Международный Центр Рерихов принимает участие в Международном дне музеев 2022 (видео). XIV Международный общественно-научный форум «Культура – врата в Будущее», посвященный 125-летию со дня рождения Б.Н.Абрамова. Международная научно-общественная конференция «120 лет со дня рождения Ю.Н.Рериха» (Москва, 9–10 октября 2022 г.). Новости буддизма в Санкт-Петербурге. Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Листы старого дневника. Том V. Главы V, VI. Генри С. Олькотт


Коломбо столица Шри Ланка. Индия.

 

 

ГЛАВА V

ВСТРЕЧА МИССИС БЕЗАНТ

(1893)

 

Страдая от нервного истощения, возникшего в результате моих переживаний, я сменил обстановку и на три недели перебрался в свой горный коттедж, а затем отплыл в Коломбо, чтобы вместе с буддистами организовать приём миссис Безант и её лекции. Я прибыл туда 30-го октября и с этого момента не покладая рук занимался различными делами, такими как инспектирование школ, встречи с оргкомитетами, совещание с первосвященником и разъяснение, кто такая миссис Безант, и в чём заключается её служение обществу. Она с графиней Вахтмейстер приехала поздним вечером 9-го ноября. С двух часов дня до восьми часов вечера их терпеливо ждала тысяча человек, включая наших учеников в количестве 200 юношей и 125 девушек, но затем все они разошлись. Миссис Безант и графиня Вахтмейстер высадились на берег только на следующий день в 9 часов утра. В нашей Штаб-квартире в присутствии огромного стечения народа им зачитали три торжественных обращения, а в школе Сангхамитта, где они были гостями миссис Хиггинс, самая успевающая девушка школы, обратилась к ним с ещё одним приветственным словом. С нами вместе с прочими пассажирамизавтракал мистер Р. Ч. Датт,кавалер ордена Индийской империи,уважаемый индийский публицист и историк, и в целом приём, устроенный нашей леди на цейлонской земле, произвёл на них глубокое впечатление и доставил им много радости. В два часа дня мы сели на поезд, направлявшийся в Канди. От станциик нашим временным квартирам нас сопровождала огромная процессия, несущая факелы, и всё буддийское население города выстроилось вдоль улиц и шумно нас приветствовало. В 20.30 миссис Безант выступила с лекцией в городском зале на тему «Самые насущные потребности мира». Её красноречие, искренность слов и сочувствие к взглядам и чаяниям сингальского народа сильно впечатлили и вдохновили большую аудиторию. Следующее утро было посвящено поездке к озеру, посещению храмов и награждению призами учеников нашей местной средней школы. В 10.40 мы сели на поезд, на котором вернулись в Коломбо, где нас ждал приём в саду школы Сангхамитта. А вечером миссис Безант выступила с лекцией в Общественном зале перед переполненной аудиторией, включавшей его превосходительство губернатора Хэвлока с супругой, его превосходительство главнокомандующего, а также большинство влиятельных европейцев и других жителей города. Весь зал внимательно слушал лекцию и в конце разразился бурными аплодисментами. Вместе с тем, публика была сильно разочарована, так как миссис Безант не смогла выступить со второй лекцией. О впечатлении, произведённом на буддистов этой лекцией, можно судить по случайно услышанной реплике, когда аудитория покидала зал. Один восторженный сингалец с горящими глазами заметил: «Нет особой нужды просить священников проповедовать нам бану, когда мы можем слушать подобные лекции». И это замечание действительно попало в точку, поскольку я сомневаюсь, что когда-либо раньше на Цейлоне излагались основы буддийского учения о карме более ясно и привлекательно. С этих двух лекций началась большая поездка миссис Безант по Индии, совершённая ею в 1893–1894 годы, и успех, которым увенчались эти первые её выступления, был лишь предвестником триумфа, который повсюду сопровождал её на протяжении всего этого периода.

 

Анни Безант. Фотография не датирована

 

Двенадцатого ноября мы с миссис Безант отправились на поездеиз Коломбо в Галле. На всех крупных станциях дети наших буддийских школ радостно приветствовалиеё своими звонкими голосами, роились, как пчелы, у дверей её экипажа и приносили цветы, как в венках и букетах, так и поодиночке. В Амбалангоде дети зачитали ей приветствия, а на одной или двух других станциях, где поезд делал всего лишь короткие остановки, ей вручили приветственные адреса и цветы. Когда мы в три часа дня приехали в Галле, нас с энтузиазмом встретило более 200 учеников в нашем колледже Махинда, и миссис Безант выступила с лекцией перед очень большой смешанной аудиторией из европейцев и сингальцев. Вечером возле наших временных апартаментов был устроен фейерверк, и прошёл показ тех странных и поразительных дьявольских танцев, которыми славится Цейлон. На следующий день мы объехали Галле, и в 3 часа дня по просьбам публики я выступил с лекцией на тему «Цели и работа Общества Маха-Бодхи», а в 8.30 вечера миссис Безант прочитала лекцию в огромной столовой гостиницы «Ориенталь». На этом наш визит в Галле подошёл к концу.

 

Четырнадцатого ноября мы встали в 4.30 утра и через час сели на поезд до Коломбо. В Панадуре, часто ошибочно называемом Пантурой, в месте, где проходил знаменитый диспут между защитником буддизма Мегиттуватте и преподобным миссионером Сильвой, в котором последний потерпел полное фиаско, мы договорились остановиться и пропустить один поезд, чтобы позволить горожанам поприветствовать миссис Безант и послушать её лекцию. Здесь у нашего местного Филиала есть прекрасное большое школьное здание, в нём и была устроена встреча, на которой мы с миссис Безант выступили с приветственными речами. Затем мы продолжили своё путешествие и прибыли в Коломбо в 5 часов вечера. На следующий день я взял с собой дам, чтобы засвидетельствовать почтение первосвященнику Сумангале, после чего мисс Безант заложила краеугольный камень в основание нового школьного здания, которое миссис Хиггинс планировала возвести на участке земли, выделенном ей для этой цели мистером Петером де Эбрю. Это было последним публичным мероприятием миссис Безант во время её визита на Цейлон, потому что на следующий день мы направились в Тутикорин, чтобы начать поездку непосредственно по Индии.

 

 

*   *   *

 

ГЛАВА VI

ПЕРВАЯ ПОЕЗДКА МИССИС БЕЗАНТ ПО ИНДИИ

(1893)

 

 

Храм Богини Минакши. XII век, вид сверху. Мадурай. Индия. 

 

Как упоминалось ранее, плаванье из Коломбо в Тутикорин на курсирующих между ними небольших пароходах в плохую погоду становится одним из самых неприятных испытаний в морских путешествиях. Однако на этот раз наше плаванье сопровождалось солнечной погодой и прошло без неудобств. По прибытии в Тутикорин нас встретила делегация друзей-индуистов с приветственным словом к миссис Безант и, как обычно, цветами. Перед тем, как наш поезд отправился в Тинневелли, ей пришлось произнести импровизированную речь для собравшихся людей прямо с платформы железнодорожного вокзала. Если мой друг, мистер Алан Лео, или любой другой астролог решит проверить свою науку, сравнив свои расчёты с итогами начавшегося таким образом путешествия по Индии, для них я могу сказать, что миссис Безант впервые ступила на индийскую землю в 10.24 утра 16-го ноября 1893 года. Какими бы ни вышли их расчеты, небеса, должно быть, ей очень благоволили, поскольку на протяжении всего путешествия по Индии её сопровождал успех. В четыре часа дня под проливным дождём мы выехали в Тинневелли, где по прибытии нам устроили воодушевляющийприём, а затем разместили в большом комфортном бунгало. На следующее утро мы поехали в Палаямкоттай, самый оживлённый центр миссионерской деятельности на юге Индии, который может похвастать присутствием не менее трёх епископов римско-католической и протестантской церквей. В течение дня наши комнаты наводняли посетители, но миссис Безант выкроила какое-то время для себя, чтобы перелопатить большое количество накопившейся корреспонденции. Вечером она блестяще выступила перед очень большой аудиторией с лекцией на очень важную тему «Жизнь после смерти».

 

На следующий день мы поехали в огромный храм и осмотрели кокосовую пальму, которую мы с Цейлонским Буддийским Комитетом посадили в октябре 1881-го года и которая, как лгали миссионеры, была вырвана браминами после нашего отъезда по окончании того памятного визита. Мы увидели, что она превратилась в рослое дерево, увековечив наш успех в деле культивирования братской симпатии между людьми двух рас и религий. В то время как у храма нам показывали огромную коллекцию драгоценных камней, которые в торжественных случаях использовались для украшения идолов, а местный слон, подняв по команде хобот, трубил своё обычное приветствие, храмовый оркестр создавал столько шума, сколько мог. Нас радушно приняли в доме моего старого друга В. Купусвами Айера, увы, недавно (в 1902 году) почившего, и миссис Безант впервые увидела национальный танец под названием «колаттам». Это очень невинное и отнюдь не весёлое представление, в котором несколько молодых женщин медленно ходят по кругу, раскачиваясь вправо и влево и стуча в ритм музыке палочками, которые они держат в руках. В тот вечер лекция миссис Безант была посвящена теме «Материализм» и, на мой взгляд, она раскрыла её так же полно, как и все темы до этого, продемонстрировав свой огромный интеллектуальный потенциал. Естественно, так оно и должно было быть, поскольку после двенадцати лет руководства партией материалистов вместе с мистером Брэдло и рассмотрения этого предмета со всех точек зрения никто, за исключением неё самой, не мог компетентнее объяснить недостаточность материалистической гипотезы, отвергнутой более глубоким знанием природы, которое приобретается изучением восточной философии и получением опыта на более высоких уровнях человеческого сознания. Стремление увидеться и поговорить с ней было настолько большим, что, хотя мы должны были покинуть Тинневелли в середине дня, на следующее утро (в воскресенье, 19 ноября) ей пришлось провести импровизированный дурбар, а в конце дня в наше Общество вступило одиннадцать человек, причём пять из них были материалистами, убеждения которых сильно пошатнула лекция миссис Безант, прочитанная ею прошлым вечером.

 

 

Фрагменты храма Богини Минакши. Индия

 

 

Мы выехали в Мадурай в 13.15 и прибыли туда в 19.30. Раджа Рамнадалюбезно предоставил местному оргкомитету в пользование свой великолепный дом, расположенный напротив огромного пруда, и мы в нём разместились. На следующий день нас отвезли в храм Минакши, где его чудеса показывал нам сам верховный жрец. Я приложил все усилия, чтобы найти и показать миссис Безант фрагмент настенных росписей вокруг внутреннего бассейна, изображавший жестокие пытки, которым подвергался несчастный джайн Диагамбарас, отказавшийся принять индуизм во времена Куны или Кубьи Пандьи, царя Мадуры, правившего двадцать одно столетие назад, ещё до Рождества Христова. В этом эпизоде из религиозной жизни Южной Индии есть забавная деталь, о которой я раньше не упоминал, рассказывая об этой картине. В шиваитском религиозном труде «Халасья Махатмья»1 говорится, что один саньясин-шиваит, молодой чудотворец, известный обращением еретиков, и глава джайнов Дигамбарас договорились испытать экземпляры их соответствующих священных книг огнём и водой, чтобы определить, какое из них является самым священным.

 

Легенда гласит, что соперники бросили рукописи, написанные на пальмовых листьях, в горящий огонь, и рукопись Дигамбараса сгорела, а другая — нет. Затем, испытывая рукописи водой, их бросили в ближайшуюреку, и в то время как буддийские писания поплыли вниз по течению и дальше в море, писания саньясина-шиваита начали плыть против течения так же легко, как если бы их в движение приводили крошечные паровые машины! Вот таким чудесным образом и была доказана высшая святость индуистских книг, конечно, если верить рассказу историка-шиваита. После этого победители самым естественным образом начали «исправлять» непокорных побеждённых с помощью различных «праведных» наказаний, пронзая их огромными, длинными и острыми пиками, проходившими через всё тело по длине и выходившими наружу из макушки или в области шеи, или отрубая им головы и превращая их в месиво на специальных индийских мельницах для кокосов, которые может увидеть каждый приезжий, если пройдёт по районам с кокосовыми пальмами. Нельзя сказать, сколько тысяч лет назад этот тип мельницпоявился в Индии, но, определённо, что мельницы, которые можно сегодня увидеть, ничем не отличаются от тех, что использовались в те далёкие века.

 

Но как жаль, что человечество всегда было склонно принимать авторитетность учений священников и священных писаний всего лишь на основании психических феноменов, которые могут совершать самые порочные и бездуховные люди! Думается, что даже в наши дни прогресса и научных открытий невозможно предотвратить обожествление психистов, которые могут претендовать на общение со сверхъестественными силами. Побывав во многих странах, я вижу, как мир захлёстывает мощная волна психизма, являясь дурным знаком для истинного духовного прогресса. И до тех пор, пока феноменализму не будет указано подобающее ему подчинённое место, мы не сможем надеяться на подъём человечества с низших планов познания на высшие.

 

На следующий день миссис Безант выступила с двумя лекциям: одной в 7.30 на тему «Карма», другой в 18:00 на тему «Свидетельства существования Махатм». Общественный интерес к этому предмету по всей Индии всегда был очень большим, так как хотя каждый ребёнок знает, что Шастры, в особенности учения Патанджали, утверждают, что человек может развить сиддхи и стать тем, кого собственно называют Махатмой, а книги и предания изобилуют намёками на их существование, всё же в период нашего проживания в Индии, несмотря на сообщения о феноменах Е. П. Б. и свидетельства людей, видевших этих Учителей, индусы в целом ещё не могут поверить, что такие люди состоят в близких отношениях с нами, белыми людьми с Запада, и принимают участие в распространении теософского движения.

 

На следующий день не было никаких публичных мероприятий за исключением встречи теософов в доме мистера П. Нараяны Айера, на которой мы по местному обычаю ели с банановых листьев, сидя на полу и пользуясь руками вместо ножей или вилок. В тот же день около полудня мы выехали в Тируччираппалли и прибыли туда в 18.20. На станции нас встретил принц Пудукоттая, член Теософского Общества, который отвёз нас в небольшое бунгало, специально снятое им для этой цели за неимением собственного. Оно было довольно плотно заселено некоторыми из тех маленьких существ, которых создала природа, видимо, для того, чтобы учить человека развивать терпение и смирение. Весь следующий день лил сильный дождь, но мы с миссис Безант с пользой провели время, потратив его на написание писем, однако графиня Вахтмейстер из-за сильной простуды не могла ничего делать. В 6 часов вечера миссис Безант выступила с лекцией на тему «Индия: её прошлое и настоящее» так трогательно и красноречиво, что вся аудитория прослезилась. Хотя мне раньше доводилось читать эту лекцию самому, я был настолько тронут её речью, что с трудом овладел голосом, завершая собрание. Следующее утро мы без дела просидели дома, но после обеда пришёл принц и пригласил нас к себе домой. После этого он отвёз нас в городской зал, где миссис Безант в своей обычной манере выступила с лекцией перед огромным стечением народа, наградившим её бурными аплодисментами. На следующее утро в 7.30 в том же зале я сам прочитал лекцию для мальчиков местного колледжа, и около полудня мы выехали в Танджор, прибыв туда в 14.20. Здесь миссис Безант читала лекцию на тему «Миссия Индии» в зале для проведения дурбаров, кажется, когда-то принадлежащем древней династии Чола. Он представлял собой огромное помещение с множеством искусно украшенных колонн и с одной стороны полностью открывался во двор. На следующий день наши комнаты были переполнены посетителями, среди которых несколько человек приехало из других городов специально послушать лекцию. Миссис Безант и графиня были удостоены личной аудиенции у уцелевших рани из танджорской царской семьи, которых, как и всех ныне живущих представителей исчезнувших индийских династий, финансово поддерживает британское правительство. На принцесс распространялся пурданашин, то есть, они должны были скрываться от глаз публики и не могли принимать посетителей-мужчин, поэтому к ним были допущены только наши дамы, а мне пришлось оставаться снаружи пурды и разговаривать с королевой через задёрнутые занавески. По окончании аудиенции каждому из нас подарили вышитую золотом шаль; мне её принёс и положил на плечи молодой принц, который вместе с ней по обычаю подарил мне цветы и орех бетеля (пан супари). В тот же день, в воскресенье 26-го ноября, состоялась лекция мисс Безант на тему «Теософия и наука». В понедельник мы посетили великий храм, увидели колоссальное каменное изваяние сидящего быка, эмблему Шивы, а затем отправились в знаменитую библиотеку, собранную прежним раджей Танджора, которая, даже пострадав от неоднократных разграблений, насчитывала 23000 рукописей на пальмовых листьях, 12000 рукописей - на бумаге и 7000 печатных томов. В своей послеполуденной лекции миссис Безант снова рассуждала о «Недостаточности материализма», и в моём дневнике сказано, что она в ней приводила «самые убедительные аргументы, которые я когда-либо слышал». Из этого читатель может понять, что она, как лектор, раз от раза поднималась всё выше и выше, когда развивала эту многогранную тему. Она видела, как по Индии распространяются материалистические тенденции, культивируемые господствующей системой высшего образования, и, видимо, это очень сильно стимулировало её к тому, чтобы, делая всё возможное, погасить эту волну.

 

На следующее утро, перед отъездом в 9.45 в Кумбаконам, я выступил с лекцией перед мальчиками из Танджора и основал одну из местных «арийских лиг мальчиков», которыми в те годы во время своих поездок по Индии я усеял всю страну, поскольку с момента моего первого приезда в неё всегда чувствовал, что если мы хотим создать мощное движение за возрождение религии, будь то в Индии или в любой другой стране, то должны заложить его основу, привлекая к нему сочувствующих из подрастающегопоколения. Именно эта идея стояла за моим образовательным движением, охватившим цейлонских буддистов, результаты которого полностью оправдали мои ожидания. В Индии я всё время встречал ребят, очень отзывчивых на ненавязчивые призывы к их врождённому религиозному чувству, и без преувеличения можно сказать, что если бы я мог посвятить этому делу всё своё время, то создал бы мощнейшее движение индийской молодёжи. Там, где мне казалось, что я могу продвинуться в этом направлении, я призывал общинных старейшин проводить сбор пожертвований на библиотеки для мальчиков, и на одном из публичных собраний обычно попросил самих мальчиков внимательно приглядеться и сказать мне, кого бы они хотели избрать членами соответствующего совещательного комитета. А этот комитет в обязательном порядке был бы должен оказывать им максимально возможную помощь в формировании библиотечного фонда, обеспечивать безопасность, предоставлять помещение для встреч и с готовностью давать советы, которых спрашивали, но при этом никогда не лишал бы мальчиков возможности вести дела в своём обществе самостоятельно. Я думаю, что такая стратегия рассчитана на то, чтобы у молодого поколения развивать смелость, ответственность и уверенность в своих силах, а у старшего поколения пробуждать живой интерес к интеллектуальному и духовному развитию первого.

 

В 11.30 мы прибыли в Кумбаконам, где нас очень сердечно встретили, а ближе к вечеру миссис Безант выступила с лекцией на тему «Теософия и современный прогресс» перед как всегда многочисленной аудиторией. Колледж Кумбаконама, как и любое другое образовательное учреждение в Индии, прикладывал очень много усилий для развития рационалистических взглядов у местной молодёжи. Преподаватели этого колледжа, с отличием окончившие Мадрасский университет и знакомые мне как люди высокой интеллектуальной культуры, прививали своим ученикам материалистическое мышление, поэтому именно в этом уголке Индии были так важны регулярные лекционные выступления талантливых западных теософов. Излишне говорить, что приезд миссис Безант пришёлся как никогда кстати. Вёл встречу истинный патриот, опытный учёный и всеми уважаемый бывший правительственный служащий деван Бахадур Рагхунат Роу. После выхода на пенсию этот джентльмен переехал из Мадраса в Кумбаконам, и теперь на склоне своих лет он живёт в своём семейном особняке в комфорте и душевном спокойствии. Среди индийских государственных деятелей никто не пользовался бóльшим доверием народа, чем он, поскольку его карьера министра (девана) крупных местных штатов и налогового инспектора разных крупных округов Британской Индии не была запятнана ни малейшим подозрением в коррупции или должностных преступлениях.

 

На следующий день наша компания посетила обнажённого аскета, очень интересного человека, который непрестанно молчал в течение последних тридцати лет. Всё это время аскета содержала одна семья, которая отвела ему маленькую хижину в своём саду. Он ел только по принуждению друзей и то не всегда, поскольку обычно голодал по семь, восемь или десять дней подряд. У него расходящееся косоглазие, и он постоянно всё ощупывает руками. Что бы он ни совершал на астральном плане, в этом он определённо был немногим лучше, чем животное в спячке, и пока мы стояли, глядя на него, я невольно начал сравнивать его с миссис Безант. Ведь она с тем же религиозным пылом и возвышенным стремлением к духовным знаниям, которые, возможно, присущи и ему, добровольно подвергает своё тело максимально возможному напряжению во время путешествий по миру, чтобы углубить религиозные знания и стимулировать человечество подняться до уровня более высокого идеала, чем сегодня торжествует в будничной жизни мира.

 

После полудня миссис Безант читала лекцию на тему «Адепты как факты и идеалы», а вечером результаты этих двух выступлений воплотились в виде семи заявлений на вступление в члены нашего Общества. В четверг 30-го ноября, в последний день нашего визита, миссис Безант в 7.30 утра выступила с лекцией в Портер-холле на тему «Материализм», а в 4 часа дня – в вайшнавском храме на тему «Индуизм и Теософия» перед тремя тысячами человек. В 18.52 мы выехали на узловую станцию Тричинополи, где для нас на вокзале заранее приготовили очень комфортабельные апартаменты. Ранним утром следующего дня на тележкахв сопровождении носильщиков, которые несли наш багаж, мы обогнули участок железнодорожного полотна, только что разрушенного наводнением, и в 17.00 прибыли в Эроде. На полустанке Карур нас встретили местные члены нашего Общества, которые снабдили нас запасами чая, молока и фруктов, а также подарили цветы. На большинстве крупных станций по всей Индии железнодорожные компании построили комфортабельные гостиницы с ресторанами и ванными комнатами, предназначенные для путешественников, которые не испытают неудобств, если маршрут заведёт их в подобные места. Так было и в Эроде, и после частых поспешных поисков бунгало, которые иногда бывают неудобными, а иногда грязными, мы высоко оценили гостиницу в Эроде и с радостью заняли чистые кровати. В тот же вечер миссис Безант выступила с лекцией в здании школы, и в число её слушателей вошли члены нашего Общества, приехавшие из городов, не входивших в нашу программу, чтобы получить удовольствие от речи нашего великого оратора. На следующий день мы поехали в Коимбатур, в который прибыли в 9.35 утра. Здесь с нетерпением ждали встречи с нами, и после приезда нас понесли во временные апартаменты в составе ликующей процессией, в которой два оркестра поочерёдно исполняли то индийскую, то иностранную музыку. Воспользовавшись случаем, племянник графини Вахтмейстер, владелец чайных плантаций из Нильгири, впервые за долгие годы приехал навестить свою тётю. В четыре часа дня мы посетили местный индийский клуб, послушали музыку и перекусили. А через два часа миссис Безант выступила в городском зале с лекцией на тему «Теософия и её учение». Она собрала огромную толпу, и полиция с большим трудом очистила территорию и обеспечила нам относительную тишину. На лекции присутствовала вся местная англо-индийская община, включая коллектора, высшего правительственного чиновника налоговой службы всего округа. Ближе к вечеру состоялась встреча членов нашего Общества. На следующий день, в воскресенье 3-го декабря, в 8 часов утра миссис Безант выступила со своей потрясающей лекцией на тему «Материализм», и я принял в члены нашего Общества несколько кандидатов. В 2.30 мы выехали в Бангалор и, совершив ночью пересадку в Джаларпете и проведя в дороге всю ночь, прибыли в пункт назначения в 6 часов утра понедельника, очень уставшие и потрёпанные. Нас очень тепло встретили на станции, а затем приняли в доме, большом, просторном и хорошо обставленном особняке. Бангалор является крупным поставщиком европейских фруктов на южноиндийские станции, поскольку он расположен на высоте от двух до трёх тысяч футов над уровнем моря, и его климат благоприятен для их выращивания. В связи с этим на нашем столе появилось большое разнообразие фруктов: сочные яблоки, инжир, клубника, ежевика, апельсины, чернослив и бананы; и нигде мы не встречали более радушного приёма, чем здесь. Затем миссис Безант выступила с лекцией на тему «Теософия и этика» в Мэйо-холле перед переполненной аудиторией, состоявшей из наиболее культурных слоёв общества. Это была великолепная речь, вызвавшая бурю аплодисментов. В начале дня мы объехали большой пруд, ставший полноводным после недавних дождей.

 

На следующее утро оргкомитет, предупреждённый о размерах аудиторий миссис Безант, которые не вместил бы даже самый большой зал Бангалора, организовал её лекцию прямо на открытом воздухе. Она выступала с трибуны, достаточно большой, чтобы вместить нас двоих, и, поскольку погода была прекрасной, собралось очень много людей. Вся эта картина была настолько красочной, что оргкомитет запечатлел её на фотоплёнке, и теперь посетители Адьяра могут её увидеть. После лекции миссис Безант посетила две школы для девочек, основанные Рао Бахадуром А. Нараинсвами Мудалиаром, богатым и патриотически настроенным гражданином. С 12 до 2 часов дня она принимала посетителей, а в 4 часа провела беседу в Бангалорском клубе, где в своём неподражаемом стиле ответила на множество вопросов по философии и науке. Тот день мы закончили посещением дворца Махараджи. В клубе была сделана отличная групповая фотография, которая днём дополнилась второй. На следующее утро состоялась третья съёмка, и это фото запечатлело исключительно нас самих и членов местного Филиала. В 16.30 того же дня миссис Безант обратилась с речью к нескольким тысячам человек, собравшимся в большом Хрустальном Дворце, расположенном в прекрасном саду Лал Баг. Это была прекрасная картина, достойная кисти художника. Эта лекция называлась «Теософия и наука». И когда деван сэр К. Шешадри Айер (ныне покойный), один из величайших современных государственных деятелей, которых взрастила Индия, выражал благодарность от лица аудитории, его прерывали всхлипывания и рыдания, вызванные пафосом заключительной части её выступления, а вечером я принял в состав нашего Общества восемнадцать человек. На следующее утро его превосходительство деван собрал вместе высокопоставленных чиновников округа, и они, будто соревнуясь друг с другом, заверяли миссис Безант в личном уважении и любви, поскольку она выказала такую же пылкую любовь к их родине, как и любой индус. Затем я принял в члены нашего Общества ещё одиннадцать кандидатов, и в 3 часа дня мы выехали на поезде в Беллари, пустившись в путешествие, которое заняло у нас всю ночь.

 

В 10 часов вечера, когда мы все уже крепко спали, на станции Пенуконда нас разбудили члены нашего местного Филиала, которые приветствовали нас цветами и принесли молоко и другие напитки. В 7 часов утра мы добрались до узловой станции Гунтакул, а в 10 часов прибыли в Беллари. На узловой станции нас приветствовали люди из Беллари, Гути и других мест, а пандит Бхавани Шанкар выразил своё почтение нашим дамам. В Беллари почтенный А. Сабхапати Мудалиар, член Теософского Общества, зачитал приветственное обращение к миссис Безант и подарил ей резную шкатулку из сандалового дерева, которыми славится Майсур. И под музыку в составе длинной процессии нас повели к отведённому нам великолепному дому. Весь день мы принимали посетителей, а в 18.30 состоялась лекция «Теософия и материализм», которую миссис Безант прочитала с невиданным ранее красноречием. На следующее утро в 7.30 я выступил с лекцией перед мальчиками и помог им создать общество и выбрать его руководителей. Среди толпы посетителей, которые в течение дня приходили увидеться с миссис Безант, было много индианок, которые выказывали ей все знаки любви и уважения. В тот же вечер она великолепно выступила с лекцией на тему «Смерть и жизнь после смерти», и в действительности по мере того, как она всё глубже и глубже погружалась в волны любви, окружавшие её во время переездов с одного места в другое, казалось, она раз за разом проявляла всё большее рвение.

 

Следующий, воскресный день выдался очень напряжённым. В 7.45 утра нас уже фотографировали; в 8 часов утра началась лекция «Индия и современный прогресс»; в час дня в члены нашего Общества были приняты три индианки, а в 3 часа дня – более дюжины мужчин; в 4 часа дня состоялся приём гостей в саду у мистера Сабхапати; позже мы посетили Санмарга Сабху, а вечером приняли в наши ряды ещё больше кандидатов. После ужина мы поехали на станцию, чтобы там переночевать, а на следующее утро сели на рано отходящий поезд в Хайдарабад, столицу Низама. Мы прибыли в этот живописный город, который больше любого другого в Индии подходит в качестве декораций к сказкам из «Книги тысячи и одной ночи», только к 8 часам вечера, поскольку поломка паровоза после Райчура обернулась задержкой на час. По прибытии нас встретил мистер Дорабджи Дасабхой, почтенный парс из нашего Общества, вместе с мистером Безонджи, другим парсом, и многими другими нашими коллегами. Нас поселили в Башир Баг, великолепном дворце сэра Асмана Джаха, бывшего премьер-министра Низама (ныне покойного). Среди прочих предметов роскоши в трёх великолепных гостиных был кабинет, полностью сделанный из чистого хрусталя и обитый дорогим атласом, который стоил, боюсь даже предполагать, сколько тысяч рупий. Комнаты дворца были набиты большими и маленькими дорогими предметами мебели до такой степени, что он больше всего походил на игрушечный дворец, о чём я так и сказал нашим дамам. После того, как я столько лет прожил вне всяких изысков и привык к простой обстановке, вся эта бесполезная роскошь оказывала на меня подавляющее психологическоевоздействие. Ведь для меня приятный отдых заключался в том, чтобы уединиться в просто обставленной комнате, отведённой мне под кабинет.

 

________________________

1 – см. стр. 118 «Тамильского классического словаря» (Абидхана Коша), опубликованного в Джафне в 1902 году А. Муттутамби Пиллаи и получившего высокую оценку тамильской прессы, признавшей эту работу образцовой.

 

Перевод с англ. А.П. Куражов

18.06.2021 12:13АВТОР: Генри С. Олькотт | ПРОСМОТРОВ: 220


ИСТОЧНИК: Перевод с англ. А.П. Куражов



КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Ученики и последователи Е.П. Блаватской »