Память Николая Рериха почтили в Волосово (Ленинградская область). Открытие выставки авторских фотографий Л.В. Шапошниковой «По маршруту Мастера» на Константиновской батарее в Севастополе. В Изваре (Ленинградская область) состоялся день рождения улицы Рериха. XXXI Международная научная конференция «Язык и культура» в Томске. Программа секции «Язык и культура в пространстве космического мировоззрения». Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Бессмысленный и беспощадный. Зачем Сталин издал приказ № 270. Борис Соколов


Колонна советских военнопленных. Лето 1941 года

 

 

16 августа 2021

 

80 лет назад, когда советские войска отступали под напором вермахта, появился документ, в результате применения которого погибло множество солдат, офицеров и генералов Красной Армии. При этом его издал не Гитлер, а советское командование.

 

Герои

16 августа 1941 года Ставкой Верховного Главного Командования Красной Армии был издан грозный приказ №270 за подписью Сталина, Вячеслава Молотова, маршалов Семена Буденного, Климента Ворошилова, Семена Тимошенко, Бориса Шапошникова и генерала армии Георгия Жукова. В нем утверждалось: "Даже те части нашей армии, которые случайно оторвались от армии и попали в окружение, сохраняют дух стойкости и мужества, не сдаются в плен, стараются нанести врагу побольше вреда и выходят из окружения".

 

Далее приводились положительные примеры: заместителя командующего Западным фронтом генерал-лейтенанта Ивана Болдина, который сумел вывести из окружения 1654 бойца и командира 10-й армии, комиссара 8-го мехкорпуса бригадного комиссара Николая Попеля и командира 406-го стрелкового полка полковника Тимофея Новикова, которые вывели из окружения 1778 человек, и командующего 3-й армией генерал-лейтенанта Василия Кузнецова и члена Военного совета армейского комиссара 2-го ранга Бирюкова, которые смогли вывести к своим 498 окруженцев. Замечу, что общее число тех, кого удалось вывести из окружения, свидетельствует о масштабах разгрома, если из целой армии спаслось от 500 до чуть более 1500 человек.

 

Интересно проследить судьбу положительных героев приказа №270. Иван Васильевич Болдин дослужился до генерал-полковника, сумел осенью 41-го выйти из второго окружения, уже под Вязьмой, в январе 1942 года был награжден орденом Ленина. Однако 2 февраля 1945 года в ходе Восточно-Прусской наступательной операции командующий 2-м Белорусским фронтом маршал Константин Рокоссовский снял Болдина с должности командующего 50-й армией за неудовлетворительную организацию разведки. Командарм не выявил отход противника и провёл многочасовую артиллерийскую подготовку в полосе армии по пустому месту. При этом Болдин в течение двух суток докладывал в штаб фронта, что ведёт с противником решительный бой, хотя немцев перед ним фактически не было. Замечу, что здесь скорее речь может идти о каком-то личном конфликте Болдина с Рокоссовским, так как артподготовка по оставленной неприятелем первой линии окопов для советских войск была обычным делом, в частности, во время Берлинской операции, но никто за это командующих обычно не наказывал. Как бы то ни было, весной 1945 года Болдин был назначен заместителем командующего 3-м Украинским фронтом, участвовал в последних боях на территории Австрии и Венгрии и получил медаль "За взятие Вены".

 

Cоветская пехота, лето 1942 года

 

Николай Кириллович Попель закончил войну генерал-лейтенантом танковых войск, членом Военного совета 1-й гвардейской танковой армии, за взятие Берлина был награжден орденом Ленина. А вот Тимофею Яковлевичу Новикову не повезло. В январе 1942 года он был награжден орденом Ленина и произведен в генерал-майоры. Но 15 августа 1942 года, командуя 181-й стрелковой дивизией под Сталинградом, Новиков попал в окружение и оказался в плену. В апреле 1945 года Тимофей Яковлевич скончался от истощения в концлагере Флоссенбюрг в Баварии перед самым освобождением. Василий Иванович Кузнецов закончил войну генерал-полковником и Героем Советского Союза, которым стал за взятие Берлина, будучи командующим 3-й ударной армии (солдаты этой армии штурмовали Рейхстаг). Николай Иванович Бирюков закончил войну генерал-лейтенантом танковых войск, членом Военного совета бронетанковых и моторизованных войск Красной Армии. Ордена Ленина он удостоился только в ноябре 1942 года, а непосредственно за выход из окружения награжден не был. В данном случае, вероятно, этот подвиг как бы погасил его прежнее прегрешение, когда в феврале 1941 года Бирюков был снят с должности члена Военного Совета Дальневосточного фронта за упущения в работе.

 

Антигерои

 

Но, понятное дело, приказ №270 издавался совсем не для того, чтобы поощрить отличившихся генералов и комиссаров. Главное значение здесь имели не герои, а антигерои. На роль последних назначили командующего 28-й армией генерал-лейтенанта Владимира Качалова, командующего 12-й армией генерал-лейтенанта Павла Понеделина и командира 13-го стрелкового корпуса генерал-майора Николая Кириллова. Качалову инкриминировалось то, что он, "находясь вместе со штабом группы войск в окружении, проявил трусость и сдался в плен немецким фашистам… предпочел дезертировать к врагу". Понеделину вменялось в вину то, что он "не проявил необходимой настойчивости и воли к победе, поддался панике, струсил и сдался в плен врагу, дезертировал к врагу". Кириллова обвинили в том, что он "дезертировал с поля боя и сдался в плен врагу".

 

 

Павел Григорьевич Понеделин и Николай Кузьмич Кириллов попали в плен 7 августа 1941 года при попытке выйти из окружения под Уманью. 13 октября 1941 года оба они были приговорены к расстрелу. Понеделин и Кириллов были освобождены американскими войсками, в мае 1945 года переданы советской стороне и вскоре арестованы. Понеделину инкриминировалось то, что, "являясь командующим 12-й армией и попав в окружение войск противника, не проявил необходимой настойчивости и воли к победе, поддался панике и 7 августа 1941 года, нарушив военную присягу, изменил Родине, без сопротивления сдался в плен немцам и на допросах сообщил им сведения о составе 12-й и 6-й армий". Кроме того, Павлу Григорьевичу вменяли в вину то, что он вел в плену дневник, где допускал антисоветские высказывания, в том числе по поводу колхозов. Замечу, что вряд ли в дневнике Понеделина, который до нас не дошел (или пылится где-то на секретном хранении), могло содержаться что-то крамольное (иначе бы генерал, который в 1937–1938 годах уже находился под арестом и следствием, наверняка бы его уничтожил перед возвращением в СССР). Что же касается обвинений в том, что Понеделин сдался в плен без сопротивления, то встает вопрос, имел ли он реальную возможность сопротивляться. Вероятно, возможность застрелиться у него была, но странно обвинять человека в том, что он не застрелился. Обвинения же в выдаче сведений о составе 6-й и 12-й армий вообще смешны. К тому моменту, когда Понеделин попал в плен, он уже утратил управление своей армией, и немцы из трофейных документов гораздо больше знали о 12-й армии, чем ее командарм. А о 6-й армии Понеделин вообще вряд ли знал что


Советские пленные 1941 г. Снимок из федерального архива Германии –

фотоархива в Кобленце, копия А. Гогуна

 

Кириллова же, попавшего в плен 10 августа 1941 года, обвинили только в сдаче в плен без сопротивления. 25 августа 1950 года Понеделина и Кириллова расстреляли по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР. Но даже пристрастное следствие вынуждено было признать, что в случае этих генералов о добровольной сдаче в плен речи не шло. Не смогло обвинение установить и какие-либо факты коллаборационизма со стороны Понеделина и Кириллова. Но поскольку приказ, объявляющий генералов изменниками Родины, подписал сам Сталин, ошибаться он не мог, и несчастных генералов расстреляли. В 1954 году были реабилитированы как их семьи, так и семья Качалова. Сами Кириллов и Понеделин были реабилитированы соответственно 29 февраля и 23 марта 1956 года и вскоре восстановлены в воинских званиях и наградах. Но, в отличие от погибшего в бою Качалова, орденами их посмертно не наградили.

 

Техника дороже людей?

 

Из недостоверных донесений особых отделов и политработников насчет трех генералов Сталин, Молотов и руководители Красной Армии сделали весьма суровые выводы: "Командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину дезертиров.

 

Обязать всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать на месте подобных дезертиров из начсостава.

 

Попавшим в окружение врага частям и подразделениям самоотверженно сражаться до последней возможности, беречь материальную часть как зеницу ока, пробиваться к своим по тылам вражеских войск, нанося поражение фашистским собакам.

 

Обязать каждого военнослужащего, независимо от его служебного положения, потребовать от вышестоящего начальника, если часть его находится в окружении, драться до последней возможности, чтобы пробиться к своим, и если такой начальник или часть красноармейцев вместо организации отпора врагу предпочтут сдаться ему в плен, – уничтожать их всеми средствами, как наземными, так и воздушными, а семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишить государственного пособия и помощи.

 

Обязать командиров и комиссаров дивизий немедля смещать с постов командиров батальонов и полков, прячущихся в щелях во время боя и боящихся руководить ходом боя на поле сражения, снижать их по должности, как самозванцев, переводить в рядовые, а при необходимости расстреливать их на месте, выдвигая на их место смелых и мужественных людей из младшего начсостава или из рядов отличившихся красноармейцев".

 

Как мы уже убедились на примере Качалова, Понеделина и Кириллова, сообщения о том, что тот или иной командир или комиссар добровольно сдался в плен, то есть перешел на сторону врага, далеко не всегда соответствовали истине. А на основе подобных недостоверных сведений страдали ни в чем не повинные семьи, не говоря уже о том, что принцип коллективной ответственности противоречит принципам международного гуманитарного права. Точно так же сведения о том, что тот или иной красноармеец добровольно сдался в плен, часто были недостоверны. Солдат мог честно погибнуть в бою, но его семью лишали пособий и пайка, что грозило голодной смертью. Точно так же приказание выгонять прячущихся в щелях командиров полков и батальонов могло вести к излишним потерям. Ведь в горячке боя вышестоящий командир может не разобрать, надо ли в данный момент комбату или комполка сидеть в щели или лично поднимать бойцов в атаку.

 

Ограда самого большого в Европе нацистского лагеря военнопленных,

окраина города Славута в Украине (Stalag 301/Z)

 

А уж требование к окруженным войскам "беречь материальную часть как зеницу ока" просто умиляет. Опыт Второй мировой войны показывает, что порой удавались прорывы из окружения довольно больших группировок войск, например, двух германских армейских корпусов в районе Корсунь-Шевченковского в феврале 1944 года, германской 1-й танковой армии в районе Каменец-Подольского в апреле 1944 года или советской конно-механизированной группы генерал-лейтенанта Исы Плиева в районе Дебрецена в октябре 1944 года. Однако в подобных случаях окруженным приходилось бросать почти всю тяжелую технику из-за отсутствия горючего и боеприпасов. Поэтому приказ о сбережении матчасти в окружении был бессмысленным и отражал только то обстоятельство, что Сталин технику ценил дороже людей.

Жуков пошел еще дальше приказа №270. 28 сентября 1941 года, будучи командующим Ленинградским фронтом, которому подчинялся Балтфлот, он издал шифрограмму 4976, где говорилось: "Разъяснить всему личному составу, что все семьи сдавшихся врагу будут расстреляны и по возвращении из плена они также будут все расстреляны". Не знаю, был ли кто-нибудь из членов семей подлинных и мнимых перебежчиков расстрелян по этому зловещему распоряжению. Семьи красноармейцев и краснофлотцев были подведомственны не Жукову, а НКВД, которое в данном случае вряд ли стало бы исполнять жуковский приказ. Этот приказ, хотя он явно противоречил приказу №270, который предписывал семьи перебежчиков только арестовывать, был отменен только в феврале 1942 года. Правда, вряд ли кто-либо вспоминал о драконовском приказе Жукова после его отъезда с Ленинградского фронта в октябре 1941 года.

Они все равно сдавались

Но отбили ли приказ №270 и аналогичные ему драконовские приказы охоту у красноармейцев сдаваться в плен? Ни в коем случае. Вот что говорит сухой язык статистики. К концу июля 1941 года вермахт захватил на Восточном фронте 814 030 пленных. В августе к ним добавилось еще 698 580 человек, причем большинство пленных было захвачено во второй половине августа, уже после того, как приказ №270 зачитали во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах и штабах. В сентябре пленных было 989 203 человека, а в октябре, в связи с крупнейшим окружением в районе Вязьмы и Брянска, число пленных достигло рекорда за все время войны: 1 037 778. В ноябре в связи с относительным затишьем на фронте количество пленных упало до 291 934 человек, а в декабре, после начала контрнаступления Красной Армии под Москвой, упало до 75 440.

Как легко убедиться, динамика числа советских пленных зависела отнюдь не от приказа №270, а от того, какая из сторон находилась в наступлении. В 1942 году, с возобновлением германского наступления, число пленных опять начало расти и за год достигло 1 653 058 человек. Резкое падение числа советских пленных началось только с 1943 года, когда германское наступление на востоке почти прекратилось, и все больше сил вермахту приходилось отвлекать на другие фронты. В этом году было захвачено 297 899 пленных (по другим данным – 565 тыс.), в 1944 году – 122 282 (по другим данным – 147 493) и в 1945 году – 14 825 пленных.

В последний год войны у немцев уже элементарно не хватало пехоты для создания более или менее крупных "котлов". После последней масштабной, то есть одержанной против целого советского фронта (2-го Украинского, против которой сражалась 8-я германская армия), победы вермахта – Дебреценского сражения – в октябре 1944 года немецкие генералы сетовали, что именно отсутствие пехоты не позволило им использовать успех и окружить крупную группировку советских войск. Таким образом, число советских пленных зависело только от обстановки на фронте, а не от драконовских приказов вроде приказа №270. Зато благодаря этому приказу, вероятно, погибли десятки тысяч людей, которые либо были расстреляны из-за ложного обвинения в попытке сдаться врагу, либо умерли с голода, лишившись пособий как "члены семей изменников Родины".

 

17.08.2021 09:22АВТОР: Борис Соколов | ПРОСМОТРОВ: 161


ИСТОЧНИК: Svoboda



КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «История России, Руси »