Международный круглый стол «Юрий Николаевич Рерих – человек подвига. Судьба наследия». Трансляция 16 августа в 14:30мск. Если вы хотите присоединиться к помощи людям Донбасса, реквизиты: Международная научно-общественная конференция «120 лет со дня рождения Ю.Н.Рериха» (Москва, 9–10 октября 2022 г.). Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Листы старого дневника. Том V. Главы XXV, XXVI. Генри С. Олькотт


 
Дом 17 на Ландздаун-Роуд в Лондоне, где жила Е.П. Блаватская и
размещалась штаб-квартира Теософского Общества. Фото 1957 г


 

ГЛАВА XXV

ИЗМЕНЕНИЕ УСТАВА

(1895)

Увёртки мистера Джаджа, когда он пытался уйти от ответственности за свои проступки, прикрываясь формальностями, связанными со статусом вице-президента и его ограниченной ответственностью, ясно указали на то, что нам надо внести некоторые изменения в наши Правила, и этому вопросу я придал такое огромное значение, что в июле (1895-го года) в Лондоне решил созвать заседание Генерального Совета. Текст моего Исполнительного Уведомления опубликован в приложении к «Теософу» за май 1895-го года. Оно гласило следующее:

 

«Генеральные секретари Секций уведомляются о том, что им или их представителям необходимо лично присутствовать на заседании Генерального Совета в Штаб-квартире Европейской Секции на Авеню роуд, 19, Риджентс парк, Лондон, в полдень 7-го июля 1895-го года, чтобы рассмотреть вопросы, связанные со статусом вице-президента, а также несколько вопросов, которые будут вынесены нижеподписавшимся на обсуждение, и провести голосование по внесению соответствующих изменений в Устав».

 

Именно по этой причине 10-го мая я отправился из Бомбея в Марсель и приехал в него 30-го (как об этом уже говорилось в предыдущей главе). Там я получил первые известия о расколе, устроенном Джаджем. Разумеется, что из-за них появились новые вопросы в делах, которые должны были рассматриваться Генеральным Советом: отделение Американской Секции от Общества было уже свершившимся фактом, поскольку его поддержало большинство голосов. Свою реакцию на это я официально выразил в Исполнительном Уведомлении от 5-го июня, набросанном в Сумарраге, и теперь Совет в дополнение к темам, для рассмотрения которых он был созван, должен был принять меры и по этому документу. Необходимо иметь в виду, что этот Совет созывался не после отделения Секции Джаджа, а до него, поэтому вопрос, следует ли его принуждать к отставке, ещё ждал своего решения. Мы планировали внести изменения в формулировки Правил в части условий, на которых вице-президент мог занимать свою должность или быть освобождённым от неё, причём с учётом его согласия или несогласия. Раскол обострил ситуацию, и вместо встречи 7-го июля Генеральный совет собрался в Лондонской Штаб-квартире 27-го июня. Индийская, Европейская и Австралазийская Секции были соответственно представлены мистерами Б. Кейтли, Дж. Р. С. Мидом (генеральными секретарями первых двух) и мистером Синнеттом как представителем мистера Дж. К. Стэплса, генерального секретаря третьей Секции. Конечно, председательское кресло занимал я сам как президент-основатель. В то время Американская Секция находилась на этапе перехода от старого Устава к новому и управлялась специальным комитетом, назначенном Сумаррагским Исполнительным Уведомлением. Скандинавская Секция была образована лишь спустя несколько недель. Секретарём собраний председатель назначил мистера Мида. После этого, сделав несколько предварительных замечаний, он вынес на рассмотрение Генерального Совета следующий недавно составленный им документ:

 

«ГЕНЕРАЛЬНОМУ СОВЕТУ ТЕОСОФСКОГО ОБЩЕСТВА

 

Настоящим нижеподписавшийся предоставляет вам экземпляр своего Исполнительного Уведомления от 5-го июня, в котором признаётся отделение Американской Секции от материнского Общества; его Устав и Уставы всех Филиалов, а также дипломы всех членов и сотрудников, голосовавших за акт об отделении и заявивших, что Теософское Общество де-юре не существует с 1878-го года, считаются утратившими свою силу. Перед вами ставится вопрос о мерах, которые вы сочтёте нужным принять, в соответствии с разделом 1 статьи VIПравил».

 

После этого мистер Синнетт, которого поддержал мистер Кейтли, предложил, чтобы Исполнительное Уведомление президента от 5-го июня 1895-го года было одобрено и ратифицировано Генеральным Советом, а затем доведено до сведения Секций. Это предложение было единогласно принято. Оно легализовало действия президента в отношении Американской Секции и меры, принятые им в отношении ведения дел Секции, до времени выхода её нового Устава и выдвижения кандидатуры её генерального секретаря. Затем президент-основатель довёл до сведения Совета следующий документ, который было решено включить в опубликованный отчёт о заседании:

 

«ГЕНЕРАЛЬНОМУ СОВЕТУ

 

Я хочу вынести на ваше рассмотрение несколько замечаний по поводу недавно выдвинутых предложений по изменению Устава Теософского Общества. Здесь нет необходимости подробно их разбирать, поскольку меня интересуют лишь общие принципы. Должны ли мы кардинально менять Устав, в соответствии с которым мы неплохо работали в течение стольких лет? Если да, то должны ли мы это делать с наскока, под влиянием сиюминутного настроения, или же должны действовать неспешно и обдуманно? Я склоняюсь ко второй стратегии, так как не вижу достаточных оснований для спешки, которая всегда замутняет разум и часто губит доброе дело. Наш нынешний Устав был достаточно прочным мостом, по которому мы могли ходить, и не имел принципиальных недостатков. В то же время он может быть улучшен, и я как президент больше, чем кто-либо другой заинтересован в этом, поскольку, в конечном счёте, всё бремя ответственности ложится на мои плечи. Я буду считать улучшением любые новые пункты, которые облегчат мне принятие исполнительных решений во времена кризисов, подобных тому, который мы только что пережили, разбираясь с делом Джаджа, и который в действительности закончился только тогда, когда он покинул свой пост и вышел из числа членов Общества. Если бы не затратный и неповоротливый регламент созыва следственного комитета, я мог бы уладить это дело уже давно, чем избавил бы всех от огромного количества разногласий, недобрых чувств, междоусобиц и расходов. Я имел самые широкие исполнительные полномочия и пользовался ими со времени возникновения нашего Общества, то есть, ещё до того, как мы уехали из Нью-Йорка в Индию. Так продолжалось до недавнего времени, когда началось латание Устава, внесение изменений в Правила и введение ограничений президентских полномочий, напоминавших ограждение красными флажками. Мой опыт работы на государственной службе, а также в частных обществах и корпорациях убедил меня в том, что если управляющим будет честный и способный человек, то чем меньше будет правил и препятствующих формальностей, тем лучше будет выполняться работа, и тем успешнее и плодотворнее будет общество, бюро, департамент или компания. А если у руля находится нечестный или неэффективный управляющий, то умножение правил не принесёт никакой пользы, и единственным средством от этого явится смена администрации. Также следует учитывать, что в нашем Обществе действия президента подлежат утверждению Генеральным Советом, поэтому у президента нет никакой верховной власти. Прошу вас, не думайте, что мои замечания продиктованы какими-либо личными соображениями, потому что это не так. Я всегда был готов уступить свою должность лучшему человеку, причём я готов это сделать и сегодня: я не хочу оставаться президентом даже на день, если мои услуги перестанут быть нужными благоденствию Общества. Служение Обществу стало смыслом моей жизни, самой дорогой моему сердцу целью, и ради его блага я предприму всё возможное и без колебаний принесу любую жертву.

 

Из критических замечаний в адрес нашего Устава, которые, на мой взгляд, заслуживают определённого внимания, я остановлюсь на формулировке нашей Третьей цели. Нам настойчиво твердили, что, поощряя исследование «психических сил, скрытых в человеке», мы подпитываем жажду феноменов и распахиваем дверь злоупотреблениям, которые навлекли на нас много бед. Когда видишь, как легко впавшие в самообман психисты и хитрые самозванцысобирают вокруг себя слепых искателей «сил» и более открытого общения с невидимыми учителями, начинаешь разделять взгляды тех, кто хотел бы изменить формулировку нашей Третьей цели. Я сам был бы рад, если бы отныне в нашем Обществе признавалось серьёзным преступлением распространение каких-либо учений как исходящих от авторитетов, так как я всегда верил, что ценность любого передаваемого учения нисколько не возрастёт, если его приписать авторитетному источнику, а чтобы это доказать, я могу сослаться на свои же публикации, появившиеся ещё в 1853 году. Придерживаясь этого мнения, я бы скорее обрадовался, чем расстроился, если бы увидел, что в формулировку Третьей цели внесены какие-то изменения. Есть и другие изменения, которые, несомненно, было бы хорошо принять: например, отказаться от идеи географических границ при образовании Секций. Есть ещё и другие, но, как уже раньше было мной сказано, я категорически против поспешных действий, поэтому не буду рекомендовать никаких изменений без рассмотрения и голосования во всех Секциях и законной итоговой ратификации большинством голосов Генерального Совета (статья V, разделы 1, 2 и 3).

 

Некоторые, как я вижу, ошибочно полагают, что необходимо изменить Устав таким образом, чтобы могли быть созданы новые Секции, наделённые автономией. Однако взглянув на разделы 7, 8, 9, 10, 11 статьи IIIи последнее предложение в разделе 4 той же статьи, они получат удовлетворение от того, что президент имеет все полномочия «по веским причинам» открывать новые Секции, устанавливать их территориальные границы, предоставлять им автономию, подтверждать их права и предоставлять им полномочия властью президента и от его имени выдавать уставы и дипломы. Если мне покажется резонным, то в рамках моих нынешних полномочий я могу открыть одну или дюжину новых секций на территории любой из ныне существующих секций так же легко, как могу создать их в Африке, Южной Америке или на любой другом континенте, где в настоящее время нет ни одной официально открытой Секции. Единственным условием для этого явится обращение ко мне от семи зарегистрированных Филиалов Общества в пределах какой-то территории с ходатайством о выдаче такого Устава. Изменение, которое я хотел бы предложить, состоит в том, чтобы вычеркнуть слова «территориальная» и «географическая область» отовсюду, где они встречаются в связи с идеей об открытии Секции.

 

Говоря об этом, мне лучше всего будет чётко разъяснить различие между автономной Секцией Общества и Секцией, отделившейся от Общества. Секция любой общественной организации является её частью, подчиняющейся её Уставу и управляемой её Исполнительным органом и Советом; при этом она не освобождена от ограничений, накладываемых на неё Уставом, в которые включаются решения, принятые по результатам любого голосования, проведённого в соответствии с Уставом его высшим руководящим собранием. Следовательно, Секция нашего Общества может быть автономной и «самозаконоиздающей» в полном смысле этого слова; иными словами, она может устанавливать свои собственные правила и издавать внутренние нормативные акты с согласия президента, но с оговоркой, что они «не будут противоречить целям и правилам Теософского Общества» (см. раздел 10 статьи III). На сегодняшний день Генеральный секретарь Секции в силу свой должности является секретарём Общества и членом Генерального Совета, который наделён правом «общего контроля и управления Обществом» (см. раздел 1 статьи V) и принимает решения действовать так или иначе «большинством голосов» (раздел 2). Если при голосовании в совете он не был поддержан большинством голосов, то у него нет другого выбора, кроме как подчиниться, как это бы сделал любой другой член в случае отклонения его предложения. И опять же, поскольку Секция, которая была открыта на какой-то территории или в какой-то стране для удобства управления, не является отдельным органом, а лишь частью единой международной организации, известной как Теософское Общество, то она не имеет права изменять своё подчинённое положение в отношениях с Обществом, равно как изменять формулировки своих правил без санкции президента, избирать временного или постоянного «президента» Секции, наделять незаконно избранное должностное лицо, обладающее исполнительной властью (в нарушение раздела 7 статьи I), незаконным званием или предоставлять ему более длительный срок полномочий, чем это предусмотрено Уставом, а также отказываться признавать юридический статус Общества и, таким образом, объявлять недействительными выпущенные им Уставы, а вместе с ними дипломы или сертификаты о членстве в Обществе, выданные им его членам и сотрудникам. Всё вышеперечисленное – это акты демонстрации независимости, восстания и неповиновения, и эти шаги были сделаны бывшей Американской Секцией, проведшей свой Съезд на законных основаниях, как сообщил мне мистер Джадж в официальном письме, подписанном им как её новым президентом. У меня не было другого выбора, кроме как принять ситуацию, признать восстание свершившимся фактом и официально закрыть Секцию, распустить её устроившие бунт Филиалы и аннулировать дипломы тех сотрудников, которые своим голосованием признали их недействительными, приравняв их к макулатуре. Излишне говорить, как я опечалился из-за необходимости предпринимать все эти действия, поскольку со многими нашими бывшими американскими коллегами меня связывают узы личной привязанности и уважения. Но долг требовал от меня принести в жертву свои чувства, и я не мог воздержаться от этих действий. Поскольку наша ассоциация носит сугубо добровольный характер, я ни в коей мере не мог принуждать её членов быть ей верными; я лишь мог поддержать объявленную ими личную независимость и формально освободить их от членства в нашем Обществе. Более того, поскольку большинство членов Филиала представляло собой его голос и на тот момент являлось его руководящей властью и законным представителем, я был вынужден признать Бостонский акт об отделении, принятый большинством голосов Филиала, как выражение его суверенной воли перестать быть частью Теософского Общества, основанного в 1875 году, и стать частью нового Американского общества, основанного в 1895 году, и отменить его прежний Устав. Точно так же, когда большинство любого Филиала проголосует за верность Обществу и откажется от него отделяться, мой долг будет состоять в том, чтобы официально признать и подтвердить этот факт и оставить Устав Филиала в руках сохранившего верность большинства. Конечно, меньшинство, оставив Устав у большинства, в любом случае будет иметь неоспоримое право по своей воле реорганизоваться в новый Филиал Общества. Мне было больно узнать, что это самоочевидное правило парламентской этики не было понято некоторыми из наших бывших американских сотрудников, которые теперь, к своему удивлению, оказались лишёнными членства в Обществе, которое они полюбили и ради которого многие из них принесли большие жертвы. Для их возвращения, будь то отдельные члены или Филиалы, дверь всегда будет открыта.

 

Всё было бы иначе, если бы Бостонский Съезд проходил в соответствии с Уставом. Например, его участники могли бы выразить желание внести изменения во внутренние правила своей Секции и в соответствии с разделом 10 статьи IIIпредставили бы мне их на утверждение. И я бы почувствовал себя обязанным одобрить и утвердить все поправки, не противоречащие утверждённой уставом солидарности и международному характеру Теософского Общества как целого, в результате чего усилилась бы автономия Секции, и не было бы никакого восстания. Но я никогда не утвердил бы никаких выносимых на рассмотрение изменений, которые бы делали Американскую Секцию и её Генерального секретаря более независимыми от Генерального совета, президента или Устава Теософского Общества, чем другие Секции и Генеральные секретари, или которые давали бы её «президенту», само название должности которого вводит в заблуждение, новую печать или новую форму диплома. Сделать это было бы равносильно моему согласию нарушить Устав и разделить Общество на части. Если бы я утвердил создание пятидесяти новых и автономных Секций, это бы не ослабило Общество; возможно, от этого оно бы улучшилось, хотя я всегда считал, что «в единстве – сила». Но позволять одной Секции стать независимой от контроля, осуществляемого центром, высмеивать его авторитет и объявлять незаконными его уставы и дипломы было бы столь же плохим управленческим решением, как если бы Великобритания утвердила отделение и независимость Шотландии, Англии или Ирландии, а Соединённые Штаты позволили бы Вирджинии или любому другому штату обрести суверенитет вопреки Федеральному договору между входящими в союз штатами. Пагубный пример, поданный в Бостоне, приносит свои естественные плоды в виде одного или нескольких сомнительных предложений, которые сейчас распространяются для сбора подписей и не могут быть объяснены ничем другим кроме нацеленности на создание новых Теософских Обществ. Я надеюсь, что организаторы, стоящие за этими планами, смогут беспристрастно рассмотреть их со всех сторон, прежде чем настаивать на их осуществлении.

 

Если семь Европейских Филиалов недовольны тем, что входят в состав нашей нынешней Европейской Секции, они могут обратиться ко мне с совместным ходатайством, чтобы объединиться в отдельную Секцию, и я её создам, если, как было объяснено раньше, предлагаемые ими внутренние правила будут сформулированы так, что будут согласовываться с положениями Устава Теософского Общества и его действующими актами. Я также готов утвердить и зарегистрировать новые Секции в некоторых странах, таких как, например, Швеция, Голландия, Германия1 и так далее, если на моё рассмотрение поступит соответствующее предложение, подкреплённое весомыми аргументами.

 

В то же время я хочу, чтобы вашим Секциям было понятно, что по той же причине, по которой я закрыл Американскую Секцию с её взбунтовавшимися Филиалами и аннулировал дипломы поддержавших её членов, я распущу все другие Филиалы в любом уголке мира, которые большинством голосов своих членов примут и одобрят «Акт об отделении», утверждённый Бостонским Съездом, и объявлю дипломы тех, кто голосовал за него в составе большинства, недействительными.

 

Это, как вы должны заметить, совершенно не связано с личными качествами отказывающихся подчиняться членов; это всего лишь действия в соответствии с Уставом, который предписывает президенту и Генеральному совету их предпринять, причём за пренебрежение ими нас могут отправить в отставку. Это подтверждение права каждого члена Общества на свободу убеждений и свободу действий: если он восстаёт против нашей власти, отрицает правовой статус нашего Общества, отрицает законность наших Уставов и дипломов, то мы позволим ему уйти с миром и самым искренним образом пожелаем ему духовных благ, но на этом наши взаимоотношения прекратятся».

 

Поскольку в Сумаррагском Исполнительном Уведомлении было объявлено, что мистер Джадж из-за устроенного им раскола освобождается от должности вице-президента, перед закрытием заседания Совета президент-основатель выдвинул на эту вакантную должность мистера Альфреда Перси Синнетта. Мистер Синнетт принял это предложение, и секретарю было поручено опубликовать протокол заседания, чтобы довести его до общего сведения.

 

После этого заседание Генерального совета было объявлено закрытым без уточнения времени его следующего проведения.

 

Для соблюдения юридических формальностей 27-го июня в Лондоне было издано Исполнительное Уведомление о назначении мистера Синнетта на должность вице-президента Теософского Общества, которое было разослано Генеральным секретарям Секций со следующей просьбой: «Прошу вас провести голосование в ваших Секциях за это ранее упомянутое предложение и в соответствии с Правилами сообщить мне о его результатах в течение следующих трёх календарных месяцев».

 

К 17 сентября за это предложение проголосовали четыре существующие Секции, и в Лондоне было издано Исполнительное Уведомление, в котором мистер Синнетт был объявлен «вице-президентом, избранным на законных основаниях, предусмотренных нашими Правилами». Как показывает опыт, в настоящее время требуется около шести месяцев, чтобы узнать результаты голосования Генерального совета по любому вопросу, представленному президентом-основателем его членам на рассмотрение. Но когда в наши списки добавятся ждущие открытия Секции в Южной Америке, Южной Африке, на Кубе и в других далёких краях, время ожидания ответа станет ещё большим.

 

_______________________________

1 – Фактически этот принцип с тех пор и применялся, причём с прекрасными результатами; я выдал Уставы Голландской, Скандинавской, Французской, Немецкой и Итальянской Секциям.
 
 
 
 
 

ГЛАВА XXVI

БОЛЕЕ ПОДРОБНО О РАСКОЛЕ

(1895)

 

Эти своевременно предпринятые действия спасли ситуацию, вырвав у сепаратистов желанный приз и вытеснив их за стены нашей крепости, где они могли довольствоваться лишь партизанской тактикой. Руководствуясь заранее продуманным планом, они, по-видимому, ожидали в суматохе захватить всё Общество, как это они проделали с Американской Секцией. Я не хочу использовать никакие резкие слова, поскольку убеждён, что за исключением Джаджа и некоторых других, основная масса сепаратистов была столь же верна своим убеждениям, как и конфедераты, поднявшие оружие против своего правительства. Но они допустили роковые просчёты, в том числе, из-за того, что не учли силу влияния на массы миссис Безант. Вероятно, Джадж считал себя более влиятельным по сравнению с ней и знал, что она никогда не прибегнет к стратегии обмана, которую он успешно использовал в отношении неё и некоторых её близких коллег из Европейской Секции. Он хитростью одержал бы верх над ней, как он это сделал, добившись отсрочки её поездки в Индию, и если бы не смог её нейтрализовать, то заставил бы её хранить молчание. Его другая ошибка заключалась в игнорировании людей с сильным характером, которые не являлись его последователями. Среди них были Синнетт, Джордж Райт из Чикаго, Мид, Стерди, Стэплс, Фуллертон из Нью-Йорка, Оливер Ферт, лидеры Индийской и Австралийской Секций, убеждённые сторонники миссис Безант в Великобритании, подобные Б. Кейтли, и в других странах, которые, сравнив их характеры, естественно, поддержали миссис Безант и осудили мистера Джаджа за его поведение в целом. Наконец, он не учёл меня и стоящую за мной силу, силу Истины, Справедливости и Честностинашего дела, непоколебимую приверженность Уставу нашего Общества и величайшую силу в лице Учителей, Которых я так долго знал, Которым так долго служил и Которые утвердили меня в статусе официального руководителя, даже когда наши лондонские сотрудники объявили мне бойкот.

 

О том, как план раскола был проведён через Бостонский Съезд, мне сообщили некоторые коллеги из сохранившего нам верность меньшинства, к которым относился доктор Ла Пьер из Миннеаполиса. Именно перед ними мы в долгу за сведения, на основе которых я сейчас составляю этот рассказ. Мои корреспонденты сообщили, что мистер Джадж использовал свою власть над членами В. Ш. Т. (Восточной Школы Теософии), представлявшей собой группу близких учеников Е. П. Б., которую она собрала, и которой после её смерти стали руководить миссис Безант и Джадж. Он издал манифест, упомянутый в главе XIX «Листов старого дневника», опубликованной в августе 1903-го года, и в нём он нелепо низвергает свою помощницу, объявляет себя единственным главой Школы как апостольским преемником Е. П. Б. и единственным живущим посредником Адептов. Экземпляры этого манифеста были посланы в Филиалы этой школы в Америке, и всё было подведено к тому, что в качестве делегатов на Бостонский Съезд избрали именно их членов.

 

Поскольку я хочу быть предельно честным и беспристрастным, то должен сказать, что доктор Бак в письме ко мне от мая 1895-го года с негодованием отрицал обвинения в том, что Джадж и его друзья пытались влиять на Бостонский Съезд посредством В. Ш. Т.. Тем не менее, нельзя отрицать, что циркулярное письмо В. Ш. Т., кратко пересказанное в августовском выпуске «Теософа» (глава XIX), было обозначено им как секретный документ, и это о многом говорит. Более того, доктор Бак в другом письме (от 31-го мая, через месяц после отделения Американской Секции) прислал мне экземпляр попавшего к нему циркулярного письма (без даты), адресованного «Членам, Филиалам и Секциям Теософского Общества». Это весьма примечательный документ, как видно из следующего отрывка:

 

«Есть готовый и эффективный метод прекращения ожесточённой борьбы, которая уже сделала наше Общество посмешищем. Это разделение Секций, упразднение постов президента и вице-президента, предоставление каждой Секции полной автономии или самоуправления. Другими словами, нам следуем быть как Канаде, пользующейся самоуправлением во всех отношениях, имеющей свои законы, законодательную власть и правителя, но при этом входящей в Империю. Поскольку главные оппоненты мистера Джаджа сделали всё возможное, чтобы отстранить от должности и президента, и вице-президента, они не смогут найти разумных оснований для того, чтобы жаловаться на предложенное нами решение, и мы призываем их к сотрудничеству путём аналогичного голосования. Это даст Американской Секции возможность выстоять благодаря мистеру Джаджу и продолжить с ним работу, которая в прошлом была столь успешной и удовлетворительной. До самой смерти президента на вице-президента не возлагается никаких обязанностей, так почему же мы должны разрушать движение ради ничего не значащего титула?

 

Секции так сильно разделены, что нынешние разногласия и раздоры будут продолжаться годами, и даже тогда они не приведут к компромиссу, устраивающему все стороны. Одни будут считать, что мистер Джадж виновен, другие – что его преследовали и сильно оскорбляли. Это видно по усилиям, предпринятым в июле прошлого года в Лондоне. На поездки из самых отдалённых уголков земного шара было потрачено несколько тысяч долларов, а на поиски окончательного варианта решения ушло три недели. В итоге было найдено наилучшее решение, возможное при тех обстоятельствах, принятое единогласно и без протестов, и делегаты, включая обвинителей и ответчика, разошлись. Однако теперь это дело опять воскресло из небытия, причём с более резкими обвинениями, более общими осуждениями, более сильным негодованием и с перспективой новых собраний и судебных разбирательств. В данных обстоятельствах и с учётом уже сложенной нами истории всё это – полная глупость.

 

Я не прошу ни одного члена или Филиал Теософского Общества выносить суждение о мистере Джадже или его обвинителях, поскольку прекрасно понимаю, что такое суждение не будет иметь никакой ценности без знания абсолютно всех фактов, включая ту роль (если она вообще была), которую в наших делах играли Учителя. Но я прошу Филиалы и членов Американской Секции как можно скорее положить конец раздорам единственно возможным сейчас способом.

Теософское Общество так сильно разрослось и стало настолько громоздким, что, по моему мнению, отделение от него Секций, даже если не учитывать наши нынешние затруднения, в недалёком будущем станет насущной необходимостью. Пусть каждая Секция сохранит нынешние организацию и название, но будет управлять своими делами самостоятельно. Ни один руководитель или должностное лицо не может иметь юрисдикцию во всех уголках земного шара.

 

Почётное звание президента-основателя принадлежит лишь полковнику Г. С. Олькотту, и Американская Секция должна будет в будущем, как она это делала в прошлом, признать это и присвоить ему все почётные знаки отличий, относиться к нему как к брату и высоко ценить его за долгое и неустанное служение.1

 

Принять предлагаемый план действий – это единственно возможный путь к установлению гармоничных отношений между Секциями вместо разжигания конфликтов. Тогда мы как индивиды, Филиалы и Секции сможем безо всяких официальных ограничений соревноваться друг с другом, у кого будет больше благих слов и дел. Тогда мы сможем установить связи между Секциями, опираясь на общую основу, и помогать друг другу, как это делаем сейчас, в духе мирного братского соревнования, лишённого враждебности.

 

Поэтому я настоятельно призываю Американскую Секцию единогласно проголосовать за отделение от Теософского Общества и объявить о своей полной автономии, а затем приступить к реорганизации этой Секции на основе данного принципа и сделать её эффективной в лучшем смысле этого слова в создании настоящего братства людей в соответствии с заветами Учителей и Е. П. Б.».

 

Читатель, следивший за моим повествованием, очень хорошо поймёт смысл этого циркулярного письма, поскольку оно предвещало точно такой же порядок действий, которому следовали сепаратисты на Бостонском Съезде. Оно было послано Филиалам (или сотрудникам Филиалов, в которых можно было быть уверенным в плане того, что они найдут ему правильное применение, поскольку сотрудники одного влиятельного Филиала сказали мне, что они ничего не знали об этом письме до Съезда, так как его получатели скрыли его от них), чтобы в нужное время повлиять на выбранных делегатов. В действительности мой бывший добрый коллега доктор Бак, прислав мне экземпляр процитированного выше письма, писал мне (31-го мая), что это и был документ агитационного характера, который привёл к случившемуся в Бостоне. С искренней откровенностью он доброжелательно советовал мне так же, как это делали Джадж, Паттерсон, Рэмбо, Нерешаймер и другие их лидеры, принять это как свершившийся факт, ратифицировать отделение Американской Секции и рекомендовать другим Секциям поступать таким же образом, так как тогда мы обретём мир. Джадж дошёл до того, что в одном из своих писем попросил меня заявить о том, что я знаю о его отношениях с Учителями, а также о том, что он обладает психическими способностями. При этом он давал мне понять, что если я всё это сделаю, то смогу рассчитывать на финансовую поддержку Штаб-квартиры с его стороны, как и раньше! Вот уж настоящий комплимент моей святой наивности! Настоящий план держался в секрете за исключением некоторых избранных лидеров, а другие делегаты, словно овцы, пошли за ним в загон, чтобы там им поставили клеймо.

 

Вечером 20-го апреля состоялось закрытое заседание, на котором мистер Джадж, доктор и миссис Кейтли из Лондона, мистеры Фусселл, Клод Райт, Паттерсон и президенты Филиалов Теософской Корпорации (федерации) Новой Англии составили программу Съезда, набросали проекты резолюций об отделении, новую форму Устава и правил, провозгласив себя Комитетом по резолюциям. На другом аналогичном заседании от 27-го апреля, состоявшемся за день до открытия Съезда, собравшимся помогал доктор Бак из Цинциннати, а также те «верные» делегаты, которых удалось собрать. Это собрание, проведённое на незаконных основаниях, утвердило протокол предыдущего заседания. Когда открылся Съезд, доктор Бак, разумеется, был избран его председателем, а два других заговорщика (как я должен их называть), мистеры Райт и Фусселл, его секретарями, а решение о полномочиях делегатов принимала номинальная мандатная комиссия! Все представители отсутствовавших делегатов, естественно, были набраны из близкого окружения Джаджа. Так, делегат Филиала Теософского Общества «Ишвара» проголосовал за отделение Американской Секции вопреки волеизъявлению данного Филиала. Но это не имело значения, поскольку как всё должно пройти, было известно заранее. Письма сочувствующих из Европы заставили Джаджа аплодировать. Среди этих писем было одно от доктора Франца Гартманна, необычайно резкое по отношению к миссис Безант. Оно было настолько яростным, что, говорят, доктор Кейтли опустил часть этого письма, когда его зачитывал, а требование верного меньшинства его опубликовать по предложению мистера Джаджа было отклонено подавляющим большинством. Резолюция Филиала «Ишвара», осуждающая отделение Американской Секции, с подписями примерно 90 человек была выброшена2.

 

Затем последовал безупречный и составленный в соответствии с Уставом отчёт фальшивого «Комитета по резолюциям», а вместе с ним – психологический момент! Когда был зачитан пункт, предусматривающий избрание мистера Джаджа Бессрочным Президентом «Теософского Общества Западного Полушария» (sic), делегаты, подбадриваемые организаторами, «поддержали его криками, доходящими до хрипоты». При голосовании 195 голосов были «за», а 10 «против». После этого всё собрание словно сошло с ума. Перед этим мистер Фуллертон выступил с пронзительной речью, в которой он очень убедительно показал (как говорит мой корреспондент в сообщении, датированном пятым мая), что «для предлагаемого отделения Американской Секции нет никаких других поводов за исключением необходимости избавить мистера Джаджа от ответа на выдвинутые против него обвинения. Но его слова не были услышаны, поскольку делегаты собрались на Съезд с определённой целью, и они должны были довести своё дело до конца». В заключение мой друг предлагал мне как президенту издать официальное заявление с просьбой к членам Общества в Соединённых Штатах и Канаде вновь объединиться и образовать «Американскую Секцию Теософского Общества». Я не помню, когда и где мной было получено это важное письмо, но, кажется, его мне отправили через миссис Купер-Оукли. Возможно, я получил его, сойдя на берег в Марселе, а возможно, в Лондоне, когда вернулся из Испании.

 

Конечно, верные члены нашего Общества во всех уголках Соединённых Штатов предприняли активные действия, чтобы спасти Секцию от крушения. В то время нашей сильной опорой был мистер Джордж Э. Райт, президент Чикагского Филиала, которому энергично оказывала поддержку и помощь мисс Н. Э. Уикс, секретарь Филиала. Большей частью, благодаря именно им удалось предотвратить отделение их Филиала вместе с Американской Секцией и зародить надежду в других Филиалах. В подтверждение этой точки зрения в своих архивах я нашёл следующий документ:

 

«КОМИТЕТ ТЕОСОФСКОГО ОБЩЕСТВА ЦЕНТРАЛЬНЫХ ШТАТОВ

 

Ул. Ван Бюрена, 26, комната 48

Чикаго, 1-го июня 1895-го года.

Г. С. Олькотту, президенту Теософского Общества и председателю Исполнительного Совета.

 

Уважаемый сэр!

 

Нижеподписавшиеся постоянно функционирующие и учреждённые в соответствии с Уставом Филиалы Теософского Общества через своих законных представителей обращаются к Вам с заявлением об официальном признании их в составе Американской Секции Теософского Общества. В случае положительного ответа с Вашей стороны мы хотели бы назначить мистера Александра Фуллертона на пост Генерального секретаря Американской Секции до избрания должностных лиц на следующем очередном Съезде, который будет проведён в апреле 1896-го года».

 

ЧИКАГСКИЙ ФИЛИАЛ – Джо. Э. Райт, президент, Нетта Э. Уикс, секретарь.

 

ФИЛИАЛ «ИШВАРА» – Дж. У. Б. Ла Пьер, и. о. президента, Рут П. Клоусон, и. о. секретаря.

 

ФИЛИАЛ БОЙСЕ – миссис С. С. Вуд, вице-президент, миссис Э. Э. Этей, секретарь.

 

ЛОЖА ЗОЛОТЫЕ ВРАТА – Д. Дж. Лэмори, президент, У. Дж. Уолтерс, секретарь.

 

МАСКЕГОНСКИЙ ФИЛИАЛ – Ф. A. Нимс, президент, С. Э. Шерман, секретарь.

 

ПОРТ-ТАУНСЕНДСКИЙ ФИЛИАЛ – Роберт Лайелл, и. о. президента (Луиза Томас в отсутствие президента и вице-президента), Луиза Томас, секретарь.

 

ФИЛИАЛ «НАРАДА» – Ида С. Райт, президент, Артур Л. Найт, секретарь.

 

ФИЛИАЛ «ВИЛЛАМЕТТ» – Льюис А. Уорд, президент, Э. Эдвина Пауэлл, секретарь.

 

ФИЛИАЛ «ИНДРА» – Джон Хилесс, президент, У.Дж. Уорд, секретарь».

 

На Съезд в Лондоне была направлена доктор Мэри Уикс Бернетт, которая тогда, как и всегда, оставалась одной из самых активных сотрудниц нашего Общества. Там она должна была представлять верное меньшинство и передать вышеупомянутый документ. Но так как на сбор подписей под ним ушло много времени, ей пришлось ехать без него, а сопроводительное письмо мистера Райта ко мне было отправлено только 26-го июня. Несмотря на это, тем временем он получил уведомления от Филиалов, находящихся в Толедо, Торонто, Лос-Анджелесе, Восточном Лос-Анджелесе и Лас-Вегасе (Нью-Мексико), которые, помимо девяти Филиалов, были согласны подписать данный документ. Мистер Райт сообщил, что он передал регистрационную книгу и архив писем Секции мистеру Фуллертону, который должен был исполнять обязанности Генерального секретаря. Мне было очень приятно узнать, что Исполнительное Уведомление, набросанное в испанской Сумарраге, охватывало все аспекты важного документа, приведённого выше. Все остались очень довольны присутствием доктора Уикс Бернетт на Съезде Европейской Секции, и через неё были переданы братские послания и слова благодарности мистеру Райту и другим сохранившим нам верность членам, которых она представляла.

 

Новый Устав Американской Секции, обещанный в Сумаррагском Исполнительном уведомлении, я выпустил в Лондоне 7-го июля, но он был датирован задним числом, а именно, 28-м апреля 1895-го года (см. Приложение к «Теософу» за август 1895-го года) и направлен мистеру Фуллертону как исполняющему обязанности Генерального секретаря. Таким образом, брешь была залатана, и новая Секция двинулась в путь. По сравнению с подавляющим большинством отделившихся это была очень слабая сила, но всё же представлявшая собой эффективно работающее ядро, так как оно состояло из предельно серьёзных и искренних людей, и это подтвердилось дальнейшими событиями. И теперь осталось рассказать совсем немного. Общеизвестный факт, что мы выдержали потрясение, и Общество с каждым годом укреплялось и расширялось. Бедный Джадж, заполучив желанную власть и будучи избранным «пожизненным президентом», прожил меньше года, изнурённый смертельной болезнью. Он понял, что лишь вкусил плод Мёртвого моря, прекрасный снаружи, но гнилой внутри. Прибегнув к помощи своей главной вдохновительницы, миссис Тингли, он приложил все усилия, чтобы сделать своё Общество сильным соперником нашего, выпустив, среди прочих, пропагандистские циркулярные письма вроде следующего:

 

«ОБРАЩЕНИЕ К НЕПРИСОЕДИНИВШИМСЯ ЧЛЕНАМ

Нью-Йорк, 4-е мая 1895-го года

 

Дорогой друг!

 

1. На Девятом Ежегодном Съезде Американских Теософских Обществ (Филиалов), состоявшемся в Бостоне 28-29 апреля 1895-го года, была провозглашена ПОЛНАЯ АВТОНОМИЯ вышеуказанных Обществ и принято название «Теософское Общество в Америке» вместе с Уставом. Резолюции, провозглашающие эту автономию, следующие:

 

Принимая во внимание, что рост Теософского движения в Америке был феноменальным, а его происхождение, цель и методы работы не имеют аналогов ни в одном движении современности, и,

 

Принимая во внимание, что различные формы устройства, через которые прошла организация, известная как «Теософское Общество» с 1878-го года, были исключительно результатом роста, а не голосования, и время от времени изменялись, чтобы соответствовать текущим потребностям Общества и были просто де-факто, а не де-юре, и,

 

Принимая во внимание, что, с другой стороны, объединение Филиалов в Америке регулярно шло в 1886-87 годах, и,

 

Принимая во внимание, что мы переросли нынешнюю форму организации Теософского Общества, и,

 

Принимая во внимание, что полномочия главных должностных лиц упомянутого Теософского Общества не были достаточными для настоящей работы какой-либо Секции или Движения в целом, а также что должностные лица, осуществляющие работу на федеральном и международном уровнях, находятся на большом удалении друг от друга и вследствие этого остаются незнакомыми с особенностями условий работы и потребностей Секций, кроме их собственных, и,

 

Принимая во внимание, что объединение всех Филиалов мира не является достаточным условием для настоящей работы какой-либо Секции или Теософского Движения в целом, и,

 

Принимая во внимание, что в Теософском Обществе сложилась обстановка, противоречащая принципу Всеобщего Братства, которая может оказаться фатальной для дальнейшего существования данного Движения; постановили следующее:

 

Во-первых, Американская Секция, состоящая из Филиалов Теософского Общества в Америке, собравшись на Съезд, настоящим берёт на себя смелость провозгласить свою полную автономию, и с этого времени будет называться «Теософским Обществом в Америке».

 

Во-вторых, управление его делами будет регулироваться и осуществляться в соответствии с Уставом и Правилами, которые во всех случаях должны предусматривать следующее:

 

(а) Его основополагающей целью явится создание объединения Филиалов для формирования ядра Всеобщего Братства без каких-либо различий; его второстепенными целями явятся изучение древних и современных религий, наук и философий, а также провозглашение важности такого изучения и исследование необъяснённых законов природы и психических сил, скрытых в человеке,

 

(б) Уильям К. Джадж будет пожизненным президентом, наделённым правом назначать своего преемника, а вице-президент, казначей и исполнительный комитет будут переизбираться ежегодно.

 

(в) Филиалы будут иметь автономию во внутренних делах.

 

(г) Ежегодно будет собираться Съезд в составе, сформированном на основе принципа справедливости.

 

(д) Будут созданы территориальные комитеты для пропаганды без наделения их законодательной властью.

(е) Декларируется, что каждый член Общества может пользоваться правом принимать или отвергать любую религиозную систему или философию, совместимую с Всеобщим Братством, при этом признание или непризнание им такой веры не затронет его положения как члена этого Общества; однако каждый член должен выказывать терпимость к чужим мнениям, которую он ожидает по отношению к своему собственному.

 

Постановили, что до окончательного утверждения Устава и правил полномочиями выдавать Уставы и дипломы от имени Общества наделяется президент.

 

Постановили, что Филиалы в Америке сохранят свои прежние Уставы, а президенту поручается утвердить их действующими согласно Уставу в течение периода, который будет определён.

 

Постановили, что книги, записи, списки, денежные средства, фонды и иного рода владения, принадлежащие нам как Американской Секции Теософского Общества, должны быть переданы Теософскому Обществу в Америке и объявлены принадлежащими ему, а их хранителем будет Уильям К. Джадж; но все члены нынешнего объединения, не желающие быть членами нового Общества, имеют право требовать возвращения причитающейся им доли от указанных денежных средств и фондов.

 

Постановили, что до написания и принятия вышеупомянутого Устава управление делами Теософского Общества в Америке будет осуществляться в соответствии с Уставом Американской Секции Теософского Общества, если оно не будет противоречить приведённым выше преамбуле и резолюциям. В противном случае требования упомянутого выше Устава настоящим теряют свою силу за исключением всех положений, касающихся теософской работы и пропаганды.

 

Постановили, что Теософское Общество в Америке настоящим признаёт долгую и плодотворную работу полковника Г. С. Олькотта на благо Теософского Движения, и что ему принадлежит уникальный и почётный титул президента-основателя Теософского Общества, и что он не будет иметь преемника на этой должности, равно как никто не займёт должность секретаря по переписке, принадлежавшую Е. П. Б..

 

Постановили, что этот Съезд будет проводиться регулярно, и настоящим данный съезд объявляется первым Ежегодным Съездом Теософского Общества в Америке.

 

Постановили, что все Филиалы Теософского Общества в Америке, не голосовавшие за автономию этого Общества, могут ратифицировать решения данного Съезда в течение трёх месяцев с этой даты, и такая ратификация включит эти Филиалы в состав упомянутого Общества.

 

2. Вы имеете право принять или отклонить вышеизложенные решения Съезда, но в любом случае я прошу вас сообщить мне о своём решении. В случае если вы их примете, пришлите мне по вышеуказанному адресу свой диплом, чтобы его можно было признать действительным и продлить его срок действия. После этого я сразу же его верну. Всё это необходимо для того, чтобы списки членов нового Общества были точными и полными.

 

3. В настоящее время идёт работа над Уставом и Правилами, и когда они будут напечатаны, то будут готовы к распространению. Подробный отчёт о Съезде появится в ближайшее время.

 

4. О ежегодных членских взносах. Они будут увеличены до 2 долларов вместо 1 доллара, как это было раньше.

 

С братскими чувствами к вам,

УИЛЬЯМ К. ДЖАДЖ,

Президент Теософского Общества в Америке».

 

Я полагаю, что сейчас мы можем перелистнуть эту заставляющую задуматься главу и посмотреть, не откроется ли что-либо приятное нашему взору в следующей. Наш корабль пробивался через что-то, напоминающее Саргассово море с плавающими водорослями, но за ним – чистая вода.

 

________________________

 

1 – То есть, в знак благодарности за его работу отправить ему почётную грамоту, но не оказывать никакой материальной поддержки. Но Джадж останется «пожизненным президентом» своей Секции, и устройство любой другой Секции будет подобным. 

 
2 – Резолюции, принятые Филиалом Теософского Общества «Ишвара» на очередном собрании, состоявшемся вечером во вторник 19-го марта 1895-го года.
 
Принимая во внимание, что в отношении нашего вице-президента мистера У. К. Джаджа были выдвинуты определённые обвинения, на которые от него не было получено ответа, удовлетворительного для большинства членов Теософского Общества, и
 
Принимая во внимание, что эти обвинения вместе с брошюрой «Чересчур разоблачённая Изида» имеют настолько серьёзный характер, что подрывают единство Теософского Общества и дискредитируют его истинные цели,
Было решено: Несмотря на то, что Филиал Теософского Общества «Ишвара» всегда признавал ценность долгой и серьёзной работы на благо Общества, проделанной его вице-президентом мистером У. К. Джаджем, мы считаем, что было бы правильным, если бы он сбросил с себя нависшие над ним обвинения, даже если бы они не содержали ни капли правды, особенно потому что девиз нашего Общества – «Нет религии выше Истины», и
 
Далее было решено: Несмотря на то, что Филиал Теософского Общества «Ишвара» не имеет полномочий суда, решающего, виновен ли мистер У. К. Джадж, а также по причине того, что мы очень сильно надеемся, что он смоет с себя нависшие на ним обвинения, мы, члены Филиала Теософского Общества «Ишвара» на собрании этого Съезда требуем, чтобы мистер У. К. Джадж не тянул с ответом на призыв, с которым к нему обращались Европейская, Австралазийская, Индийская Секции и меньшинство Американской Секции, и незамедлительно ушёл в отставку с поста вице-президента Теософского Общества до того времени, пока обстоятельства не позволят опровергнуть выдвинутые против него обвинения, и
 
 
Далее было решено: Данные резолюции представить Американской Секции Теософского Общества на её Съезде нашим делегатом или его представителем, включить их в протокол этого Филиала, копию которого направить президенту-основателю Г. С. Олькотту.
 
(Подписано пятнадцатью «за» и семью «против»).
 

Перевод с англ. А.П. Куражов

 

 

19.03.2022 09:25АВТОР: Генри С. Олькотт | ПРОСМОТРОВ: 131


ИСТОЧНИК: Перевод с англ. А.П. Куражов



КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Ученики и последователи Е.П. Блаватской »