26 июня 2022г. в 13:00 мск. состоится онлайн-лекция «Елена Петровна Блаватская в зеркале писем Елены Ивановны Рерих» . Сон о Космосе наяву. Выставка в городе Луге Ленинградской области. Международная научно-общественная конференция «120 лет со дня рождения Ю.Н.Рериха» (Москва, 9–10 октября 2022 г.). Новости буддизма в Санкт-Петербурге. Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Блуждание во лжи: в защиту чести и достоинства Елены Блаватской. Сергей Целух


 

Е. П. Блаватская на пути из Нью-Йорка в Индию.1878г.

 

 

К великому сожалению, в последнее время на интернетовских сайтах слишком много посыпалось грязи на нашу неповторимую, необыкновенную уважаемую Елену Блаватскую и в основном от тех, кто мало знаком с ее жизнью, духовным миром и мудрыми творениями, оставленных писательницей своим потомкам. Как правило, пишут те, кто труды самой Блаватской почти не читал, но с удовольствием читал книги А. Сенкевича, Р. Генона, А. Андреева и других фальсификаторов. Есть и иные «писатели», более степенные, умудренные, можно даже сказать - «зубры» своего дела, не понаслышке знающие жизнь и деятельность Елены Петровны, стремящиеся то ли от природной злобности, то ли по прямому заказу замарать эту необыкновенную личность и выставить на обозрение для суровой критики. Про некоторых мы уже писали, теперь очередь дошла до Дмитрия Дружинина, начитанного, эрудированного, так сказать – «зубра» своего дела, с большим опытом такой работы, готового во имя «правды» написать еще не один пасквиль.

 

Его книга под громким названием «Блуждание во тьме: основные положения псевдотеософии Елены Блаватской, Генри Олькотта, Анни Безант и Чарльза Ледбитера» [1] долгое время гуляет по интернетовским сайтам. Знакомясь с этим разрекламированным «шедевром», у нас возникли некоторые вопросы: действительно ли автор этой «эпохальной» книги является Нижегородским батюшкой, или же за его спиной прячется некто посильнее, помудрее его, возможно, кандидат наук или даже доктор, давний противник Елены Блаватской и всего теософского движения. Скорее всего, что это так — слишком уж выдает стиль письма, несокрушимая цель, глубокое знание материала и умение его преподнести читателю. Как бы то ни было, лично у нас к этой книге несколько негативное отношение: из-за передергивания фактов, сомнительных источников, ложных оценок и атеистическому подходу к ней.Вместо того, чтобы глубже разобраться с трудами Елены Блаватской, работами ее учеников и сотрудников, другими книгами и статьями авторитетных авторов, посвященных Блаватской, взять из них много полезного материала, мнимый священник Дружинин раскрыл свои объятия таким сомнительным авторам, как Уильяму Коулману, Гарольду и Уильму Хаэру, Р. Джонсону, Рено Генону, Всеволоду Соловьеву  и многим другим «певцам» неправды и выдумок, и единственно для того, чтобы с их помощью расправиться с беззащитной женщиной,разоблачить её в мошенничестве, плагиате, даже дилетантстве и других смертных грехах.

 

Для своей неблаговидной цели Д. Дружинин взял себе в союзники учеников, друзей и даже родственников Е.П. Блаватской, таких как Олькотт, Синнет, Борис Цырков, Вирджинию Хансон, Мери Нэф, Веру Желиховскую, Елену Писареву и других, работы которых цитирует, преследуя при этом одну неблаговидную цель — облить Блаватскую грязью, подкрепляя ее цитатами, выбранными из статей и воспоминаний этих светлых личностей. Он придирчиво ищет в них малейшие ошибки, невинные замечания, другие изъяны, и единственно для того, чтобы их словами, вырванными из контекста книг, скомпрометировать Елену Блаватскую, унизить ее и выставить на посмешище.

 

Батюшка Дружинин, как и его боевой соратник по неправде Владимир Бровко, о котором уже писали ранее, старается быть во всем «объективным», «справедливым» и даже умнее своих «великих предшественников», затрагивавших столь злободневную тему. Но, с первых же страниц этого «эпохального» труда читатель видит, какую «правду» несет ему автор, как он мастерски обволакивает его сладким фимиамом, стремясь переманить на свою сторону и сделать своим союзником. В первой части своей книги Дружинин с иронией пересказывает биографию писательницы, сознательно выделяя при этом ее главную черту характера — «своенравие», вкладывая в него совсем другой смысл. Только по этой причине, считает он, Блаватская наделала в своей жизни так много непоправимых ошибок. Это и не удачное замужество в семнадцатилетнем возрасте с сорокалетним Никифором Блаватским, вице-губернатором Еревана, от которого сразу же сбежала в Константинополь, чтобы вести странствующую жизнь. Это и путешествие по Европе, Азии, Северной и Южной Америкам; трёхдневное пребывание в пирамиде Хеопса; исследование магии у индейцев Канады и Соединенных Штатов в 1850 и 1851 гг.; участие в революционных боях в Италии в 1867 г., где Блаватская получила ранение; это и перевод книг Чарльза Дарвина на русский язык, встречи с эзотериками в Египте, колдунами вуду и магами Мексики.

                     Елена Блаватская против братьев Соловьевых  

Странно одно, что для подкрепления своих мыслей автор заручается «авторитетом» писателя Всеволода Соловьева, которого Блаватская гнала в три шеи за его обман, притворство в поступках и мыслях и желание за несколько месяцев с её помощью возвысится до уровня челы или же Махатмы. Не случайно в лексиконе Дружинина запестрели такие выражения, как «воровство» Блаватской, «игра в рулетку», «торговля страусиными перьями» и многое другое, о чем подсказал ему его «друг» Вс. Соловьев.  Сообщаются и другие ошибки писательницы, такие, как «неразборчивость и беспринципность», мешающие Блаватской стать настоящим человеком, из-за которых в 1872 году она оказалась в Одессе без работы и без денег. О Всеволоде Соловьеве и его знаменитой книге написано столько статей и книг, что читателям уже надоело о нем слышать. Его «вечная» книга “Современная жрица Изиды», вышедшая в 1892 году и пролежавшая в архивах полтора столетия за клевету на Блаватскую и на все теософское движение, стала «актуальной» для наших сегодняшних критиков. В ней «верный ученик» Елены Блаватской, даже «друг», вылил на голову своей Учительницы столько грязи, что ее хватило бы не на одни десяток персон.

 

Все же еще раз напомним — его «правда» ложная, написанная с агрессивных позиций, подлым человеком, завидующим таланту этой уникальной личности. Всеволод Соловьев рисует Елену Петровну исключительно черными красками: она и обманщица, и мошенница, заманившая к себе людей “чудесами и феноменами”, которые дали ей возможность создать Теософское общество и обвести мир вокруг пальца; она - не чистая на руку, а своими феноменами даже привлекла к себе всемирно известных оккультистов — Крукса, Фламариона, Шарля Рише, Папюса и английских спиритуалистов, учредителей Лондонского общества психических исследований. «Из-за них она нравственно погубила себя и многих других, из-за них терзалась, бесновалась, убивала в себе душу и сердце, превращаясь в фурию». А еще: «Будучи в высшей степени порывистой, несдержанной и, в иные минуты, до крайности наивной, Блаватская могла "до конца" отуманить только людей, еще более наивных, чем она, еще более не сообразительных. Главная же ее сила и условие успехов заключались в необычайном ее цинизме и презрении к людям, которое она скрывала весьма удачно, но которое все же иной раз прорывалось неудержимо».[2].

 

Герман Шмихен. Портрет Е.П. Блаватской, 1884.

 

 

Так пишет Всеволод Соловьев о своем Учителе, не пожелавшей ему выдать тайну Гималайских Махатм и не рекомендовать в чела. Ни одного доброго слова не нашёл он для ее фундаментальных книг, статей и писем родным и близким, но «выкопал» один негатив, зациклившись на ее феноменах и письмах Блаватской к нему.  Впечатления от чтения книги Всеволода Соловьева – удручающие. Сразу видно, что писал эту книгу холодный, расчетливый человек, не доросший до этой личности, до ее глубоких знаний, таланта и мудрости, но жаждущий превзойти ее и даже посадить за решетку. Он вылил на голову Блаватской такой объем грязи, желая запачкать ее как можно сильнее, что не заметил, как эта грязь вылились на его голову, и замарала его на столетия. Читать его книгу, наполненную ложью, ненавистью, подлым мщением стыдно, больно, и противно, потому что она не художественная, не мемуарная, не историческая, а сплошной донос Жандармскому управлению на невиновного и очень ранимого человека.  Теперь нам понятно, кто автор подлого «Письма Блаватской», кто давал компрометирующую информацию, и кто хотел навредить ей. Совсем не удивительно, что Елена Петровна написала о нем такие слова: “Он грязный, неразборчивый в средствах лжец и сплетник. Вначале он занимался этим без всякого злого умысла против меня, затем был уличён и вынужден был повторять свою ложь в официальных документах, или — объявить себя лжецом” [3].

 

Вот что пишет Елена Ивановна Рерих О Вс. Соловьеве и в защиту почитаемой всех их семьей Е.П. Блаватской: “Отношение Всеволода Соловьёва к Е.П. Блаватской запечатлено им самим в книге “Современная жрица Изиды”, написанной им уже после её смерти. Для каждого мало-мальски разбирающегося читателя, книга эта является суровым обличением самому автору. Соловьёв не заметил, какой суровый приговор он подписал себе этою книгою! Вся тупая самонадеянность бездарности, вся подлость, предательство, лживость и мелочность его натуры так и сквозят на каждой странице” [4]

  

А известный публицист конца прошлого века В. Буренин, совсем не сторонник теософии, пишет в 1892 году в “Новом времени”: “В современной русской литературе есть два Соловьёва: г. Владимир Соловьёв, иначе называемый “философом”, и г. Всеволод Соловьёв, иначе называемый “братом философа”. Он, не разбирая, валит на покойницу с каким-то даже ожесточением бездну всяких обвинений, чернит её всеми способами, причём часто пускает в ход способы недозволенные. Грязи, и притом самой бесцеремонной, наш изобличитель валит на “современную жрицу Изиды” столько, что её достало бы, вероятно, для целого огромного кургана над свежей могилой этой русской женщины» [5].

 

Писать о взаимоотношениях Всеволода Соловьева и Елены Блаватской – длинная история, набившая всем оскомину, и если возникнет к ней интерес, мы отсылаем их к «Письмам Блаватской к Синнету», биографическому очерку Е. Писаревой, Сильвии Крэнстон. статьям И.В.Кононова, С. Мельникова.  В этих документах дана трезвая оценка этому «писателю», непорядочному человеку и клеветнику. Говорить плохие слова о Елене Блаватской у Всеволода Соловьева были «веские» причины, а вот у его младшего брата, философа Владимира Соловьева, их не было. Он по своей воле, будучи подписчиком журнала «Теософист», написал о Блаватской и ее книге не правдиво, чем глубоко обидел Елену Петровну.

 

Блаватская была несколько возмущена не критикой, которую уже привыкла слышать, а тем, что известный русский философ, приступая к разбору книги, даже не прочитал ее, не разобрался в ее тонкостях, не постиг тех пунктов, которые решил покритиковать. И руководствовался не фактическим материалом, не философской системой, описанной в книге, а лишь предубеждением против автора, или же против самой системы, которую ему не удалось понять. Вот потому Елена Блаватская дала критику достойный ответ. Перечисляя изъяны статьи Вл. Соловьева, она замечает: «Остаётся лишь добавить, что если бы критик изучил теософические учения хотя бы наполовину, так же как он изучил папизм и иудаизм, то легко преуспел бы в трудном задании изложить смысл наших учений. И тогда, возможно, он вообще воздержался бы от того, чтобы писать о «Ключе к Теософии», ибо он понял бы, что книга эта не предназначалась для России – единственной страны, где всё ещё можно отыскать чистый идеал Христа; и знал бы, для чьей пользы цитировала я евангельскую притчу о древе, которое познаётся по плодам своим [6].

 

Ответ Блаватской философу довольно объективный и заслуживающий того, чтобы с ним ознакомились читатели.  Порой и великие личности делают большие ошибки, и бывают не правы в своих суждениях. Заметим лишь одно, что в конце своего ответа Блаватская рекомендует философу «не судить, да и сам не будешь судим».  Говорим это потому, что автору книги «Блуждание во тьме» не надо перегибать палку, чтобы не получить в лоб.

 

Письмо Блаватской о шпионаже обросло мхом        

 

Многие, желающие опорочить великую женщину, спекулируют информацией о письме Одесскому жандармскому управлению будто бы написанным Е.П. Блаватской, на котором, в свою очередь, и Дружинин строит политику и зарабатывает   дивиденды. Оно настолько обросло слухами и сплетнями, что возвращаться к нему в очередной раз выше наших сил. «Письмо» Блаватской выложено в Интернете и каждый может разобраться с ним. Нашему автору не стоило от радости такой «улики» танцевать лезгинку и строить на этом свое разоблачение «тайного агента организации, занимавшейся политическим сыском», тем более, что автору этого письма в просьбе было отказано.

 

Прекрасно знаем, что многие достигли своего, но из большинства не получилось ни гениальных мудрецов, ни волшебников, ни героев, ни генералов и адмиралов, а вышли такими, какими мы есть – обыкновенными людьми. Значит, так было назначено судьбой, нашей кармой, о которой Блаватская вспоминает почти в каждой книге и статье. Лишний раз доказывать, показывать, перебирать и вытряхивать на свет божий ошибки Елены Блаватской – пустая трата времени.  Елена Блаватская не была святой, а была такая, как мы с вами, за исключением своих необыкновенных знаний, мудрости, врожденных способностей, и сильной воли и устремления, приведших Блаватскую в тайные науки и далекие края.

 

 Продолжать говорить о «Письме» Жандармскому управлению г. Одессы нет смыла, мнение о нем любого адекватного человека, читавшего труды Е.П. Блаватской — крайне отрицательное.

 

Такое «Письмо» должно было быть не больше чем на поллиста. Нам же показывают другое «Письмо», написанное на трех стандартных листах и мелким почерком, скорее всего не Блаватской, а возможно кем-то другим. В Письме заложена информация для компрометации теософского движения, ослабление внимания к его основателям, и как суровое предупреждение каждому отступнику, что за отрыв от родных корней и православия, получит сполна. Что это был за документ— «письмо» и кем действительно был написан, до сих пор неизвестно. Но, исходя из слов самой Е. П. Блаватской в письме к А.П. Синнету от 1 мая 1886 г., ясно одно— она подобной бумаги не писала и в качестве русской «шпионки» себя не предлагала:

 

 «Соловьев оказался отъявленным подлецом и штрейкбрехером. Представьте, после того, что я вам рассказала о его плане и предложении, что он заявил герру Г[ебхарду], что я предложила ему служить российскому правительству в качестве шпиона!! Говорю Вам, кажется, сам дьявол стоит за всем этим заговором. Это подло! <…> Потом он заявил, что видел в Тайном отделении документы, в которых я предлагала себя в качестве шпионки российскому правительству. Вам понятна эта игра? Безусловно, это борьба между глиняным горшком и чугунным. Как я могу поехать и бороться с Соловьевым в России! <…> Соловьев либо сумасшедший, либо ведет себя так потому, что, скомпрометировав себя своим предложением шпионажа мне, он теперь боится, что я заговорю и скомпрометирую его в Санкт-Петербурге».

 

Однако возвратимся к книге Дружинина «Блуждание во тьме». Мы считаем её простым материалистическим трактатом, написанным хоть и мастерски, со знанием материала, но, скорее всего, по заказу сил скрытых от наших глаз, дабы лишний раз опорочить Е.П. Блаватскую, а через нее и само Теософское движение. И сотворенный сей «высочайший труд» не столько для кандидатской диссертации, сколько для того, чтобы заклеймить позором теософское движение, грозного конкурента православной церкви, и «сорвать покрывало Изиды» с его лидера — Елены Блаватской. Вот потому так придирчиво выискивает автор разные изъяны, промахи и ошибки в этой светлой личности, чтобы заставить своих союзников, матерых материалистов, выгнать ее из истории, из музеев, да из самой жизни. Вот потому он так нахраписто взламывает двери, насаждая нам свою «правду». Затея его смелая, судя по всему хорошо оплаченная, но полностью провальная.

 

Мы соглашаемся с Юлией Будниковой, что здесь имеем дело с принципиальным вульгарным материализмом, который всегда отличался агрессивностью, развязностью форм мышления и топорностью действий, а все «неопровержимые доказательства» – лишь повод прокричать о собственном неприятии духовных истин. Такие люди, говорит она, «будут до бесконечности заниматься формальными придирками, возмущаться (находясь в положении абсолютно внешнем к опыту и мысли Востока), как это восточный мыслитель позволил себе вольно обращаться с терминами разных школ для объяснения какого-либо духовного феномена, но они никогда не признаются (хотя и выдадут себя с головой – «по делам их узнаете их»), что им не только не понятны космология и пафос действий Великих Учителей Востока, но они нравственно этого не приемлют в принципе» [7].

 

Действительно, таким всегда интересно, сколько ошибок сделал в английском языке Кут Хуми, а сколько Елена Блаватская в «Разоблаченной Изиде», и сколько цитат, слов или идей она позаимствовала у других авторов: оккультистов, мистиков, магов и чародеев, и кто действительно является автором ее книг. Но им «абсолютно безразлично, какие последствия для человеческого рода как вида на Земле влечёт нарушение нравственных законов и духовных механизмов, что, в первую очередь, составляет содержание «Писем Махатм» [8].

 

Я дважды перечитал статью Юлии Будниковой, заместителя директора Музеи-института семьи Рерихов «Заметки на полях, о книге А.И. Андреева «Гималайское братство» и скажу откровенно, что эта статья полностью относится к книге Дружинина «Блуждание во мгле» и другим его соратникам и последователям.  Это они, темные личности, возомнили себя мастерами «объективной истины в последней инстанции» в отношении Блаватской, Рерихов и Гималайских Братьев, это им дано сказать свое последнее слово неправды. «На самом же деле, перед нами всё та же борьба позитивистского сознания с иным мировоззрением. Они ничем не отличаются от агитаторов 1920-х годов, в благородном запале убеждавших в сельском клубе крестьян, что Христос – никогда не существовал как исторический персонаж, Будда – миф, и вообще, учёные в телескоп на небо смотрели и никакого Бога там не увидали, значит, – его нет» [9].

 

Мы видим и чувствуем этих «исследователей» на расстоянии: их поверхностность и пустоту суждений, их бесполезные и вредные цепляния за любую ошибку. Непонятное им слово или термин великих Учителей, Блаватской и Рерихов – для них лишний повод ущемить, высмеять и унизить, а еще лучше, провозгласить на весь мир, что их писания, не что иное, как сладкие выдумки. «Для того, чтобы вести разговор о Махатмах и хоть как-то понимать, о чём они говорили, надо, как минимум, обладать подлинным религиозным мироощущением, позволяющим адекватно воспринимать сам дискурс. С накоплением личного духовного опыта вопросы и сомнения насчёт того, выдумывали ли Рерихи и Блаватская «Письма Махатм», «Тайную доктрину», «Учение Живой Этики», а также мотивы своих поступков, будут отпадать сами собой, т.к. человек узнает в них ту истину, которая живёт внутри него самого» [10].

 

«Разоблаченная Изида» против Дружинина

 

Рассматривая вопрос о создании «Разоблаченной Изиды» и   называя ее «Библией теософов» и «Священным писанием», батюшка Дружинин, вне всякого сомнения, знает, что такое название, да и сам материал был подсказан писательнице спириткой Эммой Хардинг - Бриттен, автором книги «Искусствомагии» на первом заседании Тософского общества в 1875 году. И что фактическим автором этой книги был оккультный адепт Луис», в которого Эмма была переводчиком и секретарём – стенографисткой; и чтоименно после выхода «Искусства магии», Елена Петровна активно занялась написанием своего труда. Не только название, но и представления о мире и человеке, отражённые в «Искусстве магии», как свидетельствует автор, были заимствованы Блаватской для «Изиды». Сама Эмма Хартинг взяла их «из писаний Паскаля Беверли Рэндольфа, видного американского идеолога, реформированного спиритуалиста, розенкрейцера и мага, покончившего жизнь самоубийством в год основания Теософского общества» [11].

 

Также много разных мыслей и текстов, говорит автор, было взято Блаватской из «Книги Мормона» - Джозефа Смита. Такие сведения Дружинин вычитал из книги Олькотта «Листы старого дневника». Но они искажены, потому что Генрих Олькотт говорит совершенно другое. Он утверждает, что книга Блаватской не стыкуется с книгами названых авторов, в которых тайные науки освещаются настолько туманно, даже примитивно, что читать их одно наказание. Книга же Блаватской – это нечто величественное, мудрое, понятное и радостное всем, потому что в ней много величайших находок и открытий, а стиль книги, его идеи, да и мудрость автора ошеломляют.   

 

Попутно напомним читателям, что девятнадцатый век был щедрым на разные оккультные движения, особенно на спиритуализм, эзотеризм, магию, гипноз и другие тайные науки. Вот потому с такой же легкостью можно утверждать, что Елена Блаватская для своей книги заимствовала идеи и тексты из книг таких известных авторов как американца Э.Д. Девиса (1826-1910), француза Риваля – Аллана Кардека (1804-1869), Жерара Анкоса – Папюса (1865-1869) да и других, в которых сделана попытка объяснить со спиритуалистической точки зрения жизнь души после смерти тела, перевоплощение, карму и вечную кару для грешников. Книги названных авторов полностью подходят для плагиата.

 

Кроме названных, были и другие выдумщики. Например, в Англии и Германии спиритизму посвятили свои книги  такие медиумы, как КруксЦёлльнер и Карл Дю-Прель.

 

Крукс (1832—1919) производил опыты над изменением веса предметов и выставил для объяснения спиритических явлений так называемую психическую силу, исходящую от медиума или круга лиц, присутствующих на сеансе.

 

 Цёлльнер (1834—1882) для объяснения спиритических явлений выдвинул теорию о четырёхмерных разумных существах, воспринимающих пространство в четырёх измерениях.

 

Карл Дю-Прель (1839—1899) исходил в своём миросозерцании из учения Дарвина о постепенном развитии организмов. По его мнению, в учении о человеке Дарвин односторонне указывает лишь на прошлое человека, между тем как в нём можно найти задатки будущего. Они  кроются не столько в биологических его свойствах, сколько в его психологических проявлениях.     

 

Елена Блаватская 1890-1891ггЗначит и у них Елена Блаватская могла позаимствовать целые куски для своей Изиды. Таких примеров можно привести сколько угодно, и особенно, когда под руками имеется нужная в данной ситуации книга, как «Энциклопедия оккультизма и парапсихологии». Пусть батюшка Дружинин докажет, что названные нами авторы и их книги   не имеют право на существование, и что Елена Блаватская не «заимствовала» у них целые куски.  Можно еще много рассказывать разных басен о предшественниках Блаватской, у которых она якобы позаимствовала материал для своей книги.Наш агитатор наговорил много и складно, но его сведения не убедительные и не отвечают правде: выдумывать можно что угодно, было бы кому слушать.

 

Как была задумана и написана «Разоблаченноя Изида» оставили свои воспоминания такие известные авторы, как Альфред Синнетт, Мери Нэф, Вирджиния Хансон, Генрих Олькотт, Дэниэл Колдуэл, Вера Желиховская, Уильям Джадж, Констанса Вахмейстер и много других, которых Дружинин сознательно проигнорировал. Если обнародовать их сведения, то получилась бы неплохая книга и даже очень занимательная. Мы воздержимся от их цитирования и комментариев, и рекомендуем читателям самим разобраться с ними. Их показания полностью сметут досужие вымыслы Дружинина и восстановят истину.

 

Блаватская рассказывает о своей книге в статье «Мои книги», где сообщает о таких недостатках, о которых не то, что никто не знал, даже не догадывался, что они есть. И слова ее, как по волшебству, перекочевали в книгу Всеволода Соловьева «Изида без покрывала», чем так гордился «знаменитый» писатель. Блаватская слишком самокритично смотрела на свою книгу. Она пишет: «Оставьте ее, «Изида» не понравится вам. Изо всех книг под моим именем, это худшая и наиболее неудачная в литературном смысле книга. С той же искренностью я могла бы добавить, что в «Изиде», тщательно проанализированной со строгой литературной и критической точки зрения открывается множество опечаток и неверных цитат, что она содержит бесполезные повторы, крайне раздражающие отступления от темы». [12]. Поэтому, любому критику, они были – карты в руки

 

Перечитавши свою книгу в Индии в 1881 году, Е.П. подчеркивала, что целью данной работы была не слава автора, не его выгода, но нечто более высокое. Вот потому этот неудачный «шедевр», эта «монументальная работа», как называли обозреватели и друзья, с ее неверными цитатами, опечатками, превращениями одного слова в другое, свыше десяти лет, доставляли Блаватской больше волнений и хлопот, чем что-либо другое в ее несладкой жизни, в которой было больше шипов, чем роз.

 

Несмотря на такие упущения, она утверждает, что «Разоблаченная Изида» содержит массу новой и до настоящего времени неизвестной информации по оккультизму,другим тайным наукам и считает, что не надо много ума, чтобы выделить в ней главное - идею и содержание, а не форму и мелкие ошибки. Блаватская не скрывает, что ни идеи, ни учения не являются ее собственными, хотя они имеют огромную ценность для мистиков и тех, кто изучает теософию. Она не скрывает, что автором этой книги, в полном смысле этого слова, является она.

 

В тоже время Блаватская была великим романтиком, чутко воспринимавшей послания своих Учителей. Ни одна душа в мире, кроме её самой, не могла так отчетливо, живо и необыкновенно воспринимать все указания Махатм, как это делала она. Подтверждением тому свидетельствует ее письмо к сестре Вере:

 

«Не знаю, Вера, веришь ты мне или нет, что-то необыкновенное происходит со мной. Ты не можешь себе представить, в каком удивительном мире картин и видений я живу. Я пишу "Изиду", скорее не пишу, а перерисовываю и срисовываю, что она лично показывает мне. Иногда мне кажется, что древняя Богиня Красоты сама ведет меня через все страны и их прошлое, и я это описываю. Я сижу с открытыми глазами и, по-видимому, все вижу и слышу, что реально происходит вокруг меня, и в то же время я вижу и слышу то, что пишу. У меня перехватывает дыхание, я боюсь шевельнуться, опасаясь, что чары исчезнут. Как в волшебной панораме медленно проходят передо мной столетие за столетием, образ за образом. Я пропускаю все это через себя, соединяя эпохи и даты, и знаю наверняка, что ошибки быть не может. Нации и народы, страны и города, давно ушедшие во тьму доисторического прошлого, возникают, затем исчезают, уступая место другим, после чего мне говорят соответствующие даты. Седая старина сменяется историческими периодами, мифы объясняются мне с событиями и людьми, существовавшими в действительности, и каждое выдающееся событие, каждая новая страница этой многоликой книги жизни предстает передо мной с фотографической точностью. Мои собственные расчеты являются мне позднее, как отдельные цветные картины различной формы в игре, которая называется casse-tete ("головоломка"). Я собираю их вместе и стараюсь правильно расположить их одну за другой, но, конечно, это не я делаю, а мое ego, мое высшее Я. И все это происходит при содействии моего Гуру и Учителя, помогающего мне во всем» [13].

 

После таких необыкновенных слов что-либо добавить к ним очень трудно, хотя прекрасно понимаем, что неприятели никогда не сдаются, их грозное оружие всегда наготове.  Они чернили ее при жизни, делают это и сейчас. О своих врагах Елена Петровна сообщила в статье «Мои книги», написанной за десять дней до её смерти. Там есть такие горькие слова: «Первыми врагами, которые ополчились на мою книгу, были спиритуалисты, чьи фундаментальные теории, будто духи умерших, общаются в propria persona, которых я отвергаю. За последние пятнадцать лет - со времени первой публикации - на меня изливался непрерывный поток отвратительных обвинений. Любая клевета — от безнравственности и теории "русского шпиона" до вероломной деятельности того, что я хронический мошенник и олицетворенная ложь, пропойца, агент Папы, купленный для того, чтобы разгромить спиритуализм, и воплощение Сатаны. Всяческое злословие, которое только можно было предположить, обрушивалось на мою личную и общественную жизнь. Ни то, что ни одно из этих обвинений не было подтверждено; ни то, что с первого января до тридцать первого декабря, год за годом, я жила, как в стеклянном доме, окруженная друзьями и недругами, — ничто не могло удержать эти злые, ядовитые и совершенно бессовестные языки» [14].

 

Многие критики, и с ними Дружинин, постоянно твердят, что "Разоблаченная Изида" — это пересказ книг Элифаса Леви и других алхимиков, подобных ему, и что написана она под диктовку злых сил и духов умерших иезуитов. И что оба ее тома составлены по неизвестным рукописям, оставленных после себя Бароном де Пальмом — знаменитым медиумом, которые она якобы нашла в его сундуке. Блаватская вовсе не скрывает, какими источниками пользовалась для написания своей «Изиды», называет авторов, названия их книг, даже в своих письмах признается, что по необходимости, пользовалась библиотекой виртуальных книг, из которых черпала свои знания. Но мы знаем, что скорей это относится к авторам афоризмов и мелких вставок, откуда она заимствовала их, но не к фундаментальным книгам или статьям.  Угадывать, что это были за книги, и каких авторов, ни Дружинину, ни другим «мастерам», не так то легко. И все же, главным создателям «Разоблаченной Изиды» Блаватская называет  себя, а идейными вдохновителями - своих Учителей.

 

Елена Блаватская и Генрих Олькотт, 1883 г. Индия.

 

Блаватская подчеркивала, что: «Изида» стала плодом изучения и исследования в такой области, которая долгое время оставалась незнакомой науке и почти неизвестной европейскому миру. Блаватская благодарит своих друзей за английскую грамматику, цитаты из научных работ, за общую структуру томов и уточняет, что ни один из ее помощников, с первого до последнего, никогда не станет претендовать на доктрину книги, философские заключения и размышления автора, поскольку это ее детище. Она лишь скромно замечает, что лично сама ничего этого не изобрела, а только провозгласила, как была научена и в доказательство приводит слова Монтеня: "Я составил лишь букет из отборных (восточных) цветов и не привнес ничего от себя, кроме ниточки, связывающей их. Сможет ли хоть кто-то из моих помощников сказать, что я не заплатила полной цены за ниточку? 27 апреля 1891 г.» [15].

 

 Священник Дружинин своей наукообразной книгой сознательно чернит славное имя нашей великой соотечественницы, умаляет ее светлый разум, величие и достоинство, выискивая одни недостатки, стараясь перед всем миром низвести ее до шарлатанки и авантюристки. Прикрываясь авторитетом разных «научных мастеров», вводивших общественность в заблуждение, наш «ученый» муж готов хоть сейчас выбросить на свалку истории все труды Елены Блаватской и вместе с ней ее учеников, а ее славное имя вычеркнуть из истории. Вот потому он так придирчиво копается в личной жизни, а еще больше в трудах Елены Блаватской, что у терпеливых читателей назревает протест. Если для Дружинина «Разоблачённая Изида» – «это изложение оккультных концепций, позаимствованных из других книг, не имеющая никакой научной ценности», то для большинства из нас, она является книгой – шедевром, кладезем всевозможных знаний, равной которой нет. Благодаря этой книге сильно возрос в мире интерес к восточной мудрости, наукам, имеющим скрытый характер, о которых долгое время замалчивалось. Блаватская распахнула двери всем людям доброй воли для знаний Восточной мудрости, культуры этих стран и дала возможность делать свои открытия во всех отраслях науки и культуры.

 

Ничего нового мы не услышали от Дружинина о создании Теософского общества с его демократической программой и мирными целями. Мы увидели простой пересказ сведений Олькотта, с прибавлением материалистической надстройки. А то, что в начальный период его существования в нем было много ошибок, нестыковок, разногласий и отсутствие четкой программы в работе, не стойкости отдельных его членов — не является трагедией, и совсем не новость для нас. Ни Блаватская, ни Олькотт не скрывают своих проблем, открыто пишут о них в своих книгах и статьях. 

 

Индийский период жизни Блаватской (1878-1884) гг.

 

Слишком субъективно освещает автор индийский период в жизни Елены Блаватской и Олькотта, можно сказать — пробегает его галопом. Он не то, что не нашел в нем никакого позитива или доброго слова выдающимся людям за их бескорыстный, созидательный труд — наоборот, увидел в нем столько негатива, что хватило бы на толстую статью или книгу. Не «трудные обстоятельства», не «ошибки в их руководстве» и «не спасать свое детище от развала» поехали в Индию Блаватская с Олькоттом, как пишет автор, и даже не за деньгами. Приказ поехать в эту страну поступил от Учителя Кут Хуми и цель его была очень ответственной и мудрой: перенести центр Теософского общества в Индию, страну Восточной мудрости и мистики, и создать в ее регионах филиалы для объединения и сплочения культурных слоев населения вокруг его идей. А еще теософское движение должно было преодолеть отчуждённость и предрассудки в отношениях между представителями британской администрации и местным населением.В «Листах старого дневника» Олькотт вспоминает, как однажды вечером один из Учителей явился ему, и был он не из Луксора, а Индии, положил на его голову руку и сообщил, что в его жизни настал решительный момент: ему надлежит уехать в Индию для ответственной работы на благо человечества. Учитель предостерег Олькотта: если они в декабре 1878 г. не покинут Нью-Йорк, на них обрушатся разные несчастья. Поэтому решение основателей ТО было твердое и незамедлительное. Правда, перед этим Блаватская с Олькоттом вели переписку с индийским неоведантистским обществом «Арья Самадж», возглавляемым свами Даянандой Сарасвати и с его согласия провели заочное объединение Теософского общества и «Арья Самадж» в надежде, что Сарасвати окажет им всяческую помощь в создании Теософских обществ, и принятию в него новых членов.

 

После получения Блаватской американского гражданства, а Олькоттом дипломатического паспорта и рекомендательного письма индийскому консульству, они сели на корабль и отплыли в Индию. В Бомбейприбыли в середине февраля 1879 г. На пристани индийской столицы общество «Арья Самадж» приготовило дорогим гостям торжественную встречу, с музыкой, цветами, слонами, большим количество народа, празднично одетого и с улыбчивыми лицами. Это был настоящий праздник для всех присутствующих и Индии. В знак такой благодарности Олькотт поцеловал индийскую землю, а Елена Петровна низко всем поклонилась. С первых дней в Индии над Блаватской британскими властями устанавливается полицейский надзор, её подозревают в шпионаже в пользу России. Католические миссионеры усматривают в деятельности Е.П. посягательства на дарованное им «от бога» право спасать и просвещать язычников, и несмотря на это Блаватская начинает активную жизнь; пишет статьи в местные и западноевропейские издания, встречается с местными литераторами, лидерами общественного мнения, представителями аристократии. приобретает новых друзей, сторонников теософского движения. Также встречается с местными браминами, буддистами. Дом Елены Блаватской становится штаб-квартирой Теософского общества. 

 

Е. Блаватская и Олькотт среди теософов Бомбея, Индии, 1879

 

 

 

Какой была эта работа руководителей Теософского общества, рассказывает Олькотт в своем дневнике «Листы старого дневника». «Каждый вечер у нас происходил импровизированный дурбар, на котором обсуждались самые запутанные проблемы философии, метафизики и науки. Мы жили в атмосфере интеллектуально насыщенной, среди высочайших духовных идеалов... Каждый вечер у нас было полным-полно посетителей, мы засиживались допоздна, обсуждая религиозные темы. И стар и млад-все находили общий язык; начав общаться с индусами, мы сразу же почувствовали различие между жизненными идеалами Запада и Востока и оценили благородство последних. Разговоры о деньгах, цвете кожи, бизнесе или политике редко слышались в стенах нашего бунгало; в центре жарких споров была Душа... Мы были, если угодно, фанатиками; сумасшедшими энтузиастами; мечтателями, строящими воздушные замки... ни грезили мы о человеческом совершенстве, тосковали по божественной мудрости и желали только одного — помочь человечеству более возвышенно мыслить и более достойно жить. Сюда, под сень пальм, приходили к нам Махатмы, и их вдохновляющее присутствие давало нам силы не уклоняться от избранного пути» [16].  

 

По просьбе редактора влиятельной англо-индийской газеты «Пионер» мистера Синнетта, Блаватская осенью посетила Симлу. В его гостеприимном доме она провела шесть недельгде познакомилась с его приветливой женой и друзьями редактора газеты.  Большинство феноменов, произведённых Блаватской в кругу его семьи и новых друзей, описано Синеттом в его первой книге «Оккультный мир», имевшей большой успех в Англии, Индии и других странах. Благодаря выносливости и большому таланту Елены Блаватской и стараниям Олькотта в отдельных регионах Индии были созданы Теософские общества, которые мобилизовывали людей, просвещали, направляли их усилия на изучения древней истории и духовной культуры страны. Какой была эта работа, мы узнаем из статьи Елены Блаватской «Три наши цели», опубликованной в журнале «Люцифер» за 1889 год.

 

 «Когда мы прибыли в Индию, в феврале 1879 года, между народами и сектами Индостана не было согласия, никто не осознавал общности интересов, не стремился найти хоть что-то, что объединяло бы разные секты древнего индуизма или индуизм и ислам, джайнизм, буддизм и зороастризм... Прошло десять лет, и что мы видим теперь?.. Сто двадцать пять филиалов нашего Общества в одной только Индии, и в каждом из них нашла воплощение наша идея братства, каждый стал центром религиозного и общественного единения... О пробуждении этих добрых чувств говорит многое: во-первых, беспрецедентное представительство разных народов, каст и религиозных течений на ежегодных съездах Теософского общества; во-вторых, появление теософской литературы, пропагандирующей нашиальтруистические воззрения; издание газет и журналов на нескольких [местных] языках и быстрое угасание сектантских споров» [17].

 

Адьяр.  Теософское общество. 1883 г

 

В 1885 году в Адьяре был проведен съезд Теософского общества, на котором присутствовало большое количество делегатов и других приглашенных авторитетных лиц со всех регионов страны. Англичанин, присутствовавший на этом съезде, писал своему другу в Лондон: "Было около восьмидесяти делегатов, некоторые проделали тысячи миль, чтобы добраться сюда. Я был просто поражен солидным составом этого съезда. Здесь были судьи, адвокаты, профессора, проректоры колледжей. Людей, не окончивших университеты, вроде Лондонского, было сравнительно немного. Почти все делегаты сохранили свою касту, и соответствующий знак красовался у них на лбу. Если учесть, что эти люди из разных каст никогда не сошлись бы ни на одной из мировоззренческих платформ, не появись здесь теософия, то можно признать, что Общество действительно чего-то добилось в Индии" [18].

 

На такие важные события памфлетист Дружинин не обращает никакого внимания. Цель у него одна: написать диссертацию на звание кандидата наук для повышение по службе. А еще рассказать о провальных страницах в работе Теософского общества, в том числе и его руководителей - Блаватской и Олькотта в Индии; расколе с «Армья Самадж»; порадоваться решением Лондонского Общества психических исследований, повлиявшим на авторитет Блаватской и на ТО. Много внимания уделяет он «Письмам Махатм, в которые не верит и высмеивает, ищет промахи в их работе и осуждает за «неправдивую» деятельность и твердо гнет свою марксистско-ленинскую линию. И у него все гладко получается, он превосходный мастер создания наукообразных трактатов, сведения которых могут сбить с толку любого здравомыслящего человека. Дружинин — «Иван Сусанин» нового толка, цель писаний которого способна завести людей в такие дебри, откуда спасения нет.  И нам искренне жаль доверчивых читателей, доверившихся этому автору.

 

У нас несколько другая точка зрения на разрыв теософов с «Армья Самадж, чем у Дружинина. Считаем, что отношения сними испортились не потому, что основатели Теософского общества якобы больше симпатизировали индуизму, чем буддизму, и не потому, что в мае 1880 г. Блаватская и Олькотт ездили на Цейлон, где оба приняли участие в «панча шила» – обряде вступления в буддизм. И не потому, что Олькотт выступил на нескольких публичных митингах в защиту буддизма и поддержал требование развития буддийской системы образования. И не потому, что в июле 1881 г. Олькотт опубликовал «Буддийский катехизис», чем оскорбил сторонников «Арья Самадж».   И даже не потому, что Елена Блаватская проделала фокус с пропавшей брошкой, обидевший нашего автора.   Все это выдумки батюшки Дружинина.

 

Первой и главной причиной разрыва отношений с «Армья Самаж», было неправильное распределение денежных средств между двумя группировками. Сарасвати с помощью свих влиятельных индусов забрал все доходы от Объединенного Общества себе, так что теософы лишились средств даже на канцелярские расходы. Если раньше Блаватская с Олькоттом имели хоть какие-то поступления от своей организации, имели бумагу и все конторские принадлежности, то сейчас — одни долги. Они отдали ТО все свои сбережения, даже прибыль от лекций и книг, лишь бы оно процветало, а Сарасвати все забрал в сои руки. Это был матёрый индус, предприимчивый и очень жадный. Кроме того, Сарасвати боялся потерять свой авторитет среди новых членов — теософов, не доверявших ему ни в чем, поэтому и возник серьезный конфликт. Об этом Блаватская сообщает своей подруге Лукреции «Недремлющей» в письме из Нью-Йорка 28 ноября 1878 года. Такие обстоятельства привели к полному разрыву их отношений. 

 

Второй причиной, былапассивность самих индейцев, членов «Армья Самадж», не желающих помогать теософам, их отрицание йоги и насмешка над ней. Для Блаватской индийская йога была наукой, подтвержденной тысячелетней историей, и она твердо верила и знала, что подлинные индийские йоги, хотя и немногочисленные, всё ещё существуют. Они твердили, что европейцам в Индии нечего делать.   Блаватская пишет: «Нам говорили, что Индия мертва; что духовный свет в её светильнике давно угас; что современная наука доказала, что древние нас просто обманывают. Но когда стало ясно, что нас не заставить замолчать, а сколько-нибудь весомых возражений у противной стороны нет и быть не может, стали проявляться первые признаки перемены общественного мнения» [19].

 

Следующей причиной, была слежка английский властей за Еленой Блаватской, как за русской шпионкой. Для руководства ТО было просто невыносимым, что первые полтора года Блаватская находилась под бдительным полицейским надзором британских властей, подозревавших её в шпионаже в пользу России. Даже Олькотт с его американским дипломатическим паспортом и письмом для МИДа был под подозрением.

 

Эллен Берр пишет: «Следили за каждым их шагом: приходящие к ним письма вскрывались и телеграммы прочитывались, отправляемые — нередко пропадали. Русофобия достигла высшей точки из-за успехов русских войск в Туркестане, когда, казалось, и судьба Афганистана висела на волоске. "Ура могущественной, бесстрашной и непобедимой старой Англии! Оскал русского медведя мерещится британскому льву, царю зверей, даже в складках платья русской старухи, и тот навостряет уши, бьёт царственным хвостом и рычит, являя мощь и величие, — есть от чего затрепетать чувствительной душе"[20]. (Письмо Е.П.Блаватской к Э. Берр от 18 июня 1879 г.)

 

В Индии Блаватская была постоянной мишенью клеветнических нападок миссионеров, которые усматривали в её деятельности прямое посягательство на дарованное им "от бога" право спасать язычников. Елена Петровна не только создавала Теософские общества в Индии, не только путешествовала и подвергала свою жизнь большой опасности, она еще писала смелые статьи и письма в защиту этой отсталой страны и ее замордованного народа от посягательства хищных английских предпринимателей, вырезавших леса, губивших ее природу для своих личных нужд. Во втором номере «Теософиста» (1879, ноябрь) Блаватская поместила статью, направленную против английской колониальной власти на тему экологического уничтожения природы Индии.

 

«Каждый патриот-индиец, пишет она, скорбит об упадке своей страны, но лишь немногие осознают его истинные причины. Здесь дело не только в иностранном правлении, высоких налогах, неумелом и расточительном ведении хозяйства, но и в том, что сводятся леса. Уничтожение растительности на водоразделах и горных склонах — это преступление против собственного народа, которое губит его быстрее, чем меч любого завоевателя… Достаточно оглянуться на историю, чтобы понять, что истребление лесов подрывает, а потом истощает силы нации так же неотвратимо, как ночь сменяет день. Природа создаёт условия для развития человечества, и нарушение её законов не может не обернуться катастрофой». …Поездка на север, предпринятая нами в апреле прошлого года, оставила горькие воспоминания о 2000 миль выжженных полей с дрожащим над ними маревом и лишь чудом уцелевшими кое-где деревьями. Совсем не требуется поэтического воображения, достаточно хозяйственной смётки, чтобы увидеть, что эта безлесная, выжженная солнцем пустыня обречена, если немедленно не вмешаться и не помочь щедрой Природе снова одеть растительностью горные склоны». Британские власти ей этого простить не могли» [21].  

 

Но это еще не самое страшное, были вещи более возмутительные и даже свирепые, о которых Блаватская сообщала своей сестре Вере. «Индия стоила Англии за последние годы более, нежели все её колонии, взятые вместе со времени их приобретения. Англия не спит, не ест, думая как бы охранить не только столбовую дорогу в Индию, но даже и все щели вокруг неё. Гибралтар, Мальта, Аден, все эти места занимают должность сторожевых пикетов и требуют солдат и денег. Ради одной Индии Англия скупила почти все акции Суэцкого канала, добыла Кипр у беспомощных турок и Гонконг у китайцев. Ради Индии Англия постоянно сцепляется с Китаем, Бирмой, Персией, Афганистаном и особенно с Россией. Её главною заботой теперь является сторожить каждое движение России. Здешние газеты уверяют, что все эти трудности исчезли бы, если бы Английское правительство решилось передать в руки туземцев всю администрацию страны, предоставив им право выбирать и постановлять собственные законы, управляя страной по своему лучшему усмотрению [22].  (Письмо Вере из Индии. Пуна, 10 февраля 1880 г.)

 

В мае 1880 г. Блаватская и Олькотт ездили на Цейлон, где оба приняли участие в «панча шила» – обряде вступления в буддизм. Олькотт выступил на нескольких публичных митингах в защиту буддизма, поддержал требование развития буддийской системы образования, а в июле 1881 г. опубликовал «Буддийский катехизис», что засвидетельствовало об отступничестве в религиозных вопросах. Заигрывание с буддизмом было неприемлемо как для «Самаджа», так и для Теософского общества в целом, пропагандировавшего в равной мере индуизм и буддизм.

 

Индийские друзья Блаватской против Дружинина

 

В Индии Елена Петровна и Олькотт приобрели для себя и ТО много преданных и ответственных друзей. Это Альфред Синнетт, Аллан Хьюм, Бохини, Дамодар Маваланкар, Субба Роу, Чатерджи, Такарама Татью, Р. Рамасвамир и многих других. Такого скрыть не смог даже Дружинин. Нам хочется сказать несколько приятных слов о Дамодаре. Книга Блаватской «Разоблаченная Изида» произвела на него такое сильное впечатление, что он решил выразить своё почтение её автору, навестив Блаватскую в штаб-квартире в Бомбее. После беседы, он выразил желание вступить в Теософское общество, что и было сделано.  

                       

Сын богатого брамина, Дамодар позднее предпочел порвать со своей кастой и отказаться от причитающейся ему доли Дамодар Маваланкарнаследства в 50 тысяч рупий, когда семья потребовала, чтобы он оставил занятия теософией. Свои деньги он отдал в фонд Теософского общества. Это был очень образованный и преданный своему делу человек.Вопреки воле своей семьи, Дамодар также отказался от брака, что послужило сильному конфликту, а когда его семья выступила против теософии, отказался и от своей семьи. Узнав, что Е.П. Блаватская уехала из Индии в 1885 г. и больше туда не вернется, Дамодар самовольно отправился из Адьяра в Тибет до Махатм, откуда по неизвестным причинам не вернулся. Дамодар является автором ряда философско-теософских работ, изданных на русском языке.

 

Какое впечатление произвела на него Елена Блаватская и программа Теософского общества, он написал в своей статье: «Я ничуть не преувеличиваю, говоря, что по-настоящему я живу только эти последние несколько месяцев; непроходимая пропасть лежит между моим прежним представлением о жизни и тем, как я понимаю её теперь... Теософия помогла мне по-новому увидеть мою страну, мою религию, мой долг. Я стал лучшим [индусом], чем раньше. Мои собратья-парсы говорили мне, что Теософское общество сделало их лучшими зороастрийцами, чем прежде. Буддисты часто писали в общество о том, что теософия помогла им оценить по достоинству их собственную религию. Значит, такие занятия помогают глубже понять свою собственную религию. Теософия наделяет человека способностью проникать в суть предметов, преодолевая косность мышления... Если посмотреть на различные религии глазами обычного человека, то они сильно расходятся во множестве деталей. Между ними ни в чём нет согласия... Но должен быть... общий фундамент, на котором покоятся все религиозные системы. Фундамент этот, начало, их объединяющее, есть истина» [23].

 

Дамодар регулярно писал статьи для «Теософиста». Он первым ввёл в теософский лексикон слово махатма применительно к гималайским адептам. До тех пор их называли просто Братьями и Учителями. Блаватская поручила Дамодару быть ответственным за выпуск и содержание своего журнала, чем тот несказанно гордился и выпускал его на самом высоком уровне.

 

Ложную версию Дружинина о выезде Блаватской из Индии, неприемлемую и не подтвержденную ни одним документом, наши читатели не приемлют.  Свирепый батюшка чернит Блаватскую, унижает как личность, как писательницу, как мудрого теософа. Его оценки ложные и не подтверждённые ни одним документом. Руководители ТО покинули эту страну совсем не позорно, и не из-за мнимых ошибок в своей работе. За семь лет пребывания в Индии названная страна для Блаватской стала второй родиной. Она отдала ей свои лучшие творческие и физические силы, даже хотела быть похороненной в индийской земле, и лишь злая судьба распорядилась иначе. Действительной причиной её отъезда были подложные письма четы Куломбов, незаконное решение Лондонского Общества психических исследований, обвинившего Блаватскую в мошенничестве, (отчет Ходжсона), также не дружеское отношение миссионеров и руководства общества «Армья Самадж» к Блаватской и ТО в целом. Подробно пересказывать эту историю не имеет никакого смысла, она утомляет читателя, а вот позиция священникабыть на стороне неправды и злого умысла, для читателей была   понятна с первых его слов.

 

Не по вине Блаватской в Адьяре разгорелся скандал между членами штаба Теософского общества, разделившего его на две половины. Одни поддерживали Блаватскую и Олькота, как истинных руководителей, невзирая на мелкие ошибки в их работе, другие относились к ним скептически и враждебно, даже несмотря на их деловые качества, мудрые статьи, доброту, и преданность индийскому народу. Особенно возросло недоверие «темных сил» после обращение Блаватской к Учителям, с которыми она часто общалась и советовалась по разным вопросам, спасавших ее в самые трудные минуты жизни и помогавших выходить из сложных ситуаций. Враждебно настроенные теософы из Штаба ТО, хотели знать об Учителях обширную информацию, их имена, биографию, даже видеть их своими глазами и спрашивать, какое они имеют право вмешиваться в работу Теософского общества, в жизнь Блаватской и ее преданных учеников.  И если они настоящие махатмы, то почему допустили раздор в ТО, не приняли никаких мер, чтобы расстроить этот заговор или наказать виновных. Словом, эти недружелюбные личности захотели или быть махатмами или держать их под контролем.   

    

Блаватская терпеливо разъясняла, что люди, желающие “увидетьМахатму”, в действительности не понимают, чего они хотят. Они не могут увидеть его своими физическими глазами, потому что это превыше их зрения. Охотится за телом, этой   оболочкой и маской, не имеет никакого смысла. Даже если они увидят телоМахатмы, то как они могут узнать, что за этой маской скрывается такая возвышенная сущность. Потому тот, кто хочет увидеть подлинногоМахатму, должен задействовать свой мысленный взор, возвысить свой Манас, чтобы его восприятие сделалось чистым, а все туманы, созданные майей, рассеялись. Тогда его видение станет ясным, и он увидитМахатму, где бы тот ни находился. Они присутствуют повсюду и не надо ожидать от них особого внимания для себя, это иллюзия. Человек сам, своей жизнью и своими поступками привлечет к себе их исключительное внимание.

 

Она говорила, что Махатма, это выдающаяся личность, которая, посредством специальной тренировки и образования, развила в себе такие высшие способности и достигла такого духовного знания, которых обычные люди достигают лишь, проходя через бесчисленную серию перевоплощений в результате космической эволюции. Как правило, все они величайшие оккультисты, способные контролировать свое высшее "я" и подчинить его Космическому импульсу. Они знают лучше других, какое знание более всего подходит для человечества на данной стадии его развития, и не существует никого другого, кто был бы столь компетентен в этом вопросе.

 

Они исполнители Закона кармы, а не вершители судеб человечества,ини один из них не может вмешиваться в ее решения.  Даже величайший йог не может отвести или приостановить ее выбор хотя бы на краткий срок, зная, что результаты её будут печальными.Под присягой Блаватская дала клятву не открывать эту истину никому, за исключением тех, кто подобно Дамодару был ими избран и призван. Такие великие люди, как Учителя, существуют, некоторые из них были индийцами, сведущими в древней мудрости гупта-видьи. Лично она была челой одного из них, за что благодарна своей судьбе. Главным желанием Махатм было сохранить религиозный и философский дух древней Индии, защитить от миссионеров Древнюю Мудрость, содержащуюся в даршанах и Упанишадах и пробудить этический и патриотический дух молодежи, почти исчезнувший из-за неверного образования в колледжах. Вера в этих светлых Учителей принесла народу Индии свои хорошие плоды      

                             

В 1884 году Елена Блаватская уезжает из Индии и прибывает в Марсель. В это время в Адьяре (Индия) супружеская чета Куломбов, которых Блаватская устроила на работу в Теософское общество в Адьяре, по наговору миссионеров-иезутов, и в связи с воровством денежных средств общества и изгнанием их из ТО, совершают своё предательство. Куломб распускает слухи о причастности Блаватской к «мошенническим трюкам» и как доказательство, предоставил «письма» Блаватской для публикации в газете Мадраса. Так началась многолетняя публичная травля Блаватской, преследовавшая писательницу до последних дней её жизни.

 

Читатели возмущены подлым поступком Дружинина, с радостью принявшим ложную позицию Куломбов и Лондонского Общества психических исследований, объявивших Елену Блаватскую «мошенницей». Разве можно было объявлять такой подлый приговор человеку, написавшему гениальные труды и создавшему Всемирное теософское братство. Несомненно, это было заведомой подлостью и расправой с выдающейся личностью Е.П. Блаваитской.

 

Второй приезд Блаватской в Индию для своего оправдания, ничего не дал: 31 марта 1885 года, тяжело больная Елена Петровна навсегда покидает Индию. Позднее она сообщила ближайшим друзьям, что к ней пришёл Учитель и предложил выбор: с миром умереть сейчас, и на этом её мученичество окончится, или жить ещё несколько лет ради написания «Тайной Доктрины»? Блаватская выбрала второе.  

 

Альфред Синнетт, Хьюм, Елена Петровна Блаватская, 1889

 

Следовательно, не зря было основано в Нью-Йорке и пересажено на индийскую землю Теософское общество и работа в нем таких замечательных людей, как Блаватская и Олькотт. Критик Дружинин такого не заметил и не оценил по достоинству; он искал не уникальных личностей, способных раскрыть свои таланты для народа и просветить его, а один негатив. Блаватская без пафоса и хвастовства, присущего нашим критикам, но с большой любовью говорит о своем детище - Теософском обществе, которому отдала свои силы, деньги и жизнь. Она искренне верит, что ТО не принесло ни малейшего вреда Индии, ни ее мудрому народу, даже отдельным личностям. «Что же до меня, то кто может обвинить меня в том, что я действовала, как мошенница? Чтобы я взяла, например, хотя бы один пайс хоть у одной живой души? Чтобы я когда-либо просила денег, или принимала их, хотя мне неоднократно предлагали большие суммы. А то, что после заговора Паттерсона-Куломбов-Ходжсона и при малодушии основных теософов Теософское Общество не рухнуло, может быть достаточным доказательством той защиты, которой оно пользовалось» [24].

 

Позже Елена Петровна писала своим родным о своей жизни в Индии: «На мои плечи легла ответственность за миллионы душ. Пять лет, проведённых мною здесь, потрясли всю Индию. Под влиянием Теософского общества идолопоклонство, суеверия, кастовая система — всё это стало исчезать, как туман под тёплыми лучами солнца. (...) За четыре года мы сумели заинтересовать теософией более ста тысяч человек... (...) Моё имя не умрёт, потому что, теряя себя, я избавляю людей от страданий, невежества и суеверий. (...) ...Могу сказать без лишнего хвастовства, что я вновь утверждаю в Индии торжество закона Истины, что я спасаю народные массы от рабства, учу людей уважать себя и больше не ползать в ногах у браминов и так далее». [25].

 

 Где же здесь просчеты в работе и другие ошибки Елены Блаватской, батюшка Дружинин из-за которых Елена Петровна вынуждена была покинуть любимую ею Индию.

 

Покинуть гостеприимную Индию Блаватскую заставили не «просчеты» в своей работе, не феномены, а по той причине, что она не видела опоры и поддержки адьярских теософов, в связи с чем она пишет: «В самом Адьяре рос конфликт и разразилась борьба между личностями, а некоторые члены команды выказали по отношению ко мне совершенно незаслуженную и ничем не спровоцированную враждебность — почти что ненависть. Похоже, на протяжении этих последних лет в Адьяре происходит что-то странное и жуткое. Как только европеец, настроенный самым теософическим образом, очень преданный нашему делу и являющийся моим личным другом или другом президента, отправляется в штаб-квартиру, он тут же становится личным врагом того или другого из нас и, что хуже, кончает тем, что вредит делу и бросает его». [26]

 

Будучи смертельно больной, она до последнего дыхания была готова продолжать дело теософии на индийской земле, но учитывая сложившееся противостояние в Адьярском обществе, она без единого слова протестаподписывает отказ от наследства в Адьяре и это при всем том, что вложила в него все свои деньги и даже прибыли от журнала «Теософист». «Я видела, что нежеланна там и осталась в Европе, несмотря на моё горячее желание вернуться в Индию. Как могла я поступить иначе, когда чувствовала, что за все мои труды платят неблагодарностью, а на мои пожелания безотлагательно вернуться я получаю неубедительные отговорки и ответы, внушённые теми, кто враждебно настроен ко мне?» [27].

 

Все течет, все меняется, Блаватскую дважды приглашали вернуться в Штаб-квартиру ТО в Адьяре, обещали создать нормальные условия для работы и жизни, забыть прошлые обиды, но она осталась непреклонной.  Этому мешали ее здоровье и горькая обида на тех, кто шантажировал ее и не давал работать.Оставаясь верной своим пожизненным обетам, она не смогла жить в Штаб-квартире, откуда Учителя и дух их были так несправедливо изгнаны. На Западе она продолжила свою миссию: основала журнал «Люцифер» и Эзотерическую ложу, носящую её имя. Блаватская старалась выполнить две другие цели Теософского общества, поскольку первая цель была успешно выполнена полковником Олькоттом и другими членами Штаба.

 

Она считала, что в Европе и Америке есть много людей, чья преданность теософии всегда была непоколебимой, вот потому распространение теософии на Западе в последние три года было необычайным и главной причиной этого, была преданность большего числа членов Делу теософии и тем, кто этим руководит. Все это ободрило Блаватскую и позволило ей учредить Эзотерическую Секцию, в которой она до конца своих дней будет учить всех тех, кто доверяет ей, и кто подтвердил это доверие своей бескорыстной работой ради теософии и Т.О.

 

Прощаясь с Индией навсегда, Елена Петровна оставляет им свои пожелания; «Так что если мои индусские братья действительно искренне желают добиться возрождения Индии, если они хотят вернуть те времена, когда Учителя, как в века древней славы Индии, свободно жили среди них, руководя ими и наставляя народ, пусть они отбросят все страхи и колебания и откроют новую страницу в истории теософического движения. Пусть они смело объединятся вокруг Президента-основателя, вне зависимости от того, в Индии я или нет, равно как и вокруг тех немногих истинных теософов, которые оставались верны всё это время, и дадут отпор всем клеветникам и амбициозным противникам — вне и внутри Теософического Общества» [28].

 

Рихард Ходжсон получил по зубам

 

В защиту Блаватской выступили многие прогрессивные люди Индии, Европы и Америки, возмущенные поступками этих подлых людей. Больше всего доставалось Ходжсону, главному обвинителю Лондонского Общества психических исследований, который по навету Всеволода Соловьева, недруга Блаватской, сделал свой клеветнический доклад, повлиявший на решение судей. У.Т. Стед, американский журналист по этому поводу написал: «Чтобы убить Теософское Общество, в первую очередь, необходимо доказать, что заявленные им цели враждебны общественному благосостоянию, а учения его лекторов несут вред и деморализацию. Это никому не под силу, так как мир принимает Общество как великое явление, как особую индивидуальность, которая не нуждается ни в осуждении, ни в одобрении отдельных его представителей за заслуги или промахи. Эта истина начинает склонять на свою сторону даже посторонних» [29].

 

Свое мнение высказал один из наиболее талантливых журналистов Англии, мистер У. T. Стед. Он писал, что злейшие враги Елены Блаватской не в состоянии отказать ей в исключительном влиянии на современную философскую мысль, популяризируя возвышенные Восточные идеи. «То же самое можно с уважением сказать и её многочисленных коллегах, которые, как и она, распространяли эти древние учения через Теософское Общество. Эта замечательная организация, которая выросла из обыденного собрания в гостиной Нью-Йоркского дома в 1875 году, уже составила о себе такую летопись, что она должна быть включена в истинную историю нашего времени» [30].

 

Хочется сказать о главном, что Бог на свете есть, и справедливость существует. Святая высшая сила назначила адвокатом Блаватской в этом провокационном судилище парапсихолога Верона Харрисона, члена Общества психических исследований (ОПИ), специалиста по изучению, выявлению подделок в документах. В 1986 году он опубликовал статью «J’Accuse: An Examination of the Hodgson Report of 1885», ставшею результатом его многолетней исследовательской работы, в которой доказывал, что Отчёт Ходжсона — «не профессиональная работа», он «крайне ошибочен и ненадёжен», и «должен восприниматься с большой осторожностью, если не игнорироваться вообще».  27 февраля 1997 года Харрисон под присягой дал показание, в котором повторил основные пункты своего исследования Отчёта Ходжсона, а также писем Махатм, хранящихся в Британской Библиотеке.Он также напомнил об ответственности за некачественный отчёт не только Ходжсона, но и всего комитета ОПИ.

 

Теософское общество в Симле

 

Докладчик намеренно цитировал документы, не показанные в его отчёте, и не пригодные для идентификации. Он прибегал к догадкам, как к установленным фактам и оказывал давление на экспертов по почерку, для нужного ему результата, возможность написания Писем Махатм кем-то другим, кроме Елены Блаватской, вообще не рассматривалась. Харрисон считал, что когда при проверке выводов Ходжсона с использованием оригиналов, выяснялось, что его утверждения ложны и не имеют силы закона. В особенности это относилось к Трём Основным Утверждениям, на которых полностью основано его заявление, что Елена Блаватская сама подделала письма Махатм. Для него было бесспорным, что так называемые «Письма Блаватская-Куломб», играющие главную роль в этом Отчёте, сознательно были утеряны или уничтожены, их никто и никогда не видел. Блаватская была лишена доступа к ним, а Ходжсон не иллюстрировал ими свой отчёт. «Я не смог определить местонахождение достоверных репродукций или факсимиле какого-либо из них. Есть веские косвенные улики, что эти письма (или, по крайней мере, наиболее инкриминирующие части их) были подделками, изготовленными Алексисом и Эммой Куломб, у которых были и сильные побуждения, и вполне достаточные средства для того, чтобы сделать это» [31].

 

Не нашел Харрисон и доказательств написания писем Махатм Еленой Блаватской, хранившихся в Британской Библиотеке; не соответствовало действительности и то, что она преднамеренно изменила в течение нескольких лет свой собственный почерк, как было заявлено Ходжсоном.  Парапсихолог Харрисон не нашёл ничего общего в почерках Кут Хуми, Блаватской и Мории, следовательно, это «Дело» было сфабрикованное и  подлежало отмене или ликвидации.  Так что обвинения священника Дружинина, построенные исключительно на показаниях клеветнической книги РенеГенона. «Теософизм, история одной псевдорелигии». Глава 5. Пер. с французского Андрея Игнатьева», которой никто не доверяет, оказались ложными.

 

Через 16 лет после смерти Блаватской Анни Безант написала о Ходжсоне такие слова: «Человек, на которого была возложена такая задача, как на мистера Ходжсона, обязан прежде всего иметь способности, честность и точность. К несчастью для себя и для всех, кто был с этим связан, эти особые качества у мистера Ходжсона выдающимися не были. Он был молодым человеком, очень уверенным в себе и глубоко невежественным в отношении индийских обычаев и оккультных истин; позднее в своей жизни он убедился в реальности многих сил, которые он тогда столь легкомысленно высмеивал и событий, которые он в то время считал невозможными и посему невежественно заклеймил их как мошенничество» [32].

 

И все же мы не можем замолчать правду, обнародованную Вс. Соловьевым и подхваченную Дружининым: Лондонское общество психический исследований затеяло свою канитель не по своей воле, а по письму Вс. Соловьева и его личной заинтересованности в этом деле. Вот потому большую часть свей книги, он отводит этому «историческому процессу», включая в нее Письма Куломбов, доклад Ходжсона и решение Лондонского Общества. Он гордится тем, что наконец-то вывел Елену Блаватскую с ее феноменами и Махатмами, «на чистую воду».

 

«Письма Махатм» против священника Дружинина

 

Книге «Письма Махатм» Дружинин посвящает много страниц. Названная тема для него слишком актуальная, можно сказать «горячая» и требует немедленного разрешения. Батюшка поверхностно прочитал ее и все же решил обнародовать свое мнение о них, чтобы знали его точку зрения.  Он твердо знает, что Письма Махатм — подделка, они написаны самой Еленой Блаватской, умело манипулировавшей ими в переписке Махатм с Синнетом и другими. Нам жаль, что прежде чем выносить свою точку зрения, Дружинин не ознакомился с «Письмами Махатм» под редакцией Натальи Ковалевой и ее Предисловием, тогда, возможно, и не было бы глупых вопросов к общественности, а гордыня самоуверенного автора сразу бы улетучилась. А может он с ней давно знаком и не воспринимает её в серьёз.

 

Для редактора книги Н. Ковалевой, да и подавляющего большинства читателей «Письма Махатм» — одна из самых необыкновенных книг в мире. Ее содержание представляет собой письма духовных Учителей Индии и Тибета, основавших в Гималаях скрытую от посторонних глаз обитель, называемую Шамбалой. В реальное существование Учителей или Махатм мало кто верил и только после переписки их с Альфредом Перси Синнетом, организованной Блаватской, недоверие быстро исчезло. Переписка была издана книгой в декабре 1923 года и с тех пор много раз переиздавалась не только в Англии, но и во всем мире. Значение этих писем переоценить невозможно, они являются источником уникальных знаний, сопоставимым по своему масштабу разве что с таким фундаментальным трудом, как «Тайная Доктрина». В переписку с Синеттом вступил Махатма Кут Хуми, владевший французским, итальянским, немецким, английским языками, хорошо знакомый с культурой стран Запада. Переписка началась в 1880 г. в Индии, в Аллахабаде, где тогда жил Синнетт, и закончилась в 1884 году. Благодаря письмам, полученным и сохраненным британским журналистом, мир получил уникальный материал, освещающий широкий круг вопросов восточной эзотерической философии.

                                     

Посланником Махатм в XIX веке стала наша соотечественница Е.П. Блаватская, связанная с Учителями в своих прошлых воплощениях. В данном сборнике есть краткие, но очень интересные фрагменты из писем Учителей и самой Блаватской, проливающие свет на систему психодуховного обучения, которая была преподана Елене Петровне в сокровенных Ашрамах Шамбалы. На Блаватскую была возложена основная миссия по литературному изложению основ эзотерической философии Индии и Тибета, что и было блестяще выполнено ею в фундаментальных философских трудах – «Разоблаченной Изиде» и «Тайной Доктрине». Блаватская стала основательницей Теософского общества, создание которого послужило началом международному теософскому движению.

 

Вернемся к нашему критику и скажем, что прежде, чем заявлять о несуществующих Махатмах, надо глубоко разобраться с творчеством Елены Блаватской, её книгами и перепиской с разными лицами, достаточно авторитетными, как в Европейских странах, так и странах Востока. А кроме того, ознакомиться с книгами ее учеников и знакомых по Теософскому Обществу, и смело стряхнуть с себя материалистическую пыль, препятствующую познанию духовной сущности человека, раскрытию его скрытых духовных сил и возможностей и мысленно окунуться в мир тайных наук и теософии. Также надо вникнуть в суть того, о чем говорили и писали Махатмы, для чего необходимо хотя бы частично обладать подлинным религиозным мироощущением и развитым сознанием, чтобы адекватно воспринимать сам дискурс. Только с накоплением личного духовного опыта, всякие сомнения в общении Блаватской с Махатмами — писание книг под их диктовку, писем Синнету, Олькотту и Хьюму отпадут сами собой. Такие истины для нашего «зубра» всего-навсего семечки и потому вместо этого наш автор стал внимательно «изучать» творения такого сомнительного ученого, как У. Коульмана, любителя ловли блох в творениях Блаватской. Этот «клоун» выискал в книгах Е.П. кучу разных слов, заимствованных Блаватской из книги Т.В. Рис-Дэвидса «Буддизм», что свидетельствовало не о плагиате, а прекрасном знании Блаватской своего материала.

                                                  

Дружинин на этом не успокоился, он принялся за «труды» другого «великого мудреца» Гарольда Уильяма Хеара. Этот «провидец» потрудился еще больше, он насчитал в работах Блаватской много французских выражений и английских кальк, даже умудрился найти в одном из писем 70 орфографических ошибок, что скорее свидетельствовало о плохом знании мистером Хэаром других языков, как европейских, так и восточных. Но главной находкой этих «тружеников» было открытие одной неоспоримой истины— это то, что Е. П. Блаватская отлично знает буддийские тексты и владеет не менее восьмью восточными и европейскими языками, которые применяет в своих трудах.Вызывает удивление и смех дотошная вознясвященника Дружинина в «трудах» даже таких «ученых», которые совсем не нашли в работах Блаватской никаких изъянов, однако, спасая свой авторитет, продолжали «сыпать» мусор на голову Блаватской. Вот потому заявление Леонарда Босмана в его книге «Мистерии Каббалы», будто Елена Блаватская взяла название «Тайной Доктрины» от трактата «Sifra Di-Tseniutha», одной из частей Зогара, не произвело на читателей никакого впечатления. Оно ложное.  Равнодушно мы отнеслись и к гебраисту Гершому Шолему, обратившему свое внимание на то, что Блаватская, «где-то якобы», намекает на существование связи между этими двумя книгами.

 

Больше всего, как мы поняли, Дружинин ориентировался на книгу Рене Генона«Теософизм, история одной псевдо религии», из которой черпал компрометирующий материал на Елену Блаватскую. Большинство его доказательств построено на этой книге. Вести дискуссию с Рене Геноном и его книгой – дело затяжное и неблагодарное. Лучшим решением в данной ситуации — отправить её туда, где она пролежала до этого более ста лет.

 

Для Блаватской Махатма, это"великая душа" — великая по своей нравственной высоте и интеллектуальному развитию. Блаватскую спросили, почему их называют «Учителями"? Она отвечала, что так называют их потому, что они учат нас, а кроме того от них получили все истины теософии, как бы неадекватно одни из нас их ни выражали, а другие — понимали. Эти посвящённые, как мы их называем, — люди великого знания и ещё более великой святости. Они не аскеты в обычном смысле этого слова, хотя, конечно, и остаются в стороне от суеты и раздоров вашего западного мира.

 

И все же будем объективными и согласимся, что большая часть книги Дружинина написана на высоком уровне, многие её факты для нас приемлемы, хотя ошибочных мыслей и оценок — пруд пруди. Анализировать все его выкладки – дело бесперспективное, надо писать еще одну книгу.

 

Свою статью хотим закончить словамиЕлены Блаватской, сказанными в 1890 году:«Природа моя — слаба и несовершенна, у меня много явных и тайных недостатков, и потому карма моя намного тяжелей, чем у любого другого теософа. Да,это так, и не могло быть иначе, коль скоро я уже много лет стою пригвожденная к позорному столбу в качестве мишени для моих врагов и некоторых друзей. И все же я с радостью переношу это испытание. Почему? Да потому, что знаю — несмотря на все мои недостатки, Учитель неизменно защищает меня. И если это действительно так, то только потому, что на протяжении тридцати пяти и даже более лет (с 1851 года, когда я впервые увидела своего Учителяво плоти)я ни разу не отвергла Его и не усомнилась в Нем даже в мыслях.

 

Как бы туго мне ни приходилось, с уст моих ни разу не слетело ни одного слова упрека, никто не слышал от меня недовольного ропота, и ничто не могло заронить сомнение в мои мысли. С самого начала я знала, чего мне следует ожидать, ибо мне было сказано то, что я с тех пор не устаю повторять другим: как только человек вступает на Путь, ведущий кАшраму благословенных Учителей - последних и единственных хранителей изначальной Мудрости и Истины, его карма, вместо того чтобы равномерно рассредоточиться по всей его продолжительной жизни, обрушивается на него сразу и всей своей массой. И только тот, кто искренне верит в то, что исповедует, и не сомневается в своем Учителе, сможет выдержать это испытание и выйти из него победителем; а тот,кто сомневается, - трус, который боится принять все то, что сам заслужил, и стремится избегнуть справедливого жребия, - неотвратимо терпит поражение. Ему все равно рано или поздно придется столкнуться со своей кармой, а теряет он все то, ради чего отважился навлечь на себя ее преждевременный, сконцентрированный удар.

Вот почему я смогла вынести все безжалостные удары моей кармы, использующей моих недругов в качестве своего невольного орудия. Я уверена, что Учитель не допустит моей гибели, что он непременно появится в последний момент, как это всегда и бывало. Трижды Он спасал меня от смерти: в последний раз - чуть ли не против моей воли, когда я вернулась в этот холодный и жестокий мир лишь из любви к Нему - научившему меня всему, что я знаю, и сделавшему меня той, кто я есть сейчас» [33].

 

Литература

 

1. Д. Дружинин. Блуждание во мгле: основные положения псевдотеософии Елены Блаватской, Генриха Олькотта, Анни Безант и Чарльза Ледбитера». Интернет.

2. Е.П. Блаватская. Моя жизнь. Интернет.

3.  Е.П. Блаватская. Письма Вере Желиховской. //В кн. Е. Блавтская. Письма друзьям и соратникам. М. Сфера, 2003.

4. Е.П. Блаватская. Мои книги.  Статья. Интернет.

5. Е.П. Блаватская. Письма друзьям и соратникам. М. Сфера, 2003.

6. Генри Олькотт. Страницы старого дневника. Книга 2. М. Дельфис, 2016.

7. Е.П. Блаватская. Три наши цели. Статья. Интернет.

8. Сильвия Кренстон. Жизнь и деятельность основательницы современного теософского движения Е.П. Блаватской. М.

9. Е.П. Блаватская. Почему я не возвращаюсь в Индию. Статья. Интернет.

10. Там же.
11. Д. Дружинин. Блуждание во мгле: основные положения псевдотеософии Елены Блаватской, Генриха Олькотта, Анни Безант и Чарльза Ледбитера». Интернет.
12. Е.П. Блаватская. Моя жизнь. Интернет.
13. Е.П. Блаватская. Письма Вере Желиховской. //В кн. Е. Блавтская. Письма друзьям и соратникам. М. Сфера, 2003.
14. Е.П. Блаватская. Мои книги.  Статья. Интернет.
15. Е.П. Блаватская. Письма друзьям и соратникам. М. Сфера, 2003.
16. Генри Олькотт. Страницы старого дневника. Книга 2. М. Дельфис, 2016.
17. Е.П. Блаватская. Три наши цели. Статья. Интернет.
18. Сильвия Кренстон. Жизнь и деятельность основательницы современного теософского движения Е.П. Блаватской. М.
19. Е.П. Блаватская. Почему я не возвращаюсь в Индию. Статья. Интернет.
20. Е.П. Блаватская. Письмо к Э. Берр, 18 июня 1879 г. Интернет
21. Е.П. Блаватская. Экологическое уничтожение природы Индии. Статья. Интернет.
22. Е.П. Блаватская. Письмо Вере из Индии. Пуна, 10 февраля 1880 г. Интернет.
23. Дамодар Маваленкар. Учение великих Махатм. Интернет
24. Е.П. Блаватская. Почему я не возвращаюсь в Индию. Статья. Интернет.
25. Е.П. Блаватская. Письма родным и близким. М. Сфера, 2003.
26. Е.П. Блаватская. Почему я не возвращаюсь в Индию. Статья. Интернет.
27. Там же.
28. Там же.
29. У.Т. Стед, американский журналист, защитник Е.П. Блаватской. Интернет.
30. А. Р. Харрисон. В защиту Е.П. Блаватской от ЛОПИ. Интернет.
31. Р. Харрисон. В защиту Е.П. Блаватской от ЛОПЛ. Интернет.
32.Анни Безант. О Е.П. Блаватской. Интернет.
33. Е.П. Блаватская. Письма друзьям и соратникам. М. Сфера. 2003.

 

10.03.2019 09:18АВТОР: Сергей Целух | ПРОСМОТРОВ: 1064




КОММЕНТАРИИ (5)
  • Абрамова Елена10-03-2019 13:30:01

    Спасибо большое. Надо подобные статьи распространять как можно шире. Сейчас идет одна большая волна на Учителей и их Учеников, давших миру Истину.

  • Ксения10-03-2019 15:36:01

    Батюшке Дружинину нужно радеть за свою вотчину, где немало проблем, и не вмешиваться активно туда, где он мало что понимает, и даже если его кто-то очень попросил. Как он может со своим сознанием постичь масштаб личности Е.П. Блаватской, да ещё при той недоброжелательности, которую он к ней испытывает? Статья С. Целуха очень нужна. Нападки на великих Подвижников не прекращаются.

  • ЕЛЕНА10-03-2019 23:26:01

    Спасибо за Память, за доброе слово, проливающее яркий Свет на великое Имя нашей дорогой соотечественницы Елены Блаватской, Доверенной Шамбалы, Посланнице Гималайской Твердыни Света.
    О себе она написала: "Когда я умру... тогда люди, может быть оценят мои бескорыстные устремления. Я поклялась помогать людям двигаться по пути к Истине всю свою жизнь и сдержу слово...
    Наступит тот день, когда будущие поколения узнают обо мне правду".
    Сегодня, мы и есть то самое "поколение будущего", к которому устремляла свои помыслы Елена Петровна!
    Узнавая правду об этой русской женщине - ТИТАНЕ, воздадим ей должное почитание! Прислушаемся к ее светлой и четкой Мысли: "В человеке есть скрытые силы, способные сделать его Богом на земле".

    Если церковь земная
    с Волей Высшей не дружит,
    зададимся вопросом, -
    так кому она служит?!
    -----------
    Смысл Основ переиначат!
    Все вверх дном перевернут,
    На престол порок посадят,
    В душу Богу наплюют!

    Клеветою мир наполнят,
    Ложью оборвут мечты,
    Чтоб меж Небом и Землею
    Все разрушились мосты!..
    ---------------

  • Светлана12-03-2019 12:09:01

    Спасибо автору за труд. Имя Учителей надо нести высоко.

  • Л.Булатова12-03-2019 17:22:01

    Батюшке (Дружинину) труды великой нашей соотечественницы оказались не по зубам. Да, Е.П.Б. - крепкий орешек. И если ранее не было заложено стремление узнать истину, то догматически уверованное встает непреодолимым барьером на пути познания. Мир в большом долгу перед Еленой Петровной Блаватской. И не батюшкам судить о ее подвиге. Теософия-океан знания, невозможно его переплыть за одну жизнь.Спасибо автору за отстаивание чистого имени Елены Блаватской и ее героической жизни.

    О люди! жалкий род, достойный слез и смеха!
    Жрецы минутного, поклонники успеха!
    Как часто мимо вас проходит человек,
    Над кем ругается слепой и буйный век,
    Но чей высокий лик в грядущем поколенье
    Поэта приведет в восторг и умиленье!

    А.С.Пушкин.

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Сергей Целух »