24.05.2024.Онлайн-лекция «Николай Константинович Рерих и художественное объединение “Мир искусства”». 18.05.2024. В Российской академии художеств открылась уникальная выставка с работами юных художников. Открытие новой выставки в Храме Святого Духа // Смоленский государственный музей-заповедник, 8.05.2024. Международный День Культуры в школах Волосовского района Ленинградской области отметили одновременным поднятием Знамени Мира. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. Благотворительный фонд помощи бездомным животным. Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Немецко-украинско-русские духовные параллели: лингвоэзотерический аспект. Ольга и Андрий Будугаи


Инге и Игорю Ковтунам

 

Некоторые философы шутят, что при желании можно найти диалектическую связь между насморком населения и приливами и отливами, вызванными Луной. Как говорится, в этой шутке есть доля шутки, хотя иногда в жизни мы можем сталкиваться и с искусственными сочетаниями, которые являются плодом не столько практического использования человеком тех или других знаний, сколько причудливых псевдонаучных иллюзий. Однако бывает наоборот такие сочетания разных сфер человеческой деятельности, о каких обычно люди даже не подозревают. Это происходит из-за того, что в их миропонимании эти сферы расположены очень далеко одна от другой и никак не контактируют между собой.

И такие стереотипы сознания временами свойственны не только рядовым людям, но и учёным. А это не всегда правильно. Например, в сознании учёных 19 века между европейцами и папуасами Новой Гвинеи пролегала такая бездна, которую, по их мнению, невозможно было преодолеть. И вот к этим аборигенам едет потомок запорожских казаков Николай Николаевич Миклухо-Маклай, который не знает ни язык, ни культуру этого народа. И он не только не был сразу же съеден этими каннибалами, а со временем смог у них вызвать чувство уважения и любви. А этот факт говорит о том, что между белым человеком и дикарями возможны такие точки соприкосновения, что могут совмещать людей разных культур, которые не обязательно должны проживать рядом.

Рассматривая вышеприведённый пример в контексте взаимодействия украинской и немецкой культур, мы делаем попытку в своей статье не столько отобразить те или другие исторические взаимосвязи между этими культурами, как провести некоторые параллели отображения духовных реалий в этих двух языковых и культурных традициях. При этом мы имеем намерение привлечь и лексические примеры из некоторых других языков, что нам позволит более объёмно рассмотреть предмет нашего исследования. Надеемся, что это лингвоэзотеричное исследование будет способствовать расширению сознания личности, возвращения человеку большей целостности, которую он, согласно Святому Письму, когда-то потерял.

Начнём с такого понятия, как «человек». Если мы сопоставим немецкое слово Mann («человек») [8, с. 578] с такими однокоренными лексемами, как лат. manus («рука») [5, с. 471], санскр. manus («человек; мужчина; человечество»), санскр. manu («мудрый; человек»), санскр. manas («дух, душа; ум; замысел») и санскр. man («знать; думать; рассматривать») [7, с. 494-495], то увидим, что в языке понятие «человек» тесно связано с умом и сознанием. Об этом же свидетельствуют также украинская лексема «чоловік» («мужчина») и русская «человек».

В соответствии с эзотерической традицией, лексема «человек» означает «чело-сознание», которое идёт через «века-время» [12, с. 81]», то есть, дух-сознание, который должен жить в Вечности. При этом отметим, что слово «чело» имеет общую этимологию с санскр. «чела», что означает «ученик», то есть, тот, кто должен мыслить, работать своим сознанием.

Интересно, что не только в украинском, но и во многих других языках существительное «человек» как название вида связано с понятием «мужчина», то есть «человек мужского пола»: нем. Mann, франц. homme [4, с. 431], англ. man [6, с. 680], рус. «человек», болг. «човек» [11, с. 755] и т. п. Для женщин же есть отдельные слова-названия.

У домашних животных и птицы, которым человек уделяет больше внимания, чем диким, потому что вместе с ними проживает, напротив, название вида часто связано с названиями самок: утки, куры, свиньи, собаки, козы, овцы, коровы, и т.п. Можно допустить, что это зависит от того, что именно через самок происходит продолжение вида, а, следовательно, они имеют более важное значение, чем самцы, когда говорим о виде.

Но у людей почему-то наоборот. Наверно, здесь имеется в виду то, что человека от животного отличает фактор уровня сознания. А сознание мужчины организовано несколько иначе, чем у женщины. Эзотерическая традиция утверждает, что мужское (янское) и женское (иньское) начала взаимодополняются. Так на физическом уровне мужчина оплодотворяет, а вынашивает и рожает плод женщина: поэтому связанны между собой лексемы «мать», «материя», «матрица», «материализация». А на духовном уровне – обычно наоборот: «оплодотворяет», то есть подаёт идею, женщина, а мужчина её «вынашивает и рождает», претворяет в жизнь. Поэтому лексемы «жена», «женщина», «ген», «инженер» и «гений», – этимологически родственные [14, с. 79], а гениев так много именно среди мужчин, потому что дары от Бога мужчине и женщине несколько отличаются, и у них разная психофизиология [2, с. 261]. Поэтому отличаются и векторы их главной деятельности, и то, что женщина вынашивает своего ребёнка между сердцем и землёй, а мужчина-гений – между сердцем и Небом.

Наверно, о вышеупомянутой связи сознания и вечности свидетельствует и родство нем Stirn («чело») и нем. Stern («звезда; перен. звезда, счастье») [8, с. 807, 811]. Вспомним в контексте этого персонаж «Сказки о царе Салтане...» Александра Пушкина волшебницу-царевну Лебедь, у которой «во лбу звезда горит». Или можно ещё взять образ духовной женщины из «Откровения Иоанна Богослова», которая появилась на небе как знамение, и у которой на голове была диадема из 12 звёзд [Откр. 12:1]. Переносное значение немецкой лексемы Stern может указывать на человека, который действует заодно с волей Неба, двигается за своей ведущей звездой, и потому, собственно, и имеет счастье. А сознание человека должно правильно направлять его действия, быть «рулём» (укр. «стерно» (в лодке); сравните с нем. Stern) в этих действиях. Не случайно нем. Stern родственно и с лат. stella («звезда; зрачок») [5, с. 726].

На взаимосвязь сознания и света указывают и лексемы укр. «зірка» («звезда»), укр. «зір» («зрение»), рус. «созревать» и «прозревать». Об аналогичной связи могут свидетельствовать и русские лексемы «звезда» и «вежды» («веки; глаза»), а также нем. Einsicht («прозрение; понимание») и нем. Sicht («вид; видимость; перспектива») [8, с. 256-257, 771].

Возможно также, что не случайно похожие между собой в немецком языке лексемы sehr («очень») [9, с. 464], Sehen («зрение») и sehen («смотреть») [8, с. 763], а в русском языке «очи» и «очень». Для того, чтобы что-то хорошо увидеть, необходима соответствующая работа души, то есть концентрация внимания (ведь можно смотреть и не видеть, слушать и не слышать) и энергия света: сравните с лексемой греческого происхождения «Ад-Аид», что буквально значит «там, где не видно» («а-» – префикс отрицания, а «ид-ейдос» – «образ; виденье»). То есть, как отмечает философ Павел Флоренский, «ад – это то место, то состояние, в котором нет видимости, [...] какое невидимо и в котором не видно», потому что там нет Божьего света [13, с. 179].

Следовательно, понять что-то, прозреть – это значит накопить определённое количество знаний, опыта, подобно тому, как плод, чтобы созреть, должен насобирать необходимое количество энергии. По-видимому, потому рус. «свет» похоже на лексему «ведать», которая является однокоренной со словами рус. «видеть», «вид», укр. «свідомість» («сознание»), а, возможно, и с англ. wit («ум, толк») [6, с. 369]. К этой группе примыкают и лексемы с основой «-вет»: «совет», «ответ», «приветствовать», «навет» и т. п. Связаны с ними и слова «вести» и «вождь»: нельзя кого-то куда-то вести без «веданья», определённых знаний.

Важно, что рус. «свет» имеет два значения: «свет» (как явление природы) и «Божий мир». Последнее являет собой определённый противовес языческому «потустороннему миру», миру умерших. Вспомним при этом, что в языческие времена «потусторонний мир» не разделялся на рай и ад (укр. «пекло» – «место, где печёт»). Как свидетельствуют визионеры Данте Алигьери и Даниил Андреев, в языческую эпоху все умершие попадали только в ад, рай для простых смертных был закрытым, а чистилища ещё не было – его создал Иисус Христос (после Своей победы над Тьмой на Голгофе) из верхних слоёв ада [1, с. 23-24, 45, 521], [2, с. 166]. Интересно, что в английском языке значение «прозрение (в психологическом смысле)» принадлежат лексеме inside, а side имеет значение «бок, сторона; край, конец; точка зрения» [6, с. 332].

Стоит добавить, что вышеупомянутое понятие «сознание» тесно коррелирует с понятием «совесть» и они оба имеют семантику совокупности. Это утверждение не вызовет особенных отрицаний, если мы обратим внимание, что слово «сознание» в русском языке означает ни что иное, как совокупность знаний. А семантика слова «совесть» в этом отношении кажется менее прозрачной. Но вот что о совести пишет духовидец Даниил Андреев: «То, что зачастую кажется нам монолитным, простым, нерасчленимым двигателем наших поступков, например совесть, в действительности представляет собой весьма сложный результат разных рядов. В основном совесть есть голос нашей монады. Но его доступ в сферу нашего сознания обусловливается воздействием вторых рядов [...] – это есть проявление Промысла, действие сил Провиденциальной природы» [2, с. 99]. Собственно говоря, совесть является «совокупностью сведений-знаний», ведь «весть» и «ведать» – это разные модификации одного и того же слова. На совокупность «ведомостей» указывает и укр. «свідомість».

О совокупной семантике понятие «совесть» свидетельствует и нем. лексема Gewissen [8, с. 383], которая связана с нем. wissen («знать») и, вероятно, с нем. Weise («мудрец; мыслитель») [8, с. 952]. Ведь мудрость является ничем другим, как синтетическим знанием, знаниями из разных сфер человеческой жизни, полученных из практики. И именно поэтому связанны между собой укр. «розум» и рус. «ум» – с «уметь». А в немецком языке на аналогичную семантико-этимологическую связь указывают глаголы kennen («знать; быть знакомым (с кем-нибудь, с чем-либо)») и кönnen («мочь, быть способным, быть способным, быть состоятельным; уметь; знать») [8, с. 522]. Именно поэтому и судьбу племени во всех народах решал совет старейшин – людей, обогащённых жизненным опытом. Возможно, не случайна и схожесть слов «старый» и англ. star [6, с. 343], а «ведать» – с лат. veteranus («старый; испытанный, опытный»), лат. veteratorie («ловко, сообразительно, хитро») и лат. veteres («предки») [5, с. 818].

Учитывая отмеченное, вполне вероятно выглядит наше предположение о связи нем. wissen с нем. weisen («показывать, указывать») [8, с. 952], а также с нем. weiß («белый») [8, с. 952]. Показывать что-то – это ничто другое, как проливать на него свет, а белый цвет – это суммарный цвет, гармоничное сочетание в одно целое всех цветов радуги – символа гармонии, какой-то чистоты и праздничности: поэтому и названия у неё в украинском языке «веселка» и «райдуга» – «дуга рая». Отсюда становится понятней, почему у древних греков богиня радуги (дуги рая) Ирида считалась вестницей олимпийских богов, их знамением: сравните однокоренные слова «знамение», «знамя», «знак», «знать» и «сознание».

Вспомним в данном контексте и выражение «белый свет» – мир, который предусматривает определённое количество составляющих в определённой пропорции-соразмерности. Если же лишать наш мир его составляющих, то начнётся превращение белого сначала в серое, а затем – в чёрное, антипод белого. И если понятие «белый» связано с понятием «Божий», то понятие «чёрный» связывается с его антиподом Сатаной. Важно при этом, что понятие «свет» связано с лёгкостью и благодатью, а тьма – с тяжестью: ср. нем. Licht («свет; перен. светило, разум») и нем. leicht («лёгкий») [8, с. 559, 563], англ. light («свет; лёгкий») [6, с. 234] и однокоренные с ними укр. слово «пільги» и рус. «льготы» («облегчение»); «грех» и «груз», «грязь», лат. gravitas («тяжесть») [5, с. 353].

Как здесь не вспомнить русскую поговорку «Ученье – свет, а неученье – тьма». Именно процесс познания и призванный нас выводить из тьмы греха. Человек создан «по образу и подобию Божьему», где за словом «образ» можно видеть идентичные структуры человека-микрокосмоса и Вселенной-тела Божьего, а за «подобием» – аналогичную с Верховным Творцом природу, способность творить. Однако, как человек может научиться творить, не подражая (укр. «наслідуючи», то есть «идя по следам») Творцу? Именно поэтому в основе любой его деятельности должен лежать триединый принцип «религия – наука – искусство».

Слово «религия» берёт начало от лат. religo («связывать») и однокоренное с лат. religio («совестливость; религия; святыня») [5, с. 660]. Назначение религии – не дать человеку оторваться от Мира Горнего, быть с ним на связи. Наука должна помогать «исследовать», то есть «идти по следам» созданного Силами Света мира во всех его проявлениях, помочь человеку изучать его и себя как составляющую этого мира. Иначе говоря, главное предназначение науки – развивать сознание человека. Искусство же должно быть сублимацией этих двух факторов – религии и науки, – помогать человеку входить в Космическую Иерархию, становиться сотворцом. Не случайно слова укр. «мистецтво» («искусство»), «мастер», «магистр», «мистер» и «мистика» – из одного этимологического гнезда.

Мастер – это тот, кто овладел всеми составляющими того дела, которым он занимается, достиг в ней мудрости и связанной с ней простоты, о которой мы отдельно скажем ниже. Не случайно англ. master имеет ещё значение «хозяин; учитель; модель», а также «преодолевать; овладевать; изучать» [6, с. 248], а as, от которого пошло современное слово «ас» со значением «мастер своего дела» [10, с. 34], в латинском языке сначала имело значения «целое (мера веса), состоящее из 12 частей-унций» [5, с. 79].

Итак, процесс овладения любым делом (как сугубо материальным, так и духовным) начинается с простого, но требует, чтобы человек прошёл путь от сложного к простому в том смысле, что сложное – это то, что своим объёмом превышает объём сознания данного исследователя, превратить для себя в простое. Человеку необходимо это сложное разбить на составные части, чтобы смочь изучить отдельно каждую из этих частей или деталей, если речь идёт о технике: ср. нем. Teil – «часть, судьба» [8, с. 837]. Пока сознание изучает каждую из этих составляющих, его объём увеличивается.

Наступает момент, когда этот человек познает каждую из составляющих и ему теперь необходимо приложить усилие, чтобы эти разъединённые им во время исследования части опять сложить в единое целое. Как только ему удаётся это сделать, то «сложное» переходит в разряд «простого» – сознание этого человека овладевает этим делом. Если же мы возьмём в данном контексте масштаб какой-то профессии, то можно говорить, что во время такого перехода рождается мастер.

Интересно, что слово «просто» происходит от той же основы, что и слово «стоять». То есть, овладеть чем-то – это, образно говоря, «стать на духовные ноги». Аналогичную семантику мы видим и в немецком языке, где stehen – «стоять; иметься в наличии», а verstehen – «понимать; уметь, знать» [8, с. 802, 915]. Если это перевести в сугубо духовную плоскость, то можно сказать, что когда человек сам прошёл через какой-то грех и увидел, нашёл средства его преодоления, то он стал способным простить и другого, того, кто попал в силки этого греха. Именно поэтому мы имеем в украинском языке семантическую пару «бачити» («видеть») и «пробачити» («простить»), а в русском языке она имеет несколько другой вид – «просто – простить». Человек, который сам «стал на духовные ноги», уже способен протянуть руку помощи тому, кто идёт за ним и ещё не окреп духовно в том вопросе, в котором стал крепче этот человек.

Когда мы говорим о духовном аспекте, то сохраняется аналогия с физическим планом. То, о чём мы узнаём, чем овладеваем, то изменяет и нас самих – наши привычки, характер, а в результате – и судьбу. Поэтому можно допустить и связь вышеупомянутого нем. wissen с нем. Wesen («существо; нрав, характер; поведение; суть») [8, с. 958].

Стоит также вспомнить, что рус. «удел» одного корня с рус. «делать», «делить» и укр. «доля» («судьба»). Чтобы не быть заложником судьбы, необходимо приобрести определённые духовно-космические знания и начинать улучшать свою жизнь с наименьшего иерархического уровня – с поступка. Поступок формирует привычку, привычка – характер, а характер – судьбу. Не случайно укр. слово «вчинок» («поступок») связано со старославянским «чинъ», одним из значений которого есть «порядок» – то, что является принципом построения той или другой структуры, системы. А в русском языке слово «поступок» этимологически связано с лексемами «последовательность» и уже упоминавшимися укр. «наслідки» и рус. «последствия».

Если мы были созданы по образу и подобию Божьему, а Бог есть прежде всего любовь, то непременным условием нашей причастности к духовному миру должно быть состояние любви и счастья, а также тесно с ним связанные внутренний мир и покой – то, что в русском языке называется «смирением» и «кротостью». Все эти факторы тесно взаимосвязаны. Рассмотрим их немного подробнее.

Начнём со слова «смирение», которое имеет в себе ту же основу, что и слово «мир». Мир – это «покой», но в русском языке это ещё и «свет, мир» (= Божье творение). Настоящий покой достигается огромной работой по овладению теми или иными составляющими – как внешними, так и внутренними (их соответствиями). Так, например, когда заводятся двигатели самолёта, то сам самолёт трясётся от набора ими оборотов, пока моторы не выйдут на показатели, характерные для нормального режима работы. И дальше самолёт опять принимает вид видимого покоя. Но это будет покой, противоположный бездеятельности, – покой, когда войдут в гармонию единого ритма работы все составляющие.

Понятие «кроткий» близко по своему значению к дефинициям «смирный» и «смиренный», но предусматривает не просто согласованную работу составляющих, а овладение теми факторами, которые до этого мешали такой работе. И, хоть на первый взгляд слово «кроткий» говорит о том человеке, который примет безропотно всё, что ему будут навязывать, в действительности это слово свидетельствует наоборот о силе и этимологически родственно с лексемами рус. «укрощать» и нем. Kraft («сила») [8, с. 530]. И здесь становится понятным, что для того, чтобы что-то или кого-то укротить – не обойтись без силы. Следовательно, сила и знание – необходимые факторы для настоящего овладения ситуацией, процессом, профессией или ещё чем-то.

А состояние «счастья» можно объяснить через слово, служащее его названием и лексему «часть» [14, с. 416]. Для того, чтобы нормально работало какое-то устройство, механизм, необходим полный комплект его составляющих, «частей»-деталей. То же самое касается и организмов – биологических систем. Само название «система» означает буквально «целое, состоящее из частей (тем)» [14, с. 378]. Оно является аналогом лексемы «синтез», имеющей значение «сочетания какой-то группы явлений в единое целое», а при заимствовании из греческого в латинский язык означало ещё «набор; комплект» [15, с. 164].

Состояние счастья требует как понимание человеком своей природы (чтобы занять соответствующее место в процессах Вселенной), так и стремление прозреть, сколько составляющих требует та или иная система и как они должны между собой взаимодействовать. Знание подобного рода имеет философско-духовный характер и в русском языке отражается лексемой «целомудрие», о котором Павел Флоренский отмечает: «Целомудрие – это простота, т. е. органическое единство, [...] цельность личности» [13, с. 180].

С лексемой «целомудрие» однокоренные слова «целый», «цель», «исцеление», «поцелуй». Целый – это то же, что и полный, то есть, тот, кто имеет полный комплект составляющих. Исцеление – это процесс возвращения к правильной композиции. И подобная связь между «целый» и «исцеление» мы видим и в немецком языке: heil («целый, неповреждённый»), Heil («благо; спасение; счастье»), heilen («лечить»), heilsam («устар. лечебный; перен. полезный») і heilig («святой; священный; перен. истинный») [8, с. 426].

Итак, языковые богатства народов, исторический путь которых был разным, содержат этимологические и эзотерические свидетельства глубинных духовных связей. Установив их, носители языка становятся более целостными и более близкими к Господу.

 

Список использованных источников:
1. Алигьери Данте. Божественная комедия / Пер. В. Лозинского. – М.: Интерпракс, 1992. – 624 с.
2. Андреев Д.Л. Роза Мира. – М.: Мир Урании, 2008. – 608 с.
3. Біблія.
4. Ганшина К.А. Французско-русский словарь: 5100 слов. – 9-е изд., стереотип. – М.: Русский язык, 1982. – 912 с.
5. Дворецкий И.Х. Латинско-русский словарь: Ок. 200 000 слов и словосочетаний. – М.: Русский язык, 2003. – 846 с.
6. Зубков М., Мюллер В. Сучасний англо-український та україно-англійський словник. – Вид. 2-ге, випр. та доп. – Х.: ВД «Школа», 2010. – 752 с.
7. Кочергина В.А. Санскритско-русский словарь: Ок. 30 000 слов. – М.: Филология, 1996. – 944 с.
8. Лейн К., Мальцева Д.Г. и др. Большой немецко-русский словарь: Ок. 95 000 слов. – 9-е изд., стереотип. – М.: Русский язык, 2002. – 1040 с.
9. Русско-немецкий словарь: Ок. 53 000 слов / Под ред. Е.И. Лепинг, Н.П. Страховой и др. – 9-е изд., стереотип. – М.: Русский язык, 1983. – 847 с.
10. Словарь иностранных слов: актуальная лексика, толкования, этимология: Ок. 1 500 лексических единиц / Н.Н. Андреева, Н.С. Арапова и др. – М.: Цитадель, 1997. – 320 с.
11. Стоянов І.А., Чмир О.Р. Болгарсько-український словник: близько 43 000 слів. – К.: Наукова думка, 1988. – 780 с.
12. Стульгинскис С.В. Космические легенды Востока. – М.: Сфера, 2001. – 208 с.
13. Флоренский П.А. Столп и утверждение Истины. – Т. 1. – М.: Правда, 1990. – 839 с.
14. Цыганенко Г.П. Этимологический словарь русского языка: Более 5 000 слов. – 2-е изд., перераб. и доп. – К.: Радянська школа, 1989. – 511 с.
15. Черных П.Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка: 13 560 слов. Т. 2. – М. Русский язык, 1994. – 560 с.
16. Щерба Л.В., Матусевич М.И. Русско-французский словарь: 50 000 слов. – 11-е изд., стереотип. – М.: Русский язык, 1983. – 840 с.

 

Украина, г. Переяслав-Хмельницкий, 27.06.2011, пн., 06.39.

17.07.2011 03:00АВТОР: Ольга и Андрий Будугаи | ПРОСМОТРОВ: 1810




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Культура »