Международный Центр Рерихов переиздал книгу «Учение Храма». К 110-летию со дня рождения П.Ф.Беликова вышла в свет книга «По призванию – рериховед». Вышла в свет книга Л.В. Шапошниковой «Философия космической реальности». С 8.09. по 10.10.2021г. Выставка живописи заслуженного художника РФ А.К. Крылова (Санкт-Петербург). «Александр Невский и Николай Рерих. Пересечение судеб». г. Барнаул, ГМИЛИКА. Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Золотая Орда и Москва. Борис Евстигнеев


 

Александр Бубнов. Утро на Куликовом поле.

 

 

БОЛЕЕ 800 ЛЕТ прошло с момента Куликовской битвы. Казалось бы, что нового можно узнать о ней? Тем не менее любители отечественной истории находят в старинных письменных источниках немало интересных фактов. Нет, их никто не скрывает, но они плохо «ложатся» в общепринятую концепцию, сформировавшуюся еще во времена императрицы Екатерины II.

 

Как-то забывается, например, что на подконтрольных Мамаю южнорусских землях жило немало славян, которых привлекали к службе в войско Золотой орды. Для сомневающихся приведем такой факт, даже в гвардии юаньских (монгольских) императоров, охранявших столицу империи Ханбалык (современный Пекин), т.е. за тысячи километров от Руси, примерно в 1328-1329 годах появился русский полк. Это произошло при правлении правнука хана Хабулая. В составе императорской гвардии тогда имелись такие полки: Кипчакский (из кипчаков, т.е. половцев), Асу (из асов, они же ясы русских летописей – предки современных осетин) и Русский.

 

* * *

В 1328 ГОДУв Нижнем Новгороде в районе села Старые Печеры монахом Киево-Печерской лавры Дионисием был основан монастырь, который назывался Вознесенский Печерский (т.е. «пещерный»). В Житии Дионисия сказано: «Из любви к уединению он, с благословения настоятеля обители, удалился с некоторыми из братии на север России». Но помилуйте, какое же уединение, если человек с группой товарищей отправляется в большой торговый город? Нет, киевский настоятель благословил Дионисия на другое. На участие в некоем проекте. Что за проект? Взглянем на дату: в 1328 году случается целый ряд судьбоносных событий.

Во-первых, после смерти митрополита Петра, связавшего свою жизнь (а значит – Город Нижний Новгород основан в 1221 году и церковную политику) с интересами Москвы, митрополитом становится Феогност, который уже окончательно обосновывается в Москве и держит исключительно промосковскую линию.
Во-вторых, в том же году ярлык на великое Владимирское княжество получает Иван Калита, и именно с этого момента начинается собирание русских земель вокруг Москвы.
В-третьих, хан Узбек, нисколько не заинтересованный в усилении одного из княжеств, делит великое княжение на две половины: выделяет из него Владимир, Городец, Нижний Новгород и отдает их суздальскому князю Александру Васильевичу, который немедленно развивает бурную деятельность, надеясь, что точкой сборки русской земли станет именно его владение. В частности, приглашает монаха из Киевской лавры, чтобы тот ему основал монастырь. Ясно: духовная власть очень способствует успехам светского правления.
     Правда, когда в 1332 году князь Александр умирает, все территории Владимирского княжества отходят к Ивану Калите. Но князь Константин Васильевич, брат Александра, понимает, что политика татар на Руси – равновесие сил, что Москву обязательно будут обламывать. И он работает над тем, чтобы ускорить этот момент и извлечь из него максимальную выгоду.

После смерти Калиты (1340 г.) Нижний был передан Константину. А в 1341 году В.В. Верещагин. Великий князь Иван Данилович Калита. татары создали Нижегородско-Суздальское великое княжение (административную единицу, самостоятельно собирающую налоги для Орды). В обустройстве нового княжества самое активное участие принимал Печерский монастырь, созданный приглашенным из Киева Дионисием. Ведь монастырь – это и школа, и идеологическое обеспечение (в Печерах создается Лаврентьевская летопись), и «мозговой центр», и дипломатия.
     Монастырские связи охватывали не только русские княжества, но и тянулись далеко за их рубежи. В 1340 году, например, в Константинополь отправляется печерский монах Иоанн – для поставления в епископы. Это сделано в обход митрополита Феогноста, который, естественно, возмущен. Но епархия создана, и Феогност вынужден с этим смириться.

     ЭТО СЕГОДНЯ может казаться, что усилия нижегородских князей (Нижний стал их столицей в 1342 году) были бесплодны. Но в те времена ничего еще не было решено. Княжество пухло на волжской торговле и вполне могло переиграть Москву. А играло оно умно – сочетая подкуп ордынских чиновников, династические браки и духовную экспансию. Тут ключевым игроком был Дионисий.
     У Дионисия, как говорят, было двенадцать избранных учеников, которых он готовил для создания монастырей в разных местах. Не знаю, как насчет двенадцати, но двое из них хорошо известны: Евфимий Суздальский, основавший знаменитый Спасо-Евфимиев монастырь, и Макарий Желтоводский и Унженский. Оба святых родились в Нижнем Новгороде. Евфимий постарше, 1316 года рождения. Макарий родился в 1349 году. А в 1361-м Дионисий уже постриг его в монахи и поселил в своей келье.
     В Житии Макария есть загадочная фраза: «Архимандрит Дионисий после предсказания о разорении Нижнего Новгорода монголами вызван был 1374 года... святителем Алексием в Москву и поставлен во епископа Суздальского и Нижегородского». Предсказал разорение... Если знаешь, что собираешься делать, предсказывать совсем нетрудно.

 

Васнецов. Основание Москвы

Васнецов. Основание Москвы

 


А сделано было следующее. В ноябре 1374 года к Нижнему подошел посол Мамая по имени Сарайка (Сары Аку) с тысячей татар. Князь Дмитрий Константинович был на княжеском съезде в Переславле. На хозяйстве оставались его сын Василий Кирдяпа и епископ Дионисий. Василий внезапно напал на татар, Сарайку с его ближайшими боярами привел в город. Потом посла решили изолировать. Татары этому воспротивились. Завязался неравный бой. Одна из стрел задела подол мантии Дионисия. Всех сдавшихся татар раздели донага, выпустили на лед и затравили собаками.
     Убийство Сарайки обернулось ужасной трагедией. Татары никому никогда не прощали убийства ханских послов. В 1377 году Нижний был взят, сожжен, жители перебиты. Но это только начало. Фокус в том, что в результате в конфликт с Мамаем оказалась втянута и Москва (союзная в тот момент Нижнему). В 1380 году произойдет Куликовская битва, в которой падут тысячи русских людей, но, заметим, нижегородские князья участия в ней не примут.

      ДАВАЙТЕ разберемся с политической ситуацией на 1374 год. На Русской равнине три основных игрока: Орда, далее – конгломерат зависимых от нее русских княжеств и, наконец, Литва, политическая программа которой – отобрать у Орды все русские земли.
     В 1362 году у Синих Вод, левого притока Южного Буга, Ольгерд (великий князь литовский, по вероисповеданию христианин, был женат на княжне витебской, а затем на княжне тверской. – Б.Е.) разбивает татар и присоединяет к Литве огромные территории по Днепру, Днестру и Бугу. В Киеве сажает своего сына Владимира. В 1368 году берет Смоленское княжество. В том же году сжигает посады Москвы, потом в 1370 году – еще раз. Почему это возможно?
А потому, что с 1359 года в Орде идет гражданская война, страна разделена на Мамаеву Орду (к западу от Волги) и Поволжскую, где сидят легитимные (Мамай – узурпатор), но слабые ханы, которых чуть не ежегодно убивают. Москва поначалу ориентируется на законных правителей, но впоследствии ставит на сильного. В 1371 году великий князь московский Дмитрий (сын Ивана II Ивановича Красного. – Б.Е.) едет к Мамаю, получает у него ярлык на великое княжение, и уже в 1372 году натиск Ольгерда остановлен.

 

Мамай разговаривает со своими вельможами

Мамай разговаривает со своими вельможами


     Ясно, что ссора между Мамаем и Дмитрием была очень выгодна Литве, дипломатия которой сразу же начала работать над созданием союза с Мамаем. В 1377 году Ольгерд умер, но его сын Ягайло спешил присоединиться к Мамаю на Куликовом поле и... очень ловко опоздал (это бывает, когда хочешь победить чужими руками).
     Но, конечно, война Мамая с Москвой была выгодна еще и тем силам, которые делали реальную политику в Заволжье. Весной 1380 года в Сарае воцарится ставленник великого Тамерлана хан Тохтамыш, который и воспользуется плодами русской победы на Куликовом. Без единого выстрела он уничтожит Мамая, присоединив его армию к своей.
     Но был ли он основным игроком? Нет. Ты ведь играешь на себя лишь в меру понимания общего хода игры, а в меру непонимания играешь на того, кто понимает больше тебя. И Мамай, и Тохтамыш попали в чужую игру, одним из ходов которой было убийство Сарайки. А вот еще один ход: в 1382 году Тохтамыш подходит к Москве. С ним князья нижегородского клана Семен и упомянутый выше Василий Кирдяпа. Именно они уговорят москвичей открыть ворота, после чего начнется резня.

ДИОНИСИЙ в то время был далеко. Как известно, после смерти митрополита Дионисий епископ СуздальскийАлексея (1378 г.) началась борьба за митрополичий престол. Главным претендентом считался Киприан, поставленный на Киевскую митрополию еще при жизни Алексея – с тем, чтобы после смерти последнего власть Киприана распространилась и на Москву. Но Дмитрий Донской видел в Киприане агента Литвы. И Алексей – тоже. В 1377 году он написал новому константинопольскому патриарху Макарию письмо с просьбой поставить митрополитом преданного Дмитрию человека, некоего Митяя. Алексей его и постриг, и сделал архимандритом.
     В 1378 году, уже после смерти Алексея, от греков был получен положительный ответ. Для поставления Митяя в епископы созвали собор. И тут опять Дионисий. Он повел дело так, что Митяй был отвергнут епископами: пусть его патриарх сам ставит.
     Великий князь Дмитрий негодовал. Он ведь хотел поскорей получить своего митрополита, готовился помириться с Мамаем (война с Литвой возобновилась), мечтал спокойно работать на будущее России. Нет, не дают, мать твою!

     Князь ясно видел смысл игры Дионисия. А тут еще донесли, что владыка собирался в Константинополь. Жаловаться? Дмитрий велел заключить смутьяна под стражу. Но за арестованного вступился Сергий Радонежский, поручился за него...
     Получив свободу, Дионисий сразу уехал в Нижний. А оттуда – вниз по Волге в Константинополь. Коротким-то путем по Дону он двигаться просто не мог, это была территория Мамая, который знал, кто виноват в гибели его посла.
     Дионисий ехал в Царьград больше года. Историки не могут понять, почему так долго? Да, видно, были дела, интересные встречи. С кем? Скажем так: с людьми, имеющими очень длинные руки.
     Не забудем: Митяю тоже надо было ехать в Константинополь, поставляться в митрополиты. Выехал он позже Дионисия, но двигался по Дону. Интересно, что Сергий Радонежский предсказал, что Царьграда Митяй не увидит. Так оно и вышло.
     В июне 1379 года Митяй встретился с Мамаем, выполнил поручение князя Дмитрия, который хотел примирения с ханом. Переговоры были в целом удачны, к Митяю отнеслись с уважением, уже как к митрополиту. Дальше он отправился в Кафу (Феодосию), где нанял корабль. Плывет. На горизонте Константинополь. Благодать!
     И тут Митяй вдруг взял да и умер. Не доплыл. Кто порешил беднягу? Агент литовской разведки? Рука Сарая (столица Золотой Орды, примерно в 120 км севернее современного города Астрахань. – Б.Е.)? Может, киллер был послан кем-то еще?..
     Новый патриарх Каллист фактически разделил русскую митрополию: поставил митрополитом в Литву тверича Романа, человека князя Ольгерда. Алексий, сохранив титул митрополита Киевского и всея Руси, лишился западных епархий. Предполагалось, что территории того, кто умрет первым, отойдут оставшемуся. Первым в 1362 году умер Роман. Но до того успел изрядно напакостить Москве. Например, в 1358 году Алексий поехал к своей пастве в Киев и был арестован. Только в 1360 году ему помогли бежать.
     Побег был приурочен к моменту, когда умер московский князь Иван II Иванович Красный. На престол взошел его девятилетний сын Дмитрий (будущий Донской). Алексий стал его опекуном.
     В 1370 году племянник Сергия (сын его брата Стефана) Федор создал в Москве Симонов монастырь, который стал чем-то вроде представительства Святой Руси в столице. Из этой обители выйдет немало епископов и игуменов (в том числе знаменитые Кирилл и Ферапонт Белозерские). Сам Федор со временем становится духовником Дмитрия Донского.
     Поговорим о политике. Вообще-то территория Северо-Восточной Руси в те времена была провинцией сразу двух государств: Орды и Византии. Основанная на силе власть Орды понятна. А власть Византии? Это не только церковная власть, но и власть имперская.
     Когда сын Дмитрия Донского Василий I попытался против этого возразить: «Имеем мы Церковь, а императора не имеем», – патриарх Антоний ему терпеливо разъяснил: «Невозможно христианам иметь Церковь и не иметь императора. Ибо Церковь и империя имеют совершенное единение и общение и невозможно им разделиться... Святой император не таков, как остальные князья и правители... Он помазуется великим миром и поставляется императором ромеев, то есть всех христиан».
      Для описания такого положения вещей британский историк Дмитрий Оболенский ввел понятие «Византийское содружество наций». Он пишет: «На практике русские суверены, конечно, не потерпели бы никакого прямого вмешательства императора во внутренние дела их княжеств, за исключением церковных вопросов... И в то же время существуют серьезные основания полагать, что, начиная с крещения Руси и до падения Константинополя, русские власти, по крайней мере, молчаливо признавали, что император является главой христианского содружества, что как таковой он по божественному праву обладает в некоторой степени юрисдикцией над Русью».
     Речь тут о символической власти, о власти духовной. Такая власть заключается в создании смыслов, внедрении их и управлении ими. А это не только проповедовать духовные ценности. Со смыслами можно работать, например, проводя хитроумные комбинации, которые могут закончиться то политическим убийством, то бунтом, а то и войной. Обладать «в некоторой степени юрисдикцией» – это значит иметь основание для проникновения внутрь, туда, где можно начать интригу.
Митрополит АлексийПод управлением митрополита Алексия, ловко пользовавшегося начавшейся в 1359 году смутой в Орде, Москва стала быстро усиливаться. Дружба с Мамаем позволила успешно бороться с Литвой и Тверью. И вот от Ольгерда Литовского и Михаила Тверского в Константинополь пошли сигналы: Алексий работает исключительно на усиление Москвы, ведет «националистическую» политику...
 Что должен делать в этих условиях патриарх «Византийского содружества»? Да примерно то же самое, что ордынский хан: поддерживать равновесие, то есть гасить усилившегося. Но гасить не силовыми, а именно духовными методами. В 1373 году Филофей (он уже вернулся на патриарший престол) посылает в русскую провинцию специалиста по «деликатным делам» Киприана.
     Сперва эмиссар едет в Литву, встречается с великим князем Ольгердом. Потом отправляется к Алексию, втирается к нему в доверие, убеждает сделать епископом настоятеля нижегородского Печерского монастыря Дионисия. И уже через полгода Дионисий участвует в истории с убийством татарских послов, приведшей, как уже говорилось, к конфликту Москвы и Мамая.
     А вскоре патриарх получает от Ольгерда письмо с требованием создать Литовскую митрополию (а иначе, мол, Литва примет католичество). Собственно, письмо было написано самим Киприаном, который спешит вслед за ним, дабы лично доложить: Алексий сделал ставку на Мамая и крымских генуэзцев, проводит исключительно московскую политику, литовскими православными (будущими украинцами и белорусами) не интересуется.
     В итоге к концу 1375 года создается митрополия Киевская и Литовская во главе с Киприаном. Мало того, в Константинополе решают, что после смерти Алексия власть Киприана должна распространиться и на Москву.
Говорят, что это была личная интрига Киприана. Пусть так, но окончательное решение о разделении митрополии принимал все-таки патриарх Филофей. И тут уже не было ничего личного, одна лишь политика, требовавшая ослабления Москвы ради сохранения литовских епархий в рамках «Содружества» (примерно такое же решение по тем же соображениям принял ранее, в 1354 году, патриарх Каллист). Византийскую духовную элиту не интересовали национальные интересы провинций. Что собой представляла эта элита? Интернационал, пропущенный через монастыри Афона.
     Митрополит Алексий и князь Дмитрий это прекрасно понимали. И потому на повестку дня встал вопрос об автономии русской Церкви. Но случилось иное. В 1376 году в Константинополе произошел очередной переворот: генуэзцы прогнали с престола Иоанна V и поставили императором его сына Андроника IV.

     Вместо Филофея патриархом стал Макарий, к которому Алексий, чувствовавший приближение смерти, обратился с просьбой поставить на русскую митрополию... Только бы не Киприана.


Великий князь Дмитрий Иванович Донской

Великий князь Дмитрий Иванович Донской

 

Алексий хотел Сергия Радонежского. Но Сергий отказался. Он знал, что князь Дмитрий хочет «ручного» митрополита. В этой роли Сергий себя не видел. Да и Дмитрий не видел его в этой роли. Он знал Сергия как человека независимого и к тому же близкого к партии, поддерживавшей Киприана. Дмитрий выдвинул в митрополиты своего нового духовника Митяя. И Алексию оставалось только поддержать эту кандидатуру. Согласие патриарха пришло уже после того, как в феврале 1378 года Алексий умер.
     Киприан, конечно, предпринял попытку явиться в Москву, чтобы поставить всех перед фактом: я здесь митрополит. Готовил сюрприз. Пробирался окольными тропами. Но был пойман. Тут бы «бойца невидимого фронта» в куль и в воду. Но была, видимо, некая зависимость князя Дмитрия от властей «Содружества». Киприана просто попугали, ограбили и выдворили из княжества.
     Он на этом не успокоился. Предал анафеме Дмитрия, так что на Куликово поле князь выйдет формально проклятым. Написал Сергию и его племяннику Федору письмо, полное упреков, намекнул, что теперь и всему народу не поздоровится: «Разве не знаете, что княжеский грех падает на людей?»
     И, конечно, проинструктировал Дионисия Суздальского, как надо действовать против Митяя: устроить обструкцию, сделать так, чтобы он побыстрее выехал в Константинополь. Наблюдая всю эту активность, Сергий Радонежский понял: Царьграда Митяй не увидит.
     И вот мы опять на Босфоре. 1379 год. Осень. Корабль с мертвым Митяем в трюме не спешит швартоваться. В городе только что закончились уличные бои. Это император Иоанн V Палеолог при помощи султана Мурада I сгонял с трона своего сына Андроника, свергнувшего отца три года назад.
     Андроник сбежал к своим генуэзцам в Галату (основанное генуэзскими колонистами северное предместье Константинополя, основной торговый район города. – Ред.). Патриарх Макарий уже в тюрьме. Признаться, возникают подозрения: уж не под это ли дело убили Митяя?
      Наконец, корабль пристал к берегу. В Галате. Митяя хоронят. Светский «куратор» посольства московского князя Юрий Кочевин не хочет возвращаться назад на родину, не выполнив задания князя Дмитрия. А задание было, напомню, поставить «ручного» митрополита. Оно выполнимо: в бумагах Митяя есть чистый бланк с печатью и подписью Дмитрия. Остается лишь внести имя. Но какое? Из наличествовавших на борту духовных подходили двое: архимандрит переславльского Горицкого монастыря Пимен и настоятель московского Петровского монастыря Иван. Об Иване известно, что он первым на Москве ввел в своей обители общежительный устав. Кочевин в тонкости не вдавался, но знал, что общежитие как-то связано с деятельностью Киприана, Дионисия и Сергия. Значит, митрополитом быть Пимену. Заняли 200 тысяч под гарантии московского князя, поднесли кому следует в константинопольской патриархии, ждут...
     Только в июне 1380 года новый патриарх Нил рукоположил Пимена. Киприан, естественно, этому сопротивлялся, но в момент поставления был уже далеко. Мчался в Литву. Обычно его отъезд объясняют тем, что в патриархии ему пригрозили: если не угомонишься, лишим и Литовской митрополии...
На самом же деле Киприан, видимо, спешил уехать потому, что Восточная Европа уже пришла в движение. В сентябре состоится Куликовская битва. И у Киприана была особая роль при ее подготовке. Коалиция, ополчившаяся на Москву, состояла из Мамаевой орды, крымских генуэзцев и Литвы. Киприан спешил объяснить Ягайле (сыну умершего в 1377 году Ольгерда), что литовцам вовсе не обязательно соединяться с войсками татар. Будет гораздо умнее выдвинуться к месту сражения, но к самому бою «не успеть».
     Ягайло опоздал на дневной переход. И тут мы, вроде, должны благодарить Киприана. Не будем, однако, спешить, ибо он действовал вовсе не ради победы русских, но... ради поражения генуэзцев.

     Надо иметь в виду, что с 1378 по 1381 год шла ожесточенная война между Венецией и Генуей. В августе 1379 года генуэзцы захватили гавань Кьоджу, замыкающую вход в Венецианскую лагуну. Оставалось лишь дожать противника, но в июне 1380 года венецианцы потопили генуэзский флот и Кьоджу отбили. После этого Генуя постепенно пошла на спад, а Венеция – к европейскому лидерству.
     Но тогда исход был еще далеко не ясен, война продолжалась. Собственно, это была борьба за контроль над торговыми маршрутами на Восток, один из которых (северная, так сказать, ветка Шелкового пути) проходил по территории Мамаевой орды, между Черным морем и Каспием (полная аналогия с сегодняшней нефтяной ситуацией и трубопроводами). И в таком контексте Куликовскую битву можно рассматривать как один из эпизодов этой борьбы. Киприан ее так и рассматривал.
     Игроков, интересовавшихся кавказским маршрутом, было предостаточно. Киприан мог работать с кем угодно. Например, с людьми, делавшими политику Тамерлана. Сами судите: на Куликовом поле русские и татары были так обескровлены, что ставленник Тамерлана хан Тохтамыш легко смог расправиться сначала с Мамаем, а потом, в 1382 году, взять Москву.
     Самое пикантное то, что в тот момент князя Дмитрия в городе не было, на хозяйстве оставался... да, Киприан. Он уже успел задвинуть митрополита Пимена, объяснить князю, что Ягайло опоздал к сражению именно благодаря его, Киприана, усилиям... И вот духовно руководит обороной Москвы. При этом защитники почему-то перепились, поддались на уговоры Василя Кирдяпы (того самого, который вместе с Дионисием был ранее причастен к убийству посла Мамая), открыли ворота.

     Когда татары резали москвичей, Киприан был на пути в Тверь. Этого предательства великий князь Дмитрий ему не простит. Но его сын Василий вернет Киприана на Московскую кафедру...
     А как Сергий? О его роли в период Куликовской битвы известно из «Сказания о Мамаевом побоище», которое будет написано только в XVI веке. Да, он благословил Дмитрия на сражение. Да, он от всей души желал великому князю Московскому победы, раз уж случилась такая беда – враг у порога. Но провоцировать войну – нет.
     Представляется, Сергий был, говоря современным языком, мистическим коммунистом, создателем Святой Руси, пророком русской Троицы, Рода, пульсирующего в поколениях. Все это стало характером русского народа. А кровь, пролитая на почву Куликова поля, была неизбежной при рождении нации жертвой. Но это никак не оправдывает тех, кто в угоду своих собственных интересов спровоцировал кровопролитие.
   
     Принято считать, что Куликовская битва была прелюдией полного освобождения Москвы от ордынского владычества. Но, по сути, от этой битвы политически выиграл на тот момент хан Золотой орды Тохтамыш. Он поступил хитрее всех, выждав, когда его противники ослабят друг друга. Затем Тохтамыш предпринял два военных похода для восстановления своей власти. Вначале он разгромил обескровленное войско Мамая на реке Калке (1380 г.), а в 1382 году осуществил успешный поход на Московскую Русь, которая не сумела «восстановиться» после потерь на поле Куликовом.
     Тохтамыш обманом захватил Москву и сжег ее. А затем заставил князя Дмитрия наказать новгородских ушкуйников за их очередные разбойничьи походы на Волгу и Каму, что тот был вынужден сделать (ушкуйники – участники вооруженных формирований из Новгородской и Вятской земель, совершавшие в XIV-XV вв. нападения на торговые суда и ордынские населенные пункты на Волге. – Б.Е.). Под натиском рати Дмитрия Донского ушкуйникам пришлось поменять свой опорный пункт – переместиться из Новгорода в Хлынов (Вятка).
     В доминирующей ныне версии русской истории темник Мамай представлен одним из приближенных хана Золотой орды Бердибека (правил в 1357-1359 гг.), женатым на его дочери. Он свергает очередного слабого хана Тимур-Ходжи (правил всего несколько месяцев в 1361 г.), но, не будучи чингизидом, действует от имени «карманных» ханов, номинально имеющих власть благодаря своим генеалогическим корням. Контроль над всей Золотой ордой Мамай, впрочем, так и не установил. Против него играли более серьезные политические игроки, в том числе и Византия.

                                           

М.И. Авилов. Поединок Пересвета с Челубеем

М.И. Авилов. Поединок Пересвета с Челубеем

 

Публикуется с сокращениями

17.02.2010 17:22АВТОР: Борис Евстигнеев | ПРОСМОТРОВ: 1938


ИСТОЧНИК: ОКО Планеты



КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «История России, Руси »