами, многие из которых мы увидели впервые.

 

Девятого июля состоялось собрание Генерального Совета, на котором были терпеливо изучены и тщательно рассмотрены различные предложения Секций, Филиалов и простых членов Общества, касающиеся пересмотра Правил Общества в свете появления особых обстоятельств, оказывающих влияние на всё Общество. Когда несколько поправок касалось одного и того же пункта, то они включались в окончательно принятую форму как различные улучшения. Была отклонена только одна важная рекомендация – об увольнении Президента и Вице-президента Общества по уважительной причине. После тщательного рассмотрения и оценки обстоятельств, сопровождавших устроенный Джаджем раскол, было решено, что в случае возникновения подобной чрезвычайной ситуации не может быть применено никакое правило. Если бы большинство или даже имеющее сильный вес меньшинство пожелало отстранить от должности одного из этих официальных лидеров, в то время как этот лидер сохранил бы доверие большого количества членов Общества, то это привело бы к расколу в Обществе, каково бы ни было правило. Поэтому было решено предоставить Обществу свободу действий, а в случае возникновения неблагоприятных обстоятельств, требующих рассмотрения любого серьёзного случая, передать соответствующие полномочия Генеральному Совету. На данном собрании присутствовали следующие члены Общества: Президент, Вице-президент, Генеральные секретари Европейской и Индийской Секций, мистер Ч. У. Ледбитер как доверенное лицо (по особым указаниям) Генерального секретаря Скандинавской Секции и миссис Безант как доверенное лицо Генерального секретаря Американской Секции. Взгляды Австралазийской Секции были представлены в официальном отчёте Генерального секретаря, а Новозеландская Секция была учреждена совсем недавно и не успела представить свои пожелания на рассмотрение Генерального Совета. Публикуя текст пересмотренных Правил в Исполнительном уведомлении от 9-го июля 1896-го года (Лондон) для сведения членов Общества, я сделал следующие пояснительные замечания:

 

«Нижеподписавшийся пользуется возможностью, чтобы исправить распространённое в некоторых кругах ошибочное представление о том, что Правила Теософского Общества и формулировка его «Объявленных целей» по существу грешат неточностями, что эти цели пересматривались и корректировались, а Правила изменялись несколько раз, поскольку рост Общества и меняющиеся условия его существования делали это необходимым. Принятая сейчас версия этих Правил, по-видимому, является лучшей и наиболее полной из тех, что у нас были за многие годы, и в изложении Целей Общества ясно прослеживается линия мысли, которой придерживались Основатели. Вторая цель была облачена в настоящую форму, чтобы выразить почти всеобщее мнение, что все религии заслуживают изучения, поскольку они основаны на одних и тех же общих принципах. И в своей «Разоблачённой Изиде» мадам Блаватская проложила к этим принципам дорогу, которая теперь проторена для всех будущих поколений, изучающих Теософию и сочувствующих нашей работе».

 

Эти Правила хорошо зарекомендовали себя в практической работе, и было сочтено, что вносить в них какие-либо существенные изменения нет необходимости. Для решения некоторых второстепенных вопросов Президент-основатель пользовался «дискреционными полномочиями в случаях, непосредственно не предусмотренных в настоящих Правилах», а иногда голоса членов Совета принимались посредством циркулярных писем, рассылаемых им из Штаб-квартиры. Однако это очень долгий процесс, и время, необходимое для сбора голосов, обычно достигает шести месяцев. Так, даже в настоящее время все Генеральные секретари ещё не проголосовали по некоторым вопросам, выдвинутым Генеральным секретарем Французской Секции год назад.

 

ПРАВИЛА ТЕОСОФСКОГО ОБЩЕСТВА

в редакции Генерального Совета от 9-го июля 1896 года.

 

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

 

1. Название этого Общества, основанного в Нью-Йорке (Соединённые Штаты Америки) 17-го ноября 1875-го года, – «Теософское Общество».

 

2. Целями «Теософского Общества» являются:

 

I. Создание ядра Всемирного Братства Человечества без различия расы, вероисповедания, пола, касты или цвета кожи.

II. Поощрение изучения сравнительного религиоведения, философии и науки.

III. Изучение необъяснимых законов природы и сил, скрытых в человеке.

 

3. Теософское Общество никак не связано с политикой, правилами кастовых систем, ритуалами и обычаями, принятыми в обществе. Оно не является сектой и для принятия в свои члены не требует согласия с каким-либо символом веры.

 

ЧЛЕНСТВО

 

4. Для приёма в члены Общества должно быть подано заявление установленного образца, которое должно быть одобрено двумя членами Общества и подписано заявителем; несовершеннолетние лица не принимаются в члены Общества без согласия их опекунов.

 

5. Разрешение о вступлении в Общество может быть получено у Президента Филиала, Генерального секретаря Секции или Секретаря-регистратора; члену Общества выдаётся свидетельство о членстве с подписью Президента-основателя и печатью Общества, которое также скрепляется подписью Генерального секретаря Секции, если кандидат территориально относится к этой Секции, или подписью Секретаря-регистратора Теософского Общества, если кандидат территориально к ней не относится.

 

ДОЛЖНОСТНЫЕ ЛИЦА

 

6. Общество должно иметь Президента, Вице-президента, Секретаря-регистратора и Казначея.

7. Президент-основатель, полковник Г. С. Олькотт, занимает пост Президента Теософского Общества пожизненно и имеет право назначать своего преемника при условии ратификации его решения Обществом.

8. Срок полномочий Президента составляет семь лет (за исключением правила под номером 7).

9. Президент выдвигает кандидатуру вице-президента, которая должна быть утверждена Обществом. Срок полномочий Вице-президента истекает после избрания нового Президента.

10. Назначения на должности Секретаря-регистратора и Казначея осуществляет Президент.

11. Президент является хранителем всех архивов и документов Общества, а также одним из попечителей и управляющих имуществом Общества всех видов.

12. Президент имеет право делать временные назначения на вакантные должности в Обществе и обладает дискреционными полномочиями в случаях, непосредственно не предусмотренных настоящими Правилами.

13. В случае смерти или отставки президента его обязанности исполняет Вице-президент и делает это до тех пор, пока в должность не вступит новый Президент.

 

ОРГАНИЗАЦИЯ

 

14. Любые семь членов Общества могут подать заявление на регистрацию их в качестве Филиала, и это заявление должно быть направлено Президенту через секретаря ближайшей Секции.

15. Президент имеет право одобрять или отклонять заявления на получение Уставов, которые в случае их выдачи должны быть скреплены его подписью и печатью Общества и зарегистрированы в Штаб-квартире Общества.

16. По заявлению семи или более зарегистрированных Филиалов Президентом Общества может быть открыта его Секция.

17. Все Уставы Секций и Филиалов, а также все свидетельства о членстве в Обществе утверждаются Президентом и им же могут быть аннулированы.

18. Каждые Филиал и Секция имеют право устанавливать свои собственные Правила при условии, что они не противоречат общим Правилам Общества, и эти Правила обретают законную силу, если их не отклонит Президент.

19. Каждая Секция должна назначить Генерального секретаря, который должен стать связующим звеном между Президентом и Секцией.

20. Генеральный секретарь каждой Секции ежегодно не позднее 1-го ноября направляет Президенту отчёт о работе своей Секции до данной даты и обязуется в любое время предоставлять любую дополнительную информацию, которая может понадобиться Президенту.

 

УПРАВЛЕНИЕ ОБЩЕСТВОМ

 

21. Общий контроль и управление Обществом осуществляются Генеральным Советом, состоящим из Президента, Вице-президента и Генеральных секретарей.

22. В Генеральном Совете никто не может занимать одновременно две должности.

 

ВЫБОРЫ ПРЕЗИДЕНТА

 

23. За шесть месяцев до истечения срока полномочий Президента Генеральным Советом выдвигается кандидатура его преемника, о которой Вице-президент извещает Генеральных секретарей и Секретаря-регистратора. Затем каждый Генеральный секретарь подводит итоги голосования за эту кандидатуру в своей Секции в соответствии с её Правилами, а Секретарь-регистратор подводит итоги голосования остальных членов Общества. Для избрания нового Президента необходимо, чтобы за него проголосовало более чем две трети зарегистрированных членов Общества.

 

ШТАБ-КВАРТИРА

 

24. Штаб-квартира Общества находится в Адьяре (Мадрас, Индия).

25. Штаб-квартира и прочая собственность Общества, включая Адьярскую Библиотеку, постоянные и прочие фонды, в настоящее время принадлежат попечителям Теософского Общества, которые были назначены и действуют на основании Договора о доверительном управлении, о чём в районном управлении Чинглепут (Мадрас, Индия) сделана соответствующая запись от 14-го декабря 1892-го года.

 

ФИНАНСИРОВАНИЕ

 

26. Сборы, уплачиваемые Генеральному Казначейству Филиалами, не входящими в какую-либо Секцию, следующие: получение Устава – 1 фунт стерлингов; выдача сертификата о членстве в Обществе – 5 шиллингов; ежегодные членские взносы – 5 шиллингов (или эквивалентная сумма в другой валюте).

27. Члены Общества, не входящие в какую-либо Секцию или Филиал, делают взносы в размере 5 шиллингов. Вступительные и ежегодные взносы в размере 1 фунта стерлингов каждый перечисляются в Генеральное Казначейство.

28. Каждая Секция уплачивает в Генеральное Казначейство одну четвертую часть от суммы удержанных ею ежегодных и вступительных взносов.

29. Правильность бухгалтерских отчётов Казначея должна ежегодно подтверждаться квалифицированными аудиторами, назначаемыми Президентом.

 

СОБРАНИЯ

 

30. Ежегодное общее собрание Общества проводится в декабре поочерёдно в Адьяре и Бенаресе.

31. Также Президент по своему усмотрению имеет право созывать специальные собрания.

 

ПЕРЕСМОТР ПРАВИЛ

32. Устав Общества остается в силе до внесения в него изменений Генеральным Советом.

Официально.

(Копия верна)

Г. С. ОЛЬКОТТ, ПРЕЗИДЕНТ ТЕОСОФСКОГО ОБЩЕСТВА

 

Ч. У. ЛИДБИТЕР.

Секретарь заседания Совета.

Следующие несколько дней были заняты менее важными делами за исключением посещения вечерней лекции Свами Вивекананды на тему «Бхакти», прочитанной им в Ложе Блаватской 9-го июля, и лекции миссис Безант на тему «Карма», прочитанной ею там же 12-го июля. Мне всегда казалось одним из самых замечательных достижений нашего движения, что читающая публика, можно сказать, всего мира познакомилась с этим принципиально важным философским и этическим учением. По моему мнению, оно больше, чем что-либо другое, способствовало укреплению нашего движения и прокладывало ему путь к мыслящим людям, так как провозглашало великую истину о том, что опыт человека является результатом его же действий, и что во всей вселенной правит закон всеобщей и непреложной справедливости.

 

 

Перевод с английского А.П.Куражов

 

09.03.2023 08:11АВТОР: Генри С. Олькотт | ПРОСМОТРОВ: 287


ИСТОЧНИК: Перевод с англ. А.П.Куражов



КОММЕНТАРИИ (2)
  • Сергей Оленев10-03-2023 05:26:01

    Олькотт много раз возвращается к якобы устроенному Джаджем расколу в Теософском Обществе. В целом создается негативный образ Джаджа с обвинениями даже в медиумизме, когда было сделано предупреждение руководству Т.О. о влиянии черных магов в среде общества. Даже после смерти Джаджа Олькотт высказался: «По своим дневниковым записям я вижу, что именно в этот день в Нью-Йорке умер У. К. Джадж после трехсот двадцати девяти дней пребывания у власти в качестве лидера отщепенцев. Бедняга! Он променял всё, что дала ему Теософии на чечевичную похлёбку!», - более чем странно и предвзято, крайне жестко по отношению к умершему.
    Чтобы составить правильное представление о случившемся якобы расколе и прочих сложившихся противоречиях между Джаджем и руководством Т.О. изучим тексты Е.П.Блаватской по этой теме. В силу случившегося предательства в Америке Джадж по рекомендации Блаватской совершил реорганизацию общества. Она пишет: «…ввиду настоящего положения дел в Америке, предательства с изначала и еще худшего предательства, воспользовавшего совсем недавно, измены того, кто вступил в Эзотерическую Секцию с твердою целью завладеть её предполагаемыми секретами, дабы уничтожить Теософское Общество и, сокрушив меня, обратить в небытие и Эзотерическую секцию…», - показывая серьезные причины необходимости этих преобразований. (1, с. 106)
    Обращаясь к членам Эзотерической Секции в «Инструкции для внутренней группе учеников», она утверждает необходимость данной реорганизации, согласованной с Махатмами Шамбалы, ибо предлагала по их рекомендации. Она подчеркивает, что «Требовалась полная реорганизация, и наш брат У.К.Джадж, вместе с несколькими членами Американского Совета Эзотерической Секции, любезно за неё взялся. Но ныне ядовитые стрелы наших напористых врагов обращены против него: отчасти насколько мне известно, вследствие тех же клеветнических и тайных происков, из-за которых некоторые из вас отказались соблюдать новые Правила изданные им от моего имени.» (1, с.107)
    Далее она показывает статус Джаджа, как одного из основателей Т.О., честно и жертвенно выполняющего свои обязательства перед Учителями. И отмечает отношение Махатм к Джаджу, говоря: «Неблагодарность есть преступление в оккультизме, и мысль эту я поясню на примере Джаджа. Он один из трех основателей Теософского Общества, единственных трех, кто остался предан душой и телом. Тогда как все другие обернулись дезертирами и врагами, он оставался верен своей первоначальной клятве. (…) И то, что полковник Олькотт совершил в Индии и Азии, У.К.Джадж сделал в Америке. Он – возродитель теософии в Соединенных Штатах и не щадит ни средств, ни сил, трудясь себе в убыток, лишь бы только ширилось движение; и вот за это против него теперь ополчился и плетет интриги тот, кто пальцем не пошевельнул ради Теософского Общества, но кто пытается сейчас обратить оное в небытие. (1, с. 127)
    Подчеркивая, что «Брат Джадж отказывается защищать себя даже больше, нежели отказывалась защищать себя я после заговора Куломбов» (1, с.129)
    Сложные и неоднозначные отношения сложились у Е.П.Блаватской с Теософским Обществом при создании Эзотерической Секции. Она отмечает, что «То, что ни один такой крупный и растущий орган, каковым ныне стала Эзотерическая Секция, не мог не остаться без своих предателей, тайных и явных, я осознавала с самого начала. Я знала, что задача, стоящая предо мною, обернется для меня еще большим поношением и обманом, чем когда бы то ни было; что она непременно вызовет уйму злобных чувств у членов главного (экзотерического) органа Теософского Общества, которые, в конечном счете, будут в особенности, если не исключительно, вымещены на мне. И все произошло именно так, как я предполагала». (1, с. 107-108)
    Из текстов Олькотта видно, что завистливые члены общества оказались Олькотту ближе, чем один из основателей Т.О. Джадж. Один из которых Ледбитер (медиум) нанес Т.О. огромный вред своими пророчествами и наставлениями. Под влияние которого попало все руководство Т.О., включая Безант и Олькотта.
    1. Е. П. Блаватская Инструкция для учеников внутренней группы. Изд. Сфера. Москва. 2006 с. 379

  • Татьяна Бойкова10-03-2023 05:52:01

    Спасибо, Сергей большое за такой замечательный комментарий. Все мы знаем, как Блаватская уважала и ценила Джаджа. Сама готовлю очередные главы к публикации и душа переполняется возмущением, но дневники необходимы для того, чтобы знать обо всем что происходило в ТО после ухода Блаватской, как оно шло к своему концу. И мы хорошо видим, что это Олькотт, страдая величием самомнения, окружил себя теми, кого приписывал Джаджу. По-моему это была даже какая-то злобная ревность к Джаджу, т.к. где-то глубоко внутри он всегда чувствовал, что Джадж несравненно выше его.

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Ученики и последователи Е.П. Блаватской »