Выставочный проект «Пакт Рериха. История и современность» начал работать в Здвинске (Новосибирская область).(видео) Выставка «Мы – дети Космоса» в Государственном центральном музее современной истории России (Москва). 27 июля 2021 года исполнилось 75 лет Владимиру Семеновичу Чукову, выдающемуся путешественнику. Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Евангелие от Матфея – первая книга Нового Завета. Сергей Целух


 

В.Л. Боровиковский (1757-1875). Евангелист Матфей

В.Л. Боровиковский (1757-1875). Евангелист Матфей

 

 

Евангелие от Матфея – свидетельство очевидца

Церковная история единогласно называет апостола и евангелиста Матфея автором первой книги Нового Завета – Евангелия от Матфея, и одним из отцов христианской истории. О нем пишут все три евангелиста – Марк, Лука и Иоанн. В книге Деяний апостольских также говорится о нем. Из этого мы можем сделать вывод, что Матфей, или Левий, был не простой личностью среди учеников Иисуса. Его сердечность, доброта, глубокое религиозное чувство проявилось уже в том, что он без колебаний отказался от сытой и спокойной жизни сборщика доходов и пошел за «голосом Господним».

 

Ева́нгелие, греческое - εὐαγγέλιον — «благая весть» от греч. εὖ — «добро, благо» и греческое - ἀγγελία — «благая весть, известие» — жизнеописание Иисуса, переданное евангелистами. Для христиан, это, в первую очередь, книга или собрание книг, в которых рассказывается о божественной природе Иисуса, о рождении, жизни, чудесах, смерти, воскресении и вознесении Христа. Все книги под названием «Евангелие» написаны спустя годы после завершения земной жизни Христа. Термин - «Евангелие», употребляется в самих книгах: в Евангелии от Матфея (Мф. 4:23, Мф. 9:35, Мф. 24:14, Мф. 26:13); и в Евангелии от Марка (Мк. 1:14, Мк. 13:10, Мк. 14:9, Мк. 16:15), а также в других книгах Нового Завета, не в значении «книга», а в значении «благая весть»: «И сказал (Христос) им: идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари» (Мк. 16:15). Позднее, летописи, в которых изложена жизнь Иисуса Христа и Его деяния, стали называться - Евангелиями.

 

Мысль о том, что Евангелие от Матфея - действительно свидетельство очевидца, установилась в церковном кругу еще с середины второго столетия. Ее поддерживали такие церковные историки, как Игнатий Антиохийский, Поликарп Смирнский, Климент Александрийский, Евсевий Памфил и другие. Какие же они нашли свидетельства для подтверждения того, что автор Евангелия от Матфея, есть действительно тот самый Левий, который верою и правдою служил римским властям, сдирая с народа налоги? Из содержания Евангелия видно, что писал его иудей, причем грамотный, знакомый со всеми сферами иудейской жизни.

 

Ведь только израильтянин мог так свободно разбираться в сложных понятиях и традициях своего народа; знать Ветхий Завет, цитировать его языком оригинала, как знал его и цитировал евангелист Матфей. Было понятно, что Ветхий Завет для Матфея, - близкая книга. К тому же, он прекрасно знал политическое и государственное устройство Иудеи и Палестины, административную и судебную систему, к тому же он был палестинцем. Как житель этой провинции, он знал названия ее населенных пунктов и даже расстояния между ними. Народные обычаи, как иудеев, так и палестинцев, их культура и язык были для него родными.

 

Матфею было известно, что за Капернаумом находится таможня, и что главным начальником этого учреждения был чиновник по имени Закхей. Скажем больше, Матфей служил на этой таможне, знал всех сослуживцев и с некоторыми дружил. Он свободно разбирался в сложных в то время денежных отношениях, потому что в повседневной жизни применялись сразу три денежных единицы: римский динарий, греческая драхма и еврейский сикл. Как видим, Матфей был исполнительным и эрудированным работником римской бюрократической машины, обладал неплохим литературным талантом, имел, зоркий глаз и крепкую память. Такие положительные качества послужили тому, что свое Евангелие Матфей написал занимательно, талантливо, на реалистической основе и чистым арамейским языком. Позже, по просьбе единоверцев и друзей, выходцев с разных мест, говоривших преимущественно на - греческом, Матфей переложил свое Евангелие на их язык. Так свидетельствует церковное Предание, а с ним и Отцы Церкви.

 

Читая Евангелие от Матфея, мы видим, что иудейский дух лежит на этой святой книге от начала и до конца. Связь с иудейством потому ему дорога, а Ветхий Завет – близкая книга, что в нем заложены пророчества об Иисусе, она дышит верой Христа. Свою связь с иудейством евангелист доказывает разными примерами: царским родословием Христа [1], (Мф.1:1-17), повествованием о Рождестве Иисуса, другими убедительными фактами, которые приводят нас к выводу, что Иосиф, обрученный с Девой Марией, нарекший Младенцу имя, и спасший Его от Иродового гонения, имел все основания считаться отцом Иисуса. Именно через Иосифа, как отца, Иисус связан с Мессианскою линиею Ветхого Завета, книгой, ставшей первоисточником сообщений о Христе. Об исполнении Ветхого Завета во Христе, говорят многочисленные пророчества, приводимые Матфеем. С Ветхим Заветом роднит Евангелие от Матвея и характерная для него идея Спасения и надежды.

 

Печать иудейского духа связывает Матфея по рукам и ногам. Это его родина, родная земля, в которой он вырос, набрался сил и стал человеком. Это также земля его близких и родных. Она вошла в него седой стариной: древними свитками, царями и пророками, дивной природой и сказочной библейской историей. Здесь, в Иудее, похоронены его предки, родные и большинство друзей. На этой земле претворялось в жизнь все то, что сообщалось в Ветхом Завете о будущем земли и всего человечества. Матфею было известно много фактов из жизни его страны, и все это он пластами передает в своей книге.

 

Матфей знает об Иисусе много, даже больше других евангелистов. Знает о Его необычном рождении, служении народу, предательстве Иуды Искариота, о возникновении слухов похищения Тела Иисуса за деньги фарисеев; знает земную жизнь соотечественника и Сына Бога всех христиан – Иисуса Христа, которому свято служил до последнего дня; знает о страшном предательстве, которое привело к смерти Христа и о его Воскресении. Чтобы никто не сомневался в таком страшном поступке Иуды, он напишет такие слова: «И пронеслось слово сие между Иудеями, до сего дня». (28:15). «Сей день» и «сие слово», есть не что иное, как час и день Евангелиста Матфея, в который писалась его книга.

 

Но Матфей подробно расскажет об этой трагической истории: «Тогда Иуда, предавший Его, увидев, что Он осужден, и, раскаявшись, возвратил тридцать сребренников первосвященникам и старейшинам, говоря: согрешил я, предав кровь невинную. Они же сказали ему: что нам до того? смотри сам. И, бросив сребреники в храме, он вышел, пошел и удавился. Первосвященники, взяв сребреники, сказали: непозволительно положить их в сокровищницу церковную, потому что это цена крови. Сделав же совещание, купили на них землю горшечника, для погребения странников; посему и называется земля та «землею крови» до сего дня» (Матф.27:3-8).

 

О том, что эта история правдива, написал в своей книге - «Деяния Апостолов», евангелист Лука. Это событие он передает устами апостола Петра и трактует его несколько иначе, чем Матфей. Землю горшечника, пишет Лука, «приобрели неправедною мздою, и когда низринулся, расселось чрево его, и выпали все внутренности его; и это сделалось известно всем жителям Иерусалима, так что земля та на отечественном их наречии названа Акелдама, то есть, земля крови» (Деян.1:15-19). Проступок Иуды и судьба предателя стали известны всем жителям Иерусалима и всей Иудеи.

 

Для тех, кто хочет знать больше, сообщим, что в названом факте видится маленькая неувязка. Выходит, что покупатели земли горшечника были разные лица. У Матфея – прежде всего первосвященники и старейшины, а в Деяниях Апостольских - сам Иуда. Но мы видим, что и сами земли были совершенно разные. В Евангелии от Матфея земля – греческое «агрос», переводится как «поле», а в Деяниях еврейское «корион» в переводе означает - «конкретное место, собственность, поместье». Из этого делаем заключение, что первосвященники купили – поле («агрос крови»), а Иуда купил – поместье («корион крови»). Но здесь никакого недоразумения нет. В первом случае название произошло от того, что земля была куплена на деньги, заплаченные за кровь. Во втором случае, Иуда сам убил себя, и до этого купил землю за кровавые деньги. Евангелие от Матфея делится на 28 глав и построено оно как увлекательный, исторически правдивый рассказ о событиях Новозаветной истории, об основателе христианской веры - Иисусе Христе и его окружении. В повествование включено пять больших речей Иисуса, свидетельствующих о величии Христа и мудрости самого евангелиста Матфея. Евангелие начинается рассказом о Рождестве Иисуса и заканчивается Его Распятием и Воскресением в Галилее. Композиция Евангелия следующая: пролог о Рождестве и первых годах жизни Иисуса (1-2); Иоанн Креститель и начало благовестия Царства Небесного (3-4); Нагорная проповедь (5-7); десять галилейских чудес; наставление ученикам - апостолам (8-10); начало противостояния Иисусу; притчи о Царстве Небесном (11-13); поворотный пункт - исповедание Петра; заповеди для общин (14-18); путь к Голгофе; притчи о Суде Небесном (19-25); Страсти, Воскресение и Вознесение (26-28).

 

А. Мень и епископ Кассиан Безобразов установили, что у Матфея универсализм проявляется наряду с партикуляризмом. Христианство в нем рассматривается как идеальный Израиль, и в тоже время считается и Новым Израилем, не зависящим от той среды, из которой вышел Иисус. Это видно на следующих примерах. При рождении Иисуса язычники оказывают Ему знаки почести (2.1, волхвы востока). Когда жизни Христа угрожает опасность, языческий Египет дает ему убежище и защиту (2.13). В конце Евангелия Матфей говорит о великом поручении, которое распространяется на все народы (28.19). Такое христианское расширение ограниченности иудаизма является отображением Его и заслугой Евангелия от Матфея.

Евсевий Кесарийский – отец церковной истории

Несмотря на то, что Евангелия, как и Деяния Апостолов для атеистов являются анонимными текстами, а их авторы - истории не известны, древнее церковное предание считает апостола Матфея, сборщика податей, мытаря, последовавшего за Иисусом Христом, автором Евангелия от Матфея. (9:9, 10:3). Эта традиция засвидетельствована церковным историком IV в. Евсевием Кесарийским, который сообщает следующее: «Матфей первоначально проповедовал евреям; собравшись же и к другим народам, вручил им своё Евангелие, написанное на родном языке. Отзываемый от них, он оставил им взамен себя своё Писание» [2]. (Евсевий Кесарийский, Церковная история, III, 24, 6).

 

Евсевий Кесарийский.

Евсевий Кесарийский.

 

Говоря о том, что Матфей в своем Евангелии писал правду, Евсевий добавляет такие слова: «Матфей, действительно, после рассказа о сорокадневном посте и последующем искушении (Господа), сам указывает на время, о котором пишет: «Услышав же, что Иоанн отдан под стражу, (Иисус) удалился (из Иудеи) в Галилею» (Там же, 3, 24, 9). Об этом написал и Марк: «После того как был предан Иоанн (Креститель), пришел Иисус в Галилею» (Там же). А евангелист Лука сообщил, что Ирод Антипа добавил к своим преступлениям еще одно: заключил Иоанна Крестителя в темницу.

 

Для церковных историков никакой проблемы с автором Евангелия от Матфея не существует. Они считают ее надуманной, противоречащей писаниям Отцов Церкви. Именно святые Отцы проделали более кропотливую работу, чем атеисты, по установлению личности автора выдающейся книги. В своей работе они использовали редкие первоисточники, не дошедшие до наших времен, или дошедшие частично. Поэтому, церковные историки опираются на книги таких древних авторов, как Климент Римский, Игнатий Антиохийский, Иустин Философ, Тертуллиан, Ориген и других, которые единодушны в своем решении, что Евангелие от Матфея написал апостол Матфей.

 

Изучая творения древних мужей и Евангелие, все они пришли к единому мнению, что Матфеева книга написана евангелистом Матфеем, причем - на древнееврейском языке, и что перевел ее на греческий не кто иной, как сам автор. Несмотря на то, что оригинал Евангелия утерян, особенности языка книги выдают в нем палестинского еврея, знатока Ветхого Завета, каким был собиратель податей - Левий.

 

Точное время создания книги, установить невозможно. Многие исследователи считают, что Евангелие от Матфея написано первым, а некоторые - вторым после Марка. Не вызывает сомнений то, что оно написано раньше Евангелий от Луки и от Иоанна.

Начиная с XVIII века, значительная часть известных теологов (Гарнак, Бультман, Рейтер), считают, что Матфеево Евангелие было написано в период между 70-80 - годами. После долгих размышлений, проверок и перепроверок, современные историки Церкви такую датировку считают приемлемой и окончательной.

 

Евангелие от Матфея отличается определенным единством стиля. Его можно назвать приподнятым, торжественным и почти богослужебным. В то же время в нем находится значительно меньше ярких деталей, которыми изобилует Евангелие от Марка. Оно совсем не похоже на простые воспоминания или пересказы. По словам М. Д. Муретова, оно "не есть история жизни Господа в собственном смысле слова — оно скорее есть дедукция, вывод из этой истории: последней оно пользуется только как средством для доказательства одной определенной мысли, что Христос есть обещанный в Ветхом Завете Мессия" [3].(А. Мень. Библиографический словарь. Т.1. М. 2002, с. 392).

 

Примерно такие же взгляды на Матфеево Евангелие и у других религиозных мыслителей - Глубоковского, Тареева, А.П. Лопухина, епископа Кассиана Безобразова. Они ссылаются на такой факт, что евангелист приводит пророчества из Ветхого Завета, указывая на их исполнение в жизни Христа. Матфей слишком часто пользуется Ветхозаветными словами: «Да сбудется», «А Я говорю вам», «Вы слышали» и другими. Если собрать их воедино, то можно составить антологию мессианских пророчеств и прообразов, причем, аналогичную тем, что существовали в Кумране. В связи с этим, мы видим, как проявляются особенности автора Евангелия Матфея, что он выходец из христиан-евреев, и что все города и селения, где побывал с проповедью Христос, для него - родные.

 

Симоне Кантарини. (1612-1648). Святой Матфей и ангел.

Симоне Кантарини. (1612-1648).

Святой Матфей и ангел.

 

Частые совпадения между Матфеевым Евангелием и Марковым, объясняют тем, что переводчик Матфея использовал книгу Марка. Хотя, имеется и противоположное мнение. И оно очень спорное. Например, А. Мень не верит, что Марк опустил бы Нагорную проповедь, если бы располагал текстом Матфея. Еврейский (или арамейский) оригинал Матфея был написан, по-видимому, очень рано, говорит экзегет. И в свое доказательство приводит слова епископа Кассиана: "В пользу написания Матфеевого Евангелия до 70 года говорит и не расчленение в эсхатологическом учении того, что относится к судьбам Израиля, и того, что касается судеб мира" (Там же, с.390).

 

Согласно Александру Меню дата еврейского текста Матфеева Евангелия колеблется между 40-ми и 50 годами. «Греческий текст Матфеем был составлен, как обычно принято считать, около 70, хотя иногда его датируют 80 годами. К середине 2 века авторство апостола Матфея было широко признано во всех церквах». (Там же, с. 391).

 

Согласно Преданию, Матфей был казначеем в обществе апостолов. Его касса всегда была полной. Наполнял он ее преимущественно своими сбережениями, за что Иисус и ученики Его, относились к мытарю с большим уважением. Предание утверждает, что по сошествии Святого Духа, апостол Матфей проповедовал Евангелие евреям в Иудее. А Евсевий Кесарийский, другие Отцы Церкви, свидетельствуют, что через 8 лет после вознесении Христа, Матфей написал Евангелие к уверовавшим евреям Палестины и передал его апостолу Иакову, брату Господню. И называют год - 41-45. С еврейского, на греческий язык Евангелие было переведено либо апостолом Иаковом, либо апостолом Иоанном Богословом, либо самим евангелистом Матфеем. Это было в 70 - 80 годы по Рождеству Христову. Евсевий, для подтверждения своих слов, берет в авторитеты Пантена. Пресвитер Пантен, умерший в 200 году — христианский богослов, глава Александрийской богословской школы Святой Католической церкви.

 

По одним данным он был родом из Афин, по другим — сицилиец. До принятия христианства, принадлежал к стоикам, время и обстоятельства обращения неизвестны. С 179 года Пантен преподавал в Александрийском огласительном училище, которое преобразовал в богословскую школу и возглавлял её до 190 года, когда его заменил ученик Климент. В школе Пантена курс обучения состоял главным образом из толкования Священного Писания и изложения христианских догматов, также преподавалась философия (стоическая, эпикурейская, пифагорейская, платоническая и скептическая).

 

По свидетельству Евсевия, Пантен во втором веке нашел Евангелие от Матфея, написанное на еврейском языке, у христиан Индии. «Он был смелым проповедником Христова Евангелия у язычников на Востоке и доходил даже до земли индийцев… и, говорят, нашел у местных жителей, познавших Христа, принесенное к ним еще до его прибытия, Евангелие от Матфея». [4]. (Евсевий Памфил. Церковная история, кн. 3). Согласно свидетельствам святых отцов, подлинник его хранился у иудеев Индии. Евангелие от Матфея, главным образом повествует о том, что Иисус Христос являлся обетованным Богом - Мессией, предвозвещенным в Ветхом Завете пророками и посланным от Бога, из рода Давида и Авраама спасать души праведных людей.

Евангельский канон – четыре Евангелия

Так распорядилась церковная история, что четыре Евангелия (Четвероевангелие) - Евангелия от Матфея, от Марка, от Луки и от Иоанна называют каноническими книгами, подразумевая под этим, что они прошли длительный, трудный, придирчивый процесс церковной рецепции, на истинность: были апробированы, опознаны и сохранены, как отвечающие духу новозаветного Откровения и как апостольское свидетельство.

 

На заре христианской истории ходило по рукам большое количество самозваных евангелий, которые не выдержали проверку временем. Например, евангелист Лука говорит о множестве существовавших повествований, достоверность которых, была сомнительной. Апостол Павел неоднократно предостерегал от появления «иного благовествования» (Гал 1. 6–7).

 

Г.С. Олькотт в одной из своих брошюр, название которой пока неизвестно, описывает процесс утверждения канонических Евангелий, при этом, не отрицая их подлинность и боговдохновенность. Однако в кратком описании Никейского Собора в Британской Энциклопедии описанное им любопытное обстоятельство не упоминается. Об этом пишет Е.И. Рерих и приводит выдержку из брошюры:

 

«Наконец-то нашла брошюру Г. С. Олькотта, в которой он приводит описание способа, к которому прибегли представители церкви для избрания и утверждения канонического Евангелия. Брошюра называется… (В тексте пропуск)

 

Разбирая легендарный характер жизнеописаний всех великих Учителей, Реформаторов, Олькотт доказывает, что все эти жизнеописания слагались по одному древнейшему образцу и в пример приводит и мифичность, встречаемую в жизни Христа, и также, каким образом эта мифичность утвердилась в христианской церкви. Конечно, высказываемая им здесь мысль не нова, ибо много виднейших историков придерживаются того же мнения. Те же утверждения можно найти и в «Тайной Доктрине».

 

Привожу Вам эту выдержку: «Ко времени Никейского Собора, созванного для разрешения споров среди некоторых епископов и для рассмотрения трехсот более или менее апокрифических евангелий с целью канонизации их, и которые читались в церквах как Откровение или вдохновенные Писания, – жизнь Христа достигла апогея мифа».

 

«Мы можем видеть некоторые из этих образчиков в существующем апокрифическом Новом Завете, но большинство их сейчас утеряно. То, что сохранилось о настоящем Каноне, несомненно, может рассматриваться как наименее предосудительное. И, тем не менее, даже такое заключение не должно быть принято поспешно, ибо вы знаете, что Сабин, епископ Герака, лично выступавший на Никейском Соборе, утверждал, что – “за исключением Константина и Сабиния, епископа Памфилии, все прочие епископы были неграмотными, ничего не понимающими людьми…”, что равносильно тому, что сказать, что они были сворой дураков. Паппий же в своем “Синодиконе”, относящемся к этому Никейскому Собору, открыл нам тайну, что Канон не был утвержден путем тщательного сравнения нескольких евангелий, представленных им, но решение было принято на основании лотереи. “Представители Собора”, говорит он, “сложили в кучу все книги, представленные Собору на решение, под престол в церкви, а затем епископы обратились к Господу, прося Его, чтобы вдохновенные Писания остались на престоле, а все поддельные оказались бы под ним, – так оно и случилось”». (11.12.37. Рерих Е.И. Письма. 1929-1938 т.2)

 

Йорданс, Якоб  (1593- 1678). Четыре Евангелиста.

Йорданс, Якоб  (1593- 1678).

Четыре Евангелиста.

 

Самая ранняя христианская письменность после апостольского века свидетельствует о знании многими авторами евангельских текстов, или устных преданий о Христе. У мужей апостольских цитаты из Евангелий хотя и встречаются часто, но в таком смысле, что их очень сложно соотнести с тем или иным конкретным каноническим Евангелием. В Посланиях Климента Римского, (ум. 97, или 99, или 101, апостол от семидесяти, четвёртый епископ Римский (4-й Папа Римский), один из мужей апостольских; по преданию, около 98 года был сослан из Рима в Инкерманские каменоломни (район Севастополя), где проповедовал Святое Евангелие и встретил мученическую смерть), встречаются такие пассажи как: «Вспомним слова Господа нашего Иисуса», [5] вместо приведения самих слов.

 

Допускает вольности и Климент Александрийский (150-215) [6]. Он сочетает слова, зафиксированные в Евангелиях от Матфея и от Луки с такими, которые не имеют точных соответствий в Четвероевангелии. Во 2-м Послании к Коринфянам апостола Павла, Климент Римский, использует евангельские цитаты, которые предваряются такими выражениями: «Господь говорит», «Господь сказал», или «сказал Господь». Часто от лица Иисуса приводятся такие фразы, которых мы не найдем ни в одном каноническом Евангелии: «Господь говорит в Евангелии: «Если вы не сохранили малое, кто даст вам великое? Ибо Я говорю вам, что верный в малом, и в большом будет верен»» (Там же). Хотя последнее предложение совпадает с Лк. 16. 10. 1-я часть цитаты отсутствует в текстах канонических Евангелий.

 

Особенно точен в цитировании слов Иисуса Игнатий Богоносец, епископ Антиохийский. Он умер 20 декабря 107 года в Риме, считается мужем апостольским. Игнатий Богоносец - священномученник Древней Церкви, третий епископ Антиохийский после апостола Петра и Евтода, ученик Иоанна Богослова [7]. Тщательно излагая христианское учение в Послании к Смирнянам, Игнатий пишет, что Христос «крестился от Иоанна, чтобы всякая правда могла быть исполнена им» (Мф 3. 15). О знании Игнатием Евангелия от Матфея свидетельствуют его частые примеры из Евангелия: ( Мф 19. 12; 10. 16; 18. 19–20). Подтверждается также его знакомство и с Евангелием от Луки: «Для себя я знаю и верю в то, что Он был во плоти даже по воскресении. И когда Он явился им с Петром, Он сказал им: «Дотроньтесь до Меня и осяжите Меня, и увидите, что Я не призрак бестелесный»» (Лк 24. 39).

 

Автор «Дидахе» также хорошо знаком с Евангелием от Матфея. Мы это видим из того, что текст Молитвы Господней в «Дидахе», близок к редакции Молитвы в Евангелии от Матфея (Мф 6. 9–13), а также из слов: «Никто да не ест и не пьет вашу евхаристию, кроме тех, кто был крещен во имя Господа; ибо к этому применимы слова Господа: «Не давайте святыни псам»» (Дидахе 9.5; Мф 7. 6), последние слова встречаются только в Евангелии от Матфея.

 

В «Толкования изречений Господних» внес свою лепту и Папий Иерапольский, (70 — 155 (165) годы) — раннехристианский святой, писатель, один из апостольских мужей. Евсевий Кесарийский называет Папия епископом Иераполя во Фригии. Папий является автором не дошедшего до нас пятитомного труда «Изложение изречений Господних». Сочинение Папия сохранилось в виде фрагментов и цитат в произведениях других авторов. Источником книги Папия были рассказы «старцев», очевидцев земной жизни Иисуса Христа. Так, согласно свидетельству Иринея, он лично знал Иоанна Богослова и был дружен с Поликарпом. По словам Папия, некоторые из приведённых им рассказов он слышал от живших в Иераполе дочерей апостола Филиппа. Сообщения Папия ценны для нас тем, что они проливают бесценный свет на ранние годы существования христианства.

 

Он упоминает Евангелие от Матфея на иврите. Папий приводит два кратких выражения о возникновении Евангелий от Матфея и от Марка: «Матфей записал изречения на еврейском наречии, и переводили их кто, как мог»; «Марк, став переводчиком Петра, аккуратно записал все, что делал, или говорил Господь, как запомнил, но не по порядку, ибо сам не слышал Христа и не ходил с Ним. Позднее он сопровождал Петра, который говорил, сообразуясь с обстоятельствами, а не излагая слова Господа по порядку. Поэтому Марк нисколько не погрешил в том, что записал все, как запомнил. Он заботился только об одном: как бы не пропустить, или не исказить ничего из того, что он слышал» [8]. (Евсевий Памфил. Церковная истории, кн. 3, 39, 16)).

 

Папий запомнился еще тем, что в послании к Римской Церкви, вместе с другими, написал и такие проникновенные слова: «Простите меня. Я знаю, что мне полезно. Я теперь начинаю быть учеником; ничто мне не в радость – ни зримое, ни незримое, только бы встретить Иисуса Христа. Пусть огонь, и крест, и стая зверей; пусть разбросают мои кости, отрубят члены, смелют в муку все тело; пусть придут на меня муки Диавола – только бы встретить Иисуса Христа». (Там же, 3,36,9).

 

В Послании Варнавы (І-ІІ вв. - христианский святой, апостол от семидесяти, основатель Кипрской церкви, один из первых левитов, принявших христианство и поддерживавших известное апостольское учреждение: «общение имений» (Деян. 4:32—37), встречаются цитаты, свидетельствующие о том, что он был знаком с Евангелием от Матфея. Это, когда распинали Иисуса Христа, и «Дали Ему пить уксуса, смешанного с желчью» (Baрнава, Ep. 7. 3; Мф 27. 34). Варнава призывает остерегаться, «чтобы случайно не оказаться вне, как написано, «Ибо много званых, а мало избранных»» (Bарнава. Ep. 4. 14; Мф 22. 14). Варнава также говорит, что Христос «пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию» [9]. (Варн. Ер. 5.9; Мф 9. 13).

 

Ян Сандерс ван Хемессен (1500-1565).  Призвание Матфея

Ян Сандерс ван Хемессен (1500-1565).  Призвание Матфея

 

В конце II–III веков Христианская литература, как на Востоке, так и на Западе Римской империи, подтверждает принятие четырех Евангелий, как закрытого собрания книг, авторитет которых признавался повсеместно. Когда многие «евангелия» стремились завоевать себе авторитет, сирийский историк Татиан отобрал Четыре канонических Евангелия для создания своего евангельского повествования «по четырем» евангелистам. Это так называемы Диатессарон, и Дополнения к Диатессарону, не имеющие параллелей в канонических Евангелиях. Они не умаляли и не дополняли Канонические Евангелия. Они рассматривались в качестве отдельного источника. Этот текст, распространенный в сирийской Церкви и, отчасти, в армянской, в V веке при епископе Эдемском - Раввуле (412–435), был заменен Четвероевангелием.

 

К сирийским историкам относится и Феофил Антиохийский (2-я пол. II в.), который в своих трудах подчеркивает, что евангелисты не меньше, чем ветхозаветные пророки, исполнены Святым Духом. Евангелие от Матфея для Феофила - «Святое Слово», а евангелиста Иоанна он называет среди «тех, кто был исполнен Святым Духом».

 

Афинагор Афинский, живший во II веке, один из апологетов, то есть, философов, защищавших христианство, автор послания "Прошение за христиан", написанного в 177 году императору Марку Аврелию и его сыну в защиту христианства, и рассуждения «О воскрешении мёртвых», в своих книгах цитирует Евангелия от Матфея и от Луки (Мф 5. 44–45; Лк 6. 27–28). В его книге «О Воскрешении мертвых», присутствуют явные указания на Евангелие от Иоанна. Так он пишет: «...знать истинного Бога и его Слово, знать единство Сына с Отцом». [10], Это совпадает с Иоанновым Евангелием: « В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Ин. 1:1).

Воспоминания, составленные древними историками церкви

Климент Александрийский (150–215), один из основателей огласительного училища в Александрии Египетской, 21 раз в разных сочетаниях пользуется словом «канон» («канон истины», «канон веры» и «церковный канон»), однако еще не применяет его к собранию книг. В Александрию христианство пришло очень рано, в первом веке, а уже к четвертому все население египетской столицы Александрии было, по преимуществу, христианским. Александрийская церковь считала себя апостольской и применяла в своей богослужебной деятельности все четыре Евангелия. Именно Климент познакомил христианское население Египта со всеми книги Нового Завета, и в первую очередь – Евангелиями. В своих книгах Климент широко использует все канонические Евангелия. Отрывок из его утраченного сочинения «Очерки» показывает, что Климент признавал канон из Четырех Евангелий. Основной задачей его, как и других апологетов, было сделать христианство понятным и доступным современному эллинистическому миру, «проложить мосты» между христианской верой и греческой. «Стремясь обратить греков в христианство, привести их в Церковь, Климент доказывает превосходство христианства над язычеством, в то же время, сохраняя вполне положительное отношение к греческой философии», - пишет Протопресвитер Иоанн Мейендорф [11].

 

О четырех евангелиях свое слово сказал и Ориген, второй представитель Александрийской школы. У него мы находим деление Новозаветных книг на две части: «Евангелие» и «Апостол», которые он объединяет под общим названием - «Новый Завет». Ориген доказывает, что это — «божественные Писания», написанные евангелистами и апостолами, а они водимы были тем же Духом, исходящим от Того же Самого Бога, Который открывался в Ветхом Завете. Ориген подчеркивает, что нужно отличать Евангелия, которые принимаются всей Церковью, от евангелий еретических. В комментарии на Евангелие от Матфея, созданном незадолго до своей смерти (сохранилось неполностью), Ориген утверждает, что только Евангелия, написанные Матфеем, Марком, Лукой и Иоанном, без сомнения, принимаются всей Церковью. Среди Евангелий, отвергаемых им как еретические, он называет евангелия Фомы, Матфия, Двенадцати апостолов, Василида и евангелие египтян. Авторы этих евангелий, по его словам, «поспешно бросились писать, не имея благодати Святого Духа». Он признает, что читал эти евангелия для того, чтобы «мы не выглядели незнающими чего-либо ради тех, кто думает, что владеет некоторым знанием, потому что знакомы с ними. Но во всем этом мы ничего не принимаем сверх того, что приемлется Церковью, то есть только четыре Евангелия достойны признания» [12]. (Ориген. Комментарии на Евангелие от Матфея).

 

Грюневальд М.Г. (1480-1529). Евангелисты Матфей и Иоанн.

Грюневальд М.Г. (1480-1529).

Евангелисты Матфей и Иоанн.

 

Вообще-то комментарии Оригена обнимают почти все Священное Писание. Их разделяют на три группы: схолии (заметки на полях), гомилии или проповеди (до нас дошло 574, из них в греческом варианте – 20, и научные комментарии к Песне Песней, к Евангелиям от Матфея, и Иоанна и Послания к Римлянам. В своих комментариях Ориген пользуется традиционным александрийским методом – аллегорическим.

 

Е. И. Рерих называла Оригена «истинным Светочем Христианства», отмечая при этом, что Владыка говорит о многих искажениях и поправках в его трудах. Задачей Оригена было сохранение чистоты Учения Христа. В Живой Этике сказано: «После Оригена начала ложная вера христианства расти». (Зов, Май 29, 1922 г.) А потому отнесемся осторожно к приведенным выше словам Оригена. Следует различать еретические и апокрифические Евангелия. Апокриф происходит от глагола крипто (χρύπτω) - «прятать». А Е.П. Блаватская в Теософском словаре уточняет, что этот термин «очень ошибочно толкуется, и понимается как сомнительный или поддельный. Это слово означает просто тайный, эзотерический, сокрытый». Обе наши великие соотечественницы утверждали, что в большинстве случаев апокрифы, правдивее так называемых точных исторических данных. К примеру, в избранных Писаниях почти не отмечена такая сторона жизни Великого Учителя Иисуса, как Его работа плотником и гончаром, которой Он зарабатывал свое пропитание. Но сведения об этом сохранились в апокрифах и, конечно, в эзотерических рекордах. Известно, что существуют прекрасные апокрифы, которые не вошли в исправленные и канонизированные Евангелия. А современные ученые продолжают находить древнейшие тексты речений Христа, записанные в греческих и коптских манускриптах. Примером этого может служить книга проф. барона М.А. Таубе «Аграфа о Незаписанных в Евангелия Изречениях Христа», изданная в 30-х гг. прошлого века в Варшаве Синодальной типографией.

 

Не обошел Новозаветных книг и Иустин Философ [13]. Приводя в своих книгах выдержки из Евангелий, он часто называет их «Воспоминаниями апостолов». Цитируя Евангелие от Луки, он употребляет выражение «воспоминания, составленные апостолами Христа и теми, кто последовал за ними». Цитируя Марка 3. 17, Иустин называет Евангелие от Марка «воспоминаниями Петра». Описывая воскресное богослужение, Иустин говорит, что «Воспоминания апостолов» читались вместе с ветхозаветными пророками «столько, сколько позволяет время». Много своих идей Иустин заимствовал в Евангелии от Матфея: это Христос как «перворожденный Бога», учение о новом рождении. Для него синоптические книги были более близкими, чем Евангелие от Иоанна, которое он считал аллегорическим, поэтому он ими пользовался значительно чаще, чем Иоанновым.

 

Большим разнообразием и точностью ссылок на новозаветные тексты отличается «Послание церквей Лиона и Вьена» (II в.). В нем представлено изречение Иисуса, которое известно только по Евангелию от Иоанна: «Наступает время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу» (Ин 16. 2).

 

Ириней Лионский в сочинении «Против ересей» приводит 626 фрагмента из разных Евангелий. В противоположность гностикам, сочинившим множество новых евангелий, история Церкви к концу II века признавала только четыре Евангелия и подчеркивала их единство: «Ибо, так как четыре стороны света, в котором мы живем… и так как Церковь рассеяна по всей земле, а столп и утверждение истины есть Евангелие, то надлежит ей иметь четыре столпа, отовсюду веющих нетлением и оживлением людей. Из этого ясно, что устрояющее все Слово… дало нам евангелие в четырех видах, но проникнутое одним Духом» [14]. (Ириней Лионский. Против ересей).

 

К концу II — началу III в. появились списки книг, фиксирующие новозаветный канон. Например, списки, включающие четыре канонических Евангелия, содержатся уже в «Каноне Муратори» Евсевия Кесарийского, который отнес все четыре Евангелия к группе омологумен, то есть, принимаемым единодушно повсюду. Списки новозаветных книг, подчеркивающие особый авторитет канонических Евангелий в IV–V вв. создаются как в восточных, так и западных Церквах. Результатом оформления новозаветного канона явилось закрепление существовавшего предания в отношении священных книг каноническими правилами Церкви. Святые отцы начали привязывать четыре Евангелия к знакам зодиака, символизирующих божественные символы.

 

Евангелие от Иоанна сопоставляется с орлом, так как он особой возвышенностью своих мыслей высоко парит в небе подобно орлу; Евангелие от Луки — с тельцом, поскольку оно означает «священнодейственное и священническое достоинство» Христова Слова; Евангелие от Матфея — с человеком, так как оно «изображает Его явление как человека»; Евангелие от Марка — со львом, символизирующим «действенность, господство и царскую власть» Христа Сына Божия, по аналогии - с ветхозаветным тетраморфом Иезекииля.

Гипотезы о целях написания Евангелия от Матфея

Несомненно, что цель Матфеева писания надо рассматривать в свете самой структуры Евангелия, точнее, тех исторических событий, которые легли в его основу. Поэтому историки останавливаются на двух точках зрения. Первую разделяет Д. Килпатрик, считающий, что Евангелие от Матфея является переработкой еврейских лекционариев для литургических нужд какой-то христианской общины. Он считает, что в этой общине эти два документа читались во время богослужения и к ним был добавлен другой письменный материал.

 

Другая гипотеза принадлежит К. Стендалю, который настаивает, что это Евангелие ведет свое происхождение от школы Матфея, где проходили обучение учителя и церковные лидеры. Согласно его теории, автор, который считается христианским раввином, написал книгу в виде руководства по учению и управлению Церковью. Стендаль отличает эту цель от катехизической, хотя и не исключает, что она могла быть такой. Он считает, что учение в Мф. 18 более пригодно для церковных лидеров, чем для общего катехизического наставления.

 

Богослов аргументирует свой тезис тем, что автор Евангелия крупный знаток Ветхого Завета. По его мнению, отправным моментом наставления для учителей было толкование Ветхого Завета с христианской точки зрения. При сравнении Евангелия с комментарием Аввакума в Кумранских манускриптах, он нашел определенное сходство с методами цитирования Священного Писания, а это, считает Стендаль, подтверждает его идею о существовании школы Матфея по изучению Ветхого Завета. Такая гипотеза ученного заслуживает внимания, но у нас вызывает большое сомнение. Для нас странным является тот факт, что Евангелие, зародившееся в народной среде, которое писалось для простого народа, стало таким популярным и в научной среде во II веке. Скорее его читали пресвитеры на своих собраниях, нежели изучали талмудисты в глухих кабинетах.

 

Другие ученые считают, что целью Матфея было дать совет расколовшейся общине, т.е. цель эта была в основном пасторской. И если верно, что община, о которой писал Матфей, действительно была разделена, то слабость этой теории в том, что она опирается только на общину, а не на фактическую ситуацию жизни Иисуса, которую описывает Матфей. Скорее всего, надо уделить больше внимания проповеднической цели Евангелия, и методам, которые использовались для наставления новообращенных. По крайней мере, можно сказать, что Евангелие от Матфея очень хорошо отвечало такой цели. Автор сам проповедовал в своей собственной Церкви, и поэтому хорошо знал нужды своих верующих.

 

Матвей создает свое Евангелие с определенной точки зрения, и его целью было показать, что главные события в жизни Иисуса происходили во исполнение Ветхозаветных пророчеств. Хотя подобный мотив часто повторяется в Новом Завете, но он нигде не выражен так подробно, как в Матфеевой книге, что говорит о том, что ее автор - иудей, и пишет преимущественно для евреев рассеяния. Евангелие от Матфея начинается с родословия Иисуса, чтобы показать происхождение Христа от Авраама. Тем не менее, как бы ни были сильны еврейские мотивы у Матфея, основной его целью было показать, что христианство значительно шире иудаизма, оно ближе народам, теплее и интереснее верующим. Именно в этом видит Матфей исполнение ветхозаветных пророчеств в самом широком его смысле.

 

Несомненно, также и то, что Евангелие от Матфея имело четкую апологетическую цель. Оно твердо и последовательно отвечало на многие обвинения Иисуса Христа, выдвинутые фарисеями. Рассказ о детстве Иисуса развенчивает нелепые выдумки фарисеев, что Он незаконнорожденный ребенок. Бегство в Египет и возвращение в Назарее - документально подтвердило, что родиной Иисуса был Назарет, а не Вифлеем, как утверждали книжники и первосвященники. То же самое было сказано Матфеем и об апологетическом характере некоторых деталей в повествовании о Воскресении Христа. Это рассказ о возникновении слухов подкупа стражи его учениками, чтобы забрать тело Иисуса и похоронить Его. Многие историки называет Матфеево Евангелие – «раннехристианской апологией», защитившей простых верующих от римского насилия.

 

Возникла еще одна мысль о цели Евангелия от Матфея. Его связывает некая идея о гонении евреев на Церковь Христа. Об этом говорят многие критики иудейства. Александр Мень и Дэвид Брэк доказывают, что когда писалось Матфеево Евангелие, вражда между евреями и христианами пошла на убыль, а его тексты, свидетельствующие о гонениях, относятся к исполненному предсказанию. Иудейский храм - Синагога, который хотел разрушить Христос, для евангелиста Матфея, уже не играет никакой роли. Он пишет о времени, когда распри между евреями и христианами почти прекратились. И в Синагоге Матфей уже видит не своего врага, а союзника, даже друга христиан и даже продолжения Израильской истории. С такой точкой зрения многие богословы вовсе не согласны. Они продолжают настаивать, что иудейство, синагога, Ветхий Завет и Авраам для христианства не только не союзники, а откровенные враги. Мы передали точку зрения на Евангелие от Матфея Дональда Гатри, автора книги «Введение в Новый Завет»», которую мы разделяем.

Галилейскому служению Матфей отводит половину книги

У Матфея широко и подробно освещается Галилейское служение Иисуса. Оно началось в декабре 27 года, «четыре месяца перед уборкой хлеба», и закончилось - перед праздником Кущей, в октябре 30 года, то есть продолжалось три года. Названному периоду Матфей посвящает половину своей книги – 14 разделов из 28. Время это - плодотворная жизнь Иисуса Христа. Он в расцвете Своих физических и душевных сил, Он - Проповедник, Добрый Пастырь, Учитель и Сын Человеческий. Матфей приводит такие факты из биографии Иисуса, которых мы не встретим у других евангелистов. Это путешествия, проповеди, исцеления больных, даже групп людей, чудеса и слава, признание его народом и апостолами, как Сына Божьего.

 

Хендрик Янс Тербрюгген. (1588-1629). Призвание апостола Матфея.

Хендрик Янс Тербрюгген. (1588-1629).

Призвание апостола Матфея.

 

Вершиной служения Иисуса, стала Нагорная проповедь, которую Господь произнес на Елеонской горе. Освещая Иисусову проповедь, Матфей вложил в нее свой апостольский разум и величие души Самого Иисуса. Он сконцентрировал в ней все свои знания, полученные от Христа, во время путешествий с Ним по городам и селениям Галилеи. Вот потому в устах Иисуса Нагорная проповедь стала вершиной христианского языкового искусства. Проповедь Иисуса, это признают все историки христианства, стала основой учения Христа, каноном христианской этики, в праздничные дни она читается во всех храмах мира. «И ходил Иисус по всей Галилее, уча в синагогах их и проповедуя Евангелие Царствия и исцеляя всякую болезнь и всякую немощь в людях (Мф. 4:23).

 

«Блаженны нищие духом, - говорит Христос в Нагорной проповеди, - ибо их есть Царство Небесное; Блаженны плачущие, ибо они утешатся; Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю; Блаженны алчущие и жаждущие, ибо они насытятся; Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут; Блаженные чистые сердцем, ибо они Бога увидят; Блаженные миротворцы, ибо они будут наречены Сынами Божиими; Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное; Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня» (Мф. 5:3-11). После произнесения проповеди, Иисус обращается к своим ученикам с такими словами: «Вы – соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему не годна, как разве выбросить ее вон на попрание людям. Вы – свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме. Так да светит свет ваш перед людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (4:12-17). Соль земли и свет мира - стали символами деятельности Учеников Иисуса.

 

Произошло так, что моральные принципы Христа стали диаметрально противоположными нашей современной жизни, которая настолько стала суровой, непредвиденной, насильственной и жестокой, что одним бормотанием молитвы человек не решит своих проблем. Надо большие усилия прилагать к тому, чтобы успокоить свою душу, свое сердце и свою волю и молитва должна исходить из глубины сердца. Именно сердечная молитва имеет огромную всепобеждающую силу. Она лечит наши души и усмиряет врагов и агрессоров. Нагорная проповедь Иисуса была произнесена как раз после избрания Двенадцати апостолов. Она предназначалась для народа, но в первую очередь для Его учеников-апостолов, потому что именно их необходимо было учить и подготовить к такому ответственному делу, как проповеди Слова Божьего по всему миру. Во время Галилейского служения Христа, произошло призвание апостола Матфея.

Апостол Матфей о Царстве Небесном

Читая Евангелие от Матфея, нельзя не заметить такой особенности: слишком частое обращение евангелиста к Царству Небесному, в понимании - Царства Божьего. Для него это и высшая справедливость, награда, утешение и райская жизнь, где не будет зла, и недобрых людей. «Покайтесь, - говорит Христос, - ибо приблизилось Царство Небесное!»; «Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное»; «Быть меньшим в Царстве Небесном»; «Стать большим в Царстве Небесном»; «Ищите Царства Небесного»; «Не каждый, кто скажет Мне: Господи, Господи!» - войдет в Царство Небесное» и многие, многие другие. От внимания и большой любви к таким выражениям, Евангелие от Матфея принято называть Евангелием Царства Небесного. Матфей, чаще других евангелистов именует Христа - Сыном Давыдовым, причем в таком сочетании, названное имя встречается десятки раз. В Евангелиях Марка и Луки подобные наименования - большая редкость.

 

Израильтяне, конечно же, ждали не Небесного Царя или Мессию, а земного, который бы возглавил их народ и дал им власть руководить миром. Царь Ирод также верил в такое царство, поэтому и хотел убить малыша Иисуса, чтобы в дальнейшем не отпускать из рук власть. Иоанн Креститель тоже верил в земное царство, поэтому послал своих учеников к Иисусу, чтобы спросить Его, действительно ли он есть тот Царь, которого они так долго ждали. Двенадцать апостолов, избранных Иисусом также верили в земного царя, которым станет их Учитель. И вера эта сохранялась до тех пор, пока Он не явился им по Воскресенью. Поэтому, вполне законно, возникает вопрос: какое царство пришел установить в мире Христос? Ответ мы находим у самого евангелиста Матфея. Он говорит, что Царство Иисуса, есть не земное царство, а Царство в сердцах всех верующих людей, которое должно поднимать их до Бога, делать их души чистыми и святыми. Для праведных людей, живущих по нормам христианской морали, также для голодных, изгнанных за правду, плачущих и чистых сердцем, для таких обязательно настанет Царство Небесное. Главное, нужно слушать слова Иисуса, верить им, быть настоящим христианином, и исповедовать его веру. «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною, ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее» (Мф. 24, 25). Эти слова, произнесенные Иисусом, свидетельствуют, что в мир пришел Сын Человеческий, способный изменить ход мировой истории, причем лучшим образом, где не будет войн, голода, насилия, страха и бед, и человеческая жизнь преобразится в лучшую сторону.

 

А.Е. Егоров (1776-1851). Явление Христа  Марии Магдалине

А.Е. Егоров (1776-1851).

Явление Христа  Марии Магдалине

 

Первоначальный язык Евангелия от Матфея

Матфей часто цитирует Ветхий Завет не по Септуагинте, а по еврейскому тексту, хотя церковные историки не относят его к кругу христиан-законников, то есть к общине святого Иакова. При этом Матфей объясняет некоторые слова и выражения из Ветхого Завета, это - Эммануил, Голгофа, молитва Спасителя на кресте и многие другие. Можно сделать вывод, что Евангелие от Матфея, как и Послания Иакова, преимущественно написано для диаспоры христиан-евреев.

 

В то же время, для Матфея названия ветхозаветных обычаев и палестинских выражений, таких как «рака» и «мамона» является само собой разумеющим, они ему родные, вот потому он их вовсе не объясняет, тогда, как Марк это делает постоянно. В Евангелии от Матфея говорится о десятине, Законе, о даре, который приносят к жертвеннику (23:23; 5:23). Христос называет злое дело ἀνομία, т. е. нарушением Закона (7:23), исполнение которого особо подчеркивается (5:17-18). Ссылка Матфея на участь праведников от Авеля до Захарии (23:35) свидетельствует о знании иудейских традиций, нашедших свое выражение в главе 24:20-22. Христос у Матфея посылает апостолов только к израильтянам (10:5), а миссия среди язычников видится Ему в далекой перспективе. Если слова «книжник», «книжники» у других евангелистов имеют оттенок негативности и осуждения, то у Матфея такие слова имеют положительный оттенок, и граничат с авторитетом этого человека (13:52; 23:34).

 

Много выдвигалось гипотез в отношении первоначального языка Евангелий. Но до сих пор так и не разрешен вопрос об арамейских свитках, с которых были переведены наши Евангелия, между тем, они имеют первостепенную важность. Тем не менее, языку Евангелия от Матфея придается значительно меньше внимания, чем другим. Языком Евангелия от Матфея обычно считается еврейский, переведенный на греческий и с этим согласны большинство богословов. Толкователь В. Ф. Ховард назвал язык Матфея "правильным, точнее сказать бесцветным греческим языком, избегающим эвфемизмов и просторечий, и не демонстрирующим блестящего владения синтаксисом" [15]. (Д. Гатри). Многие ученые придерживаются мнения, что автор, при написании своей книги, пользовался греческим Евангелием от Марка и потому не мог написать свое Евангелие на арамейском языке. Но таких критиков единицы.

 

Некоторые историки, пишет Гатри, смеялись над многими критиками, когда они в своих исследованиях твердили, что все евангелия написаны на арамейском языке и были переведены на греческий. Но они были правы. Так считают Берни, Торрей, М. Блек и Ф. Циммерман. Первые два - Берни и Торей, считают первоначальным языком оригинала Евангелий - арамейский. Свои аргументы они обосновывают главным образом плохим переводом Евангелия от Матфея. Хотя Берни, пытался доказать, что многие грамматические особенности Матфеевой книги можно объяснить влиянием арамейского языка. Блек, который считает, что оригинал был греческим, а источники - арамейскими, расширил подход Торрея и попытался объяснить грамматические особенности - арамейским влиянием. Такой подход считается наиболее приемлемым. По мнению другого толкователя – Вагани, самым ранним было Евангелие от Матфея, написанное на арамейском языке. С него-то, и были переведены все канонические евангелия. Что касается источников, то Блек видит в Евангелиях достаточно много данных, указывающих на арамейский источник, хотя не считает, что повествовательные разделы Евангелия от Матфея отражают такое же арамейское влияние, как у Марка. Однако признает, что у Матфея есть признаки еврейско-греческого стиля.

«Христос послан к погибшим овцам дома Израиля»

Характерной чертой Евангелия от Матфея, по сравнению, например, с Евангелием от Марка, является краткость его повествований. Это было замечено в таких эпизодах, как описания смерти Иоанна Крестителя (Мф. 14.3-12), исцеления бесноватого (Мф. 17.14-21; Мк. 9.14-20) и других. Такая особенность, а также порядок изложения материала, были главной причиной широкого применения этого Евангелия ранней Церковью, как в литургических, так и в проповедческих целях.

 

Матфей, как истинный иудей, слишком часто придерживался Ветхозаветных Законов и пророчеств. Именно у него чаще других евангелистов приводится много выражений из Ветхого Завета, в частности о рождении Иисуса и Его тернистом пути; постоянно подчеркивается, что Иисус Христос – это Мессия, Которого предвидели пророки. Не лишне напомнить некоторые из них: «Он должен родится из Давидового рода; Он будет рожден от Девы Марии; Он родится в Вифлееме; Он будет пребывать в Египте; Он будет жить в Галилее; Его приход на землю будет сигналом для истребления детей в Вифлееме; Он триумфально въедет в Иерусалим; Он будет Пастырь Добрый; Его предаст лучший друг за 30 серебряников; Его похоронит богатый человек; Ему дадут уксус и желчь; Он будет распят на Кресте; Он воскреснет из мертвых на третий день».

 

У ранних христиан большой интерес вызывали мессианские ожидания. Многие ждали нового Бога, который защитит их от насилия, голода, вулканов и землетрясений, даст надежду на другую жизнь, более радостную и содержательную, нежели настоящая. Чаяния их действительно исполнились в Иисусе Христе. Евангелие от Матфея в значительной степени отражает народный интерес и народные проблемы. Оно и писалось для народа, а не для книжников и фарисеев. Цитаты из Ветхого Завета производят большое впечатление на верующих. Матфей совсем не боится брать цитаты и слова из еврейского Ветхого Завета, которые обозначаются отдельной формулировкой: "сбудется реченное", причем, в разных ее вариантах. По-видимому, такие «речения» входили в существование разных "свидетельств", свободно ходивших среди верующих. Все это дало право некоторым историкам церкви уверенно говорить о тесной связи между христианством и Ветхим Заветом.

 

«Речения» свидетельствуют, что они были ранними вероучениями христианской Церкви. И первое место среди них занимало утверждение, что Иисус - Мессия. Если кому-то в книге Матвея они покажутся искусственными, например, (Мф. 2:5), то надо помнить, что ранние христиане почитали Ветхий Завет как свое собственное Священное Писание. Свидетельства Ветхого Завета были бесспорными и святыми для каждого верующего, будь-то христианин или иудей. Евангелист Матфей вместе с отдельными христианами в подходе к Ветхому Завету имел другое мнение, нежели раввины и первосвященники. Он его рассматривал независимо от традиционного толкования и считал, что оно указывает на возникновение и развитие Нового Завета. Поэтому, в отличие от еврейских толкователей, многие отрывки его книги толковались им, как пророчества о Мессии.

 

Кроме ссылок на Ветхий Завет, иудейская черта автора обнаруживается и в другом. Его Евангелие отражает несколько ограниченный круг еврейского христианства. И об этом он уверенно говорит словами Иисуса: «Ибо истинно говорю вам: доколе не пройдет небо и земля, ни одна йота или постановление закона не потеряет своей силы (5.18-19), книжники и фарисеи занимают "седалище" Моисея, а их распоряжения должны исполняться (23.2-3); Иисус является исполнителем заповедей (14.17, 23.23); еврейский закон о подати на храм остается в силе (27.24); ученики должны поститься, соблюдать субботу и приносить дары, как это предписывалось еврейским преданием (6.16; 24.20; 5.23).

 

Александр Мень свидетельствует, что Сам Иисус заявляет, что Он послан только "к погибшим овцам дома Израилева" (15.24); что родословие Иисуса прослеживается от Авраама и составлено по образцу ветхозаветных родословий, по трем группам из четырнадцати родов (1.1 и далее); еврейские обычаи и фразы вводятся без их разъяснения (15.2, где выражение "предание старцев" применяется к такой мелочи, как мытье рук перед едой; 23.5, где упоминаются филактерии; 23.27, где проводится параллель с окрашенными гробами). Кроме того, постоянно повторяющаяся тема Иисуса, как Сына Давидова, и триумфальный въезд в Иерусалим подчеркивают отношение еврейских христиан к Иисусу, как исполнителю их национальных чаяний [16]. (А. Мень. Библиологический словарь.)

«А Я говорю вам: любите врагов ваших»

У Евангелиста Матфея Иисус относится к своим врагам с любовью. Он понимает, что если мы будем любить тех, которые любят нас, то это не будет достижением или заслугой. Ведь то же самое делают и мытари. И если мы приветствуем только братьев наших, что особенного мы делаем? Не так же ли поступают и язычники? «А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Мф. 5:44). Позиция евангелиста Матфея - быть на стороне Иисуса, способствовать не разжиганию войны, а ее уничтожению. Чтобы был мир в семье, коллективе и обществе.

 

Иисус Христос в Евангелии от Матфея взывает к нам: «Да будете сынами Отца вашего Небесного; ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных».

 

Богословы верят, что евангелист Лука пользовался Евангелием от Матфея. Видимо потому из слов Иисуса о примирении и любви к своему врагу, он сделал целую проповедь, в которой есть и такие слова: «Ударившему тебя по одной щеке, подставь и другую; и отнимающему у тебя верхнюю одежду не препятствуй взять и рубашку». «И если взаймы даете тем, от которых надеетесь получить обратно, какая вам за то благодарность? Ибо и грешники дают взаймы грешникам. Чтобы получить обратно столько же. Но вы любите врагов ваших. И благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благи к неблагодарным и злым». (Лк. 6:27-49).

 

 

Эти слова Иисуса очень часто неправильно толкуются, а порой вызывают недоумение. Ведь Сам Христос, если верить Евангелию, восставал против зла. Вспомним изгнание им торгашей из Храма и все его суровые обличения фарисеев и книжников. Неужели Он противоречит Самому Себе? Конечно, нет. Эти слова относятся к Закону Кармы. Вот как разъясняла слова о непротивлении злу Е.И. Рерих:

 

«Если сам по себе закон кармы непреложен (именно, око за око и зуб за зуб), то сами мы не должны брать на себя выполнение этого закона, ибо иначе мы не выйдем из заколдованного круга кармы. Мы должны именно «прощать нашим личным врагам»... ибо кто из нас может знать, что удар, полученный им, не есть заслуженный обратный удар кармы? И, возвращая этот удар с местью в сердце, мы тем самым не исчерпываем карму, но продолжаем ее и даже усиливаем ее в тяжком направлении для нас. Кроме того, прощая врагам, мы не будем увеличивать количество зла в пространстве и сами сделаем себя непроницаемыми для многих ударов. В том же духе нужно понять и слова – любите врагов ваших и т. д. Но противиться злу мы должны, если не хотим, чтобы нас затопила волна зла. Есть много способов противиться злу и прежде всего силами духа; конечно, отпор врагу, нанесенный без злобы в сердце, оккультно во стократ мощнее. Все эти утверждения Христа свидетельствуют, что Он был Посвященным и знал силу обратного удара. В том же смысле следует понимать и сказанное в книге Второзаконие (кн. Моисея) – «Мне отмщение и Аз воздам». Именно, Апостол Павел приводит это изречение в своем Послании к Римлянам. Опять мы видим, что Христос пришел не нарушить закон, но исполнить». (26.05.34 Рерих Е.И. Письма. 1929-1938 т.1)

 

А причины гнева Иисуса против фарисеев и книжников (23.13), выражены в Его словах: «затворяете Царство Небесное человекам; ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете», а также «поедаете домы вдов и лицемерно долго молитесь», «обходите море и сушу» в поисках хотя бы одного верующего и делаете его «сыном геены, вдвое худшим за вас» (23:13-16).

Эсхатологические мотивы в Евангелии от Матфея

В Матфеевой книге очень сильны эсхатологические мотивы. Иисус в его Евангелии говорит о Своем втором приходе на землю, о кончине века и разрушении Иерусалимского храма. Причем говорит сердито и с надеждой, что все, что должно - исполнится. Апостолов заинтересовало такое радостное и тревожное сообщение. И когда Христос вышел из храма, то приступили к Нему ученики, чтобы показать Ему здание храма. Иисус сразу сказал им: «Видите все это? Истинно говорю вам: не останется здесь камня на камне; все будет разрушено» (24:1-2). А когда Он сидел на горе Елеонской, то приступили к нему ученики и спрашивают: «Скажи нам, когда это будет? И какой признак Твоего пришествия и кончины века?» (24:3).

 

Вместо прямого ответа, Иисус предупреждает учеников, чтобы они не прельстились от тех, кто придет под именем Его и будет говорить «Я Христос». Также услышат они и о войнах и разрушениях, и этому, говорит Христос, надлежит быть. Но это еще не конец. А вот когда восстанет царство на царство, народ на народ, когда будут «глады, моры и землетрясения по местам, когда будут предавать вас на мучения и убивать вас, и вы будете ненавидимы всеми народами за имя мое. Тогда соблазнятся многие; и друг друга будут предавать, и возненавидят друг друга. И многие лжепророки восстанут и прельстят многих» (24:7-11). Вот тогда, по словам Иисуса, будет проповедано Евангелие Царствия по всей вселенной, «во свидетельство всем народам». Тогда придет конец. Матфей рисует картину конца мира, как будут гибнуть люди, как придут лжепророки и лжехристы и будут показывать знамения и чудеса, будут обманывать, что Христос в потаенной комнате, что Он в пустыне, в горах, но – не верьте этому. «Ибо, как молния исходит от востока, и видна бывает даже до запада, так будет пришествие Сына Человеческого». (24:27).

 

Апостолы Матфей и Лука.

Апостолы Матфей и Лука.

 

Евангелист не ограничивается эсхатологическими мыслями Иисуса изложенными в гл. 24-25. Они появляются и в некоторых притчах, о которых сообщает только он один из всех синоптиков. Это толкование притчи о плевелах (13.36), выводы из притчи о десяти девах (25.13), притчи о талантах (25.30), в которых ударение делается на конце века, что так характерно для Матфеевой книги.

 

В Евангелии от Матфея заметна и такая деталь: Иисус представил нам новый вариант иудейской эсхатологии. Его первое пришествие представляло собой небесное вторжение в земное Царство. А вот другое Царство, в котором Божья воля исполнялась иным образом, вошло в этот мир через личность Христа. Если смотреть глазами материалиста, то пришествие Иисуса должно было быть вторжением будущей эры, в настоящую. Так эра преображенных людей Божьих, восстановленных Храмов и Царства, вошла в настоящее время. Первое пришествие Иисуса считается преобразованием иудейской эсхатологии. Это проявляется, прежде всего, в воскресении Христа, которое привело к тому, что иудеи стали относится к Нему с некоторым доверием. (1 Кор.15:20,23, Откр.1:5, Евр.7:22-24). Слова иудеев, поверивших Иисусу, указывали на тот факт, что явление Христа было крупным эсхатологическим событием; и что Иисус провел свои последние дни, как время исполнения обещаний Ветхого Завета; как окончательное правление Бога.

 

Некоторые богословы сосредоточились на двух аспектах эсхатологии – существующей и будущей. Одни видят в Иисусе провозвестника будущего апокалипсического разрушения. Проповедь Его они поняли буквально, что конец - близок, катастрофа - неизбежна и надо быть готовым, к концу своему. Слова Иисуса: «Истинно говорю вам: не пройдет сей род, как все сие сбудется; Небо и земля пройдут, но слова Мои не пройдут. О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один; Итак бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш придет» (24:34-42), подтвердили их догадки. Но Иисус не только обращался к иудеям и христианам, Он также обращался и к своим ученикам: «Потому и вы будьте готовы, ибо, в который час не думаете, придет Сын Человеческий» (24:42).

 

Иисус разделял многие ожидания иудаизма первого века. Он учил о бессмертии, последнем справедливом суде. Говорил и о двойном суде, состоящем из похвалы праведных, и наказания грешных. Он верил, что как в природе, так и Храме будут признаки грядущего конца. Однако Сам Иисус был посредником в этом суде, через которого должен придти конец. Он считал себя Сыном Человеческим из книги Даниила, Сыном Давида из вторых Царств, и Истиной для определения вечной жизни и вечного наказания. Его выбор двенадцати учеников свидетельствовал, что Христос был Творцом и реформатором народа Божьего. Отсюда вывод: эсхатология Иисуса была исключительно христоцентричной.

 

Понимание Иисусовой эсхатологии наиболее ярко выражено у Марка 13, в параллельных местах Матфея 24, и у Луки 21. Иисус учил, что во время этих знамений, Евангелие будет провозглашено по всей земле, всем народам и всем странам. И тогда придет конец. «И когда увидите мерзость запустения, реченную через пророка Даниила, стоящую на святом месте, тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы» (24:14-16). Ибо тогда будет великая скорбь, какой не было от начала мира, и не будет. «А после скорби тех дней солнце померкнет, луна не даст своего света и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются. Тогда явится знамение Сына Человеческого на небе» (24:29-30). Тогда народ увидит своего Христа, грядущего на облаках небесных с силою и славлю великою, исповедующего Слово Божие. Все эти признаки началась с первого века. А знамения на небе послужат сигналом, что в этой великой скорби и разрушениях явился Христос со своим Словом, как спаситель погибшего мира.

 

Странным было то, что иудейские богословы не нашли в словах Иисуса утешения для себя: спасутся ли они, люди другой веры, как праведные люди, или им уготована такая же смерть, как и грешникам.

 

Босх (1450-1516). Ад.

Босх (1450-1516). Ад.

 

Иисус говорил истинную правду. Сатана был побежден, Иерусалимский храм был разрушен в 70 году, а Царство Божие – было осуществлено, но не для всех. Матфей даже подчеркивает, что многие мертвые воскресли в день распятия Иисуса: «И гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли» (27:52), и завеса в Храме разорвалась на две части, и землетрясение произошло, и сотник римского войска засвидетельствовал: «воистину Он был Сын Божий» (7:53), и Иосиф Арифамейский выпросил у Пилата отдать ему тело распятого Иисуса. Большинство богословов поверило, что Воскресение Иисуса было началом эсхатологического воскресения мертвых, предсказанного Ветхим Заветом. Значит, эсхатология Иисуса была направлена на настоящее, и на будущее? Некоторые считают, что Мессия, преобразователь новой жизни действительно пришел, но не в теле, а в Своем Учении, Евангелии от Матфея и других книгах Нового Завета.

 

Иисус евангелиста Матфея не только истинный Сын Бога, но и талантливый проповедник, Он также врач-чудотворец. Он не только лечит больных, но и воскрешает из мертвых. Христос постоянно говорит своим ученикам, чтобы они были внимательны и чувствительны к чужой беде, чтобы спасали людей от греха, от болезней, от смерти, от лжепророков и обманщиков, а для других были образцом честности и святости: «Ибо, говорю Вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное. Вы слышали. Что сказано древним: «не убивай»; кто же убьет, подлежит суду» (Мф. 5:20-21).

Апостол Матфей был добрым человеком

Из Нового Завета известно, что апостол Матфей, как и другие ученики Иисуса, в своей жизни был добрым человеком, не скупым, не замкнутым, не завистливым, а общительным, требовательным и справедливым. По совету Иисуса он раздал свое имущество бедным. Он собственным трудом, шитьем палаток, зарабатывал на хлеб и на содержание своих помощников, которых было три и больше, и которые не имели профессии. Кроме того, от своих скудных заработков он давал еще в церковную кассу.

Матфей неотлучно ходил со своим Учителем по Галилее и Иудее. Он был свидетелем Христовых страданий и Его Вознесения. После Пятидесятницы евангелист восемь лет проживал в Палестине, проповедуя Слово Божие. С Евангелием в руках, прошел он Сирию, Мидию, Персию, Парфию и закончил свое служение в Эфиопии, где основал Церковь и построил Храм в г. Мирмены для верующих эфиопов. Исполняя волю Иисуса, апостол Матфей, вместе с проповедью Святого Писания, просвещал и лечил от всяких болезней местных жителей, за что правитель Эфиопии Вульфиан обвинил его в колдовстве. Туземный вождь посадил апостола в темницу, как чародея, мага и нечистую силу, и лично сам вынес ему смертный приговор. По туземным обычаям евангелиста Матфея сожгли на большом костре. Это произошло в 90 году нашей эры. Согласно церковным преданиям огонь не повредил тела апостола. Тогда его положили в железный гроб и бросили в открытое море. Вода не приняла святого человека. Выброшенный волнами гроб, был с почестями перенесен в храм. Пораженный великим чудом, правитель Вульфиан раскаялся, принял Крещение с именем Матфей, отошел от мирской жизни и стал пресвитером. По смерти епископа Платона, поставленного апостолом Матфеем, Вульфиан возглавил Церковь Эфиопии.

«Возьми крест свой и следуй за Мною»

Из Евангелия от Матфея мы узнаем, что во время проповеди Иисуса в пределах Магдалинских, когда Он посрамил фарисеев и саддукеев, Христос обратился к своим ученикам с такой речью: «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу ради Меня, тот обретет ее» (Мф. 16:34-25).

 

Тема следования за Христом, возникшая в 4-х Евангелиях, неразрывно связана с темой Креста, Который нес Христос. И если книжник говорит Иисусу: «Учитель! Я пойду за Тобою, куда бы Ты ни пошёл», то Иисус отвечает ему совсем о другом: «..лисицы имеют норы, и птицы небесные - гнёзда; а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову» (Мф 8: 20). Но место, где Он может приклонить Свою голову вскоре будет найдено – это Крест. Евангелист Иоанн, сообщая о смерти Христа, употребляет то же выражение: «...Иисус... сказал: совершилось! И, преклонив главу, предал дух Свой» (Ин 19:30). Значит, следовать за Иисусом - это быть согласным и готовым идти за Ним вплоть до Голгофы до Креста.

 

Фома Кемпийский (1379-1471) в книге «О подражании Христу» [17] говорит, что много есть любителей идти за Ним, вплоть до Тайной Вечери, и очень мало - вплоть до Креста. Такую, слегка обозначенную мысль мы встречаем в 20-м стихе 8-й главы Евангелия от Матфея. Позднее она уже звучит в полную силу: «...и кто не берёт креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» (Мф 10:39); «...если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф 16: 24).

 

Но что такое - Крест? В двух Евангелиях – Матфея и Марка, пять раз говорится о несении креста, на которое должен решиться каждый, кто хочет стать Его учеником (Мф 10: 38, 16: 24; Мк 8: 34; Лк 9: 23, 14: 27). Человек не может быть христианином и не нести креста, - говорит евангелист. Причём Иисус подчёркивает – своего Креста. Чтобы понять такое выражение, человек должен пережить определенные трудности, даже беды, говорят священники. И переносить их надо твёрдо, не поддавшись отчаянию. Так учили и философы-стоики в далекой древности. Однако собственная боль – это ещё не крест и не трагедия. Человек лишь тогда берётся за крест, когда грянет большая беда, то ли на друзей, то ли на его родных. Тогда человек идет на все, даже на страдание и героизм. Поэтому наш собственный крест, это, прежде всего, разделить боль другого, спасти его от беды или неминуемой смерти. Апостол Павел обращался к своим слушателям следующими словами: «Братия! Если и впадает человек в какое согрешение, вы духовные исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным. Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов» (Гал 6: 2).

 

Аннибале Карраччи (1560-1609). Явление Христа Петру на Аппиевой дороге.

Аннибале Карраччи (1560-1609).

Явление Христа Петру на Аппиевой дороге.

 

А теперь немножко истории. Символ креста известен с древнейших времен. Значения этого символа подробно разбирает Е.П. Блаватская в «Тайной Доктрине». А возникновение в христианстве культа креста связано с мученической смертью Иисуса Христа, которую Он принял на Кресте по приговору Понтия Пилата. Распятие на кресте было распространённым способом казни в Древнем Риме, позаимствованным от карфагенян — потомков финикийских колонистов.

 

Считается, что впервые распятие использовалось именно в Финикии. Как правило, к смерти на кресте приговаривали разбойников, убийц и насильников. Многие ранние христиане, подвергавшиеся гонениям, начиная со времён императора Нерона, также были казнены таким образом. Не только Иисус был распят на Кресте, с ним также были распяты и два разбойника. А вот апостол Петр, чтобы доказать свою праведность перед Иисусом, попросил римских стражников распять его на кресте головой вниз. До IV века и правления Константина Великого христиане удерживались от изображения креста. Но многие экзегеты утверждают, что Крест, как символ возрождения, был использован и в Ветхом Завете. На это указывает пророчество через знак «тав»: «В книге пророка Иезекииля говорится: Ангел ставит печать «тав» на челах людей. И вот тут удивительное, таинственное совпадение преобразований. В современном еврейском квадратном шрифте буква «тав» напоминает русское «п», но в древних алфавитах, в древнем ханаанском и в финикийском, буква «тав» выглядела как крест, — либо как крест св. Андрея, либо просто как крест, как во всех финикийских надписях. «У древних христиан, очевидно, это и стало первым знаком осенения себя крестным знамением и осенения верующего во время крещения святой водой, то есть это было знаком Христа. И мало кем замечено, чем был этот удивительный прообраз у пророка Иезекииля. Здесь - тот же самый символ. Среди бури и смятений мира избирается малое стадо, и на них печать. В данном случае это печать крещения, и не просто печать крещения, но печать следования за Агнцем» [18]. (Александр Мень. Комментарий на Откровение Иоанна Богослова).

 

В православии наиболее распространена восьмиконечная форма креста с верхней и нижней перекладинами. На древних иконах также встречается изображение семиконечного креста, в котором столб не выходит за верхнюю перекладину. Считается, что верхняя перекладина над основной горизонтальной перекладиной символизирует табличку на кресте Христа с надписью INRI , либо ІНЦІ, что значит «Іисусъ Назарянинъ, Царь Іудейский»; нижняя косая перекладина символизирует подпорку для ног. Также она символизирует двух разбойников, распятых слева и справа от Христа. Один из них перед смертью раскаялся в своих грехах, за что был удостоен Царствия Небесного. Другой же перед смертью хулил и поносил своих палачей и Христа.

 

В православной аскетике есть такое понятие, как «несение своего креста», то есть терпеливое исполнение христианских заповедей на протяжении всей жизни христианина, основанное на словах Иисуса Христа. Иисус в Евангелиях постоянно учит брать свой крест и нести его ежедневно. Нетрудно понять, что в данном случае Крест ассоциируется с нашей судьбой. Христос напоминает, что следование за Ним нельзя отстрочить, отложить на потом, потому что потом, как известно, плохой помощник в деле.

 

Нам покажется странным, когда ученик, призванный Иисусом на служение, просит у Него разрешения прежде пойти и похоронить отца своего. Иисус отвечает ему очень странно: «Иди за Мною, и предоставь мёртвым погребать своих мертвецов» (Мф 8: 22). Наверное, это одно из трудных для понимания мест в Евангелие от Матфея. Ведь мы знаем о подобном примере из книги «Бытие» Ветхого Завета. Когда умирает Иаков, то Иосиф хоронит своего отца. Он просит передать фараону: «Отец мой заклял меня, сказав: "вот, я умираю; во гробе моём, который я выкопал себе в земле Ханаанской, там похорони меня"» (Быт 50: 5). И фараон отпускает Иосифа, чтобы он выполнил последнюю волю отца и не нарушил закон иудейской веры. Подобным образом и Товия выполняет волю своего отца и достойно погребает его. Для иудейской традиции похороны отца – святое дело. Это такой обряд, который нарушить - никому не позволено. Почему же в Евангелии от Матфея Иисус нарушает закон своих предков? И вот тут мы сталкиваемся с евангельским парадоксом. Значит, это место требует к себе особого внимания. Действительно, Христос пришёл не нарушить закон, а исполнить его, а тут Он почему-то нарушает традицию предков. Почему Он так поступает?

 

Васнецов В.М. (1848-1926). Патриарх Тихон и Сергий Булгаков.

Васнецов В.М. (1848-1926).

Патриарх Тихон и Сергий Булгаков.

 

Когда нас зовёт Христос, не надо откладывать следовать за Ним. Его поручение надо выполнять незамедлительно. В те времена, да и сейчас, иудеев хоронили и хоронят в день их смерти. И все же Иисус призывает не медлить, а выполнять его поручение, даже если речь идёт о нескольких часах. Георгий Чистяков, толкователь книг Нового Завета, обнаружил у Французского библеиста - Мануэля Жимбасьяна, такой арабский диалектный оборот: «Сначала я похороню отца» [19]. Оказывается, что это вовсе не означает, что у кого-то умер отец. Его применяют тогда, когда хотят сказать, что какое-то дело сделают потом, в отдалённом будущем. Смысл этого парадокса в том, что слово потом свидетельствует об отдаленном будущем. Похоже, его отец был уже стар, и ученик хотел повременить со своим уходом. Но у него ничего не получилось. Отец, оказывается жив и здоров. Именно таков смысл фразеологизма: «Сначала я похороню отца», которому в русском языке отчасти соответствует выражение «откладывать в долгий ящик», т.е., по сути, похоронить, положить дело в гроб.

 

А второй смысл ответа Иисуса - не оглядываться назад. Человек не должен думать, что следование за Христом ему не посильно. Просто, необходимо отказаться от старых привычек, своего образа жизни и смело идти за Христом и своей судьбой. «Мертвый» человек – это человек мертвый духовно. А выражение «хоронить мертвых» означает отказ от отживших, «мертвых» законов, догм, знаний, обрядов и привычек. Прежние наши ценности и привычки, с которыми срослись, оказываются для нас мертвым грузом, они тормозят сделать выбор и пойти с Иисусовой верой в новую жизнь. Конечно, не всем такое дело оказывается по плечу, но человек – сильное существо, если он поставил перед собою цель - жить по законам христианской веры, он добьется своего, он выполнит свою цель. И в этом ничего героического нет. Он выполнил свое решение, свою миссию, он свободно совмещает свою мирскую жизнь с верой во Христа, и у него все получается славно.

 

В современной богословской литературе много говорится о Кресте, которым распят мир, и что Крест Христов, вознесённый над всем миром, стал своего рода осью, на которой вращается Земля. В наши дни человек умирает на кресте сознательно, потому что знает, что его смерть – это не телесная смерть, а смерть от старых привычек и той большой неправды, в которой человек жил и живет.

«Собирайте сокровища на небе»

В Нагорной проповеди Евангелия от Матфея Иисус говорит Своим ученикам: «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут; Но собирайте себе сокровища на небе, где, ни моль, ни ржа не истребляет, и где воры не подкопывают и не крадут, Ибо, где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф.6:19-21).

 

Сокровища небесные – это то, что остается с человеком после его ухода с земного плана – духовные качества человека, которые он сумел в себе развить, «собрать» за свою земную жизнь. Именно они не только остаются с человеком, но приумножаются. Это о них сказано: «ибо кто имеет, тому дано будет и приумножится, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет» (Мф. 13, 12) и «ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет» (Мф. 25, 29).

 

Для нас, мирских людей, земное сокровище – это в первую очередь – деньги. Затем золото, доходное дело, положение в обществе, престижный автомобиль, усадьба и другие сладкие атрибуты. Примерно такие ценности заменяют нам небесные сокровища. Для неверующего человека, говорит протоиерей Георгий Чистяков, деньги и вообще сокровище земное, в чём бы оно ни заключалось, становится богом не сразу, а незаметно и подспудно. Человек его обнаруживает в самый не подходящий момент своей жизни. И когда наступает переворот в его сознания, то человек удивляется, как такое могло произойти. Ведь он никогда не думал, что ищет сокровище на земле, что предан деньгам, как богу, что духовные ценности, христианская мораль от него давно отступили и вообще он стал человеком грешным.

 

Прекрасно сказано об этом в Евангелии от Матфея: «Никто не может служить двум господам: ибо, или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом не радеть. Не можете служить Богу и мамоне». (Мф, 6:24). Так говорит Иисус своим ученикам. Не отдавайте свое сердце мамоне, говорит Христос, будьте чистым сердцем и совестью.

 

У человека духовного – иная точка зрения на наши ценности. Для него земные сокровища – это данные на время земной жизни материальные ценности, которыми он может пользоваться и употребить данные ими возможности для поддержания жизненных потребностей организма, совершенствования и для блага других людей.

 

Александр Мень называет небесные сокровища - Сокровищем у Бога и сокровищем, которое есть Сам Бог. Он пишет, – «это то, что находится потаенно, «втайне», в глубинах души человека. Это вовсе не та религиозность: показная, декларативная, притворная, которая выставляется для других, и даже для самого себя. Вовсе не имеет значения, кому мы заявляем о своей вере и своей «святости»: окружающим нас людям или самому себе – всё равно это будет лишь заявление о вере. Вера же подлинная, настоящая, чистая и боговдохновенная открывается для нас в какой-то момент, о котором мы и не подозревали. Открывается помимо нашего желания и хотения других, она в глубинах нашего «я», в самом нашем сердце и самой душе».

 

Дирк Баутс (1415-1475). Агнец Божий.

Дирк Баутс (1415-1475). Агнец Божий.

 

Хотя часть людей, причем и не плохих, на этот непростой вопрос имеет свое собственное мнение. В ответ на слова Иисуса из Матфеевой книги, они приводят другие, из книги Псалмов, 61-го стиха: «Не надейтесь на грабительство, и не тщеславьтесь хищением; когда богатство умножается, не прилагайте к нему сердца» (Пс.61:11). Читатель понимает это место по-разному. С одной стороны, не нужно привязываться к богатству, не нужно копить его и приумножать до бесконечности. Каждый знает, чем это заканчивается: крахом и смертями. С другой стороны, когда само богатство идёт в наши руки, как же не взять его, как отказаться от него или спрятаться. Конечно, мы с огромной радостью берем его и потираем от счастья руки. У нас есть алиби, ведь в Библии сказано, не бойся своего богатства, не торопись от него избавиться, не стремись быть бедным, потому что если все будут бедными, то кто будет помогать им, кто будет кормить нашу семью, учить детей и выводить их в люди? Кто будет делать Божие дело: строить храмы и укреплять веру Христа? А Библия твердо говорит нам: не прилагайте к богатству сердца, ибо потонете в мамоне. Речь идет о привязанности и злоупотреблениях богатством. Такие факты, к большому сожалению, мы видим каждый день. Фирмы растворяются, а жулики стараются уйти от правосудия. Их редко сажают, потому что их ворованные деньги делают свое. Но итог у них у всех печальный: или разорение, или убийство, или очень ранняя смерть. Из-за денег, других неурядиц, в которые мы залезли по уши, даже общество разделилось на два лагеря: на богатых, всесильных и на тех, кто просто живет на земле ради самой жизни, своих родных и христианских ценностей.

 

Ни в богатстве, ни в одежде, ни в еде, ни в других мирских благах изначально ничего плохого нет, пишет в своей дивной книге известный богослов Георгий Чистяков. Зло он видит тогда, когда человек сознательно нарушает все допустимые и привычные нормы нашей жизни. Когда из полноценного уважаемого человека он превращается в свинью, негодяя, самодура, насильника и убийцу. Ведь сребролюбие, жадность, насилие, вредительство другим людям, наглость – это не только зло, это преступление перед Богом.

 

Иисус говорит нам: «Светильник для тела есть око. Итак, если око твоё будет чисто, то всё тело твоё будет светло; если же око твоё будет худо, то всё тело твоё будет темно. Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма?» (Мф.6:22-23).

 

Что значит чистое око и светлое тело, или наоборот, худое око и темное тело? В славянском тексте Библии это выражение передано несколько понятнее, чем в русском: «Если око твоё будет просто, то тогда всё тело твоё будет светло. И если око твоё будет худо, то и тело твоё будет темно». Слово, которое в Синодальной Библии переведено, как «чистое (око)», а в славянской, как «простое», говорит об одном и том же: о чистоте нашей жизни, соблюдении христианских ценностей, причастности человека к Богу, к Его вере и вере своих отцов. А еще говорит о щедрости нашей души, о помощи другим, слабым и бедным людям. «Простой, честный, благословенный, щедрый, чистый, порядочный» – примерно так трактуется это слово в канонической Библии. «Благословляющая душа будет насыщена; и тот, кто поит других, сам будет напоен. А кто удерживает у себя хлеб, того клянёт народ; на голове же подающего – благословение» (Притч.11:25-26).

 

В Евангелии от Матфея мы часто встречаем слова Иисуса о добре, помощи друг другу, щедрости, порядочности. Если сказать другими словами, то вся Матфеева книга дышит этими человеческими чувствами и понятиями. Иисус говорит своим ученикам: «Итак, во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними; ибо в этом закон и пророки»; «Входите тесными вратами; потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; Потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их». (Мф. 7: 12-14).

 

Действительно, именно скупость и эгоизм погружают нас во тьму - широкие врата ведут нас к погибели. Именно тесные врата и узкий путь, ведут нас в саму жизнь, и мы находим их; именно щедрость выводит нас из внутренней затемнённости; именно милостыня и наши добрые поступки приводит нас к тесным вратам и узкому пути. Таким образом, собирая сокровища на небе, мы не можем не помогать другим, не можем не давать милостыню, не можем жалеть нашего богатства, потому что, как только мы начинаем его жалеть, свет внутри нас начинает тускнеть и гаснуть, причём все сильнее и сильнее. Мы долго не замечаем, как гаснет в нас этот свет, но потом вдруг оказываемся во тьме. Поэтому, собирая своё сокровище на небесах, у Бога, мы должны руководствоваться принципом, сформулированным в 33-м стихе Матфеевой книги, где Иисус говорит такие слова: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это всё приложится вам» (Мф.6:33).

 

Речь у Иисуса идёт о щедрости души честного, порядочного человека, который, прежде всего, понимает человеческую боль, страдание и бедность. Христос обращался к народу и апостолам, которые должны были идти по миру проповедовать Евангелие Христа. Всякий просящий, говорит Иисус, получает, и имущий находит, и тому, кто стучит - отворяют. «Есть ли между вами такой человек, который, когда сын его попросит у него хлеба, подал бы ему камень? И когда попросит у него рыбы, подал бы ему змею?» (Мф. 7:9-10). Говоря о добре, помощи бедному и неимущему, помощи больным и калекам, Иисус в Евангелии от Матфея постоянно творит добрые дела. Он не только проповедник и утешитель, а в первую очередь помощник в беде. Иисус – врачеватель и наставник всем людям доброй воли. Когда Иисус произносил своим ученикам напутствующие слова, то подошел к нему «некоторый начальник» и говорит Ему: «дочь моя теперь умирает: но приди, положи на нее руку Твою, и она будет жива». Христос послушал страждущего человека: «И встал Иисус, пошел за ним, и ученики Его» (Мф. 9:18-19). Так была спасена жизнь юной девушки.

 

То же самое мы можем сказать и о таком примере, когда женщина, 12 лет страдающая кровотечением, подошла к Иисусу сзади и прикоснулась к краю Его одежды. Она дала себе слово, что когда прикоснется к одежде Его, то выздоровеет. Так действительно и произошло: болезнь бедной женщины отступила. Христос обрадовался такому поступку и явлению и сказал радостно: «Дерзай, девушка! вера твоя спасла тебя». Женщина с того часа стала здорова, говорит евангелист Матфей.(Мф. 9:20-22).

 

Ганс Гольбейн (1497-1543).Тайная Вечеря.

Ганс Гольбейн (1497-1543).Тайная Вечеря.

 

В Библии есть много сложных вопросов, на которые отвечать трудно. Ни богословы, ни православие, ни христианство не дадут на них прямого ответа, потому что христианство – это не энциклопедический словарь, не ключ к объяснению всего, что происходит с человеком в жизни. В Библии заложена древнейшая Мудрость, но очень многое скрыто символами и аллегорическим изложением Основ Мироздания. Толкователи Библии в первую очередь рассматривают вопросы, которые непосредственно касаются нашего спасения. Один из таких вопросов – о деньгах и сребролюбии, о скупости и щедрости. Если человек щедр, то никакое богатство, никакая сила его не остановит, он отдаст столько, сколько пожелает сам. Но если щедрости у скупердяя нет, когда его сердце черствое как сучок, то никакая бедность для него не спасительна, никакая нищета не поможет ему. Можно быть миллионером, но обладая щедростью, прийти к Богу, а можно быть бомжем, последним нищим, но скупым в натуре, поэтому такому не совершить прорыва к Богу.

 

«Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже получили награду свою»…. «Ты же, когда молишься, - говорит Христос, - войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который в тайне; и Отец, твой, видящий тайное, воздаст тебе по заслугам» (Мф. 6:2-6).

 

Слова Иисуса о богатстве, бедности, скупости и щедрости как никогда актуальны сегодня, когда в мире столько зла, ненависти и убийств. И совершают все это вовсе не бедные люди, даже не бомжи и нищие. В наших глазах они все - негодяи, насильники, без веры в сердце. Как остановить их, как сказать, что хватит уже пролитой крови, хватит смертей, пора уже вам подумать о душе и вернуться к Богу. Мы, православные, живя в окружении таких бесчеловечных и неверующих людей, очень часто, подобно иудейским фарисеям и книжникам, считаем этих насильников, если не псами или свиньями, то еще хуже. Но Иисус сказал нам и такие слова: «И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне». (Мф. 10:28).

 

Закончим статью словами Дмитрия Мережковского, тонкого знатока четырех Евангелий и всех Новозаветных книг: «Марк Иисуса видит, Матфей - слышит. Столько у него речей Господних и с таким звуком "живого, неумолкающего голоса", как ни у одного из Евангелистов. Что Иисус делал, мы узнаем от Марка; что говорил - от Матфея. Слишком длинные речи, как Нагорная проповедь или Горе Фарисеям, не могли, конечно, целиком сохраниться в памяти слышавших; Матфей слагает их заново и, может быть, в новом порядке, из отдельных, до него записанных слов, logia. Но когда читаешь, - кажется, что слышишь их прямо из уст Господних, именно так и в таком порядке, как говорил их Иисус, потому что, кроме Него, никто не мог бы сказать это самое прекрасное и сильное, самое нечеловеческое, что было когда-либо сказано на языке человеческом» (20). (Д. Мережковский. Иисус не известный. М. Фолио, 2002).

 

Литература

 

1. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. Каноническое. США-Швеция. 1997.
2. Евсевий Памфил. Церковная история. Издание Спасо - Преображенского Валаамского монастыря. М. 1993. Кн. 3, 24, 6.
3. А. Мень. Библиографический словарь в 3-х томах. Фонд им. А. Меня, М.2002, Т. 1, с.392.
4. Евсевий Памфил. Церковная история. М. 1993. Кн. 3.
5. Климент Римский. // В кн. Филарет, архиепископ Черниговский. Историческое учение об отцах Церкви. В 2-х томах. СПб, 1869.
6. Климент Александрийский. //В кн. В кн. Филарет, архиепископ Черниговский. Историческое учение об отцах Церкви. В 2-х томах. СПб, 1869.
7. Игнатий Богоносец. // В кн. Филарет, архиепископ Черниговский. Историческое учение об отцах Церкви. В 2-х томах. СПб, 1869.
8. Папий Иерапольский. //В кн. Евсевий Памфил. Церковная истории, кн. 3, 39, 16).
9. Послание Варнавы. // В кн. П. Преображенский. Памятники древней христианской письменности. — Т. II. Писания мужей Апостольских. М. 1860.
10. Афинагор Финский. //В кн. Памятники древней христианской письменности. Т. V. Сочинения древних христианских апологетов. Пер. П. Преображенского. М. 1864.
11. Климент Александрийский. // В кн. Протопресвитер Иоанн Мейендорф. Введение в Святоотеческое богословие. Киев, 2002.
12. Ориген. Комментарии на Евангелие от Матфея. Интернет.
13. Иустин Философ. //В кн. П. Преображенский. Памятники древнехристианской письменности. Писания мужей апостольских. М. 1860.
14. Ириней Лионский. Против ересей. Изд. Олега Абышкою, СПб, 2008.
15. Дональд Гатри. Введение в Новый Завет. М. 2005.
16. А. Мень Библиографический словарь в 3-х томах. Фонд Александра Меня. М. 2002.
17. Фома Кемпийский. О подражанию Христу. М. 2001.
18. А. Мень. Комментарии на Откровение Иоанна Богослова. М. 2005.
19. Георгий Чистяков. Размышления над строками Нового Завета. М.2007.
20. Д. Мережковский. Иисус неизвестный. М. Фолио, 2002.

26.11.2014 11:55АВТОР: Сергей Целух под ред. Н.В. Ивахненко | ПРОСМОТРОВ: 5580




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Религии народов »