22 июня 2022г. открылась выставка картин художника Сикандера Джангры и его коллег в ММТР (Индия) – зеркало современных тенденций в индийской живописи. Международная научно-общественная конференция «120 лет со дня рождения Ю.Н.Рериха» (Москва, 9–10 октября 2022 г.). Новости буддизма в Санкт-Петербурге. Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Как организовать школьное обучение на принципах Агни Йоги? Часть 2. Вячеслав Рязанов


 

 

 

*   *   *

 

«Стадный» метод обучения и его основные противоречия 


 

 

 

Виталию Кузьмичу Дьяченко
посвящается


 

 

Невозможно, чтобы школы будущего напоминали
скотные дворы, где калечились недавние
поколения.
(Община, 207)

Нужды нет, что существуют школы, но если
человечество еще не изжило позора рабства, значит,
образование было недостаточно.
(Надземное, 321)

 

 

Роль школы как общественного института в формировании и развитии человеческой личности, конечно, трудно переоценить. Об этом говорится и пишется много. А вот негативное влияние школы на личность, по-моему, недооценивается. Такое влияние, несомненно, есть. Более того, именно школа, как бы страшно это не звучало, давно стала тем местом, где начинается процесс деградации человека и общества в целом. Как такое может быть? – спросите вы. Давайте попробуем в этом разобраться.

 

 

Что происходит в системе образования и вокруг неё?

 

 

Люди не освободились от понятия рабства, но для
удовлетворения современности изобрели новые
пышные наименования. Под этими покровами
притаились самые гнусные вожделения.

                                               (Надземное, 322)


События последних месяцев в мире настолько изменили обычный ход жизни людей, отразившись практически на всех сферах общественной жизнедеятельности (в том числе и на сфере образования), что этого нельзя не учитывать при оценке нынешней ситуации и прогнозировании будущего. В связи с «эпидемией» коронавируса все образовательные организации переведены на т. н. дистанционный режим, а если говорить прямо, то их деятельность была фактически приостановлена. То, как сегодня осуществляются опосредованные взаимодействия педагогов и их учеников, обучением зачастую назвать очень трудно. Этот процесс больше похож на имитацию и профанацию. Кстати, отношение самих учителей, учеников и их родителей, да и честных руководителей ко всему происходящему с ними, в основном отрицательное. При этом можно заметить, как тихое недовольство людей все больше перерастает в громкое негодование и даже гнев.

 

Думаю, что предпринимаемые государством попытки под прикрытием коронавирусной опасности свести к минимуму очную форму обучения и тем самым максимально сократить количество бюджетных образовательных организаций в стране, все-таки потерпит неудачу и рано или поздно все школы вновь наполнятся детворой. Но вместе с тем все мы должны отдавать себе отчет, что с окончанием этой пандемии страха и возобновлением работы школ мы вновь окажемся перед лицом всё тех же проблем школьного обучения, которые давно перезрели и требуют своего скорейшего решения.

 

 

 

 

Забегая вперед, выскажу здесь совсем непопулярную мысль: на мой взгляд, то непростое положение, в котором оказалась сегодня школа, является закономерным результатом её собственной многолетней инертности. Современная школа пожинает плоды, в первую очередь, закоснелости официальной педагогической науки, которая толком так и не смогла разобраться и объяснить, по каким законам функционирует и в каком направлении развивается процесс обучения, во-вторых, консерватизма самих педагогов, привыкших работать по старинке и не особо рвущихся что-то кардинально менять в своей деятельности, в-третьих, узости взглядов, а порой и безответственности родителей, которые, несмотря нато что пачками выходили из школы недоученными и недовоспитанными, тем не менее, чаще всего хотят, чтобы их дети учились так же, как и они в свое время, и, наконец, бездеятельности и халатности тех государственных деятелей, от которых зависело своевременное принятие решений по развитию школы и системы образования в целом.

 

В том, что нынешняя система образования пребывает в состоянии глубокого кризиса, по-видимому, уже согласились все, начиная с первых лиц государства и заканчивая школьниками [10]. Несмотря на то что Правительством РФ периодически утверждаются концепции модернизации и развития российского образования, каждые пять лет принимаются к реализации федеральные целевые программы развития образования, выход из кризиса пока даже не просматривается. Вероятно, видя неэффективность работы своего правительства, за дело по выводу школы из кризиса активно берутся президенты. Так, в 2010 году Д.А. Медведев, будучи главой государства, выдвинул инициативу «Наша новая школа»[6]. Президент В.В. Путин дважды (в 2005 и в 2018 гг.) утверждал Национальный проект «Образование»[7]. Но, увы, основная цель всех этих государственных мероприятий и инициатив – обеспечение общедоступности качественного образования – так и остается недостигнутой. Школа продолжает «прогрессивно развиваться», а качество образования падать. Разумеется, на все эти инициативы уходит немало бюджетных средств, а очередные поколения школьников продолжают получать слабую подготовку, теряя при этом здоровье и драгоценное время.

 

 

Что в системе образования нужно менять в первую очередь?

 

 

Не нужно думать, что где-то достаточно сделано
для образования. Знание настолько расширяется, что
требуется постоянное обновление методов.

(Аум, 341)

 

Еще в 1967 году на одной педагогической конференции в Индии заместитель Генерального директора ЮНЕСКО Малькольм Адисешия поднял проблему "методов обучения и забывания", указав, что она имеет прямое отношение к тому кризису, который переживает современная школа: «В области обучения, – говорил М. Адисешия, –мы сталкиваемся с допотопной технологией, которая пожирает средства, не принося дохода, и которая не просуществовала бы и дня в любом другом экономическом секторе, даже в примитивном крестьянском хозяйстве. Методы обучения и приемы заучивания напоминают ржавую скрипучую старую телегу» [9, 133]. М. Адисешия обратил внимание на существование неразрывной связи между устаревшей технологией, методом обучения и низким уровнем образования: «Приемы заучивания остаются прежними: механическое запоминание, зубрежка, поспешное и бессистемное поглощение знаний и информации, полученных из вторых и третьих рук. Как только экзаменационные страхи остаются позади, весь этот приобретенный реквизит выбрасывается за ненадобностью. Система экзаменов не дает возможности правильно оценить личность учащегося, запас его знаний, его способность самостоятельно мыслить и рассуждать. Экзамены – это испытание на хитрость и находчивость, выставка поверхностных знаний» [9, С.134].  М. Адисешия подошел вплотную к пониманию связи между педагогической технологией (методом обучения и воспитания) и уровнем образования и воспитания школьников и студентов. Если брать не единичные факты, а основную массу учащихся, то их образовательный уровень и уровень интеллектуального развития (способности самостоятельно мыслить, рассуждать, доказывать, обсуждать, решать задачи необычного содержания, самостоятельно приобретать и открывать новые знания и т.д.) напрямую зависят от метода обучения. При нынешнем методе фронтального обучения большинство учащихся – даже если ученики оканчивают среднюю школу – остаются универсальными недоучками. Массовая школа вместо того, чтобы интенсивно развивать интеллектуальные и другие человеческие способности, сдерживает их и постепенно притупляет, а нередко глушит вплоть до полной ликвидации. Такая участь постигает математические способности большинства учащихся, способности к языкам, к разным видам искусства (музыка, живопись, скульптура), способности владеть орудиями труда и современной техникой. Словом, общеобразовательная массовая школа при нынешней устаревшей технологии (методе)фронтального обучения может гарантировать большинству учащихся только одно: низкий уровень образования (даже после окончания средней школы) и интеллектуальную недоразвитость.

 

Все сказанное выше дало основание назвать метод фронтального обучения "допотопным методом", напоминающим "ржавую скрипучую старую телегу". Если продолжить это сравнение нынешнего "устаревшего метода" с тем, какой метод обучения нужен современной школе, то, по меткому выражению В.К. Дьяченко, нужно '"ржавой скрипучей старой телеге" противопоставить современный самолет-лайнер, который берет на борт более 300 пассажиров и летит со скоростью свыше тысячи километров в час. «Что же делают наши представители педагогической науки и реформаторы? – задается вопросом В.К. Дьяченко. - Осознавая, что в наше время – время высоких скоростей – нужен новый вид транспорта, чтобы пассажиры с одного конца планеты могли добираться до другого конца за несколько часов, они вместо совершенствования самолета и ракетного двигателя по-прежнему продолжают возиться со "старой ржавой скрипучей телегой", все еще надеясь, что какое-то ее усовершенствование, рационализация или введение очередной новации смогут эту телегу превратить в современный самолет, и таким образом будут решены задачи современного транспорта» [3].

 

Если система образования не даёт нужного результата, тоне срабатывает её основной механизм – технология (метод) обучения. Поэтому переход системы образования в качественно новое состояние возможен только в том случае, если принципиально меняется метод обучения. Если же последний сохраняется неизменным, то и система образования остается прежней, как бы мы ни пытались при этом её

 

усовершенствовать. «Выжимать» из механизма то, на что он в принципе не рассчитан, – бесполезная затея, ведущая к отрицательному результату.

 

Метод фронтального обучения удовлетворял общество лишь до тех пор, пока решалась задача обеспечения массовой грамотности. Надо сказать, что с этой исторической задачей метод фронтального обучения справился: он сумел удовлетворить все возрастающие образовательные потребности общества и несколько веков подряд (примерно с XV в.) обеспечивал социокультурный и научно-технический прогресс человечества.

 

Но вместе с тем следует признать, что этот же метод фронтального обучения оказался совершенно недееспособным, как только общество поставило перед школой новые, более сложные задачи. Как только мир начал переходить к всеобщему (а в некоторых странах и к всеобщему обязательному) среднему образованию, так сразу же классно-урочная система стала давать серьезные сбои. И чем настойчивее становился этот общественный запрос, тем более усиливался кризис школы. Оказалось, что всеобщее среднее образование система фронтального обучения может давать только формально, полноценного качественного среднего образования для всех в условиях этой системы добиться невозможно. О том, что из себя представляет новый метод обучения, его организация и технология мы поговорим в следующей части этого очерка.

 

 

Была ли «советская школа» советской?

 

 

Много вам скажут о блестящих достижениях
просвещения, но, тем не менее, рабство существует.
Мало того, оно прикрывается самыми ханжескими
выдумками, такие прикрытия особенно позорны.
Вместо общего негодования можно слышать
оправдания позору.
(Надземное, 321

 

 

 

 

 

В последнее время в общественном сознании становится всёболее распространённым мнение,что так называемая «советская школа» есть некий образец,к которому следует непременно вернуться.Наверное, это мнение сформировать былонесложно. Достаточно было из года в годразрушать созданное ранее, нестроя взамен ничего лучшего, – и народ стал вольно-невольно оглядываться назад, нащупывая в своём обозримом прошлом наиболееустойчивое положение. Этим ближайшимстабильным прошлым образования оказался «советский» образец, который на фонетого, что творится нынче в сфере образования, выглядит более привлекательно. Тем не менее, анализ различных исторических состояний школьной системы обучения показывает, что никаких существенных различий между «советской школой» и современной российской школой нет и никогдане было. В 1990-е годы школа лишиласьтолько идеологической надстройки, в товремя как базис школы –организационная структура учебного процесса – какимбыл, таким и остался. Ученики как обучались фронтальным (стадным) способом,так и продолжают обучаться. Поэтомуздесь следовало бы говорить не о двухразных школах и системах, а только об одной, которая в разное историческое времяв зависимости от политической ситуациив стране окрашивалась то одним идеологическим цветом, то другим, при этомсущность школы оставалась неизменной.

 

В том-то все и дело, что беды современной российской школы связаны вовсене стем, что кто-то якобы разрушил советскую школу, как это принято сейчас считать, а с тем, что новая школа за весь советский периодтак и не была построена. В стране совершались революционные преобразования, а школа как основной механизм воспроизводства человека и человеческих отношений оставалась старой. Страна пыталасьжить по-новому, стремясь реализоватьпринцип «от каждого – по способностям, каждому – по труду», а школа продолжала обучать, как и прежде, сохраняя хорошоизвестное правило уравниловки: разные поспособностям ученики должны овладеватьодинаковым объемом знаний за одинаковое время.

 

Школа превращалась в «советскую»благодаря той идеологической надстройке, которая была создана и существовалав форме комсомольско-пионерской организации. Налёт «советскости» у школыпоявлялся еще и благодаря соответствующемусодержанию учебников и новым учебнымдисциплинам.В то же время материальная основа школы – организация базового отношения«учитель – ученик» – оставалась в прежнем, досоветском состоянии. Развёрнутаяв стране после 1917 года культурная революция в сфере образования ограничилась ликбезом, сделав его (образование) для народных масс общедоступным. Без сомнения,это большое достижение советской власти, но, как показывают исследования [2; 5], для развития школы как социального института, отвечающего новым веяниям времени, обеспечение общедоступности быловсё-таки условием уже недостаточным.

 

С 1917 года и за весь советский периодне было ни одного постановления или решения высших органов власти о структурных преобразованиях учебно-воспитательного процесса. А с выходом ПостановленияЦК ВКП(б) «Об учебных программах и режиме в начальной и средней школе» от 25. 08.1932 г., в котором основной формой организации процесса обучения был назван урок, долгое время против классно-урочной системы вообще выступать былоопасно. Это рассматривалось как ревизия постановлений партии и правительства о школе и грозило увольнением с работы, исключением из партии, отказом в публикациях и др.

 

Серьёзных изменений в школе не последовало и в период «оттепели». Работники АПН СССР и системы народного просвещения брались за многое, почти за всё, кроме одного: оставляли в нетронутом виде организационную основу учебно-воспитательного процесса. Реформа школы 1984 года призывала вообще к любым преобразованиям, но урок как основная форма организации учебной работы оставался в прежнем виде.

 

Таким образом, начиная с 1917 года, когда в обществе стали происходить колоссальные изменения, школа в своей основе оставалась прежней. Новое, советское общество не имело реального механизма воспроизводства человека новой формации. Школа оказалась той средой обитания, в которой мог формироваться человек с двойной моралью, которому со всех сторон твердили о высоких целях, о служении общему благу, а непосредственно на уроках – ежечасно, ежедневно, ежегодно – взращивались в нём эгоизм, безразличие к нуждам и бедам других, потребительство и иждивенчество.

 

На каждом традиционном уроке перед каждым учеником объективно стоит одна и та же постоянная цель, обусловленная всем ходом учебного процесса: подготовить урок, выучить, ответить учителю, получить его одобрение, одобрение родителей. Учить, чтобы знать самому, чтобы обогатить себя знаниями, опытом. Если брать цель актуальную, ту, которая стоит на каждом уроке и весь период обучения в школе, да и в вузе, то она всегда носит индивидуалистический, потребительский и даже корыстный характер: я учусь для себя, я отвечаю только за себя и делаю то, что нужно только мне. Эта цель прямо противоположна конечной цели воспитания: работать на общее благо, на общество, на других. Таким образом, в течение 10-15 лет при системе фронтального обучения и воспитания формируется индивидуалист, потребитель, а нередко и приспособленец, который научился хорошо и много говорить о высоких общественных целях, идеалах и в то же время привык заботиться только о себе. Получается постоянное раздвоение личности: на словах – одно, на деле, в поведении – другое.

 

Это раздвоение из школы переходило в общественную жизнь и в конце приводило к разложению общества. Людей с двойной моралью очень красочно и эмоционально описывает известный писатель Иван Васильев: «Проповедники такого прозрения есть обыкновенные лжецы. Проникая в идейное товарищество, они писали: обязуюсь служить делу народа, делу социализма. Но не будучи слугами народными, они брали на себя обязательство всего лишь казаться таковыми. Вот уж эту-то обязанность они действительно почитали, блюли, защищали, да столь рьяно, что выглядели правовернее самого Магомета. Они даже соревновались, кто покажется чище, вернее, преданнее, праведнее. И в этом своем соревновании на кажущегося коммуниста они были беспощадны к коммунистам истинным – давили всё, что грозило разоблачением их фальши и демагогии».

 

Этим демагогам и приспособленцам И.А. Васильев даже придумал особое название, очень точно отражающее сущность этого социального явления – "утробники". Последние, по мнению писателя, плодились по принципу инфузории – простым делением. «Набирало силу второе "товарищество" – поддельных партийцев, тех, для кого смысл жизни – служить собственной утробе. <…>Утробникам нужны были поблажки, они рвались избавиться от главного принципа партийного товарищества: у коммуниста нет привилегий, кроме самоотречения во имя служения народу. Им был в тягость этот принцип, они упорно насаждали систему отбора: строптивых удалять, послушных выдвигать. В касту утробников густо полезли молодые, выросшие не в трудовой жизни, а выращенные в особнячно-кабинетных аквариумах, где курс служения был заменен курсом угодничества, здесь они проходили науку "казаться слугами" – самую гадкую науку человеческой мимикрии, ведущую к единственному концу – предательству» [1].

 

И.А. Васильев, высказывая свое страстное возмущение деятельностью фальшивых коммунистов, демагогов, разваливших страну и ее народное хозяйство, приведших ее к нищете, даже не подозревал, как таких будущих демагогов-руководителей готовила школа, ее учебно-воспитательный процесс. Ведь все они оканчивали не царскую, дореволюционную гимназию, а советскую школу, и то, что с ними произошло, было закономерностью.

 

Вскрыл эту закономерность и подробно её описал в своих книгах выдающийся ученый Виталий Кузьмич Дьяченко. «Ведь это в школе, – говорит В.К. Дьяченко, – дети на уроках и при выполнении домашнего задания лишены были здорового контакта с другими детьми и взрослыми, формировались индивидуалистами - утробниками (для себя и только для себя), безынициативными исполнителями и молчальниками-неумейками. В то же время в сочинениях, на классных собраниях и пионерских сборах, при приеме в комсомол заверяли в своей верности Родине, в готовности служить народу. Так весь школьный уклад жизни неотступно лепил людей двойной морали: во всем искать выгоду только для себя, выдавая себя за коллективиста, беззаветно преданного делу народа. Кто преуспевал в этой двойной морали в школе, тот и после школы успешно продвигался по служебной лестнице, добиваясь выгодного, "тепленького" местечка. Тех, кто готов был отречься от личных интересов и беззаветно служить только интересам общества, народа становилось все меньше и меньше и, естественно, возрастало число приспособленцев» [3,C. 195-196].

 

Это первое противоречие фронтального (стадного) способа обучения между ближайшими, актуальными целями ученика и конечной, отдаленной целью обучения и воспитания в современной школе В.К. Дьяченко назвал противоречием в целях.В конце концов, индивидуалистическая основа фронтального способа обучения пришла в острейшее, непримиримое противоречие с демократизацией общества. Чем закончилось это противоборство, мы прекрасно помним.

 

Урок скрывает еще одно противоречие, которое В.К.Дьяченко считал основным противоречием традиционного способа обучения и назвал его противоречием в характере деятельности. Оно заключается в том, что при фронтальной организации обучения в деятельности учащихся преобладают созерцательные процессы и ничтожно мало проявляются действенно-преобразовательные, направленные на преобразование окружающей среды, сознания и поведения окружающих нас людей [3, С.191].

 

Что происходит на обычных уроках? Учитель ведет опрос: один ученик отвечает – класс из 20-30 учеников в лучшем случае внимательно слушает, созерцает. Это же повторяется, когда отвечает второй, третий… Затем учитель излагает новый материал, показывает наглядные пособия, опыты, а весь класс остается в состоянии созерцательности. На закрепление, как правило, остается очень мало времени, но и оно проходит по тому же принципу: все молчат и должны внимательно слушать тех 2-х – 3-х учеников, которые по очереди воспроизводят новый материал, только что изложенный учителем. Наконец, учитель объясняет домашнее задание, а ученики его записывают. Так проходят все 45 минут, в течение которых от учеников требовалось почти исключительно только созерцательная активность: слушать, быть внимательным, не говорить, не ходить по классу, не двигаться.

 

Подавление действенно-преобразовательной активности при фронтальной системе обучения за счет избытка созерцательных процессов деятельности учащихся поддается элементарному арифметическому вычислению. В общеобразовательной школе в одном классе 25-30 учащихся. Организация класса и всякого рода другие посторонние причины отрывают от урока в среднем около 5 минут. От оставшихся 40 минут отнимем еще половину времени, когда говорит учитель при изложении нового материала, постановке вопросов ученикам, комментариях к ответам учеников, объяснении домашнего задания и т.д. Остается 15-20 минут. Разделим 20 минут на 30 учеников, получится ½ - 2/3 минуты, или 30-40 секунд (то есть меньше минуты!) может в среднем каждый ученик выступать перед классом и проявлять свою действенно-преобразовательную активность: воздействовать на своих товарищей по классу. Остальное время он должен слушать, молчать, не двигаться, не мешать другим работать.

 

Выходит, что возможности развивать социальную активность на уроках ничтожно малы, для подавляющего числа учащихся они равны нулю. На уроке ученики перестают быть общественно активными людьми, за исключением очень немногих, превращаются в молчальников, тихонь, в существа созерцательного типа. Откуда же тогда взяться строителям новой жизни?

 

Третье противоречие фронтального(стадного) способа обучения – в темпах и способностях – состоит в том, что способности, трудолюбие, интересы, образовательная подготовка учащихся одного и того же возраста вовсе не одинаковы – напротив, очень отличаются, но, несмотря на это и вопреки этому, при фронтальной системе для всех учеников темп обучения одинаков: если 30 учеников поступило в I класс, то весь год они изучают все учебные предметы с одинаковым темпом и заканчивают обучение в I классе все одновременно. Потом все так же повторяется во II, III и т.д. классах. Можно с уверенностью сказать, что провозглашенный социализмом принцип «от каждого – по способностям, каждому – по труду» для школы остался лишь красивым лозунгом и призывом. В реальности же сохранялась всеобщая уравниловка. Не без основания такое обучение отечественный педагог-новатор А.Г. Ривин (1877 - 1944) называл стадным обучением: «Людей обучают как стадо».

 

Вся фронтальная система обучения ориентирована не на расцвет талантов и способностей, не на предоставление возможностей каждому работать по своим способностям, а, напротив, на их игнорирование и торможение.

 

Интересна в этой связи позиция отечественных ученых-философов М.К. Петрова и А.В. Потёмкина, которые еще в 1968 году на страницах «Нового мира» весьма критично отозвались о системе образования, заявляя буквально следующее: «Воспитание и образование строится сейчас во всех странах на более или менее общих принципах всеобщего и обязательного обучения по единым срокам и единым программам. Эту систему трудно обвинить в насаждении одарённости, в увеличении многообразия и самобытности человеческих характеров. Традиционный процесс образования использует конвейерный принцип, методами массового производства перерабатывает первоклассника в выпускника средней школы, а этого последнего в специалиста. Процесс организован как равномерное по времени («классы», «курсы») движение всей массы обучающихся к единому идеалу… Те различные уровни одарённости людей, которые вскрываются в тестах, приходится понимать как явления остаточные – они существуют не благодаря, а вопреки системе образования; если бы удалось идеально, «хорошо поставить» систему образования традиционного типа, талант вообще не мог бы сохраниться. С точки зрения кристаллизации современное образование, которое преследует цель сообщить известную и одинаковую для всех сумму знаний, выглядит как массовое убийство талантов» [8, С.244].

 

Вероятно, за эту честную позицию в оценке классно-урочной системы ученые в свое время и поплатились: А.В. Потемкину так и не дали защитить докторскую диссертацию, а М.К. Петров вообще был исключен из партии, отстранен от преподавательской деятельности и полностью лишен возможности публиковать свои работы в течение 20-ти с лишним лет.

 

«Кризис школы и системы образования в мире, –писал В.К. Дьяченко, – возник из-за «стадного метода обучения», при котором подавляющее большинство учащихся не могут учиться, продвигаться вперед в соответствии со своими способностями, их развитие при этом тормозится, во многих случаях интеллектуальное развитие останавливается, наступает массовое оглупление молодежи» [3, С. 222].

 

Об опасности повреждения интеллекта школьников и студентов при традиционном обучении предупреждал известный философ Э.В. Ильенков: «Искалечить орган мышления гораздо легче, чем любой другой орган человеческого тела, а излечить его очень трудно. А позже – и совсем невозможно. И один из самых "верных" способов уродования мозга, интеллекта – формальное заучивание знаний. Именно таким способом производятся "глупые" люди, то есть люди с атрофированной способностью суждения. Люди, не умеющие грамотно соотносить усвоенные ими знания с реальностью, а потому то и дело попадающие впросак. Зубрежка, подкрепляемая бесконечным повторением (которое следовало бы назвать не матерью, а мачехой учения), калечит мозг и интеллект тем вернее, чем – своеобразный парадокс – справедливее и "умнее" сами по себе усваиваемые истины» [4, С. 158-159].

 

Непонятно, как можно было рассчитывать на то, что активный строитель коммунизма сформируется в условиях, где обучение основывается на принципе «один говорит – остальные молчат и слушают»? В такой среде, скорее, появится не активный деятель, а человек-тихоня, не способный выразить и отстоять своего мнения, человек, которым легко управлять и манипулировать, который не способен взять на себя ответственность, а предпочтет отсидеться за спинами других. Как в строительстве нового коммунистического общества можно было рассчитывать на школу, которая изо дня в день воспроизводила общественные отношения, которые вполне соответствовали и служили опорой не советскому, демократическому обществу, а авторитарному государству с её командно-административным типом управления?

 

Весь курьёз и парадокс истории заключается в том, что т.н. «советская школа» в результате своей многолетней образовательной деятельности, сама того не ведая, формировала в основной своей массе человека, весьма далекого от коммунистического идеала, от той «всесторонне развитой и гармоничной личности», о которой заявлялось со всех высоких трибун и во всех официальных документах. Исключения, конечно, могли быть, но они были возможны, скорее, не благодаря системе, авопреки ей.

 

Да, в это трудно поверить, но «советская школа», в которой продолжал господствовать далеко не советский метод фронтального (стадного) обучения, оказалась тем социальным институтом, который во многом обеспечил реставрацию капиталистических отношений в СССР и способствовал его распаду. Конечно, нельзя считать, что школа фронтального обучения – единственная причина гибели такой могущественной державы, как СССР, но очевидно, что среди прочих причин школе и системе образования в целом принадлежит далеко не последнее место.

 

(Продолжение следует)

 

 

Список использованной литературы:

 

1. Васильев, И.А. Дух и утроба // Советская Россия. 27 августа 1992.

 

2. Дьяченко, В.К. Организационная структура учебного процесса и ее развитие. М.: Педагогика, 1989. 156 с.

 

3. Дьяченко, В.К. Современная дидактика. Теория и практика обучения в общеобразовательной школе. В 2-х частях. Ч. 1. Содержание и формы организации обучения. Новокузнецкий ИПК, 1996. 261 с.

 

4. Ильенков, Э.В. Об идолах и идеалах. М., 1968.

 

5. Мкртчян, М.А. Становление коллективного способа обучения: монография. Красноярск, 2010. 228.

6. Национальная образовательная инициатива "Наша новая школа"
(утв. Президентом РФ от 4 февраля 2010 г. N Пр-271).См. https://base.garant.ru/6744437/

 

7. Национальный проект «Образование»(1 января 2019 - 31 декабря 2024)См. https://ru.wikipedia.org/wiki/Национальный_проект_—_Образование

 

8. Петров М., Потёмкин А. Наука познаёт себя // Новый мир. 1968. N 6. С.238-246.

 

9. Цит. по: Кумбс Ф. Кризис образования в современном мире. М.: Изд-во «Прогресс». 1970. 263 с. Школьник о школе – взгляд изнутри См.: https://www.youtube.com/watch?v=9Ot0qS3C8xo).

 

 


15.05.2020 09:58АВТОР: Вячеслав Рязанов | ПРОСМОТРОВ: 804




КОММЕНТАРИИ (14)
  • нэлла15-05-2020 16:23:01

    Уж и не знаю, что сказать по поводу этой статьи. Училась в советской школе. Учили нас учителя, любившие свои работу, предмет, дарившие нам свою поддержку. Методы работы их были разные, а запомнилась радость встречи со знанием. Как же я любила учиться! Заканчивалась четверть, а я уже в отделе канцелярских товаров закупала тетрадки, ручки, линейку, обложки и чуть ли не каждый день рассматривала их и ждала-когда же вновь в школу. Когда учились мои внуки, то я им говорила-возьмите и меня в школу. Они смеялись. Окончила истфак. Преподавала в техникуме историю. Учащиеся мне говорили, да вам надо было идти в театральный. Можете представить урок как спектакль. Чуть ли не в исторических лицах. Техникум, много спецпредметов, а мои ученики сидят на занятиях и тихонько готовятся к моему предмету. Открытые уроки, где я показывала другим учителям, как провожу фронтальный опрос, просто объединял всех учеников. Шла коллективная работа по проблемам, историческим событиям. Лес рук! Ученики даже не замечали, что в аудитории находятся другие учителя, завуч и т.д. Вывод! Учитель, который любит свой предмет, детей, воспитывает потребность в детях к знаниям, к познанию мира. Личность учителя воспитывает ученика. При любой власти и идеологии. Уже когда ушла на пенсию, в наше время, мои внуки, друзья моей дочери, дети соседей, родственников приходили ко мне на два-три занятия и я учила их учиться. Понимать тексты в учебниках по истории, рассуждать, думать. И главное! Говорить. Они вообще не умели рассказывать. И практически все получали потом лучшие оценки и дальше учились уже сами без меня. Вот и вся методика. Люблю историю и детей! И еще. Воспитать родители и учитель могут только личным примером. Ложь, двуличие, обман дети очень хорошо чувствуют.

  • СМЕРШ15-05-2020 17:11:01

    Надо начать с того, что Венера в 1924 году невероятно близко подходила к Земле.

  • Бойкова Татьяна16-05-2020 08:32:01

    В общем-то я согласна с Нэллой.
    За один только подвиг ликвидации всеобщей безграмотности в бывшей лапотной России, нужно сказать спасибо и тому правительству 17-20-х годов и активистам, помогавшим стране в этом. Вспомним какие это были страшные годы войны, голода, холода, разрухи и общей неразбирихи. Понимаю, что Вячеслав писал не об этом, но... без учета этого никак нельзя. Какие постановления изменения форм обучения, когда страну необходимо было вывести из нищеты и безграмотности и оторвать от сохи, создавая новую индустрию. Но не буду прододжать об этом, хотя говорить об этом можно было бы много.
    А учителя во все времена бывали разными. И когда я в этот раз готовила статью нашего автора к публикации, то так же, как и Нэлла удивлялась его критике всего процесса обучения в нашей стране. На самом деле в советской школе было много полезного. Да... нужно было сидеть и внимательно слушать, обязательно выучить уроки... Ну а как же иначе. Именно это нас учило выдержке и дисплине, а также культуре общения. У меня было также любимым занятием покупать новые теради, карандаши и другие принадлежности к новому учебному году. И я с радостью ждала начала учебного года после прошедшего лета и не только потому, что там встречусь с однокласниками (общения мне вполне хватало и без школы). Сегодня на знакомых детях того же возраста, я наблюдаю совсем другу картину. Они буквально стонут- о-о-й скоро в школу... И только вот эта Пандемия несколько изменила отношение большинства ребят к школе как таковой. Еще раз подтверждается старая истина, что худа без добра не бывает.
    И говорить в школе мне времени вполне хватало. мы учили массу прекрасных стихов, которые сейчас иногда попросту вычеркнуты из программы. И даже если не спрашивали выученый стих, меня это абсолютно не огорчало - мне нравилос учить стихи. Я и до сих пор многие помню или могу быстно восстановить в памяти. Именно благодаря этому позже я любила стихи и некоторые заучивала сама для себя, ради удовльствия.
    А наши сборы макулатуры, металлолома, работа на школьном участке и т.п. Масса бесплатных кружков, где мы занимались разноорбразным творчеством. А сейчас...?

    А уже в 60-ые годы стало немного легче и школе,и стали появляться учителя-новаторы, например, Щетинин.

  • Елена Б.16-05-2020 09:30:01

    Хочу начать с того, что эгоизм, приписываемый советской школе, пока, к сожалению, присутствует в нижней сущности человека, как наследие лунного прошлого и результат воспитания бывшего нашего духовного "воспитателя". Это раз. Дальше. Сущность каждого человека остаётся неизменной, если он над ней не работает, при любом режиме. Данную статью пишет человек, не любящий людей (моё личное мнение). В советское время было много недостатков, никто и не спорит, но вот так "бульдозером" закатывать всё, что было тогда, не позволю! Я работаю на бывшем самом крупном авиационном заводе и у нас работает профсоюз, так автор статьи не поверит - у нас люди до сих пор думают и ближних своих, как раз те, кто закончил советскую школу, в отличии от молодых, не учившихся в советской школе. Конечно в космических масштабах мы пока жалкое несовершенство, но хватит очернять прошлое. Стройте своё рядом, совершенное и прекрасное! Я лично тоже школу любила, друзья и подруги самые родные из школы, из техникума.
    То, что развалился Советский Союз виновата не школа, а некоторые личности, перед которыми стояла такая задача. Кстати, 75% советских людей , закончивших советскую школу, были против развала, но кто их услышал?!
    Хватит очернять своё прошлое. Что было, то было. Берём самое лучшее и двигаемся дальше. То, что происходит сейчас пугает куда больше, чем советская школа. В современной ситуации полного разрушения образования нападки на советскую школу выглядят как сознательное вредительство. Чтобы двигаться дальше нужен фундамент, вот и пусть остаётся хотя бы то, что было построено и с учётом ошибок идём в светлое будущее. А так получается, что только рушим то, на чём стояли.


    Администратор

    Елена, ну Вы уж слишком: "не любит людей", "выглядит как сознательно вредительство"... Ну давайте будем немного добрее и терпимее друг к другу. Да что же такое у нас... Пандемия что ли так действует на всех.

  • Соколов16-05-2020 11:52:01

    Идеализация советской школы сейчас вполне закономерна. Но осознавать все ее недостатки, конечно, нужно. Будущее за гораздо меньшими классами, за классами в которых нежелающие учиться не мешают ищущим знания. Будущее за поиском новых форм, за гораздо большей свободой учителя, который ищет свой подход к каждому классу и каждому конкретному ученику.


    Администратор

    Согласна с Вами, Игорь.

  • нэлла16-05-2020 15:58:01

    2018г. Министр образования Соединённого королевства Джастина Грининг в эфире BBC заявила о завершении перевода британской средней школы на советскую систему образования. Великобритания начала перенимать советский опыт в середине 1980-х годов, когда после падения железного занавеса обнаружилось безусловное преимущество советской системы над западной.

    В своём выступлении министр отметила, что британские дети теперь учатся по гениальным учебникам Ландау, Розенталя и Колмогорова, переведённым на английский язык без искажения содержания. В итоге качество образования, которое они получают, на два порядка лучше того, что можно получить в лучших школах континентальной Европы, а в Итон, где советская система внедрена в 1995 году, стремятся устроить своих детей президенты и премьер-министры всего мира.

    «Мы не намерены останавливаться на достигнутом. После того, как наша средняя школа полностью переняла опыт СССР, пришло время заняться высшей школой. Моё ведомство уже разрабатывает проект изменения системы научных степеней: Великобритания введёт у себя степень кандидата наук, которая ранее использовалась только в советской системе. После тщательного изучения мы пришли к выводу, что иметь две степени – кандидата и доктора – гораздо рациональнее, чем одну – PhD», — сказала Грининг.

    Министр также похвалила своих российских коллег за успехи в переводе российской системы образования на западные стандарты. По её словам, «когда Запад берёт лучше с Востока, а Восток забирает себе то, то не нужно Западу, мир становится стабильнее и безопаснее».

  • СМЕРШ16-05-2020 17:19:01

    Комментарий удален.

  • Вячеслав17-05-2020 07:22:01

    Дорогие Нэлла, Татьяна и Елена Б.! Я прекрасно понимаю чувства, переживаемые вами по поводу критики в адрес той школы, в которой вы в свое время учились (как, впрочем, и я), а затем и учили других. Я вовсе не собирался ущемлять ваши светлые чувства. Мне лишь хотелось показать то, что мешает современной школе и всему нашему обществу развиваться.
    Сейчас я готовлю третью часть своей маленькой трилогии, посвященной школьному обучению. На этот раз я расскажу о том, чем я уже не один год практически занимаюсь в школе и как пытаюсь перестроить процесс обучения, закладывая в его организационную основу принципы Агни Йоги. Надеюсь, что этой статьей я сниму многие ваши вопросы и недоразумения.
    Здесь позволю себе возразить лишь на слова уважаемого Соколова (с ним соглашается и Администратор). Вы видите будущее школы «за гораздо меньшими классами, за классами в которых нежелающие учиться не мешают ищущим знания». То есть, по сути, вы предлагаете осуществлять отсев (селекцию) по критерию желание/нежелание школьника учиться. В связи с этим у меня возникает несколько вопросов, например: Как вы собираетесь определять, желает ученик учиться или не желает? А если он сейчас не желает, а через полчаса пожелает? Куда вы собираетесь девать тех, кто все-таки на момент «тестирования» не желает учиться? Они будут оставаться за порогом школы или образовывать другие «меньшие классы»? Кто всем этим селективным процессом будет заниматься? …
    Обращаю ваше внимание на то, что главная историческая заслуга фронтального способа обучения заключается в том, что он смог решить задачу общедоступности школьного образования, и, вероятно, это как раз то лучшее, что нам действительно нужно взять в будущее. Но сегодня перед школой стоит совсем другая задача, а именно: как обеспечить высокое качество образования КАЖДОМУ, сохраняя при этом МАССОВОСТЬ и ОБЩЕДОСТУПНОСТЬ. Другими словами, школа должна найти такой способ обучения, который позволял бы хорошо учить ВСЕХ (без исключений) и КАЖДОГО. Результат процесса обучения должен измеряться не общим состоянием учебной группы, а достижением каждого члена учебного коллектива. Например, фразы типа: «Дети с интересом прослушали…», «Дети усвоили…» или «Был лес рук!» в области современного общего образования уже неприемлемы. Высказывания должны оформляться иначе: «Каждый ребенок выполнил…» или «Каждый ребёнок усвоил…» и т.д. Ни один ребёнок не должен теряться в лесе рук. Замечу, что вопрос деятельной включенности каждого ученика в процесс обучения не сводится к вопросу мастерства учителя и его театральных способностей или волевых качеств и добрых намерений ученика. Он обуславливается ХАРАКТЕРОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ОБУЧАЮЩИХ И ОБУЧАЕМЫХ и в рамках фронтального метода обучения, увы, является неразрешимым, о чем я и пытался сказать вам в своей критической статье.

  • Елена Б.17-05-2020 09:30:01

    Здравствуйте, уважаемые собеседники! Мой комментарий был излишне резок, но только лишь потому, что советский период закрашивают в серый цвет все, кому не лень, и добро бы эти люди были знакомы с ЖЭ и разъясняли аудитории что почему и как. На ютубе гуляют ролики о времени оккупации Смоленска с разъяснениями "что фашисты тоже люди и надо было отнестись к ним с пониманием.." и т.д. и т.п. Поколения, идущие за нами, также продолжат воспитывать в очернении своего прошлого тем или иным способом. Вот что в первую очередь я увидела в Вашей статье, Вячеслав.
    Повторюсь, да, советский период был не самым лучшим, но что грядёт сейчас? В данный конкретный момент времени (очень напряжённый)не стоит упоминать, что жили неправильно (Вячеслав, не Вы один это пишете, к сожалению, разумеется из лучших побуждений). Спорим о формах обучения, а надо бы о содержании, ЧЕМУ УЧАТ НАШИХ ДЕТЕЙ И КТО? Мама моего внука дипломированный филолог, папа -МАИ, они хватаются за голову от школьных программ, про дистанционку вообще молчу, наверняка не знаю, но возможно её уже законодательно протащили.
    Советское прошлое не идеализирую нисколько, уважаемый Соколов, но моя мама 1939 г.р. прекрасно знала географию, речь и мышление были поставлены, с математикой, физикой и химией дружила, всё это было просто, конечно, зато фундаментально и на всю жизнь и заметьте, уважаемый Соколов, в массовом порядке. Советская школа учила и дисциплине в том числе. А что мы видим сейчас?
    Разумеется, ЖЭ должна войти в жизнь на планете в каждую клеточку, тогда пойдём семимильными шагами. Элементы вкрапить в обучение, уважаемый Вячеслав, Вам никто не даст. Сколь примеров в недавнем прошлом...
    Ни в одной стране нет такого отношения к своему прошлому, как в нашей, от этого больно.

  • Соколов17-05-2020 10:32:01

    Уменьшение классов позволит учителям найти лучший подход к каждому ученику и нежелающих учиться будет гораздо меньше. Придет время когда их не будет вообще. В то же время подбор созвучных учеников может создать очень эффективные группы, которые с детства будут видеть преимущества сотрудничества.
    Перенимая опыт советской школы запад никогда не будет использовать насильственный атеизм. Об этом этом весьма важном аспекте образования тоже не стоит забывать.
    Одной из передовых западных школ называют – финскую и она ушла далеко вперед по сравнению с авторитарной советской.

  • ксения17-05-2020 20:09:01

    Мы знаем из Учения живой Этики, какое значение в жизни каждого человека занимает Учитель. Многие выбрали себе будущую профессия благодаря Учителю, который зажёг своим предметом и дал необходимые знания. Многими качествами должен обладать такой Учитель. Он должен быть яркой индивидуальностью. Любовь к детям, к своему предмету, широта интересов, стремление самому постоянно учиться, уважение к каждому ребёнку будут тем магнитом, который привлечёт учеников. Потому, что с таким Учителем будет интересно. Поэтому, говоря о школе будущего, важное место надо в ней отвести Учителю. Именно он имеет дело с живыми детьми, а не с технологиями. А технологии - это вспомогательное, но не главное, как это представляют нынешние реформаторы нашей многострадальной школы.

  • Майя Мартолина18-05-2020 11:52:01

    Следует прежде всего обучить детей уверенности в своих силах, любви ко всем людям, альтруизму, милосердию по отношению друг к другу и, более всего остального, думать и рассуждать самостоятельно.
    Е.П. Блаватская

    Прекрасно, что хотя бы на портале "Адамант", а не
    в многочисленных российских СМИ разгорелась полемическая дискуссия о педагогике. Самое время!
    А то, со слов Е.И. Рерих ещё не одно поколение российских школьников будет позорить Планету...

    Наблюдая порочный беспредел правительственных чиновников от Культуры и образования, о многом начинаешь задумываться.
    В советскую эпоху, мы, выпускники школ, навещали
    и не раз, любимых учителей с благодарностью за то, что они дали нам путёвку в жизнь...
    А Учителя гордились своими учениками, ставшими известными врачами, учителями, учёными, военнослужащими, работниками культурного фронта, инженерами, строителями, колхозниками...

    А в постсоветском образовательном пространстве могут ли гордиться Учителя своими учениками даже высокого ранга...
    И навещают ли высокопоставленные чинуши своих учителей, выведших их в свет?
    Были серьёзные недочёты в советской Школе. Но было много и хорошего, чем не может похвастаться нынешняя система образования, скопированная
    с пресловутой болонской образовательной системы...
    Погоня за механическим усвоением материала вместо развития наблюдательности и умения самостоятельно мыслить. Ещё одна беда -- это отсутствие обществено-полезного труда среди школьников.
    Вспомним тимуровское движение. К примеру, в нашем городе много лет успешно практиковалось оно в 43-й школе. Девочки и мальчики с энтузиазмом, бескорыстно помогали участникам войны, инвалидам, престарелым одиноким гражданам, больным... В свободное от занятий время.
    А сегодня, мало кто додумается из учащихся помочь женщинам, пожилым людям, сходящим с электрички или идущим из магазина донести, тяжёлую поклажу. Даже, если и попросят об этом, откажут, пройдут мимо. Бывает и такое.

    Воспоминания школьной поры многолики -- доступные летние школьные пионерлагеря, доступные пионерлагеря в заповедной мещёрской полосе, пионерские костры, походы в лесное волнующее царство с учителем биологии и работа с увлечением на приусадебном школьном участке, песни, инсценировки на уроке английского языка, конкурсы чтецов, уроки пения под аккордеон с исполнением песен о Родине, о Ленине, о Дружбе, военная игра "Зарница" в снежную зимнюю пору, памятная поездка в Московский зоопарк, походы в театры на произведения Русской классики с отсутствием пошлого элемента...
    Ведущим при этом был девиз: "Человек человеку друг, товарищ и брат", в отличие от нынешнего: "Человек человеку волк".

    Настала пора в корне менять систему современного образования. Для этого важно разбудить, зажечь
    и объединить равнодушные, уставшие, успокоенные или устрашённые сердца всех учителей России!
    Во имя непреложный борьбы за светлое будущее нашей молодёжи. Герои и подвижники, учители, где вы?! Отзовитесь!!!

    ...Впереди иди,
    Выбирая средства, --
    Только не впереди
    Своего сердца!
    Марк Лисянский

    ***
    В случае детского образования упускается вопрос Сердца... Именно детям легче всего рассказать
    о сокровище Сердца...
    Е.И. Рерих

    В поисках новой системы образования можно обратиться к новаторской гуманной педагогке
    М.П. Щетинина...
    И к прекрасной педагогике Сердца Василия Александровича Сухомлинского. Внимательно перечитав его произведения, приходишь к выводу, что педагогика Сухомлинского соизмерима с Учением Живой Этики. Многое можно позаимствовать у нашего великого соотечественника...

  • Вячеслав18-05-2020 18:13:01

    Ксения, Вы, вероятно, понятие "технология" путаете в понятием "техника". Это совершенно разные вещи. Технические средства обучения (ТСО) стали использоваться в организации учебных занятий достаточно давно и, действительно, в качестве вспомогательного элемента. А вот технология обучения - это способ организации взаимодействия обучающих и обучаемых. И в этом смысле, могу Вас успокоить, технология имеет дело с живыми людьми, а вовсе не с машинами (компьютером, телевизором, интерактивной доской и т.д.). Например, можно организовать работу учебной группы (класса) по принципу "один говорит - остальные слушают", и в этом случае мы будем иметь технологию фронтального (общеклассного) обучения (заметьте: ни о какой технике здесь речи не идет). Но можно организовать работу класса и по-другому: скажем, разделить класс на малые группы (звенья, бригады, отряды и т.д.). В этом случае технология процесса обучения, согласитесь, будет несколько иной. В следующей статье я подробно расскажу Вам о технологии обучения по способностям.
    Спасибо за внимание к теме!

    Для справки (из Википедии): "Технология (от др.-греч. 964;941;967;957;951; — искусство, мастерство, умение; 955;972;947;959;962; — «слово», «мысль», «смысл», «понятие») — совокупность методов и инструментов для достижения желаемого результата; в широком смысле — применение научного знания для решения практических задач. Технология включает в себя способы работы, её режим, последовательность действий".

  • Соколов19-05-2020 09:12:01

    Обойдем крайности. Кто-то считает, что невозможно сейчас внести высокие принципы в школу - возможно даже ни слова ни говоря об ЖЭ и из ЖЭ, даже одним примером своим. Другие считают, что учитель это Все - а это не так. Посади в классе 40 человек и все лучшие идеи упрутся в хаос с которым трудно совладать. Технологии тоже интересны и важны. Очень заинтересовала ШКОЛА САММЕРХИЛЛ, какой уникальный опыт, как важно смотреть на все мировые достижения и стараться извлечь из них все лучшее. Интересующимся темой можно посоветовать еще новую книгу Бориса Акунина о педагогике "Трезориум".

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «История педагогики »