Выставка «Н.К. Рерих. Вехи духовного пути» в Мегионе (Ханты-Мансийский автономный округ-Югра)». Онлайн-лекция «Н.К.Рерих и Финляндия», 20.07.2024. Международный выставочный проект «Пакт Рериха. История и современность» в Новосибирске. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. Благотворительный фонд помощи бездомным животным. Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Корзина ландышей и 60 лет любви. Олимпиада Царегородцева


 

 

Интервью с Верой Михайловной Раушенбах- супругой выдающегося ученого с мировым именем, основоположника космонавтики в СССР, физика, математика, философа, академика Бориса Викторовича Раушенбаха.

 

От автора: Моя встреча с Верой Михайловной состоялась несколько лет назад. Но обстоятельства сложились так, что интервью это не успели опубликовать, и оно ждало своего часа. Вера Михайловна была директором Исторического музея на Красной площади в Москве, история ее жизни, как история жизни ее супруга кровно связаны с судьбой нашей страны. И сейчас мы предлагаем Вашему вниманию этот интересный разговор с человеком, который шестьдесят лет был спутником жизни гениального ученого.

 

- Вера Михайловна, вот я держу в руках книги "Постскриптум", «Геометрия картины и зрительное восприятие», «Праздные мысли», написанные Вашим супругом академиком Борисом Викторовичем Раушенбахом, человеком, известным во всем мире, человеком, который внес огромный вклад в развитие космонавтики. Будучи физиком-механиком, в орбиту его интересов входили и другие науки. Например, большую популярность приобрели его научные труды в области искусствоведения, истории религии. Он автор и многих публицистических трудов, касающихся различных современных вопросов. И мне очень хочется поговорить с Вами об этом уникальном человеке, с которым Вы соединили свою судьбу много лет назад. Книгу «Постскриптум» он посвятил Вам. А Вы посвятили ему свою жизнь, оставаясь всегда любящей, терпеливой и мудрой женой.

 

-Да, я очень счастлива, что судьба мне подарила эту встречу с ним. И мы прожили 60 лет вместе.

 

- Фантастика! Огонь Вашего сердца всегда помогал ему во всех непростых жизненных ситуациях. Ведь те женщины, которые многие годы находятся рядом с великими, гениальными мужчинами, на мой взгляд, являются берегинями и тоже не менее великими, чем их супруги.  Ведь Вы родились на Украине. Как же пересеклись Ваши пути?

 

- Да, я родилась на Украине и после окончания школы приехала в Москву  учиться, поступив в Государственный университет нефти и газа им. Губкина. Жила у дяди, который воспитывал меня как родную дочь. Он был в хороших отношениях с Серго Орджоникидзе, которого в 1937 году арестовали и без всякого суда, как и многих других лидеров, расстреляли. А в квартиру, где я жила на Петровке, пришли с обыском: "Оружие есть?", - спросили у меня, семнадцатилетней девушки. Я стояла остолбеневшая, ничего не понимая и еще не осознавая, что с этой минуты моя жизнь резко поменяется. Ничего не найдя, все же комнаты опечатали, а я стала жить в ванной комнате. На кухне занималась, продолжая учебу. И вот через месяц вдруг приезжает какой-то «эмведешник» на грузовой машине, распечатывает комнаты, забирает молча всю нашу мебель, а меня перевозит в другую квартиру, находившуюся в Успенском переулке, где одна комната также стояла опечатанной. Сбросили мои вещи и удалились. В этот момент подходит ко мне молодой сосед по квартире и заявляет мне: "Имейте в виду, я женат и не кокетничайте со мной. Вот придет Борька и пусть он за вами ухаживает"!

 

Вера Михайловна в молодости

 

- Вот это да! Ну и события! И этот "Борька" и был тем самым Борисом Викторовичем? Ну, разве это не промысел божий! Вот это встреча!

 

- Да, приходит вечером этот самый "Борька" и помогает разложить все мои вещи. Жизнь продолжалась. Я, как дочь врага народа, была исключена из института. Денег для выживания практически не было. Я покупала 75 гр. колбасы и булочку.Это был весь мой дневной рацион. Но когда ты молод, на все происходящее смотришь не так пессимистично. И не смотря на то,что Борис и его друзья пытались под любым предлогом меня вытаскивать на пироги с капустой, я не могла себе позволить такой роскоши. Потом только я узнала, что Борис работал в коллективе Ракетного НИИ под руководством С. Королева.

 

- А что с учебой? Как разворачивались события дальше?  Удалось ли восстановиться в институте?

 

- Да, меня восстановили, но с третьего курса я ухожу и в 1939 году  поступаю на исторический факультет университета археологического отделения. И вдруг меня захватила тема эпохи первобытнообщинного строя, эпохи неолита. У меня появляются новые друзья, мир которых был мне созвучен.

 

- А как складываются отношения с "Борькой"? Ведь Вас судьба сама привезла к нему на машине!

 

- Мы долго присматривались  друг к другу, и зимой он вдруг неожиданно приглашает меня поехать с ним в Ленинград, чтобы познакомить со своей мамой. И за месяц до войны: 24 мая мы поженились. На свадьбу приехала и моя мама.

 

- Наверное, это событие на всю жизнь запомнилось? Ведь у каждой пары все складывается по-своему и в памяти остаются самые яркие, необычные мгновения.

 

- Конечно!  До сих пор перед глазами мое свадебное платье, которое мы купили в комиссионке, еле насобирав денег. Это было крепдешиновое платье серо-голубого цвета, почему-то без пояска, и я надела свою металлическую змейку. А у жениха тоже был единственный костюм, кроме которого больше ничего не имелось. Свадьба была очень скромной. Борис сказал, чтобы никаких подарков не было! Только шампанское! Моя мама привезла корзинку ландышей. А его мама подарила мне кольцо, вернее, сэт-брошь с сапфиром и кольцо с бриллиантиком.

 

- Какие оригинальные подарки. Корзина ландышей! Если оглянуться на вашу 60-летнюю совместную жизнь, Вы, как женщина, могли бы назвать ее счастливой при всех тех невероятных трудностях,которые Вы испытывали вместе?

 

- Без сомнения! Наш союз был на редкость удачным. Мы не разводились, жили дружно, у нас прекрасные дети, внуки.

 

Семейное фото

 

- Какие испытания пришлось пережить во время войны? Ведь вы были так молоды!

 

- Когда бомбили Москву, мы залезали вдвоем на крыши и сбрасывали зажигалки. Затем институт, где работал Борис Викторович, осенью 41-го года эвакуировали в Свердловск, из которого мой муж попадает на зону, как немец. Люди в лагере умирали от непосильной работы при скудной еде. И Борис Викторович настолько похудел, -что при сильном порыве ветра валился на землю. А некоторые, упавшие рядом, уже просто не поднимались.

 

- Да, также на грани жизни и смерти в лагере был и С. Королев, с которым  им потом придется сотрудничать. Многих великих людей не миновала эта участь. А что было дальше после войны?

 

- Борис остался там после лагерей на поселении, и ему не разрешалось никуда двигаться. Он обязан был каждый месяц отмечаться в НКВД, чтобы показать, что он никуда не сбежал. А в это время здесь, в Москве за него хлопотал весь институт, который  в то время возглавлял знаменитый Мстислав Келдыш. Он писал во все инстанции письма, что у вас там есть такой  талантливый человек, он нам так нужен. И он так уж его расписывал,что в НКВД решили: если он такой талантливый,то зачем его куда-то отдавать. Пусть здесь и работает. И только в 1948 году он возвращается в Москву и вскоре защищает кандидатскую диссертацию! Я в это время была в экспедиции в Карелии.

 

- И когда же в Вашем доме, наконец, раздались долгожданные голоса детей?

 

- Борис Викторович всем отвечал, шутя, а может, и вполне серьезно: «У меня все идет по плану». В пятидесятом году у нас родились девочки-близнецы. И многие сразу не поверили в это. Мы их назвали Вера и Оксана.  И тут начались другие трудности! Мужу не позволяли появляться там, где жила я, т.к. он не был там прописан. Когда он нас навещал, соседи жаловались милиции, что у меня посторонние люди, хотя все знали, что он был моим мужем. Я часто его прятала в шкафу. Мне не хватало рук, я нуждалась в помощи. И мне пришлось нанять домработницу, а она сама была еще ребенком-14-летняя девочка из деревни, которая хоть как-то  ухаживала за девочками, пока мы оба были на работе. Другого выхода у нас не было. Но поскольку мы оба были с высшим образованием, нам хотелось, чтобы няня наша тоже училась. Пока она училась, я, придя вечером с работы, успевала постирать, помыть, сготовить еду, уложить малышек спать. И я еще помогала ей заниматься, делала с ней уроки. Соседи продолжали нас донимать. Нервы были на пределе. И тогда я сама пошла в милицию  и заявила: «Я уже не могу так больше жить! Сколько мы еще будем с мужем жить в разных  местах»?! И, тогда, наконец, нам выделили квартиру.

 

Вера Михайловна с дочками

 

- Как же вот тяжелейшие ситуации проявляют людей. Эти соседи не способны были по-человечески понять и помочь. И появление детей не помешало Вам работать дальше в историческом музее  и продолжать свои раскопки?

 

- Конечно, нет! Во-первых, в то время не давали такие большие декретные отпуска. Мы обязаны были работать. А работа в музее была невероятно интересной. Я занималась научной работой.

 

- Какие археологические раскопки представляли для Вас наибольший интерес, и какие экспедиции больше всего запомнились?

 

- Это, конечно, Урал! Потом в Подмосковье в Окском бассейне.

 

- О каких раскопках Вы мечтали? Где бы Вам хотелось вскрыть пласт земли и прикоснуться к вековечной тайне?

 

- Я работала в основном на торфяных стоянках, они очень своеобразны, там сохраняется  дерево, кости, а не только камни. Помню работу на торфяной стоянке в Горбунове под Свердловском.

 

- Как долго Вы проработали в музее истории на Красно площади?

 

- Почти 36 лет. С 1939г.

 

- Когда мне предложили быть директором музея, я отказалась, т.к. мне жалко было терять научную часть своей работы. И власть меня совсем не привлекала. Я понимала, что мне придется переносить часть времени с научной деятельности на организационную. Я хотела написать докторскую диссертацию. Но это было практически невозможно. У музея было много филиалов: это Собор Василия Блаженного, это Коломенское, это все памятники Новодевичьего монастыря, Дом боярского быта. Представляете! Все памятники нуждались в реставрации, а это поглощало все мое время. Я была председателем реставрационного совета, закупочного совета и т.д. И плюс ко всему научная работа в музее.

 

-Можно себе представить, в каком состоянии Вы возвращались домой,где каждую женщину ждет домашняя работа,от которой женщине никуда не уйти. И Вам надо было еще обеспечить уют и тепло своему необычному мужу, дочерям.

 

- Да, это было нелегко, но в тоже время эта напряженность еще больше объединяла нас. Борис Викторович занимался космосом. Все его мысли были устремлены туда. В 1958 году он защищает докторскую диссертацию. Однажды он взял в бухгалтерии 100 рублей и отправил своего помощника в магазин "Пионер", чтобы тот купил  несколько экземпляров детского конструктора. И на этих железках они сконструировали модель, которая должна была сфотографировать обратную сторону Луны.

 

- Как интересно! Каким он был отцом, расскажите. Мог ли он выкраивать время для общения с дочками при всей своей занятости?

 

- Он их безумно любил. Не смотря на то, что был очень занят, он оставался  внимательным. Всегда был очень спокойным, сдержанным в любой семейной ситуации. Ведь в каждом доме бывают неурядицы, но он никогда не переходил границ, и я за всю нашу жизнь не могла назвать его дураком! Мы с большим уважением  друг к другу относились.

 

- Он мог Вас чем-нибудь удивить? Прийти, например, домой с цветами, с подарком, с какой-нибудь шальной идеей?

 

- Мы жили очень трудно материально! Но он всегда помнил  даты, праздники. Копил  целый год копейки, чтобы купить мне на день рождения фарфоровую чашку, зная,что я к ним не равнодушна. Сейчас у меня этих чашечек целый набор.

 

- Он по одной покупал их?

 

- Они были безумно дорогие! И когда он был в заграничных командировках, он экономил на еде, чтобы что-то купить нам. Большей радости не было! Боже мой, не то, что у нас, а у него! Он больше радовался, когда дарил.

 

- Трудно было быть женой гениального человека?

 

- Конечно! Рядом со мной находился очень талантливый человек. Но и я была научным работником, у меня был свой мир археологии. При всем при этом я сохраняла свое достоинство.

 

- Он ценил Ваши научные достижения, понимал, что Вам важна Ваша работа?

 

- Да! Он с большим уважением относился  к моему миру. Более того он редактировал мою кандидатскую  диссертацию, приговаривая, что у меня суконный язык, и я с ним соглашалась, видя, как удачно он мог пользоваться особой терминологией, которая давалось мне с трудом.

 

- Как у Вас оказался этот необычный стенд с копьями, стрелами?

 

От автора. Я показала на стенд, от которого не могла никак отвести взгляда во время всей нашей беседы. Там были огромные древнейшие копья, с которыми бегали предки африканцев, как мне казалось. Они были почти до потолка.

 

-Этот музейный уголок в Вашем доме создает особую атмосферу.

 

- О! Это тоже все не случайно! В Ленинграде в то время жил очень известный коллекционер оружия, и когда он умер, жена начала распродавать  эту коллекцию.  Я, узнав об этом, а это было накануне 50-летнего юбилея Бориса Викторовича, решила сделать ему оригинальный подарок.

 

- И это чудо Вы подарили Борису Викторовичу? Он об этом мечтал? Какова была реакция ученого-космиста на этот африканский комплекс?

 

- Ему очень понравилось. Он не ожидал от меня такого оригинального сюрприза. Вы не представляете еще,что это такое. Посмотрите поближе.Это  все сделано из крокодила.Это маленький крокодильчик, а морда большого крокодила,это- копье.

 

- Вот это да! Получается, что африканцы тысячи лет назад были создателями такого «супер - оружия»!

 

- Я знаю о Борисе Викторовиче как о знаменитом ученом-конструкторе. Он работал над системой ориентации полета межпланетных станций «Венера», «Марс», «Зонд», космических кораблей в автоматическом и ручном режиме. И когда его мысль «приземлялась» из космоса, он возвращался домой к своей любимой семье. А каким он был в жизни? Был ли капризным, не примешивалось ли в отношения осознание его знаменитости в области космической промышленности и ракетостроения?

 

- Абсолютно нет! Он оставался таким же скромным, каким я его увидела впервые. Они с матерью жили очень бедно. А когда я его спрашивала, что тебе приготовить ко дню рождения, он отвечал: «Гороховый суп и блины». Вот и все! Это был предел его кулинарных мечтаний!

 

- У вас была дача, где бы Вы могли отдыхать летом?

 

- Да, но Борис Викторович сначала сопротивлялся этой затее, а мне очень хотелось копаться в грядках, высаживать цветы, ягоды. Денег у нас не было на покупку дачи, и мы пошли с шапкой по кругу и насобирали на дачу. А когда уже он болел, то сидел на веранде и приговаривал: «Какая у нас мама умница, что заставила купить эту дачу».

 

- Что больше всего Вам импонировало в его характере?

 

- Он был очень оптимистичным человеком. Когда сидел в лагерях, многие падали духом, ныли, жаловались на свою судьбу, а Борис Викторович говорил: «Вы поймите, кто вы такие? Что у вас в паспортах написано: «Немцы»! Война идет с кем?- С немцами! Так что с каждым из нас разбираться, кто хороший, а кто плохой! Нас бросили всех в кучу и правильно сделали. Надо смотреть на все на это трезвыми глазами.  А когда прошли годы, многие из солагерных товарищей навещали нас, вспоминая: «Если бы не Борис мы бы просто не выдержали»!

 

- Вера Михайловна! Судя по его книгам, которые Вы мне подарили и любезно подписали, можно, еще не читая их, уже по названию сразу понять, что его интересовала обратная перспектива на картинах художников, которая подтолкнула его к мысли о решении задач стыковки аппаратов в космосе.

 

- Кроме того, он увлекся иконографией. И в своей книге пишет о том, что икону невозможно понять, не зная Библию. Он также очень любил и историю. И тут наши интересы совпадали. Любил путешествовать.

 

- Вера Михайловна, я не могу оторвать глаз еще от очередного чуда в Вашей удивительной квартире. Вот эти гипсовые бюсты. Как эти раритеты оказались у вас? 

 

- Когда Борис Викторович вернулся из лагеря, в нашем доме частым гостем был знаменитый археолог Михаил Герасимов, который по найденным черепам воссоздавал и подлинные облики знаменитых людей. А это Иван Грозный!

 

- А кто выполнял эти скульптуры?

 

- Он же и делал! Это все подарки нам на дни рождения. А вот эта скульптурка сделана им по моей находке, которую  я нашла на севере Вологодской обл. Юная девочка из племени Вебсов. А это из древнего Хорезма.  Были раскопки целых торговых кварталов, и эта китаянка сделана по найденному черепу.

 

- Просто захватывающие истории, невероятный узор дорог, экспедиции, прикасания к тайнам веков! А эти прекрасные  хрустальные друзы, наверное, с Урала?

 

- Да, конечно! Мы сами находили в экспедициях, порой гуляя по лесу, можно было наткнуться на большой кристалл.

 

- А эти серебряные фигурки, что стоят в буфете, просто завораживают. Они тоже имеют свою историю?

 

- Да! Мои девочки после мороженого и конфет собирали эти серебряные бумажки, а когда к нам в гости приходил Михаил Михайлович Герасимов, мы пили чай с конфетами, после которых оставался этот материал для лепки необычных фигурок. И пока мы разговаривали на разные темы, он в это время превращал обычную фольгу в красивые фигурки животных: олени, зайчики и т.д.

 

- Можно представить, какая пластика была в пальцах Вашего необычного гостя и сколько радости приносили эти неповторимые игрушки Вашим девочкам. А главное, что сохранились все эти миниатюрные произведения искусств! Сколько грации в северном олене, какие маленькие фигурки зверей!

 

- У него дома даже не было этого!

 

- А как попала к Вам скульптурка Нефертити?

 

- Тоже подарил М. Герасимов. Друзья Бориса называли его Бахус-Раушенбахус!

 

- Это же в переводе с немецкого: журчащий ручей!

 

- Да. Именно так!

 

- Вера Михайловна, а эти картины тоже подарки друзей?

 

- Многие картины дарили, а вот эта, которая у окна, имеет свою легенду. Когда я еще жила одна, была молоденькой девушкой, когда меня подселили  в коммуналку, там уже висела эта картина, но что меня поразило в первый момент, я обнаружила сходство с собой и все это замечали, думая, что это мой портрет. Так что она досталась мне в наследство от того времени, которое невозможно было забыть.

 

- А кто у Вас занимался музыкой? Вы музицируете?

 

- Да! Мы хотели привить любовь к музыке и своим девочкам. Но они не захотели обучаться музыке, мы решили не настаивать.

 

Просто водили их на концерты по детскому абонементу, а дома ставили пластинки. Например, концерт Чайковского, Вагнера они помнят до сих пор, такие, как "Полет Валькирии".  Сейчас наша внучка, тоже Верочка, очень умная, талантливая. Она закончила Университет, факультет вычислительной математики, знает два языка!

 

- Вся в дедушку! Ей есть чем гордиться!

 

- Конечно! Она понимает, что таких ученых, как он, очень мало. Даже друзья называли его Леонардо Да Винчи. Он написал первым книгу по вибрационному горению. Эта книга была его диссертацией. Сейчас она стала классикой, переведена на китайский и другие языки мира. Ему принадлежала идея сфотографировать  другую сторону Луны. И благодаря его работам все же была проведена съемка обратной стороны Луны советским аппаратом «Луна-3». В 1960 году Бориса награждают Ленинской премией. Когда слетал первый наш спутник, то в Париже в нашем Посольстве были всякие большие персоны и среди них крупный винодел, который сказал: "То, что русские прорвались в Космос, это потрясающе, но вот бы посмотреть, что там на другой стороне Луны! Вот если кому удастся это сделать, тому я поставлю ящик шампанского!

 

- И что? Ящик французского шампанского приземлился на нашей русской земле?

 

- Да! Он сдержал свое слово! И надо же было такому случиться! Это сделали русские! Из ящика шампанского досталось несколько бутылок и группе Бориса Викторовича. А он, будучи мужем музейного работника, взял бутылку, привязал к ней пробку, написал дату, когда они ее распили, и эта историческая бутылка попала в наш музей.

 

- Как здорово!

 

- А когда мужу исполнилось 50 лет, ему С. Королев подарил глобус Луны и на нем расписался. Теперь он тоже является экспонатом исторического музея, где я работала! Куртка, в которой он ездил на Байконур, тоже там же. Многие его труды сначала были засекречены. Многое посвящено космосу. Потом он увлекся искусством, как я говорила,написал четыре книги об этом. В 1966 году Бориса Викторовича избирают членом-корреспондентом Академии наук СССР, а через двадцать лет он становится действительным членом Академии наук.

 

- А Вы продолжаете трудиться в музее. Вы проводили экскурсии многим знаменитым людям. Я знаю, что Вы встречались со Святославом Рериха?

 

- Да! Он посещал наш музей. Его очень интересовала наша экспозиция.Я провела его по всему музею.

 

- А фотографии остались? Какое впечатление он на Вас произвел?

 

- Фото, к сожалению,  не делали. Святослав Николаевич произвел очень приятное впечатление: очень вежлив, образован. И необычен был его русский язык. Я также показывала залы нашего музея супруге адмирала Франции Де Голя.

 

Вера Михайловна ведет экскурсию супруге адмирала Франции Де Голя


- Какие отношения были у Бориса Викторовича с Сергеем Королевым? Ведь Сергей Павлович был очень вспыльчивым и непредсказуемым, и мог позволить себерезкость в общении с другими людьми.

 

- Да, доставалось многим его сотрудникам. Но он никогда не повышал голоса на Бориса Викторовича! Он даже жаловался Марку Галлаю: "Твой приятель Б. Раушенбах как Иисусик. Я всех ругаю в его группе, а он стоит и улыбается".

 

- Он был свободным человеком, и, судя по всему, вероятно, не подстраивался не под чей авторитет?

 

- Да, он никогда и ни перед кем не заискивал. К нему все очень хорошо относились.

 

- Кого из космонавтов он больше всех любил?

 

- Комарова. Он очень его уважал.

 

- А с Юрием Гагариным Вы встречались?

 

- Ну конечно! Ю. Гагарина он учил, читал им лекции. И перед первым полетом С.П.Королев очень нервничал. Они вместе провожали Юрия в полет. Он попросил Бориса Викторовича, чтобы он с Феактистовым еще раз поговорил перед сном с Юрием Гагариным. А Юрий все знал наизусть. А перед полетом  каждый агрегат на стартовой площадке был завязан красной ленточкой. И опять же, помня о том, что я работаю в музее, он взял кусочек этой ленты, и перед полетом 12 апреля 1961 года на ней расписались  Ю.А. Гагарин, С.П.Королев и М.В. Келдыш.

 

- У Вас сохранились фотографии об этих великих событиях?

 

- Многое я раздарила. Посмотрим в чемодане. Там куча разных семейных фотографий. Но муж сам очень любил фотографировать. И сослуживцы вспоминают о том, как во время старта, взгляды всех были прикованы к ракете, а Борис Викторович фотографировал суслика на поле.

 

Б.В. Раушенбах в Кремле

 

 - Как он сумел вместить в одну жизнь столько всего: и наука, и писательская деятельность?! Ведь кроме своей научной работы он  отдавал много времени и сил на общественную деятельность. Он активно сотрудничал с музеем им. Н.К. Рериха. Был Президентом Международной Лиги защиты Культуры.

 

- Да, такие  люди, как Борис Викторович, обладают многогранным талантом. Душа его всегда трудилась. Он понимал, что надо защищать и помогать нашей многострадальной планете. Он все для этого делал.

 

- Его именем названа малая планета, как сейчас говорят - звезда. И быть женой такого человека, конечно, счастье. Но великие люди становились таковыми, наверное, благодаря тому, что рядом с ними находились такие мудрые, верные, добрые и любящие спутницы. Благодарю Вас, Вера Михайловна, за чудесную беседу.

 

С В.М. Раушенбах беседовала Олимпиада Царегородцева - член творческого Союза художников России и Международной Федерации художников, поэт .

 

Москва.

 

27.10.2022 10:21АВТОР: Олимпиада Царегородцева | ПРОСМОТРОВ: 333




КОММЕНТАРИИ (2)
  • Любовь Булатова28-10-2022 20:24:01

    Спасибо уважаемая Олимпиада за ваше живое и интересное интервью с Верой Михайловной, женой крупного ученого, философа, основателя нашей космонавтики, академика Бориса Викторовича Раушенбаха. Непростая досталась им судьба. Все превозмогли, не озлобились на родину,трудились для нее и достигли высоких результатов. Такая судьба,такие труды достойны отдельной книги из серии ЖЗЛ. Сколько мудрости излучает его лицо. К стыду своему как мало мы знаем о своих настоящих Героях. Неизбежно высокие духи привлекаются как к магниту к идеям философии космической реальности. Надо действительно находиться,- отмечал Н.К.Рерих,- на определенном уровне развития сознания, чтобы хоть в какой-то мере смочь подойти к восприятию высоких идей. К сожалению большинство из тех, кто позволяет себе глумиться и не стыдятся унижать высочайшие истины и их носителей, находятся на слишком низком уровне собственного сознания, если сами не являются оплаченными сослужителями тьмы.
    Еще раз благодарю за Раушенбаха.

  • Ксения29-10-2022 07:06:01

    Какие замечательные люди живут в нашей стране, пройдя через тюрьмы и лагеря, остались верны своей Родине. Прошли испытания и бедностью, и славой. Не сетовали на несчастную жизнь, но верно служили Родине, не думая ни о какой карьере, не думая о побеге в поисках более комфортной жизни, не извергали потоки грязи на Россию. Это столпы, на которых держалась и держится Россия. Условия многих, бегущих сейчас из нашей страны, не сравнить с теми, в которых жили, в частности, и герои этого замечательного интервью. Спасибо Олимпиаде Царегородцевой за то, что мы узнали историю жизни и любви семьи Раушенбахов. Такие семьи - гордость России.

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Люди науки »