Выставка картин «В созвучии с природой» группы художников из Пенджаба (Индия). 22 июня 2022г. открылась выставка картин художника Сикандера Джангры и его коллег в ММТР (Индия) – зеркало современных тенденций в индийской живописи. Международная научно-общественная конференция «120 лет со дня рождения Ю.Н.Рериха» (Москва, 9–10 октября 2022 г.). Если вы хотите присоединиться к помощи людям Донбасса, реквизиты: Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Белуха – Сумеру Азии. В.С. Ревякин


Алтай. Белуха

 

Описание и краткое содержание "Белуха – Сумеру Азии"

 

Книга «Белуха – Сумеру Азии» подготовлена по случаю 100-летнего юбилея первого восхождения на самую высокую вершину Алтае-Саянской горной страны. Белуха пользуется вполне заслуженной славой одной из красивейших гор земли, и каждый год становится объектом всевозможных экспедиций, восхождений, а в последние годы и коммерческих туров. Звездообразный характер оледенения горного массива, расположенного на границе России и Казахстана, представляет замечательный объект для наблюдений за изменениями природной среды гор в центре огромного Азиатского континента. С вершиной связано много легенд, а её несомненное очарование вдохновляет поэтов и художников на выражение собственного видения Горы, слывущей местом силы космического порядка. В книге использованы материалы экспедиционных исследований разных лет, описание маршрутов подъема на вершину по книге «Белуха», фотографии, во множестве размещенные в Интернете. Книга рассчитана на самый широкий круг читателей, всех, кто интересуется историей и природой гор Алтая. Автор признателен сотрудникам Алтайского краевого краеведческого музея, краевой библиотеки, научной библиотеки Томского университета за возможность познакомиться с публикациями давних лет о Белухе, ставшими библиографической редкостью. Книга издана на средства гранта губернатора Алтайского края, учреждённого в рамках целевой программы «Молодёжь Алтая на 2014-2016 годы».

 

В. С. Ревякин

Белуха – Сумеру Азии

© В. С. Ревякин, 2014

 

*  *  *

 

Введение

Товарищам моим по экспедициям к Белухе. посвящаю…

Виктор Ревякин

 

 

В 1968 году издательством Томского университета, ныне имеющего статус национального исследовательского учреждения, была выпущена в свет тиражом в четыре тысячи экземпляров книга «Белуха», авторы которой посвятили ее профессору, доктору географических наук, гляциологу и альпинисту Михаилу Владимировичу Тронову по случаю его 75-летия [4]. Многое изменилось за прошедшие годы, накоплены новые факты природно-исторического, научного и спортивного плана, касающиеся горного массива высшей вершины Сибири. Несомненно, их стоит довести до широкого круга читателей. И повод тому – 100-летие первого в истории сибирского альпинизма восхождения на Белуху наших земляков – братьев Бориса и Михаила Троновых. Случилось это 8 августа (25 июля по старому стилю) 1914 года в 15 час. 30 мин.

 

Т.М. Троновов. Фото из архива Троновой

 

К этому обязывает меня и то, что я как автор и редактор той книги имею непосредственное отношение к событиям последних десятилетий, поскольку много лет руководил гляциологическими исследованиями на ледниках массива, участвовал в альпиниадах и других мероприятиях, встречался с людьми, чьи судьбы оказались в магическом поле Белухи.

 

Будучи учеником и последователем профессора Тронова М. В., имел счастье общаться с ним по самым разным вопросам учебной и научной жизни. С ним можно было обсуждать тематику научных работ, спорить, с радостью выполнять его поручения, ощущать доброту и внимание к себе и знать, что находишься под его защитой, дорожить его мнением. В одной связке с учителем ходить в маршруты по ледникам Актру. Последний из них был на высокий Карагемский перевал, когда Учителю было 68 лет.

 

С тех пор прошло много лет, остались в памяти перевалы и вершины, но до сих пор я не могу с уверенностью ответить на вопрос: «Зачем люди идут в горы?»

 

Может быть, в душе каждого из них остались давние, многих тысяч лет воспоминания о первородине человека, об укромных убежищах от опасностей, ветра и холода? Контрасты условий бытия, разнообразие красок, изобилие пейзажей для романтических натур служили и служат основой легенд и сказаний, мифов и загадок.

 

НЛО и снежный человек сосуществуют в горах издавна, и не случайно, по преданиям, где-то в горах Алтая укрыто Беловодье – страна добра и справедливости. Горы были барьерами на путях миграции древних племен и народов, местами пересечений интересов и претензий.

 

В 1285 г. король Арагона Петр III решил взойти на гору Канигу (2782 м) дабы желание сердечное удовлетворить. Налетевшая гроза остановила королевскую свиту, но король поднялся, после чего рассказал подданным про озеро на вершине… с драконами!

 

Поэт Петрарка в 1336 г. покорил вершину Ванту, крестоносец Ротарио в 1338 г. вознес на г. Рочамелоне (3537 м) алтарь Богородице, в 1669 г. на Олимп (2911 м) рабы занесли султана Махмета IV.

 

Царь Петр I в 1697 г., поужинав в таверне вблизи горы Броккен (1142 м), на спор ушел один и около двух часов по полуночи зажег костер на её вершине.

 

В 1786 г. французы – горный проводник Жак Бальма и врач Мишель-Габриэль Паккард – поднялись на Монблан (4810 м) и положили начало альпинизму, одному из самых красивых и опасных видов спорта. Инициировал восхождение на вершину известный исследователь Альп, основоположник науки о ледниках Ораст Бенедикт де Соссюр.

 

В 1788 г. неустрашимый русский землепроходец Г. Сарычев вместе с небольшим отрядом поднялся на Ключевскую сопку (4688 м), в 1835 г. в Андах Платон Чихачев, брат исследователя Алтая Петра Чихачева, покорил г. Пичингу (4757 м).

 

«Сем раз ходил я на Гору своей мечты. И вот, наконец, она стала явью», – написал Норгей Тенцинг из племени шерпа в книге «Тигр снегов», после того как вместе с новозеландцем Эдмундом Хиллари 29 мая 1953 г. они первыми в истории человечества ступили на вершину Джомолунгмы (Эвереста), самой высокой горы мира.

 

Древние понимали значение гор и поклонялись им, обожали и боготворили их. Олимп, Синай, Арарат, Фудзияма, Сагарматха, Хан-Тенгри и, конечно же, Белуха – ось мира (Уч-Сумер, Уч-Сюре). Из мировых религий культ гор более всего развит в буддизме и даосизме, а японские секты Тендай и Шингон известны как представители горного буддизма. В разных горных странах почитаются духи горных перевалов. Курганы на перевалах – «обо» – прирастают камнями, которые путники оставляют в знак благодарности за успешное преодоление преграды.

 

Только в горах можно наблюдать четкие высотно-климатические рубежи – границы леса и снега. Выше границы нетающих снегов путник вступает в царство богини снега Хионы, в хионосферу. Здесь начинаются горные реки, дающие жизнь народам далеких равнин.

 

В горах, слушая порывы ветра и пение метелей, грохот лавин и камнепадов, неумолкающий шум рек и речек, начинаешь понимать суетность нашего бытия и ничтожность каждого из нас в отдельности в этом огромном мире. «Путник, помни, ты лишь слеза на реснице у вечности», – говорят в Тибете. Источник раздумий, философских рассуждений – все это горы. Большая радость – узнать и понять их.

 

Конец 1982 г. завершился для меня неожиданным и символическим событием – мои друзья Поль и Илза Цесюлевичи, алтайские художники, сделали мне великолепный подарок – картину Белухи с севера. Раннее утро поздней осени. Неяркое солнце освещает заснеженные грани вершины, подчеркивая резкие перегибы водораздельных линий, а ниже гордых пиков – склоны, подернутые багрянцем осенней листвы кустарников и снежной порошей. Нежно-фиолетовые, темно-коричневые, бело-голубые переходы создают разнообразную цветовую гамму и общее высотно-торжественное восприятие горной громады. Всякий раз, когда удается выбрать время и помолчать у картины, наплывают воспоминания о прожитых годах, отданных изучению высокогорья Алтая и, конечно же, ледников, стекающих к подножью белоснежной красавицы.

 

Картина Л.Р. Цесюлевича "Актру", подаренная В.С. Ревякину.
Висит над его рабочим столом. Фото А. Гаврилова

 

 

Горы. Они как люди – разнолики, разновелики, разноцветны. Не счесть числа восторгам при упоминании о горных странах, где всяк находит собственное видение проблем формы, содержания и смысла. Именно в этом, наверное, состоит притягательная их сила. «Лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал…» – с блеском в глазах, со слезами умиления и затаенной радости поют туристы и альпинисты в горах песни В. Высоцкого. Как здорово удалось поэту понять и выразить словами то, что наполняет душу каждого, ощутившего на себе таинственную силу горного притяжения. «Жить не так уж необходимо, ходить в горы необходимо», – так можно, наверное, перефразировать афоризм-заклинание эпохи Великих географических открытий.

 

Горы. Они как море – таинственны, исполнены силы и достоинства («Здесь вам не равнина, здесь климат иной…»). Известный альпинист профессор Ламмер написал в свое время вещие глаголы: «Кто не видел утренней зари, разгорающейся над бесконечными снежными полями, кто не слышал грохота лавин, рева неистовствующей по гребням гор бури, кто в ясный день не стоял на вершине горы и не впитывал своим взором бесконечную даль, кто во время снежной бури дюйм за дюймом не боролся за свою жизнь, тот не поймет, тот не может представить себе, какую притягательную силу имеют горы…». Лучше сказать трудно. Стоит согласиться… и пойти в горы, если вы еще не поставили перед собой эту цель.

 

Книга, которую Вы держите в руках, не просто рассказ о Горе, о вершине, нет. Это одновременно и хронограф, составленный из отрезков жизни многих людей – ученых, путешественников, спортсменов, всех, кого счастливая судьба привела к подножью белой сибирской красавицы. Благодаря их труду, научному рвению и усердию, многие стороны бытия Горы нам сегодня ведомы. Спасибо им за это. Не всем сопутствовала удача. Жизнь некоторых, отчаянных и смелых, самоотверженных и целеустремленных, одержимых и неосторожных оборвалась на склонах Горы. Светлая им память.

 

Говорить о Горе непросто, ибо всем, кто бывал среди скал, ледников и хаоса каменных нагромождений, порой вместе с порывами ветра слышатся голоса тех, с кем доводилось быть в одной связке, доверять им в опасные мгновенья свою жизнь.

 

Жизнь быстротечна. Горы стоят вечно. И когда соприкасаешься с вечностью, становишься строже к себе, своим поступкам и деяниям. Здесь очищенье духа особенно заметно. «Молодые друзья, – писал художник и ученый, неутомимый проповедник нравственности Н. Рерих, – вам нужно знать условия караванной (добавим, и экспедиционной – В. Р.) жизни. Только на этих путях вы научитесь бороться со стихиями, где каждый неверный шаг – уже верная смерть. Там вы забудете числа дней и часы, там заблестят звезды вам небесными руками. Основа всех учений – бесстрашие. Не в кисло-сладких летних пригородных лагерях, а на суровых высотах учитесь быстроте мысли и находчивости действия. Не только на лекциях в тепле натопленной аудитории, но на студеных глетчерах сознавайте мощь работы материи. И вы поймете, что каждый конец есть начало чего-то еще более значительного и прекрасного».

 

Мой путь к Горе связан с алтайскими просторами, на которых течет неторопливая жизнь сибиряков, чьи предки много-много лет назад перешли за каменный уральский пояс и, преодолевая недоверие и непонимание коренных жителей, а порой и их вооруженное сопротивление, открыли удивительный мир Алтая.

 

К Белухе было много экспедиций, маршрутов известных и безвестных путешественников и экскурсантов, случались трагедии и неприятности. Следы восходителей замели снега, гонимые ветрами, день и ночь свистящими над утесами скальных замков. Немым свидетелем мужества, отчаянной смелости и самоотверженности путешественников XVIII–XIX вв., единодушия и коллективной спайности альпиниад и экспедиций двадцатого столетия, неудержимого риска и коммерческой предприимчивости начала XXI столетия стоит белоснежная громада. И во все времена не перестанут люди удивляться ее величию.

 

Современная техника, транспорт и средства связи способны облегчить тяготы дальних дорог, позволяют путешествовать с большой экономией времени и сил, однако от этого прелесть путешествия, глубоко убежден, заметно уменьшается.

 

И если нет вертолета, нет вьючной лошади, надо становиться под рюкзак, с которым каждый шаг по тропе дается с трудом, тогда многократно дороже становится пройденный путь и памятны будут сложные участки тропы, и ярки воспоминания о событиях, днях и часах по дороге к Горе.

 

Впервые я ощутил значение Горы летом 1960 г., когда под руководством инструктора Константина Семенюка вместе с группой альпинистов оказался на вершине Снежной в Северо-Чуйском хребте. Мы старались рассмотреть далеко на западе высшую точку Алтая. Бинокль был один на всех, и когда настал мой черед воспользоваться им, глазам открылось изящное творение природы – совершенство граней, четкость линий, белизна снегов, и все это в золотисто-голубом ореоле солнечного сияния. Это была Белуха. И всякий раз, рассматривая Гору издалека, я вспоминаю слова Н. Рериха: «Семнадцатого августа (1926 г. – В. Р.) смотрели Белуху. Было так чисто и звонко. Прямо Звенигород. А за Белухой кажется милый сердцу хребет КуньЛуня, а за ним – «Гора божественной владычицы» и «Пять сокровищниц снегов», и сама «Владычица белых снегов», и все писанное и не писанное, все сказанное и несказанное». Слова эти как знаки, как знамение, как призыв к путешествию.

 

Вид на Северо-Чуйский хребет

 

 

Неповторимы и незабываемы сверкающие склоны Белухи в своем снежно-ледовом молчаливом величии. Двуглавая вершина высоко вознеслась над окружающими отрогами Катунского хребта. Чтобы увидеть величавую вершину близко, услышать шум и грохот срывающихся с ее склонов лавин и камнепадов, надо пройти нелегкие дороги. Останутся позади остепненные днища речных долин, горная тайга, густые заросли кустарников и обрушивающиеся камни на горной тропе, прежде чем из-за крутого поворота вдруг полыхнет белое пламя. И с какой бы стороны вы не подошли к ней – невольный возглас удивления и восхищенья этой снежной громадой вырвется из ваших уст.

 

Белуха представляет интерес не только для туристов. Крутые склоны, ледовые кулуары, нависшие карнизы, разорванные трещинами ледопады ледников, мрачные скалистые ступени – внушительный набор препятствий и для альпинистов. Здесь можно выбрать по душе маршрут любой трудности.

 

Многое изменилось на Алтае со времен первых исследователей и путешественников, но горный узел Белухи по-прежнему поднимается в первозданном величии. За прошедшие более чем 200 лет после открытия и столетие со дня первовосхождения накоплено много сведений о природе района, путях подхода и условиях восхождений, и было бы непростительно не рассказать о Горе новым поколениям ее поклонников.

 

Ледниковый узел Белухи интересен не только с позиций спортивных, художественных, сакральных. Толщи накопленных за тысячелетия снегов хранят много неразгаданных тайн, раскрытие которых позволяет понять непростой ритм развития природы, эволюцию горных систем, колебания климата и проследить следы становления технократической цивилизации.

 

Белуха не любит людей с черным сердцем, здесь нельзя быть злым и нечестным. Давно замечено, что не каждому она открывается, не каждому позволено подняться на самое верхнее снежное поле. И если вам повезет, и вы окажетесь на самом верху Алтая, считайте, что жизнь прожили не зря.

 

Удачи вам, люди! Хорошей погоды на маршруте. Новых успехов в изучении природного чуда, центра земного средоточия.

 

Белуха как корона могучего царя Алтая находится в стране заоблачной…На вершине её никогда не бывала нога человека. Г. Гребенщиков

 

Часть первая – историческая

 

Пути к Белухе начинались в Барнауле

 

История племен, населявших Алтай, коронованный Белухой, уходит корнями в глубокую древность, когда в горных долинах покоились огромные ледники и господствовал суровый снежно-ледовый климат. Следы человека на Алтае тех далеких времен археологи находят в многочисленных стоянках древнего человека. Алтайские курганы скифской эпохи, вскрытые археологами, свидетельствуют об активной кочевой и полукочевой жизни обитателей гор.

 

Не только о Белухе, но и об Алтайских горах до начала XVII в. русским было неведомо. Это теперь, благодаря историкам и, в особенности археологам, мы знаем о древних и не очень, обитателях Алтая, а тогда…

 

В книге «Большой чертеж» (XVI в.) Алтаю отведено несколько строчек, чуть больше в «Чертеже сибирской земли» (1667 г.), а в «Чертеже всех сибирских городов», составленном С. У. Ремизовым в 1701 г. уже есть река Бия, вытекающая из озера Алтын, Катунь и Иртыш с озером Зайсан.

 

В 1598 г. на берегах Оби потерпел поражение хан Кучум, а в 1604 г. был заложен г. Томск, на долгие годы ставший опорным пунктом продвижения русских на юг, в верхнее Приобье. Позднее, в 1618 г., был основан Кузнецкий острог. Было ясно, что без создания опорных укреплений освоение бассейна Верхней Оби невозможно. Рекогносцировка казачьего отряда из Томска под командой Федора Пущина для поиска места для острога у Телецкого озера в 1632 г. оказалась неудачной, впрочем, как и вторая, предпринятая в 1633 г. отрядом казаков из Кузнецка, под руководством П. Сабанского.

 

В обстановке постоянной опасности набегов кочевников с юга на стрелке Бии и Катуни появилось первое русское укрепление – Бикатунский острог (1709 г.), там, где 15 марта 1708 г. кузнецкому воеводе М. Овцину велено было «на реках Бии и Катуни в пристойном месте для сбору ясашной казны и к селению пашенных крестьян построить острог со всякими крепостями…». Однако на следующий год Бикатунская крепость была сожжена. Разорялись русские деревни, терроризировалось аборигенное население. Для усиления защиты были построены Белоярская крепость (1717 г.) и на новом месте Бийская (1718 г.). После разорения в 1741 г. джунгарами Чагырской крепости на Чарыше, русскими была укреплена граница в Западной Сибири – размещены новые полки и построены опорные пункты: Ануйская и Катунская крепости в 1748 г., затем Шемонаевский и Красноярский форпосты (1749 г.), а деревня Кабаново превращена в Кабаньевскую защиту. После падения Джунгарского ханства алтайцы оказались под угрозой порабощения. По их просьбе произошло присоединение Алтая к России (1756 г.).

 

За присоединением последовало укрепление всей территории, вошедшей в Россию. По указу Сената было выбрано 34 места для новых укреплений, назначенных для прикрытия горного округа с юга. Возникла новая Колывано-Воскресенская линия. Впоследствии расположение укрепленной линии изменилось, появились новые редуты и другие укрепления. И ныне сохранились названия основанных некогда военных казачьих поселений.

 

В конце XVIII в. позиции русских на Алтае окрепли. И вот тогда обнаружилась любопытная деталь. О российском подданстве просили каменщики-беглецы, скрывавшиеся в горах Западного Алтая в долине Бухтармы. Часть беглецов-раскольников позднее ушла в долину Катуни, где появились деревни Верхний Уймон и Кокса.

 

Одновременно с военными поселениями активно шла гражданская колонизация Алтая переселенцами из северных областей России. Пробирались на Алтай раскольники-старообрядцы с Урала. Они уходили от феодального гнета и религиозных преследований и забирались в самые глухие, необжитые места. Вот такой независимый, свободолюбивый пришлый люд и составил русскую основу первопоселенцев Алтая.

 

В 20-30 гг. XVIII в. на левой стороне долины Оби появились деревни Усть-Барнаульская и Верх-Барнаульская. С Усть-Барнаульской, по сути, связано дальнейшее изучение и освоение Алтая.

 

Известно, что в 1715 г. Петр I поручает сибирскому губернатору Гагарину организовать поиски руд в истоках Иртыша и у озера Зайсан. Начало горному делу было положено уже после кончины великого реформатора.

 

Еще в 1673 г. рудознатец серебряник по имени Федька доставил в Москву образцы серебряной руды из прителецкого района, а позднее, в 1717-1720 гг., тобольский казачий сын Михайло Волков и местные крестьяне Степан Костылев и Федор Комар открыли ряд месторождений железных, медных и серебряных руд и доставили образцы их на Урал Василию Николаевичу Татищеву. После анализа образцов, показавших ценность найденных месторождений, В. Н. Татищев направил в 1721 г. на Алтай опытных уральских рудознатцев Ивана Привцина и Никиту Петрова. Одновременно с ними поисками руд занимались уральцы Леонтий и Андрей Кабановы, Матвей Кудрявцев, Никифор Клеопин, Федор Лелеснов, Иван Чупоршнев и другие. Из них Н. Клеопину принадлежит открытие медных руд по реке Белой, притоке Локтевке. Чуть позднее, в 1742 г., Ф. Лелеснов обнаружил в горе Змеевой богатейшее рудное месторождение. В поисках месторождений рудознатцы знакомились с новыми для них долинами рек, горными хребтами, перевалами. Опираясь на их знания, картографы составляли первые карты предгорий Алтая.

 

На долгие годы Алтайский горный округ стал поставщиком серебра и золота в казну. Широкая хозяйственная деятельность (8 заводов, 28 рудников, шлифовальная фабрика), большая площадь округа вызвали к жизни организацию различных экспедиций по изучению природных условий и ресурсов, расширению территориальных открытий.

 

В 1725 г. люди заводчика Акинфия Демидова (сын сподвижника Петра тульского кузнеца Никиты Демидова) произвели на Алтае опытную плавку медной руды, положив начало горнозаводского дела на Алтае. А уже 19 января 1726 г. он подал прошение на разработку алтайских руд. Высокое разрешение было получено и небольшой плавильный завод у речки Локтевки (две печи с ручным дутьем) был готов в 1726 г. К 1728 г. завершилось строительство следующего, более мощного завода в трех верстах от первого на речке Белой. Колывано-Воскресенский завод, давший название всем горным заводам на Алтае, начал действовать и 21 сентября 1729 г. дал первый металл.

 

Деятельность демидовских служащих в период с 1725 по 1744 гг. позволила начать изучение и освоение огромной территории от берегов Иртыша до Оби. Вся она постепенно заселялась русскими людьми. Первый завод просуществовал недолго. В целях расширения дела необходимо было топливо, и посланцы Демидова присмотрели подходящее место для строительства большого завода. Их выбор пал на деревню Усть-Барнаульскую, близ которой имелись в избытке ресурсы для получения древесного угля, и была возможность устройства плотины для пруда. Здесь, в болотистой пойме Барнаулки, и началось в 1739 г. строительство медеплавильного завода. Первая плавка меди была произведена в 1744 г., а с 1752 г. он становится еще и сереброплавильным. К концу XVIII в. в его 30 печах ежегодно выплавлялось до 460 пудов серебра, а кроме того, и золото, которое считалось лучшим в России. На протяжении полутора веков завод давал жизнь целому городу, определяя его развитие.

 

С 1 мая 1744 г. заводы на Алтае стали собственностью царской семьи (кабинетские, коронные, государевы), а для управления ими образована была Канцелярия Колывано-Воскресенского горного округа. Округ включал огромную территорию: нынешний Алтайский край, часть Новосибирской, Кемеровской и Томской областей. Центром округа стал город Барнаул.

 

На рисунке второй половины 1850-х годов работы П.М. Кошарова
хорошо видны корпуса завода (в центре), жилые дома разросшегося города.

 

Сереброплавильный завод дал начало городу. Поселок «Барнаульский завод» по указу Екатерины II от 1 мая 1771 г. получил статус горного города. В России тех времен только Екатеринбург был таковым.

 

Ныне только остатки некогда крупнейшей речной плотины (539 м), огромного двухпролетного здания завода (длина 142 м) и соседних построек могут рассказать о размахе заводского производства на Алтае.

 

Когда-то в этом корпусе располагалась Первая
плавильная фабрика – сердце завода.

 

23 марта 1893 г. царским указом заводы на Алтае были закрыты, 1 мая потушены плавильные печи Барнаульского завода, с 1897 г. здесь начато лесопильное производство, а позднее размещалась спичечная фабрика.

С заводом была связана жизнь многих замечательных людей, имена которых вошли в историю мировой науки. Прежде всего, конечно, И. И. Ползунов, паровая машина которого впервые в мире была пущена в действие 7 августа 1766 г. Это и П. П. Аносов – автор знаменитой булатной стали, инженеры С. В. Литвинов, И. И. Черницын, П. И. Шангин, А. Порошин, П. К. Фролов.

С именем последнего связаны интересные страницы формирования архитектурного облика Барнаула. Это так называемый уголок Петербурга или Демидовская площадь. Впрочем, со времени своего появления площадь сменила несколько имен: Конюшенная, Революции, Пионерская. А неофициальное название Демидовская появилось после постановки Демидовского столпа в честь столетия горнозаводского дела на Алтае. По инициативе П. К. Фролова Горный Совет 20 февраля 1818 г. принял решение застроить большой пустырь недалеко от завода, разместив на нем госпиталь, училище с сиротским приютом и богадельню с церковью, а также упомянутый столп. Реализация застройки площади выпала вначале на долю архитектора А. И. Молчанова, но большей частью Я. Н. Попова, воспитанника и ученика знаменитого петербургского архитектора К. И. Росси. С 1829 по 1851 гг. площадь была застроена и открывалась в сторону нагорной части города белокаменной церковью с высокой колокольней. Берега заводского пруда были обрамлены чугунной оградой. Центр площади занимал обелиск, заложенный в 1825 г. и завершенный в 1839 г. (сто лет с основания Барнаула). Памятник состоит из 12 гранитных блоков, привезенных из гор близ Колывани на плотах по Чарышу и Оби. На обелиске был установлен барельеф с профилем А. Демидова и мемориальная доска: «Столетию Колывано-Воскресенских заводов, совершившемуся в царствование императора Александра I лета 1825» и на другой грани: «Колывано-Воскресенские заводы основаны действительным статским советником Демидовым в 1725 году. Вступили в собственность императорского Величества в царствование императрицы Елизаветы в 1747». Ныне на обелиске другие надписи, а упомянутый барельеф хранится в краеведческом музее.

 

Демидовский столп на одноименной площади

 

Через Барнаул пролегли маршруты знаменитых ученых и путешественников: И. П. Фалька, П. С. Палласа, К. Ледебура, П. А. Чихачева, П. П. Семенова (впоследствии Тян-Шанского), А. Брема, М. Г. Менье. По улицам Барнаула проходил Ф. М. Достоевский, здесь провел последние годы жизни Н. М. Ядринцев. В 1734 г. на Алтае работала комплексная экспедиция Российской Академии наук (И. Г. Гмелин, Г. Ф. Миллер, С. П. Крашенинников). Развитие горного дела вызвало к жизни обширные научные исследования. Именно алтайские материалы явились основой научных работ членов-корреспондентов РАН П. И. Шангина (1795), Г. И. Спасского (1810), Ф. Б. Геблера и А. А. Бунге (1833).

В Барнауле 27 сентября (9 ноября н. ст.) 1891 г. в помещении горного собрания состоялось первое (учредительное) собрание членов Общества любителей исследования Алтая, которое с марта 1902 г. перешло на устав Русского географического общества. Благодаря Алтайскому отделу РГО в Барнауле сохранились краеведческий музей и заводская библиотека. Отделу она была передана вместе с коллекцией заводского музея 28 мая 1911 г. Затем, 24 июля 1913 г. последовало разрешение передать Обществу все здание заводской лаборатории (ныне краеведческий музей).

 

Когда идет речь о давних временах Барнаула, нередко мы с гордостью добавляем «впервые в Сибири». Об этом «впервые» много и интересно рассказано в книге патриота и знатока истории города М. И. Юдалевича «Барнаул» (1992), где названы и первый стекольный завод, и первый в мире пароатмосферный двигатель непрерывного действия И. И. Ползунова, и знаменитые гидросиловые установки на Змеиногорском руднике К. Д. Фролова, и первый проект водного пути из Барнаула в Нерчинск П. К. Фролова. В Барнауле, когда во главе алтайских заводов и всего горного округа стал П. К. Фролов (с 1817 г.), многое изменилось: перестроена первая плавильная фабрика, появилась бумажная фабрика и типография Алтайского округа. При нем Барнаул обрел линейную форму планировки, сохранившуюся до наших дней.



Некогда главной в городе была Пушкинская улица (ныне им. А. С. Пушкина). На ней тоже было все самое-самое: жил Ползунов, градоначальник, митрополит. Здесь был самый большой магазин «Смирновский пассаж», первая электростанция, первые кинотеатры, первая гостиница, самый большой собор… Затем пальма первенства перешла к Московскому проспекту (ныне проспект им. В. И. Ленина).

 

С Барнаулом связано открытие первых школ в Сибири, здесь в 1785 г. появились заводское благородное училище, в 1751 г. первая в Сибири медицинская школа, которая готовила лекарей и подлекарей на всю Сибирь. В Барнауле был открыт первый ботанический сад в Сибири, который снабжал семенами организуемый ботанический сад в Москве. В Барнауле в 1761 г. А. И. Порошиным было положено начало одной из первых в России научно-технической библиотеке и прочее, и прочее. Не зря Петр Петрович Семенов, зимовавший в Барнауле в 1856-1857 гг., писал: «…Одним словом, Барнаул в то время был, бесспорно, самым культурным уголком Сибири, и я прозвал его Сибирскими Афинами».

 

Пётр Козьми́ч Фроло́в (16 [27] января 1775,- 10 [22] декабря 1839.
Горный инженер, изобретатель и организатор горнозаводского
производства на Алтае, томский губернатор с 1822 по 1830 год.

 

 

С именем П. К. Фролова связано основание первой в Западной Сибири магнитной обсерватории, а также и первой метеорологической станции. Он был гидом знаменитого А. Гумбольдта, который прибыл в Барнаул летом 1829 г. во время посещения первого в Сибири краеведческого музея, основанного им и В. Ф. Геблером (1827 г.). Высокий гость оставил первую запись в книге почетных посетителей: «23 июля – 4 августа 1829 года. Александр фон Гумбольдт. Для слабого доказательства благодарности своей за приятные и поучительные часы благоразумнейшего беседования, провожденные им в Барнауле в доме его превосходительства г-на начальника заводов» (на немецком языке).

 

Надо было видеть, с каким трепетом держала эту замечательную книгу профессор Анна Баттимер из Ирландии, Президент Международного географического союза, в которой во время проходившего в Барнауле в июле 2003 г. симпозиума, посвященного проблемам гор, ей было предложено оставить собственную запись.

 

 

Александр фон Гумбольдт

 

После всего, написанного выше, становится совершенно ясно, что история изучения района самой высокой горы Алтайской горной системы начиналась именно в Барнауле. Вся атмосфера тех далеких лет настраивала на познание неизвестных южных далей, где высились снеговые горы.

 

Остановимся на хронике далеких и близких славных дел.

 

В тюрко-монгольских языках основа «алт» означает «золото» (алтан, Алдан, алтын). Как не вспомнить, что действительно на Алтае с давних пор искали и находили золото, а в северо-западной части остались чудские копи и «сполоски» – хвосты от промывки золотоносных пород.

 

У монголов Алтай– горная страна со снеговыми вершинами, грандиозными хребтами и долинами, где прохладно и влажно. Известно и разложение этого слова на «ал»+«тай», то есть «высокие +горы».

 

Представление об Алтае как стране гор в ученом мире сложилось не вдруг. Долгие годы на схематичных картах в вершине Оби изображалось озеро. Так было на картах А. Вида и С. Мюнстера (1542, 1544 гг.), С. Герберштейна (1549 г.).

Первым, кто попытался нарисовать горы (1595 г.) в районе Оби, был голландский картограф Г. Меркатор. На русских чертежах горы отмечены Н. Спафарием (1682 г.). По южную сторону озера Алтын изображена горная гряда широтного простирания, соединенная под прямым углом с Уралом. Это соединение позже было «разрушено» А. Гумбольдтом, совершившим в 1829 г. путешествие на Алтай. К этому времени были выполнены первые топографические работы, связанные с учетом земель всех алтайских рудников. На карте, составленной в 1759-1761 гг. инженер-майором Петрулиным и др., изображен весь Алтай, нанесены реки, населенные пункты, рудники, границы волостей. Однако истоки рек Чарыша, Ульбы, Катуни показаны схематично («оные вершины рек положены по «объявлению вожатых»).

 

Более ста лет длилась история освоения русскими верхней части обского бассейна, центром усилий которого были города Томск и Кузнецк. Дело решительно продвинулось после того, как на карте России появился Барнаул.

 

К этому времени были накоплены сведения, послужившие основой к дальнейшим изысканиям в горах. Упомянем экспедицию П. И. Шелегина в 1745 г. к Телецкому озеру, работы экспедиционной партии под руководством майора Поливанова и рудознатца Д. Ф. Головина, проникших в бассейн Коксы. Другая партия во главе с майором Эйденом и геодезистом Пименом Половым также шла до долины Коксы и даже поднялась на Холзунский хребет в истоках Тургусуна. В составе этой партии был штаб-лекарь Яков Пузин, собиравший растения и образцы пород.

 

 

 

В 1763г. М. В. Ломоносов для сбора сведений о рудниках, добываемых рудах и пр. по российским губерниям разослал анкету. На анкету, поступившую в марте 1764 г. в Барнаул, ответил управляющий Змеиногорским рудником бергмейстер И. Леубе. Его ответ был первым очерком горного района, на который опирались позднее в своих работах П. С. Паллас, И. П. Фальк, Г. М. Ренованц и Б. Ф. Герман. Очерк назван «Историко-географическое краткое описание лежащего в Алтайских горах, во-первых, Змеевского, также и около нево построенным рудникам, с производимыми работами и найденными во оных разными минералами, с принадлежащими чертежами». В ноябре 1764 г. анкета вместе со штуфами, коих было 18 пудов, с нарочным была отправлена в Петербург.

 

1771 год. В Барнаул после маршрута по северозападным склонам Алтая прибыл академик П. С. Паллас. В его труде Петр Семенович Паллас. 1741-1811«Путешествие по разнымпровинциям Российского государства» много страниц отведено Алтаю. Паллас первым усомнился в наличии ледников (а стало быть, и высоких гор – В. Р.). Другой академик И. П. Фальк тоже был в Барнауле в этот год, когда город получил статус горного. По словам Фалька, в горном городе на левой стороне реки Барнаулки стоял дом начальника, канцелярия, две церкви, рынок из 50 лавок, магазины и аптека. Внутри городского палисада было 949 дворов. Заводской двор (кремль) размещался по обеим сторонам реки и имел форму неправильного четырехугольника. Плотина длиною в 228, а шириною в 12 сажен имела падение воды на 12 футов. Перед канцелярией установлены 12 пушек, гауптвахта, училище и несколько магазинов. Городских жителей насчитывалось 2846 душ мужского пола и 2565 женского. Солдат из них 368, купцов – 168.

 

В 1786 г. в истории горного дела Алтая произошли интересные события. Саймонов, член кабинета горнопромышленных владений Екатерины II, приказал начальнику Колывано-Воскресенских заводов Качке послать в Алтайские горы восемь поисковых партий. Начальником одной из них был назначен П. И. Шангин.

 

К этому времени сотрудники Алтайского горного округа успели добраться до Курайского хребта, перевалили через Холзун и проникли в истоки Бухтармы. Все новые географические приобретения Шангина нашли место на карте, опубликованной в 1773 г. П. С. Палласом на немецком языке.

 

О жизни Петра Ивановича Шангина известно мало. Из разрозненных архивных документов мы узнаем, что родился он в 1741 г. на Невьянском заводе на Урале. В юношеском возрасте попал на Алтай и был определен лекарским учеником на Барнаульский сереброплавильный завод, где некоторое время помогал своему старшему брату лекарю Семену Шангину. Вскоре способный мальчик был отправлен в Москву для дальнейшего обучения медицине. Он учился сначала в гимназии, а после окончания ее поступил в московское медицинское училище, где 7 июля 1758 г. получил звание подлекаря. Там он, как сам пишет в своем послужном списке, обучался «латинскому и немецкому языкам, химии, физике, натуральной истории, как-то: минералогии, ботанике, зоологии, равномерно и медицине во всех частях».

 

После окончания училища П. И. Шангин был оставлен для работы в Московском генеральном госпитале. Проработав в нем с 1766 по 1770 годы сначала в должности подлекаря и получив солидную медицинскую практику, возвращается на Алтай, в Барнаульский госпиталь; через четыре года молодой хирург переводится на Змеиногорский рудник. В Змеиногорске в то время работал замечательный гидротехник и механизатор К. Д. Фролов, создавший невиданный в мире подземный гидросиловой каскадный узел, в котором громадной величины водоналивные колеса использовались для механизированного подъема руды и откачивания воды из шахт.

 

Рудничный лекарь П. И. Шангин с помощью К. Д. Фролова и горных мастеров знакомится с горным делом. Частые выезды на соседние заводы и рудники позволили ему ознакомиться с геологией и минералогией северо-западного Алтая. Прекрасное знание естественных наук и безграничная любовь к региону сделали его опытным исследователем-натуралистом. 23 января 1786 года П. И. Шангин оставил медицинскую практику и получил горный чин маркшейдера.

 

Перед партией Шангина были поставлены задачи: описание руд и приисков, поиски поделочных камней (агатов, яшм, халцедонов, порфиров), полное географическое описание новых мест. Маршрут ее был таким: Змеиногорск – деревня Харлова – истоки Ини, верховья Чарыша – Коргонское плоскогорье – долина Коксы. По Коксе партия прошла до Катуни и далее вниз левым берегом до устья Аргута. Самое главное для нас то, что Петр Иванович Шангин первым из русских людей поведал миру о белоснежной красавице Белухе! Поскольку в горах начиналась зима – перевалы закрывались снегом, исследователи успели перейти в долину Бухтармы, перевалив через Холзун, и вернуться в Локтевский завод.

 

Сообщение о работах отряда П. И. Шангина появилось много позднее, в 1793 г., благодаря П. С. Палласу, который интересовался результатами исследований, ссылался на них, приводил выдержки из писем и дневников Шангина в своих трудах. Паллас перевел труды Шангина на немецкий язык и отвел им в своей работе целую главу. Позднее профессор А. Теряев перевел обратно на русский язык эту главу и опубликовал под названием «Дневные записки г. обер-гиттенфервальтера Петра Ивановича Шангина, деланные им при описании рек Ини, Чарыша, Коксуна, Большого Хаир-Кумина и Бухтармы со всеми впадающими в них реками».

 

Петр Иванович Шангин. 1741-1816

 

В «Дневных записках» П. И. Шангина упоминается 225 названий растений. В них же имеются сведения о прежнем распространении некоторых промысловых животных. Так, он указывает, что в северо-западном Алтае, по рекам Хаир-Кумину и Коргону, водились кабаны, речные выдры и куницы. В этих же местах было множество лосей, маралов, косуль, соболей, колонков, горностаев, росомах и медведей. В настоящее время кабана, выдры, куницы там нет. Они были хищнически истреблены еще в середине XIX столетия. Исчезли там и горные бараны – архары, нет их и в низовьях Аргута.

 

Описание Белухи Шангиным случилось в год, когда в далеких Альпах было совершено первое восхождение на Монблан – символическое совпадение! Однако понадобилось еще 33 года, прежде чем ученый мир узнал о Белухе.

 

Первое приближение

 

1826 год. В Барнаул прибыл с ботаническими целями профессор Дерптского (Тарту) университета Карл Фридрих фон Ледебур.

 

После окончания Грейфевльдского университета со степенью доктора медицины был приглашен на должность директора ботанического сада Дерптского университета. С 1811 г. Ледебур – ординарный профессор. Продолжил начатую И. Гмелиным и П. Палласом работу над систематикой сибирской флоры. Главный труд Ледебура – четыре тома «Флора России», вышедших в 1842-1853 гг. Долгие годы они были настольными книгами русских ботаников и всех, кого интересовали растения.

 

Карл Христиан Фридрих фон Ледебур (1785-1851 гг.)

 

 

Написанные И. Гмелиным и П. Палласом труды по флоре Сибири и России нуждались в дополнении и систематизации, что и собирался сделать ученый. В состав экспедиции именитого флориста для выполнения самостоятельных наблюдений включаются доктор Карл Мейер и земский врач из Барнаула А. А. Бунге. Экспедиция Ледебура проводилась по разрешению российского правительства и при непосредственной поддержке министра финансов Е. Ф. Канкрина и начальника заводов П. К. Фролова, который выдал предписание: «Предъявителю сего г-ну профессору ст. советнику Ледебуру, путешествующему по Колывано-Воскресенским заводам по поручению Дерптского университета, имеют главные управляющие заводами и рудниками и вообще все чины, в ведомстве Колывано-Воскресенских заводов состоящие, оказывать всякое, зависящее от них пособие. 17/111 1826 Фролов» (ГААК ф. 1, оп. 2 ед. хр. 367, л. 322). В распоряжении Ледебура оказались все имеющиеся материалы по Алтаю, включая дневники и гербарий П. Шангина, сняты копии карт территории. В качестве советника и консультанта Ледебура был Ф. Геблер, давно состоявший с ним в переписке. Маршрут отряда Ледебура, в составе которого были два рудоразборщика, два аптекарских ученика, толмач, проводник, обоз из 13 лошадей с двумя сопровождающими, прошел из Барнаула в Змеиногорск, затем в правобережье Иртыша, перевалил в бассейн Чарыша, спустился до Катуни. После встречи с А. Бунге в Уймоне Ледебур вернулся в Риддерск. Добравшись до Зыряновска, Ледебур по долине Бухтармы дошел до с. Печи, перевалил через водораздел Белая-Язовая и спустился 18 августа в д. Фыкалку. «Отсюда он намеревался пройти до истоков Катуни, но местный сельский старшина отговорил его от этого намерения в связи с поздним временем года и приведя другие резоны» (с. 391). «Еще накануне вечером поручил сельскому старшине узнать, кто из крестьян лучше знает район истоков Катуни и знаком с местоположением «теплых источников, о которых мне говорили. По словам пришедших, до Холзунских белков должно быть около 80 верст; оттуда видна высокая гора, называется Белухой, на которой никогда не тает снег. На ней находятся истоки как Катуни, так и Береля». [27, с. 124]. Не увидев Белуху, Ледебур вернулся в Барнаул.

 

Результаты поездки Ледебура с сотоварищами оказались весьма впечатляющими: составлен травник алтайской флоры из 1600 видов, собраны 241 живое растение, 1341 вид семян, коллекция минералов и др. Все они нашли отражение в четырех томах «Флора Алтая» (1829-1831 гг.)

 

Спустя три года, А. А. Бунге, выполняя поручение Ледебура, совершил поездку в истоки Катуни. Письмо его К. Ледебуру об этой поездке дано в приложении к книге Ледебура (с. 387-388).

 

Вот какой увидел Белуху Бунге Александр Александрович (из письма К. Ледебуру):

 

«Выехал я 6 июня около 8 часов утра, а 7-го поздно вечером прибыл в Фыкалку. Оттуда мы отправились на северо-восток, двигаясь все время под гору, и 8 июня оказались на высоком болотистом плато значительной протяженности, повышающемся с юга на север, откуда открывается прекрасный вид. Равнина, по-видимому, совсем недавно освободилась от снега… я нашел несколько цветущих экземпляров лютика волосистоплодного (Ranunculus lasiocarpus).

 

Равнину со всех сторон окружали крутые горы, большая часть которых была еще покрыта снегом; справа на юго-востоке, лежало большое озеро, двух верст длиной и с версту шириной, – Маралье озеро, которое пересекает река Белая; на северо-востоке перед нами высились или, лучше сказать, вздымались, пламенея в лучах заходящего солнца, исполинские Катунские столбы (гора Белуха, – прим. автора) в своем вечно неизменном плотном снежном саване. Я был совершенно восхищен зрелищем этих великолепных гор, которые были целью моей поездки.

 

На следующий день мы перевалили через горный хребет, в основном покрытый снегом, а затем спустились в подобную же долину, которая была, однако, несколько уже чуть заметно поднималась с востока на запад. Она была покрыта обычными растениями, но своеобразный вид придавала ей Катунь – река значительная, даже на альпийской высоте, переехать которую можно далеко не везде… Дойдя до того места, где сливаются два очень сильных горных потока, образующих эту реку, мы решили переправиться через один из этих рукавов, чтобы берегом более мощного из них – правого – продолжить подъем. Однако это оказалось невозможным из-за течения, которое было настолько стремительным, что никакая лошадь не была в состоянии его выдержать, а шум бушующей воды был таким оглушительным, что нельзя было услышать собственных слов. Поэтому нам пришлось идти правым берегом левого притока. Сжатый где-то вверху скалистыми стенами, он действительно представлял страшное зрелище, по крайней мере теперь, при высокой воде.

 

Двигаться стало чрезвычайно трудно, но мне все же хотелось достичь места, где я мог бы увидеть причину окрашивания воды… здесь мне впервые пришла мысль о глетчере, который (пусть и небольшой) можно было бы найти в некотором отдалении. Над нами вздымались весьма диковинные горные вершины, состоящие из каменных обломков, с которых низвергались два водопада, несущих белую воду. Направо виднелось узкое мрачное горное ущелье, из которого выбегал ручей с такой же водой. Мы оставили лошадей и прошли вперед настолько, насколько позволили бурые потоки, снег, скалы и крутые осыпи. Эти осыпи состояли из мягкого, растирающегося в зеленовато-белый порошок известкового сланца, который и придавал воде белый цвет…»

 

Бунге описал истоки Катуни, чуточку не дойдя до главного из них, начинающегося из ледника.

 

[24.09(6.10).1803, Киев — 6(18).07.1890 Кильтси, Везенбергский уезд, Эстляндская губерния, Российская империя], русский ученый флорист, член-корреспондент АН, Член Московского общества испытателей природы.

Бунге А.А. 24.09(6.10).1803 - 6(18).07.1890,
русский ученый флорист, член-корреспондент Н,
Член Московского общества испытателей природы.


Бунге Александр Андреевич родился в Швеции, вместе с родителями прибыл в Дерпт, где окончил гимназию и медицинский факультет университета. По просьбе П. К. Фролова был назначен врачом Алтайских заводов. До начала службы участвовал в экспедиции Ледебура. До 1833 г. работал в Барнауле, после чего был назначен экстраординарным профессором Казанского университета, а через два года – ординарным профессором Дерптского университета, в котором служил до 1867 г.

 

 

Открытие

 

1835 год – знаменательный для района Белухи. Были пройдены последние километры к ее южному подножию, открыта де-юре как сама двуглавая вершина, так и два первых ледника – Катунский (ныне Геблера) и Берельский. Все это сделал русский ученый немецкого происхождения Федор Вильгельмович Геблер (1782-1850 гг.), выдающийся естествоиспытатель, член-корреспондент РАН, общественный деятель.

 

Его судьба – совершенно исключительный пример служения Алтаю. Родился Ф. В. Геблер в Германии. Шестнадцати лет он поступил в Иенский университет, где вполне благополучно проучился четыре года. Он изучал медицину у светил современной ему науки. На юного Геблера не могли не оказать влияния богатые культурные традиции университета, в котором сам Фридрих Шиллер читал курс истории. С 1802 г. Фридрих-Август занялся врачебной практикой в родном Грейце. Через шесть лет он держит и блестяще сдает в Дрездене экзамен на степень доктора медицины и хирургии.

 

Осенью 1808 г. доктор Геблер заявляет русскому посольству о своем желании попасть в Россию. Нужно ли говорить, что ему охотно идут навстречу.

 

Федор Вильгельмович Геблер. 15 декабря 1782 - 9 марта 1850 г.

 

 

В Санкт-Петербурге в министерстве внутренних дел 11 сентября 1808 г. Фридрих-Август фон Геблер подписывает контракт, в котором обязуется верой и правдой прослужить России в течение шести лет. Вместе с Ф. Геблером контракт заключил и лекарь М. Дрешер. Свобода в выборе места работы позволяет ему попасть на Колывано-Воскресенские сереброплавильные заводы. Условия, на которых Ф. Геблер стал работать в России, были следующие: «1-е. Срок их службы назначен не менее шести лет. 2-е. Ежели в течение трех лет будут рачительны к должностям, то на оставшиеся три года получают они каждогодно прибавку жалования, состоящую из четвертой части определенного им оклада. 3-е. По истечении шести лет, предоставляется им на волю оставаться в России, или возвратиться в их отечество, и при увольнении, если все шесть лет отличались по службе, получают или единовременное награждение, состоящее в двухгодовом окладе, или пенсион в половине годового оклада, но пенсион производится до тех пор, пока они в России останутся. 4-е. Те из них, которые причислены во 2 класс, если имеют докторское достоинство, получают чин коллежского асессора, а не имеющие оного – чин 9-го класса. Означенные Геблер и Дрешер утверждены здесь по экзамену врачами второго класса, с жалованием каждому по восьмисот рублей в год, и о награждении их на основании означенных правил чинами, в свое время куда следует будет представлено».

Колыванские заводы к тому времени имели почти столетнюю историю. Колывань чеканила для всего Зауралья медные деньги. Помимо собственно Колывани в систему заводов входили рудники Салаира, Зыряновские рудники и Томский завод, а генерал-директор Колывано-Воскресенских заводов властвовал на территории, занимавшей солидную часть громадной Томской губернии.

 

Сюда-то «по собственному своему желанию» и был определен Фридрих-Август. Многое в дальнейшей его биографии не совсем ясно. Кажется, в этом же 1809 г. он женился на русской женщине, дочери штаб-офицера Зубарева. В следующем году жена его, Александра Степановна, родила сына, который был крещен в православной церкви и назван не то Егором, не то Георгием. По истечении некоторого срока, в 1824 г. «надворный советник Федор Вильмов Геблер… исправляет в заводах должность инспектора по медицинской части и заведывает Барнаульским госпиталем, кавалер ордена св. Владимира четвертой степени…»

 

Эта цитата приведена из формуляра, приложенного к письму берггауптмана Я. А. Катина на имя начальника Колыванских заводов. При нем же имелась справка, согласно которой доктор Геблер получал «жалованья 1600 рублей и пансиона 400 рублей» в год.

 

В 1812 г. доктор Фридрих-Август фон Геблер, сын Георга-Вильгельма фон Геблера, принял российское подданство и отныне именовался Фридрих Вильгельмович Геблер, без всяких свидетельствующих о дворянском происхождении приставок и без двойных имен.

 

Дальнейшая его деятельность в должности генерального директора госпиталей и аптек Колывано-Воскресенских заводов являет собою пример безукоризненной добросовестности и честности. Он старательно трудится на благо своей второй родины, обследуя рудничные и заводские поселки, выявляя состояние дел на фронте здравоохранения и выискивая причины болезней, которые были здесь весьма распространены. Помимо своих прямых обязанностей он много сил и времени отдает исследовательской работе. Он создает несколько трудов по ботанике и энтомологии, в которых описывает флору и энтомофауну Юго-Западной Сибири, причем значительное место в этих работах занимают описания открытых им насекомых и растений.

 

Он был отмечен множеством почетных титулов. Русское географическое общество и Московское общество испытателей природы и множество других русских и зарубежных научных объединений приняли его в свои ряды.

 

Геблер во время поездки в 1833 г. к Рахмановским теплым источникам, судя по карте (передний форзац) увидел издалека южный склон Катунского хребта и саму Белуху, а в поездку 1834 г. обошел северное подножье хребта и рассматривал северные склоны массива с высокого Аккем-Коирского водораздела. Оставалось последнее – добраться до собственно истоков Катуни и подножья Белухи.

 

В начале лета 1835 г. Геблер осмелился побеспокоить главного начальника алтайских заводов Е. П. Ковалевского, обратившись к нему «со всепокорнейшей просьбой удостоить… при удобном случае поручение обозревать» Катунский хребет, тем паче, что по служебной надобности он должен быть в Зыряновском руднике, откуда путь к верховьям Катуни был сравнительно доступен. Его превосходительство изволило поручение дать и соблаговолило распорядиться о выдаче доктору «сверх прогонов, следующих ему по чину», еще двухсот рублей на исследовательские цели.

 

«Кряж этот, – писал ученый, – еще не описан и не исследован естествоиспытателями: одни только смелые русские охотники да кочевники посещают его долины и небольшие горы, но высочайшие вершины его остаются еще недосягаемыми. Петр Шангин, проникший вглубь Алтая в 1786 г., и Карл Ледебур видели только северную оконечность этих гор. Бунге в описании своего путешествия к реке Чуе упоминает о восточных склонах хребта и о Белухе. Гельмерсен объехал часть восточной стороны кряжа. Подъема же на нее никто не предпринимал». К. Ледебур и А. Бунге принимали этот кряж за цепь гор Холзуна.

 

Своими исследованиями в районе Катунско-Чуйского хребта Ф. Геблер предполагал решение следующих задач:

 

1. Проверить течение реки Катуни между ее вершинами и деревней Уймонской. На картах того времени Холзунский хребет имел очень значительную ширину, что, по мнению ученого, не соответствовало величине рек, с него стекающих. Он считал, что река должна «образовать в тех местах значительный круг, нежели на картах показано».

 

2. Измерить на Катунском хребте посредством барометра высоту границы лесов и вечных снегов, которая в Сибири еще мало известна, и разные другие высоты.

 

3. Исследовать и описать ледники, находящиеся по имеющимся сведениям у подошвы горы Белухи, но еще никем не описанные.

 

4. Измерить тригонометрически высоту Белухи.

 

5. Осмотреть южную покатость Катунского хребта и верховья реки Аргута, которые на картах показаны неправильно.

 

6. Наблюдать на маршруте животных, растения и горные породы, а также собрать их для коллекции; при случае исследовать температуру ключей.

 

Свой победный маршрут Геблер, как и в 1834 г., начал из Уймона. Обойдя южное подножье хребта, характеризуя встреченные по пути реки и особенно Тайменье озеро, путешественник подошел к краю главного ледника Катуни, осмотрел крутые склоны Белухи, отметил роль лавин в питании ледника и сходство истоков Катуни и Роны (Геблер ссылается на работу Агассица), сильное загрязнение поверхности моренным материалом. Позднее профессор В. В. Сапожников назовет этот ледник именем первооткрывателя. Из долины Катуни доктор Геблер перевалил в долину Белой Берели, поднялся на перевал в долину Коксы аргутской, спустился до Аргута и добрался до Тополевки (Карагема) и тем замкнул катунский круг (он снова оказался первым!). На обратном пути Геблер остановился в виду Большого Берельского ледника и произвел первое тригонометрическое определение высоты вершины.

 

Результаты трех поездок к Катунскому хребту отражены в опубликованных им работах. Одна из них: «Lettre de M.le Conseiller d'Etat et Chevalier de Gebler, contenaunt un rapport d'nn voyage dans les hautes montagnes catounienns jusqu'a la frontier de la Chine; et description de trois nouvelles especec de Coleopteres», отправленная из Барнаула 23 августа 1835 г., помещена в «Бюллетене Московского общества естествоиспытателей природы» на немецком языке (Приложение 1). Вторая, с большими подробностями, – «Замечания о Катунских горах, составляющих высочайший хребет в Русском Алтае» в переводе с немецкого Моисеевым, опубликована в «Горном журнале за 1836 г. Этот труд был удостоен Демидовской премии – 2500 рублей. Ученый составил первую полную карту исследованных мест Алтая. На ней нанесены Катунский и Чуйский хребты, Белуха и речная сеть этой части Алтая: правильно показаны истоки Аргута, Катуни, Бухтармы. Он открыл и описал горную индейку (улара) – обитательницу скалистых круч и каменистых россыпей высокогорной зоны. В горных степях им был найден новый вид длиннохвостого суслика, а в окрестностях Риддерского рудника пойман неизвестный ученым каменный колонок (солонгой). Большой интерес представляют его сообщения об обитании в высокогорных степях мало известного в наше время красного волка, зайца-толая, антилопы – дзерена, степной кошки – манула. В его работах имеется много сведений о распространении копытных зверей: марала, лося, косули сибирской, северного оленя, сибирского козерога, горного барана. Эти данные ценны для восстановления границ обитания млекопитающих в горах Алтая.

 

По иронии судьбы два первых ледника Алтая, открытых Геблером, долгое время считались единственными. В статье «Ubersiht den Katunishen Gebirges» Геблер говорит о высоте столбов Белухи. «…высота их не измерена, но из сравнения с высотой Катунской гряды (хребта) можно принять для Белухи больше 11 тысяч футов». Эта высота продержалась более 50 лет и вошла даже в учебник А. Гейма «Handbuch der Gletscherkunde» (1885 г.), где на 429 странице алтайским ледникам отведено всего 18 строчек (!). «A der hohste Gipfel (Beloukha = die Weisse) erreicht 3350 m».

 

Ледник Геблера (Катунский ледник)

 

 

В 1985 г. делегация Алтайского филиала РГО (В. С. Ревякин, Ю. И. Винокуров, А. Д. Сергеев) посетила родину выдающегося ученого – г. Целенрод. В городке есть площадь Геблера, школа, где он учился, носит его имя, а в краеведческом музее собраны материалы о жизни и творчестве знатного земляка. Музею была подарена картина алтайской художницы Илзы Цесюлевич «Белуха с юга».

 

В нашей книге «Белуха» (1986 г.) был впервые опубликован портрет Ф. В. Геблера, написанный академиком М. М. Мягковым. Его сохранила праправнучка естествоиспытателя Нина Иннокентьевна Геблер, преподаватель Томского медицинского института. В 1974 г. она подарила портрет пращура Алтайскому краеведческому музею, сохранив тем самым память о замечательном труженике Алтая. В особом фонде музея хранится и письмо Геблера, опубликованное в 1835 г. Сообщение Геблера о Белухе сделало ее притягательным объектом для путешественников тех далеких лет.

 

1878 год. Во время путешествия с торговым караваном М. В. Певцов первый из естествоиспытателей перевалил из бассейна Бухтармы в систему Кобдо. По пути он наблюдал «к югу, верстах в пятнадцати от вершины перевала (Укок) возвышаются высокие Альпы Канас с вершинами, покрытыми вечным снегом», и далее «снежные горы Табын-богдо (пять святых), образующие мощную группу. Высота снежной линии на них… должна быть близка к 11000 футов».

 

«На северо-запад от того же узла отделяется плоское подножие Укок, сочленяющееся, как нужно полагать, с Катунским хребтом Внутреннего Алтая, содержащим известную гору Белуху».

 

Ледник Геблера (Катунский ледник)

 

1880 год. Около Белухи побывал Г. К. Тюменцев, директор Томского реального училища, а спустя некоторое время здесь оказался Николай Михайлович Ядринцев, чья могила находится в мемориальной зоне нагорного парка в Барнауле. Этот год славен и тем, что закладкой первого камня в Томске завершилась многолетняя борьба за открытие в Сибири университета. Барнаул был одним из претендентов на первый университет, но, увы. Университет появился здесь только в 1973 г., спустя почти 100 лет.

 

1882 год. А. Н. Краснов, позднее первый доктор географии в России, будучи студентом, работал в северозападном Алтае в составе ботанической экспедиции из Петербурга и посетил истоки Катуни. «… Особенно хорош ледник Катунский, образующий в конце своем обширный свод, из-под которого, как Рона из своего ледника, вытекает родоначальница великой Оби, воды которой таким образом и родятся и умирают среди льдов».

 

В 1885-1888 гг. в районе Белухи побывал Н. Н. Кокшаров, потомственный геолог из Петербурга, состоявший после окончания Геологического института в штате Кабинета Его Императорского Величества. На Алтай он был командирован на пять лет, объездил все крупные хребты, сделал много фотографий, часть из которых вошла в три альбома (хранятся в АГКМ). На одной из фотографий средняя часть ледника М. Актру в пору его наибольших размеров.

 

В 1889 г. на службу в Алтайский округ на должность врача Змеиногорского госпиталя был переведен Владимир Дмитриевич Тронов, в послужном списке которого после окончания Казанского университета значатся разные города и веси, включая 11-й Гренадерский Фанагорийский Генералиссимуса Князя Суворова полк. Несколько орденов и медалей свидетельствуют о несомненных достоинствах доктора, который оказавшись в зоне притяжения Белухи, незамедлительно включается в работу по изучению горных районов Алтая.

 

Судя по надписи на крышке карманных часов, которые мне доводилось видеть в семье Троновых в Томске «от благодарных змеиногорцев», он пользовался уважением и признательностью. Помню и фотографию его в военной форме с шашкой. Как все врачи тех времен, Владимир Дмитриевич был человеком широкообразованным и принадлежал к славной плеяде краеведов-исследователей, стремившихся узнать природу родного края. В 1893 г. он побывал на Берельском леднике и, конечно же, видел Белуху. За открытие в 1886-1897 гг. трех крупных ледников в Южном Алтае, включая Алахинский, Русское Географическое общество наградило его двумя серебряными медалями.

 

Летом 1893 г. из Москвы в Томск приехал Василий Васильевич Сапожников, получивший университетскую кафедру ботаники. Молодой профессор (ему было 32 года) во время обучения в Москве успел побывать в Швейцарских Альпах, где собственно и попал в поле притяжения «белого магнита» – гор и ледников. Естественно, по прибытии в Томск его внимание привлекли горы Алтая, о которых было известно много, но далеко не все. А о географии самой высокой части – сердце Алтая, и того меньше. Пятно непознанного было истинно белым.

 

Сапожников Василий Васильевич, доктор ботаники, профессор Томского университета (9/22.12.1861 г., г. Пермь – 11.08.1924 г. Томск). После окончания Пермской гимназии поступает на естественное отделение физико-математического факультета МГУ, оканчивает и остается для приготовления к профессорскому званию на кафедре К. А. Тимирязева. После защиты диссертации и присвоения ученой степени магистра ботаники зачислен приват-доцентом МГУ.

 

Летом 1891 и 1892 гг. Сапожников работает в Германии и Швейцарии, где впервые поднимается на ледники близ Гриндельвальда, проходит через Альпы под Маттергорном. Вся дальнейшая жизнь ученого была связана с Томском и Алтаем. За время работы в университете дважды избирался ректором, много усилий потратил на открытие историко-филологического и физико-математического факультетов университета, организацию Сибирских Высших женских курсов, был деканом физико-математического факультета. В правительстве А. В. Колчака недолгое время служил министром просвещения. За это время открыл в Иркутске университет.

 

Василий Васильевич Сапожников (1861-1924 гг.)

 

 

Потанин Григорий Николаевич 1835 -1920Вместе с Г. Н. Потаниным участвовал в общественной жизни Сибири, был блестящим популяризаторам науки (его называли сибирским соловьем) и неутомимым путешественником. Любовь к горам, умение донести до людей, в том числе и с помощью фотографий, представление о великолепии природы Алтая, снискали Сапожникову исключительную популярность и уважение. Празднование 25-летнего юбилея научно-педагогической деятельности профессора вылилось в признание его исключительных заслуг во благо Сибири. В ответном слове на поздравления юбиляр сказал: «Но меня не оставляет тревога. Человеческое общество с его сложными, неразгаданными законами во многом еще тайна; а где тайна, там и элемент страха. Тревожит меня вопрос: Не ввел ли я его в заблуждение? Или, во всяком случае, не слишком ли в кредит оказаны мне сегодня почести? …я работал над вещами, которые не приносили обществу материальной пользы: в самом деле, какая польза от того, что где-то там, на Белухе, лежат миллионы пудов льда, что сама Белуха оказалась на версту выше, чем думали прежде!..Ведь многое, если не все, что я сделал для знания, я делал в сущности для своего удовольствия. Конечно, великое счастье, когда наслаждение человека совпадает с его долгом; в этом здоровый эгоизм творчества» [5].

 

Мне не довелось узнать от учителя, как отреагировал В. В. Сапожников на покорение ими Белухи, но братья приняли эстафету ледниковых исследований. Год спустя после кончины В. В. Сапожникова, в Известиях РГО (том 57, вып. 2) Б. В. Троновым был опубликован каталог ледников Алтая.

 

Василий Васильевич был последним из плеяды выдающихся русских путешественников, и своими исследованиями, результаты которых талантливо изложены в не потерявших своей привлекательности и поныне книгах, заслужил благодарную память всех, чьи пути пересеклись с Сибирью и горами Центральной Азии. Имя Сапожникова увековечено в названиях географических объектов. По моему предложению, когда готовилась книга «Белуха», самый большой ледник Белухи в истоках Иедыгема носит с тех пор имя Василия Васильевича. Мне посчастливилось получить письмо от дочери В. В. Сапожникова, Нины Васильевны, которая пожурила авторов книги «Горный Алтай», вышедшей в издательстве Томского университета, за не очень аккуратное отношение к министерской карьере профессора.

 

Первое путешествие состоялось летом 1895 г. Сапожников побывал на южной стороне массива. 29 июля в половине третьего «у поворота долины, перед нами неожиданно выступила Белуха. Два ярко-серебристых конуса, немного задернутые венцом облаков, буквально поражают своей мощью и красотой, и невольно натянутые поводья останавливают лошадей перед этим дивным зрелищем». В течение пяти дней, с 30 июля по 4 августа, профессор обследовал ледник в истоках Катуни и первым, преодолев Восточный ледопад, оказался у раздельного гребня. А поскольку ему «хотелось, также ради ботанических целей, сделать экскурсии в других направлениях около Белухи, отложил восхождение на Белуху до другого, более удобного времени».

 

Один из маршрутов был сделан им в долину Черного ледника. Сколько восхищенных слов о горных видах, горной звенящей тишине. Молодой ученый вдруг переходит на лирический тон, характеризуя водопад Россыпной (см. часть 2).

 

Штурм и восхождение

 

В 1897 г. Сапожников вновь у Белухи, но теперь в долинах Аккема, Иедыгема и Берели. Остались необследованными лишь истоки Кочурлы. Занявшись всерьез геодезическими измерениями, Василий Васильевич определил и высоту вершин. «Итак, на основании моих измерений мы имеем для Восточного конуса Белухи 4540 метров, для Западного – 4440 метров абсолютной высоты». В этот год он поднимается выше, до верха Раздельного гребня, то есть до 3000 м. Плохая погода не дала возможности продолжить восхождение.

 

И вот 1898 г. «Обдумывая маршрут восхождения последнего лета, я опять остановился на Катунском леднике, как потому, что здесь на значительную высоту путь был уже проторен, так и потому, что со всех других сторон склоны Белухи значительно круче, чем здесь».

 

Отряд восходителей состоял из профессора Сапожникова, студента Винокурова и трех проводников из Катанды – И. Матая, В. Архипова и К. Кузьмина. Из снаряжения: палки с кирками альпийского образца, толстая веревка в 15 сажен длиной, сапоги, подбитые гвоздями, фотоаппарат, маленькая буссоль, два анероида и термометры, теплое платье и небольшой запас провизии.

 

«18 июля около полудня мы выступили при хорошей погоде и твердо стоящих барометрах; обе вершины Белухи были почти свободны от облаков». 19-го в 5 часов 30 минут восхождение продолжалось после ночевки на площадке Раздельного гребня. Через час перед восходителями «вырос верхний ледопад, и здесь было над чем поработать». Преодолев многочисленные трещины, маленькая группа достигла седла между вершинами «и в 2 часа мы остановились перед страшным обрывом на Аккемский ледник. Близко к краю подходить было небезопасно, так как здесь над скалистой стеной образовались гигантские снежные навесы, вместе с которыми мы могли очутиться на Аккемском леднике, что не входило в наш маршрут». По меткому выражению одного из проводников, «все горы оказались под горой».

 

На седле восходители пробыли полчаса, были сняты показания приборов, сделаны три фотографических снимка.

 

Летом 1899 г. новый маршрут. «Было желание покончить с исследованием Белухи, для чего нужно было взять последний неизвестный мне исток р. Кочурлы…».

 

Зимой 1903 г. на Алтае появился английский журналист Тернер, с намерением покорить Белуху со стороны Аккема. Конечно, она оказалась безрезультатной. Но главное, Тернер был в Томске и виделся с Сапожниковым в его квартире, стены которой были заняты картинами снежных гор. По его словам, хозяин дома был лучшим представителем рода человеческого.

 

В 1907 г. группа молодежи (И. В. Геблер, О. В. Геблер – внуки Ф. Геблера, П. В. Щепетов и В. В. Щепетов, С. А. Белевский с проводниками Ю. Архиповым и П. П. Субботиным) пыталась взойти на Белуху, но неудачно.

 

Трудами Василия Васильевича начаты наблюдения за колебаниями ледников Алтая. В 1911 г. он в очередной экспедиции. На этот раз посещены уже известные ледники Чуи и прокрашены линии положения концов некоторых ледников. Не осталась в стороне и любимая вершина. Была предпринята неудачная попытка подняться на седло, а, возможно, и на вершину. Не удалось преодолеть лабиринт трещин Восточного ледопада, а потом пять дней пришлось отсидеть в палатках из-за непогоды. Осаду пришлось снять. «Вернусь ли я когда-нибудь к Белухе – не знаю», – писал Василий Васильевич в статье об итогах маршрута. Не вернулся. Мировая война, события Гражданской войны, государственная служба – он дважды был ректором Томского университета, министром просвещения в правительстве Колчака.

 

Замечательные книги, написанные В. В. Сапожниковым («По Алтаю», «Катунь и ее истоки», «Пути по Русскому Алтаю»), вызвали живой интерес к путешествиям на Алтай, в высокогорную зону. Естественно, Белуха оставалась в центре событий.

Творчество В. В. Сапожникова отражено во множестве публикаций, среди которых отмечу две – книгу Г. Бердышева и В. Сипливинского «Выдающийся сибирский ученый и путешественник В. В. Сапожников» и очерк А. Ужакина «Сибирский Альпинист» в журнале «Сибирские огни». Антон привел очень много интересных фактов из жизни самого В. В. Сапожникова и членов его семьи. А недавно он подготовил замечательный альбом фотографий из огромного наследия В. В. Сапожникова.

 

 

В июле 1913 г. к Белухе пришли братья Борис и Михаил Троновы, сыновья В. Д. Тронова. Цель была ясна – взойти на вершину. Но и им она не покорилась. Братья поднялись до Балкона на Раздельном гребне и выше не пошли. Тронов Борис Владимирович, доктор химических наук, профессор, Заслуженный деятель науки и техники РСФСР (26.03/08.04.1891 г. с. Змеиногорск Бийского округа Томской губернии – 13.12.1968 г., г. Барнаул).

 

Старший из сыновей военного врача Тронова Владимира Дмитриевича после блестящего окончания Московской гимназии, а затем и Московского университета, переехал в Томск, где долгие годы работал в вузах города. Крупный теоретик в области органической химии, основатель большой научной школы химиков-органиков. В начале трудовой деятельности вместе с младшим братом исследовал ледники Алтая, написал большую статью о современном оледенения Алтая, составил по поручению Русского географического общества первый каталог его ледников.

 

Вместе с К. Г. Тюменцевым и М. В. Троновым выполнил сводку ледниковых исследований Алтая с 1907 по 1932 гг. Вместе с братом первым поднялся на Восточную вершину Белухи. После окончания работ по программе Второго Международного Полярного года (1932-1933 гг.) к ледниковой тематике не возвращался. Человек исключительной скромности, благородства и удивительной внимательности к ученикам и товарищам. Награжден за трудовые успехи орденами Знак почета (1940 г.), Трудового Красного знамени (1946 г.), Ленина (1959 г.). Память об Учителе хранят ныне его ученики в Томске и Барнауле.

 

Тронов Михаил Владимирович, доктор географических наук,
профессор, Заслуженный деятель науки РСФСР
(5/7 ноября 1892 г. - 07.12.1978 г.).
Домик Тронова на Актру.

 

Первые два года учился в Томской мужской гимназии, после был переведен в 10-ю Московскую гимназию, которую окончил с золотой медалью и вслед за старшим братом поступил на физико-математический факультет Московского университета, который до 1918 г. не окончил, так как «…отвлекся чрезмерно изучением шахматной игры и шахматной композицией». Диплом физика Михаил Васильевич получил в Томском университете, с которым были связаны все последующие годы жизни. Оставшись после 1934 г. единственным преемником гляциологических изысканий на Алтае, он поднял их суть и содержание до мировых стандартов, основал сибирскую гляциологическую школу, снискал мировое признание, отмеченное самыми высокими наградами, среди которых Сталинская государственная премия второй степени (1950 г.), Большая золотая медаль Русского географического общества (1970 г.), орден Трудового Красного знамени (1976 г.).

 

Вместе с братом, который к тому времени закончил МГУ, первым поднялся на Восточную вершину Белухи, продолжив начатое В. В. Сапожниковым.

 

Профессор М. В. Тронов, первопокоритель Белухи
(фото 1970-х гг.)

 

Покорение Белухи можно с полным правом считать началом альпинизма в России, которое по непонятной причине связывают с восхождением в 1923 г. на Казбек группы грузинских студентов. Много позднее развернулось альпинистское полотно судьбы братьев Евгения и Виталия Абалаковых, кстати, тоже сибиряков (из Красноярска). Виной тому, надо полагать, некоторые моменты истории альпинизма в советской России и несомненная близость Кавказа к Москве.

 

Я оказался в составе школы Михаила Владимировича в 1959 г., когда и определилась моя научная судьба. 19 лет работы с профессором М. В. Троновым вспоминаются как одно счастливое мгновение. Учитель был велик во всем: в постановке научных задач, в доброжелательном наставничестве, во внимании к окружавшим и, естественно, почитавшим его коллегам по горным делам. Непреложный авторитет, чувство долга и высокая мера ответственности и вместе с тем – удивительная доверчивость и простота в обращении с людьми притягивали к нему окружающих.

 

(Ледник Троновых на Белухе появился в 1968 году, имя первопроходцев ему присвоил тогда молодой ученый Томского университета, а ныне академик и профессор АлтГУ Виктор Ревякин.

В 80-е годы он добился, чтобы в Змеиногорске, на родине выдающихся ученых, появилась улица Троновых. Так Виктор Ревякин отдал долг памяти своему учителю и всемирно известному специалисту по ледникам и климату Михаилу Тронову).

 

Статья первопроходцев Бориса и Михаила Троновых (фрагмент)

 

 

В Змеиногорске есть улица Б. В. Тронова, течет с Белухи ледник Братьев Троновых, имя М. В. Тронова присвоено ледникам на Урале и Тянь-Шане.

 

В 1914 г. вышла в свет книга Г. Гребенщикова «Алтайская Русь», в которой написано, что «Белуха, как корона могучего царя Алтая, находится в стране заоблачной и очень редко сбрасывает с себя пушистую фату туманов. На ее вершине никогда не бывала нога человека».

 

Оказалось совсем иначе. В этом же, 1914 г., была предпринята вторая попытка (18 июня) Троновых. Поднялись лишь до места закладки термометров В. В. Сапожниковым. 30 июня 1914 г. на перемычку Раздельного гребня поднялись учителя Барнаульского реального училища Н. В. Новиков и А. В. Лепехин в сопровождении П. Н. Субботина, проводника из Катанды.

 

В Змеиногорске есть улица Б. В. Тронова, течет с Белухи ледник Братьев Троновых, имя М. В. Тронова присвоено ледникам на Урале и Тянь-Шане.

 

В 1914 г. вышла в свет книга Г. Гребенщикова «Алтайская Русь», в которой написано, что «Белуха, как корона могучего царя Алтая, находится в стране заоблачной и очень редко сбрасывает с себя пушистую фату туманов. На ее вершине никогда не бывала нога человека».

Оказалось совсем иначе. В этом же, 1914 г., была предпринята вторая попытка (18 июня) Троновых. Поднялись лишь до места закладки термометров В. В. Сапожниковым. 30 июня 1914 г. на перемычку Раздельного гребня поднялись учителя Барнаульского реального училища Н. В. Новиков и А. В. Лепехин в сопровождении П. Н. Субботина, проводника из Катанды.

 

 

Похоже, интерес к Белухе приобретал чисто спортивный оттенок. 18 июля (через месяц) братья Троновы вновь у Белухи. Третья попытка (может быть разведка) предпринята 22 июля. Безуспешно. Но молодые полны решимости.

 

Четвертая попытка оказалась победной после того как погода смилостивилась к восходителям. Выход к Раздельному гребню, где бивуак стал традиционным, состоялся 25 июля, а в 5 часов следующего дня четверка – Борис и Михаил Троновы, проводник Сельхан Джамаулов и Баян Худобаев – пошла на штурм. Хронология его такова. К 7 часам поднялись до узкого фирнового поля между куполом Раздельного гребня и стеной Восточной вершины, к 10 часам достигли ровного снежного поля седловины, а в 11 часов начали подъем на крутой склон гребня вершины, где были в 12 часов, и еще через 3,5 часа достигли высшей точки Восточной вершины. Итак, 26 июля в половине четвертого Белуха оказалась под ногами восходителей. Счастливый миг! Однако погода портилась, сильный ветер и легкий мороз (-4,5° С) укоротили время пребывания восходителей на вершине до 15 минут. Оставив под камнем жестянку с запиской, братья отправились вниз. На склоне, стремясь ускорить продвижение, сорвались. Однако снег был мягкий, и счастье сопутствовало восходителям.

 

Вместе с проводниками, ожидавшими их на седле (они не захотели идти на вершину), вернулись к месту ночевки и на следующий день вернулись в базовый лагерь.

 

О покорении вершины братья поведали ученому миру в журнале «Землеведение», кн. 4 за 1915 год. В краевом краеведческом музее есть замечательный экспонат – простая тетрадка – рукопись этой статьи (Приложение 2). Судя по почерку, статью для печати готовил младший – Михаил. За прошедшие сто лет тоненькие листики тетрадки благодаря заботам музейщиков, сохранились очень даже неплохо, вот только чернила частью выцвели. Вероятно, текст в тетрадке написан одновременно с названной выше статьей и представляет ее наиболее интересную часть. Судьба была благосклонной к молодым людям, если учесть, что на вооружении первовосходителей были только альпенштоки да пеньковые веревки, на ногах сапоги, и все!

 

Для сравнения перечислю снаряжение покорителей стены вершины Вектор (3716 м) в бассейне ледника Братьев Троновых. В. Б. Иванов, А. А. Авдиенко, И. В. Слободчиков и М. В. Бриу имели в своем арсенале (восхождение было совершено 7-23 марта 2006 г.) двухместные платформы, 6 перильных веревок, скаутхуки, шлямбуры, якорные крючья, фифы, френды, короба, швеллерные и шлямбурные крючья, спиты. Они потратили 140 часов на прохождение сложнейшего маршрута 6Б категории (они назвали маршрут «игра в прятки», надо полагать, с постоянно летящими камнями!)

 

Группа восходителей на вершине 3716 м

Группа восходителей на вершине 3716 м


 

После короткого затишья с 1919 г. район Белухи вновь становится часто посещаемым. С 1921 г. здесь работают экспедиции Томского университета, Сибирского технологического института, Геологического комитета, Сибисполвода, Общества изучения Сибири и ее производительных сил. В 1925 и 1926 г. у северного подножья массива работали экспедиции Геологического комитета под руководством В. П. Нехорошева и Н. Н. Падурова [39, 44]. В состав второй экспедиции входили два ленинградских альпиниста – профессор Б. Н. Делоне и студент Н. В. Зельгейм. Вдвоем они хотели подняться на Белуху с севера, идя к Восточной вершине по скальному гребню над ледником Родзевича (впоследствии этот гребень будет назван именем Делоне).

 

Они поднялись до высоты 4100 м, но вынуждены были повернуть назад: с гребня обрушился огромный карниз. Имя Делоне появилось на карте Белухи благодаря В. В. Обручеву, который работал в экспедиции В. В. Сапожникова в Монгольском Алтае и был знаком с семьей Делоне.

 

В двадцатые годы в Советском Союзе начал зарождаться организованный туризм. Белуха стала одним из его объектов. Летом 1925 г. Обществом изучения Урала, Сибири и Дальнего Востока была организована первая туристская экскурсия по Алтаю. Всего экскурсантов набралось 19 человек – учителя, химики, учащиеся, совслужащие, врачи. Поход (или, вернее, поездка) по Алтаю продолжался полтора месяца. Туристы проделали следующий путь: поездом из Москвы до Семипалатинска, затем пароходом вниз по Иртышу, «в телегах» от Малой Красноярки до Катон-Карагая, затем верхом через Урыль, Берель, Рахмановские Ключи к Белухе, и назад тем же путем. В районе Белухи путешественники пробыли день, побродили по леднику Геблера, трое из них даже поднялись по морене к подножью верхнего ледопада Восточного потока. «Усталые, но довольные», туристы спустились к Урылю.

 

В 1927 г. попытку взойти на Белуху предприняла группа москвичей (по другим источникам, группа москвичей штурмовала Белуху в 1926 г.). В ее составе был И. Е. Тамм, впоследствии известный академик, писатель А. Коптелов. На группу в восемь человек была одна веревка, вместо триконей кавалерийские сапоги. Испортившаяся погода заставила восходителей повернуть вниз с ближних подступов к Раздельному гребню.

 

В 1932 г. Западно-Сибирский Гидрометеорологический комитет по предложению Комитета II Международного полярного года решил открыть у Белухи две гидрометеостанции. Была организована экспедиция под начальством О. А. Алекина. В состав экспедиции вошли Д. П. Баранов, сотрудник Таежной опытной станции, наблюдатели-гидрометеорологи Д. П. Булдырский, П. А. Кариков, Г. В. Игумнов, Ч. И. Егоров, Г. А. Себешев. Позднее к экспедиции присоединился турист из Ленинграда К. Г. Аршавский, который помогал Д. П. Баранову отыскивать место для метеостанции на Аккеме. В задачи экспедиции входило устройство метеостанций близ ледников Родзевича и Геблера и микроклиматическая съемка.

 

Заброска продуктов, снаряжения и приборов производилась через Тюнгур, где была опорная база экспедиции. Отряд прибыл в горы сравнительно поздно – только 13 августа, и началась предварительная разведка. Баранов с проводником выехали на будущую станцию «Катунь». Найдя подходящее место на правом берегу Катуни сравнительно недалеко от конца ледника Геблера, вернулись в Тюнгур. К первому сентября дом для метеостанции на Катуни был построен, и экспедиция приступила к заброске приборов и продуктов для тех, кто должен был здесь жить. Непосредственно после этого было построено здание метеостанции на левом берегу р. Аккем. Не обошлось и без приключений. 18 сентября в долине реки Собачьей караван экспедиции встретился с бандой. Хотя банда была крупной (45 человек) и хорошо вооруженной, нападения на караван не последовало. Однако в ночь после встречи караван был обстрелян отрядом ГПУ, который шел по следам банды и принял за нее вполне мирную экспедицию. К счастью, и эта встреча окончилась благополучно, если не считать некоторого нервного потрясения, испытанного метеорологами и их проводниками. Аккемская метеостанция, открытая экспедицией в сентябре 1932 г., функционирует и сейчас.

 

Со времени организации станции и по июль 1933 г. на ней работали Игумнов, Булдырский, Ермолаев (ни в одной из таблиц метеорологических наблюдений ТМ-1 инициалы не проставлены). В архивах Западно-Сибирского управления Гидрометеослужбы сохранились имена наблюдателей А. С. Яцевича, В. А. Пудовкина, В. Г. Демичева, Е. Н. Батурина и многих других.

 

Стараниями Б. М. Кривоносова, долгие годы руководившего развитием сети станций в Западной Сибири, знатока климата Алтая, имена наблюдателей отражены в летописных сводках музея ЗСУГМ в Новосибирске. Среди наблюдателей, с которыми мне пришлось сотрудничать во время экспедиционных работ, запомнились В. Кубарев, ныне доктор истории и известный археолог, Л. Баранов, В. Гоношенко, В. Черных, Н. Клепиков.

 

Станция «Катунь» (южный склон Белухи) стала функционировать с октября 1932 г. С октября 1932 г. по сентябрь 1933 г. на станции работали Г. А. Себешев и М. Ф. Нечаев. С сентября 1933 по сентябрь 1934 г. – К. К. Теплоухов и Л. И. Зырянов. С октября 1934 г. по август 1935 г. – А. С. Яцевич и Г. А. Себешев, в сентябре 1935 г. их сменили Ю. П. Петров и А. Г. Литвин, которые работали до закрытия станции – по июль 1936 г.

 

В 1933 г. с южной стороны Белухи работала Алтайская ледниковая экспедиция II МПГ, возглавляемая К. Г. Тюменцевым. Участниками экспедиции были проведены обширные исследования геологии и геоморфологии данного района. Было детально Троновобследовано оледенение. Геодезистами Е. К. Зилингом и Г. В. Покровским была проведена съемка ледника Геблера в масштабе 1:25000 с сечением горизонталей через 10 метров. Этим было продолжено точное картирование ледников Алтая, начатое В. В. Сапожниковым. К. Г. Тюменцевым были получены богатые данные по древнему оледенению района, на основании которых он выделил четыре эпохи оледенения на Алтае и установил нижнюю границу вюрмского оледенения по долине Катуни на высоте 1250 м.

В целях подробного изучения оледенения Белухи членами экспедиции под руководством М. В. Тронова было предпринято восхождение на Восточную вершину. Восхождение, как многие другие, было прекращено из-за внезапно ухудшившейся погоды, когда до вершины оставалось не более 120 м.

 

 

В 1933 г. состоялось первопрохождение из Аккема в Катунь через Восточную вершину группы В. М. Абалакова. Она состояла из девяти человек: пятеро из них впервые столкнулись с вершиной. В. М. Абалаков, М. Я. Дадиомов, В. П. Чередова, Е. А. Казакова, Андреева, Ольшевская, кинооператор Торбеев, Смирнов и Сазонов взошли на Белуху с севера по хребту Делоне. Несмотря на неблагоприятные погодные условия, неподготовленность большей части группы и т. п., весьма сложный маршрут был пройден за 5 дней. Это было второе восхождение на вершину и первое – с севера. Вспоминая о трудностях, с которыми столкнулись на этом пути квалифицированные альпинисты Делоне и Зельгейм, остается только позавидовать удачливости Виталия Абалакова и его спутников. Год спустя, на склонах Белухи экскурсировали рабочие Сталинского завода вместе с группой иностранных специалистов.

 

И, наконец, красной датой следует отметить 1935 г. О Белухе писали газеты всего Союза: здесь должна была проводиться первая Всесибирская Альпиниада. Альпиниада устраивалась с целью агитации, с целью привлечения широких масс трудящихся к спорту. Организацию Альпиниады взяли на себя ОПТЭ (Общество пролетарского туризма и экскурсий) и газета «Советская Сибирь». В штаб Альпиниады входили представители партийных, советских и профсоюзных организаций края, комсомольские работники. Ассигнования в фонд Альпиниады поступали ежедневно от самых разных организаций. Так, ЦК угольщиков Востока внес 10000 рублей. Газета «Советская Сибирь» отвела на четвертой полосе специальную рубрику «На штурм Белухи», где сообщала о подготовке к массовому восхождению.

 

Большую помощь в снаряжении Альпиниады оказало командование войсками СИБВО и лично его командующий Я. П. Гайлит. Руководил штабом, а потом и Альпиниадой, И. И. Долгих, в гражданскую войну боец отряда легендарного П. Ф. Сухова, а потом командир отряда особого назначения. Его отряд зимой 1920 г. совершил беспримерный рейд через Теректинский хребет и внезапно обрушился на бандитов в с. Катанде, завершив этим гражданскую войну на Алтае.

 

И вот Альпиниада началась. На всем пути от Бийска до Белухи участники Альпиниады проводили агитационные митинги. В начале июля был разбит лагерь у горки Геблера. К этому времени разведывательная группа, инструкторы Д. Гущин, А. Гетье, Янковский, наметила путь восхождения, неоднократно пройдя его. Всего на Белуху поднялись: Гущин и Гетье по 3 раза, Янковский 2 раза. В числе участников были 22 командира Красной Армии, 10 шахтеров, 6 осавиахимовцев. Нам удалось установить имена лишь половины участников (Долгих, Скляр, Печерский, Янанников, Гусев, Тютиков, Коптёлов, Букалов, Хороших, Архипов, Афанасьев, Тадыжеков, Никонов, Гущин, Янковский, Белов, Берд-ахчан, Исупов, Корзун, Дунаев, Титов, Ременников, Жилтовский, Мако, Торбеев, Швецов, Гребенкин, Байдюженко, Швец, Филимонов, Кузьмин, Майданов, Соболев, Павлов, Сбоева, Десятов, Арефьева, Погорелова, Лебедев, Биллевич, Гуревич, Павлов, Оглоблина, Клещетникова, Моторин, Певцов, Максимов, Калентьев).

 

Восхождение совершалось двумя группами. Первой поднялась комсомольская связка Корзун, Тадыжеков, Титов, Дунаев. Они укрепили на вершине знамя Ойротского обкома ВКП (б) и барельеф И. В. Сталина. Из 84-х участников Альпиниады на вершину поднялись 43. Остальные взошли на седло. Все участники были награждены значком «Альпинист СССР». Во время Альпиниады активно работала ее научная группа, руководимая П. П. Хороших. Особенно тщательными были геологические исследования в долине Катуни. Альпиниада сыграла огромную роль в пропаганде массового спорта, прежде всего альпинизма.

 

Для помощи Альпиниаде, по распоряжению наркома К. Е. Ворошилова, было выделено авиазвено – 2 самолета, вернее самолетика. Экипажи – Григоренко и Гущин, Чурилин и Мухин – совершали удивительные дела. При потолке в 3500 м они умудрились несколько раз перелететь через Катунский хребет близ Белухи, совершить семь (!) посадок на полосе близ ледника Геблера, привозить почту из Ини в лагерь Альпиниады, вывезти больного метеоролога Мако и еще одного участника. А самое главное – впервые выполнить фотосъемку склонов Белухи с ледниками. Кинооператор Торбеев сделал съемку полета самолетиков. Первая посадка была 3 июля 1935 г.

 

После окончания Альпиниады в лагере на Катуни остались участники Корзун и Кузьмин, которые в начале августа 1935 г. руководили восхождением группы студентов Новосибирского института военных инженеров транспорта (НИВИТ) на Восточную вершину. Из 9 человек пятеро достигли вершины, остальные поднялись до седла. В это же время тройка – Поторчин, Глазырин, Смольников из Екатеринбурга – тоже поднялась на Восточную вершину.

 

Прекрасным дополнением к Альпиниаде явился зимний поход им. X съезда ВЛКСМ студентов-альпинистов НИВИТа в феврале 1936 г. Участники похода Алексеев, Нагибин, Ханыгин, Евдокимов, Шлямин и Бородулин прошли 1312 км в 23 ходовых дня по маршруту: Бийск – Иня – Кураган – Белуха – Берель – Семипалатинск. От Катанды до Белухи участников сопровождал житель Катанды, опытнейший проводник Андриан Тимофеевич Архипов.

 

В следующем, 1936 г., была покорена, наконец, и Западная вершина Белухи. Подъем на нее был совершен группой альпинистов, организованной крайсовпрофом и крайкомом ВЛКСМ Западно-Сибирского края. В группу входили начальник пограничной заставы Печерский (руководитель), Е. Тимашев, А. Н. Изергина, М. Биллевич, В. М. Белов, С. П. Лебедев, Алексеев, Герус, Г. Корзун, A. Ф. Гетье.

 

17 августа этого же года на Западную вершину взошли альпинисты Украинского физико-технического института Б. Г. Лазарев, А. И. Лейпунский, А. Р. Приходько, B. И. Хоткевич и ленинградцы Л. С. Кан и Б. М. Карцев. Руководил восхождением Б. Г. Лазарев.

 

Альпинистский лагерь под Белухой для новичков раскинулся вблизи Катунского ледника, в том месте, где в 1935 г. был базовый лагерь Альпиниады.

 

Наибольшего размаха альпинизм на Белухе достиг в 1937 году. В этом году работал альплагерь ТЭУ (туристско-экскурсионное управление) на Катуни. Лагерь функционировал четыре смены (с 4 июля по 8 сентября). Начальником лагеря был Марк Биллевич, учебной частью руководил Георгий Корзун. Инструкторами работали Борис Мездриков, Василий Белов, Евгений Алексеев. Врач лагеря – Валентина Григорьева. К сожалению, в составе инструкторов уже не было А. Ф. Гетье, сына доктора Ф. А. Гетье, друга В. В. Сапожникова, который был врачом В. И. Ленина. Репрессированный спортсмен был расстрелян в 1938 г.

 

За это время было совершено три восхождения на Восточную и два на Западную вершины.

 

27 июля группа спортобщества «Строитель Востока» взошла на Восточную вершину под руководством инструкторов Е. Алексеева и Г. Корзуна: Михайлов, Клименко, Бабашкина, Шипицын, Логинов, Климов, Левасенко, Чикирисов, Савватеева, Заходякина, Жилкин, Фурман, Клифус, Айзлин, Климович, Куприна, Губкин, Скориков, Махартов, Окунев, Киселев (Д. И. Киселев долгие годы работал в Барнауле, и мне посчастливилось с ним встретиться летом 1981 г.)

 

30 июля сюда же поднялись участники альпиниады металлургов во главе с С. А. Плотниковым (Белов, Сохатин, Бутарев, Петров, Максимов, Ожогин, Демидов, Антипин, Кутухтин, Эйнер, Нохрин, Метелева, Мозгунов, Кузнецов, Афанасьев, Кропатов, Корба, Бостригина, Коншин).

 

25 августа на Западную вершину поднялась группа спортобщества «Локомотив Востока» под руководством Е. Алексеева и Б. М. Мездрикова (Варзишевский, Филатов, Зинченко, Поддубный, Бондар, Пылев, Кавказский, Удачин, Фирсов, Рассадин, Воротников, Ноговицын). Все группы поднимались с седла.

 

Группа инструкторов альплагеря в поисках новых маршрутов траверсировала Западную вершину с запада на восток – через Западное плато Белухи, поднявшись на него с ледника Черного. В состав группы входили Е. П. Алексеев, Б. Б. Мездриков, В. М. Белов. Эта же группа траверсировала Восточную вершину, поднявшись со стороны Берельского ледника. Кроме того, ими был покорен пик ХХ-летия Октября в массиве Белухи. Группа поднялась на пик с Западного плато (предлагаю закрепить за ним имя Е. А. Казаковой) и затем спустилась по контрфорсу на ледник Родзевича.

 

Алексеевым, Беловым, Мездриковым и другими были совершены первовосхождения на пик Берельский и сопку Черную (3500 м) – пирамидальную, труднодоступную из-за множества скальных участков, вершину.

В 1936 г. в верховьях Талдуры в Южно-Чуйском хребте был открыт первый в Сибири альпинистский лагерь, в котором прошли подготовку 84 человека. А под Белухой, на месте базового лагеря Альпиниады, был разбит лагерь для новичков.

Для подготовки собственных квалифицированных кадров альпинистов в 1937 г. на Алтае было решено провести школу инструкторов альпинизма. Местом проведения школы была выбрана долина р. Талдура в наиболее доступном Южно-Чуйском хребте, вблизи ледника Талдуринского и вершины Иикту – маршрут 4-й категории трудности. Школа инструкторов работала 40 дней. Общее зачетное восхождение альпинисты совершили на вершину Иикту. Тренеры, кроме того, взошли на вершины Брат, Металлург, Ольга, а группа альпинистов, в которой были новосибирцы А. Багров, В. Взоров, В. Подчуфаров, Н. Тарабукин, совершила поход в район перевала Джело с восхождением на вершину «Крылья Советов».

 

Тренерский состав лагеря и его руководство были укомплектованы полностью сибиряками; среди них был и Борис Мездриков, инженер из Новосибирска, только что окончивший школу инструкторов альпинизма на Кавказе. Строитель по специальности, Б. Б. Мездриков в 1936 г. впервые побывал в лагере под Белухой и «заболел» альпинизмом. Алтай – его любимый край, он знал множество путей к вершинам Катунских и Чуйских белков, на Алтае занимался воспитанием молодых альпинистов в до и послевоенное время.

 

В лагере было проведено три смены по 20 дней каждая. Подготовлено около 150 значкистов «Альпинист СССР». Участники лагеря совершили под руководством инструкторов три восхождения на восточную вершину Белухи и два – на западную.

 

В 1936-1937 годах в связи с организацией добровольных спортивных обществ (многие из которых имели в Западной Сибири свои центральные советы при ЦК профсоюзов: например, центральный совет «Локомотив Востока») альпинизм в Сибири становится массовым спортом.

 

В конце августа 1937 г. семь альпинистов из Екатеринбурга – Л. Смирнов, Михайловский, С. Малий, Ведерников, Кроликов, Карелин и Д. Гиршгорн повторили маршрут В. Абалакова. Последний из них опубликовал в газете «Уральский рабочий» 16.09.1937 и 21.09.1937 г. фоторепортаж об этом походе студентов-уральцев Горного института.

 

1938 г. отмечен посещением Белухи группой спортивного общества «Спринт», взошедшей на Восточную вершину.

 

Когда пелена таинства Белухи была снята, когда были пройдены к ее вершинам основные спортивные маршруты и был накоплен большой объем научной информации, спортивный уклон интересов к району на долгие годы стал преобладающим. Этому способствовало развернувшееся спортивное освоение горных районов Советского Союза.

 

Благодаря Альпиниаде 1935 г., Новосибирск с его вузами становится лидером в развитии сибирского альпинизма. Научные же исследования продолжили томичи.

 

1939 год. Экспедиция ЛГПИ им. А. И. Герцена во главе с В. Б. Сочавой, впоследствии академиком, первым директором ИГ СО АН СССР, провела рекогносцировочное обследование хребта Холзун и посетила ледники в истоках Берели.

 

После этого наступил длительный перерыв. Белуха не посещалась полтора десятилетия: помешала война.

 

Значительная часть альпинистов-сибиряков участвовала в Великой Отечественной войне. Смертью храбрых погибли инструктор альпинизма В. Голубовский, альпинисты В. Эпштейн, В. Якушев. В составе железнодорожных войск участвовали в войне Л. Ревягин, Г. Черских, А. Блинов, В. Кузнецов.

 

Послевоенные годы

 

 

Е. А. КазаковаЛетом 1952 г. близ Белухи работали географы Томского университета (экспедиция В. Е. Попова). В этом же году в районе Белухи проводилась Альпиниада ВЦСПС. Руководство было поручено Елене Алексеевне Казаковой, известной альпинистке, заслуженному мастеру спорта, участнице восхождения на Белуху в 1933 г. Альпиниада началась 27 июля. На Восточную вершину взошли всего 43 человека, как и в Альпиниаде 1935 г. Из 43-х альпинистов было 35 участников, начальник Альпиниады, врач и шесть инструкторов, в том числе И. А. Корзун и Б. Б. Мездриков. Альпинисты поднялись на вершину на третий день пути. Сначала руководители Альпиниады планировали подъем на Западную вершину по леднику Черному и далее по Западному плато. Однако пришлось отказаться от этого плана, так как кулуар к фирновому плато оказался слишком крутым, обледенелым и опасным для продвижения большой группой.

 

 

 

В 1953 г. к Белухе состоялась вторая альпинистская экспедиция ВЦСПС, также под руководством Е. А. Казаковой. Личный состав экспедиция – 13 альпинистов-разрядников, тренеры Б. Б. Мездриков и А. К. Данилович, завхоз, врач и шесть проводников во главе с Андрианом Тимофеевичем Архиповым. Экспедиция, переправившись из Катанды на правый берег Катуни, вышла к Аккему и, поднявшись вверх по реке, достигла ее верховьев. Здесь были осмотрены ледник Родзевича и пути возможного подъема на Белуху с севера. Затем, переправившись через р. Аккем, отряд вышел к Аргуту, откуда направился вверх по Иедыгему. Здесь, у верхней границы леса, неподалеку от конца ледника Сапожникова, был разбит базовый лагерь. За 50 дней экспедицией был выполнен большой объем работ: исследовано 9 ледниковых цирков, пройдено 10 перевалов (из них семь первопрохождения), покорено десять вершин различных категорий трудности – от 2 до 4. Группа – Хакимуллин, Худяков, Клецко – траверсировала хребет Делоне, выйдя к нему по леднику Сапожникова. Отрядом в составе Казаковой, Даниловича, Хакимуллина, Пепина, Курочкина был совершен траверс массива Белухи с востока на запад. Выйдя 10 августа из лагеря на Иедыгеме, альпинисты поднялись по леднику Сапожникова на восточное плечо массива и покорили пик Берельский. Два дня ушло на траверс обеих вершин Белухи. 17 августа группа спустилась на Западное плато Белухи и отсюда по ледяно-скальной стене спустилась к верховьям Мюштуайры. Трудный спуск занял полтора дня. 20 августа отряд спустился к Кочурлинскому озеру, потратив, таким образом, на весь путь 74 ходовых часа. Маршрут оценен в 5А категорию трудности. Группа посвятила траверс 30-летию советского альпинизма. В Северо-Чуйских Альпах, в долине Актру, восстанавливается альпинистский лагерь, который становится основной спортивной базой для массовой подготовки альпинистов в Сибири. Б. Мездриков возглавил учебную часть лагеря.

 

Начало 1950-х гг. После траверса Ушбы: слева - В.Кизель,  затем Е.Казакова, австрийский альпинист, шутцбундовец, Г.Деберль,  Я.Аркин и М.Ануфриков..

Начало 1950-х гг. После траверса Ушбы: слева - В.Кизель,
затем Е.Казакова, австрийский альпинист, шутцбундовец,
Г.Деберль, Я.Аркин и М.Ануфриков.

 

 

Все, кто побывал на вершинах и перевалах, помнят, как торопливо и не всегда аккуратно составляется записка – привет будущим покорителям. Записка – в банку, банку – в камни вершинного тура, если он есть, да фото, если техника позволяет, и все. Дело сделано, пора вниз.

 

Когда мы готовили к изданию «Белуху» (1968 г.), еще были живы Елена Алексеевна Казакова и Борис Борисович Мездриков. ББ, как звали мы его в альплагере, выслал мне копии фотографий Белухи тех далеких лет, а Елена Алексеевна прислала четыре записки, из которых три – копии.

 

Геоморфологические наблюдения современных морен Берельских ледников проведены летом 1960 г. сотрудником ИГ АН СССР В. В. Заморуевым. В 1962 г. оледенение бассейна реки Белая Берель изучал Р. В. Хонин, давший точные морфометрические характеристики ледников и составивший на основании инструментальной съемки их схему. На леднике Родзевича в этот год работал Я. К. Башлаков, доцент Бийского педагогического института.

 

В 1963 г. в районе Белухи под руководством Г. Г. Андреева была проведена Альпиниада Томского облсовета СДСО «Буревестник». Группой в составе Г. Андреева, С. Кузнецова, В. Ольшанского, В. Меньшикова пройден траверс массива с запада на восток. В бассейне Аккема, где находился базовый лагерь Альпиниады, было совершено несколько первовосхождений на окружающие вершины (пики Разоружения (Кара-оюк), Рериха, Гидрометеослужбы и др.).

 

Кроме этого, группой Лобанова впервые пройден маршрут с ледника Сапожникова на вершину, названную пиком Петра Сухова. На вершине сложен тур, где оставлен портрет легендарного командира времен гражданской войны.

 

Летом 1964 г. на Белуху поднялась группа рижан под руководством Роджа Сулиньша. Маршрут группы проходил по леднику Геблера.

 

В августе 1965 г. «четверо бродяг Киевского городского клуба туристов» Ромен Блиндер, Юрий Кисленко, Борис Комаров, Геннадий Ройтамберг поднялись по Катунскому леднику на Восточную вершину Белухи, спустились на Берельское седло и с него в верхний цирк ледника Сапожникова.

 

Летом 1965 г. ледники массива Белухи исследовали отряды Алтайской ледниковой экспедиции, Томского госуниверситета под руководством В. С. Ревякина и Ю. Г. Кревского (студенты Р. Гесс, В. Жданов, В. Вистенгаузен, В. Лойша).

 

В следующем 1966 г. гляциологи Томска вновь на ледниках Белухи. Под руководством В. С. Ревякина работали уже три стационарных отряда: на леднике Геблера – В. Лойша, В. Вистингаузен, В. Коч; на леднике Родзевича – Р. Гесс, A. Вегеле, А. Шевнин и на леднике Братьев Троновых работал базовый отряд в составе: В. С. Ревякин, Ю. Г. Кревский, П. А. Окишев, B. Рабинюк, В. Дорогин, Н. В. Ревякина. Силами экспедиции были выполнены маршруты на ледники Сапожникова и Берельские, а также маршрутные наблюдения на глетчерах, примыкающих к основным. Во время работы экспедиций производились метеорологические, гидрологические, гляциологические и геоморфологические исследования. Впоследствии в 1967-1975 гг. они были продолжены во время Международного Гидрологического Десятилетия (МГД). Белуха была одним из главных районов проведения исследований по этой программе. Участники – В. П. Голещихин, И. Хан, В. К. Камнев, И. В. Березин, О. Полтева, В. Рабенюк, Ю. Наумов, Р. Гесс, Т. Шабаршова.

 

В следующем 1966 г. гляциологи Томска вновь на ледниках Белухи. Под руководством В. С. Ревякина работали уже три стационарных отряда: на леднике Геблера – В. Лойша, В. Вистингаузен, В. Коч; на леднике Родзевича – Р. Гесс, A. Вегеле, А. Шевнин и на леднике Братьев Троновых работал базовый отряд в составе: В. С. Ревякин, Ю. Г. Кревский, П. А. Окишев, B. Рабинюк, В. Дорогин, Н. В. Ревякина. Силами экспедиции были выполнены маршруты на ледники Сапожникова и Берельские, а также маршрутные наблюдения на глетчерах, примыкающих к основным. Во время работы экспедиций производились метеорологические, гидрологические, гляциологические и геоморфологические исследования. Впоследствии в 1967-1975 гг. они были продолжены во время Международного Гидрологического Десятилетия (МГД). Белуха была одним из главных районов проведения исследований по этой программе. Участники – В. П. Голещихин, И. Хан, В. К. Камнев, И. В. Березин, О. Полтева, В. Рабенюк, Ю. Наумов, Р. Гесс, Т. Шабаршова.

 

В 1967 г. впервые была выполнена заброска экспедиции на ледник Родзевича вертолетом МИ-4 под командой В. А. Харина из Барнаульского авиаотряда, мастерски выполнившего сложнейшие взлеты-посадки на высотах более 3000 м.

 

В 1972 г., 13 июля, во время снегомерных работ на восточном потоке ледника Геблера в лавине погиб гляциолог, аспирант Томского университета Валерий Павлович Тырышканов. При подъеме по восточному потоку отряд в составе В. Ревякина, В. Тырышканова, В. Камнева, В. Умнова был снесен лавиной. Благодаря группе альпинистов, совершавших подъем по Раздельному гребню, группа смогла спуститься в базовый лагерь у горки Геблера; отсюда пострадавшие были доставлены вертолетом в Горно-Алтайск.

 

К Белухе! В. Ревякин, В. Лойша, А. Афримзон  в долине  р. Катунь на фоне Геблерова холма, 1967 г.

К Белухе! В. Ревякин, В. Лойша, А. Афримзон  в долине
р. Катунь на фоне Геблерова холма, 1967 г.

 

 

Базовый лагерь экспедиции на берегу Аккемского озера (поляна Ревякина) впоследствии был использован для размещения спасательной станции МЧС. Организация спасательной службы, наличие вертолета, особенно МИ-8, упростили посещение района вершины, а возросшее мастерство пилотов позволило доставлять на ровные поверхности ледника на высоты более 4000 м не только участников, но самое современное оборудование для бурения льда, радиолокационных съёмок.

 

Несмотря на скромную высоту, склоны Белухи, ее ледники, скалистые, порой покрытые слоем натечного льда или готовой в любой миг обрушиться снежной доской, полны опасностей, нередко смертельных. Стремительные реки с их каменистым руслом и ледяной водой тоже способны оказаться причиной несчастья. И оттого бравада, непродуманные меры предосторожности нередко заканчиваются для восходителей печально.

 

В районе Белухи только за последние десять лет произошло несколько несчастных случаев. В феврале 1997 г. потерялась группа кемеровских туристов. В марте 1998 г. пришлось искать альпинистов из Перми, в 2001 г. – альпинистов из Кемерово, вести спасательные работы на леднике Леонида, выяснять местонахождение польских альпинистов. В 2005 г. потерпели аварию альпинисты из Беларуси (4 человека погибли, 5 травмированы), сорвалась связка барнаульских туристов, спускавшихся по северной стене Белухи, обморозился турист-одиночка из Красноярска.

 

Список несчастий можно было бы расширить данными за другие годы, но и так ясно, с горами, а тем более с Белухой, шутки плохи.

 

Конечно, в автокатастрофах гибнет людей гораздо больше, но от этого самоценность жизни, прерванной в горах, не становится ниже. И в спасении людей, попавших в сложную ситуацию, большую роль играет поисково-спасательная служба МЧС России, в составе которой находится Западно-Сибирский поисково-спасательный отряд им. В. В. Зюкова. Спасение в горах – только часть сложной и крайне опасной работы самоотверженных, высокопрофессиональных бойцов отряда.

 

Истоки спасательной службы восходят к январю 1966 г., когда решением Алтайского крайсовпрофа была создана Алтайская контрольно-спасательная служба, дислоцированная в Горно-Алтайске. С июля 1992 г. все туристские контрольно-спасательные службы были преобразованы в поисково-спасательные в составе МЧС России.

 

В настоящее время штатная численность ПСС составляет 60 человек, в том числе 23 человека – в Барнаульском, 18 – в Алтайском республиканском. 50 из них – аттестованные спасатели разных классов, включая и международный.

 

Вот только несколько цифр, характеризующих деятельность отряда: проведено поисково-спасательных работ более 8500, спасено почти 3000 человек, 5300 – оказана помощь. Большинство спасателей владеют несколькими специальностями и, конечно же, имеют отличную физическую подготовку, многие имеют профессиональные знаки отличия и государственные награды. Далеко в Гималаях, на Эвересте, оборвалась жизнь А. А. Торощина – альпиниста, спасателя I класса (7 мая 1997 г.).

 

Любителям горных странствий хорошо известны имена В. В. Зюкова, А. В. Дракина, Г. В. Дракина, В. В. Тумялиса, В. Г. Плотникова, В. А. Иванова, В. И. Немцова, В. И. Неустроева, В. М. Шипунова, В. Н. Сухова, В. И. Якубовского и др.

 

Долгие годы по долинам Кочурлы и Аккема и перевалу Аккем проходил 317-й плановый туристский маршрут. С перевала Аккем туристы могли любоваться северным амфитеатром Белухи.

 

Ледники Белухи нашли свое место в Каталоге ледников СССР и Атласе снежно-ледовых ресурсов мира, стали объектами разнообразных гляциологических наблюдений.

 

В последующие годы посещение гляциологами ледников Белухи носило маршрутный характер. Рамиль Мухаметович Мухаметов, к.г.н., доцент Томского и Алтайского университетов, систематически вел съемки ледников и, благодаря его упорству и мужеству, остались нам скупые цифры и емкие карты, отражающие жизнь ледников.

 

Мухаметов Рамиль, Камнев Владимир, Ревякины
Виктор и Надежда у грота Софийского ледника, 1973 г.

 

 

Зимой 1971-1972 гг. недалеко от Белухи в истоках Мульты зимовали сотрудники Томского университета во главе с Валерием Павловичем Тырышкановым. Славные, молодые, полные энтузиазма и энергии исследователи (М. С. Варганова (Древило), Ю. Ночевалов, И. Березин, В. Умнов) выполнили обширный комплекс наблюдений за всеми составляющими нивально-гляциального комплекса.

 

1973 год. В истоках Аккема томские альпинисты (Н. Дьяченко, Ю. Коновалов, А. Овчинников) во главе с Германом Андреевым прошли первый маршрут по северозападной стене Восточной вершины.

 

1974 год. Весь мир по решению ЮНЕСКО отмечал 100-летие Н. Рериха, выдающегося философа, поэта, путешественника, наконец, художника, чьи полотна поражают зрителя таинственным смыслом жизни гор. Сказания и легенды, снега и вершины – все слилось в симфонию ожидания и веры в светлое будущее.

 

В июне для съемок фильма о Н. Рерихе на Алтай приехала киногруппа во главе с режиссером Ренитой Григорьевой (Р. Сергиенко, В. Квас, О. Мартынов, Ю. Григорьев), которая разместилась на базе нашей экспедиции (поляна Ревякина).

 

Е.П. Маточкин

 

Первое знакомство оказалось началом постоянных контактов и дружбы с этими удивительно открытыми и добросердечными людьми. Спустя месяц после рекогносцировки, киношники, как звали их мои студенты, вернулись вновь с большим сопровождением из Академгородка Новосибирска – художник Володя Сокол, физик и искусствовед Евгений Маточкин, Люда Андросова, художники из Барнаула Илза и Поль Цесюлевичи.

 

Новосибирцы во главе с Е. Маточкиным несли знамя мира и покоряли пик Рериха, а москвичи снимали их с вертолета. Оператору Олегу Мартынову пришлось висеть в дверях МИ-8 на репшнурах. Вышло славно, а после была Катунь, водопад Россыпной, вечерние прикостровые посиделки, в которых принимала участие Л. В. Шапошникова, известный индолог, директор центра Рериха, и невольно рядом с Белухой формировалась атмосфера Гималаев, далекой долины Кулу, а сквозь языки пламени, в лучах ушедшего за горизонт солнца, сияли вершины Белухи, образ которой стал одним из самых ярких в фильме о Н. К. Рерихе. Знаменательной была встреча в Москве с участниками экспедиции 1926 года и сыном художника С. Н. Рерихом.

 

Знамя мира, прошедшее с семьей Рерихов через горные перевалы, ветры и морозы, впоследствии оказалось вначале в Москве, а потом по поручению Р. А. Григорьевой мне довелось его доставить из Москвы в Барнаул в музей истории и литературы.

 

При ООН есть Международный Комитет Знамени Мира, призванный распространять идеи Н. Рериха, который возглавляет мексиканская актриса Алисия Родригес.

 

Алисия была на Алтае неоднократно, а в 2008 г. вручала в Верхнем Уймоне Знамя Мира Сибирскому Рериховскому Обществу.

 

1982 год. Вертолетом из Усть-Коксы в истоки Аккема на поляну Ревякина забросилась большая группа участников Международного альплагеря.

 

 

Встреча с С. Н. Рерихом (в центре). Москва, 1974 г.  Слева генеральный консул в Урумчи А. Быстров  (1926 г.), справа В. С. Ревякин

Встреча с С. Н. Рерихом (в центре). Москва, 1974 г.
Слева генеральный консул в Урумчи А. Быстров
(1926 г.), справа В. С. Ревякин

 

Руководил лагерем Э. Мысловский, только-только вернувшийся из победной экспедиции на Эверест. В лагере были чехи, американцы, австрийцы. Советскую сторону представляли В. Ф. Гракович, И. Допкин, Б. Эльконин, Б. Студенин.

 

Белуха долго не сдавалась, однако опыт восходителей оказался определяющим. Уже после восхождения из-за нелепой случайности трагически погиб американец Билл Хубер, сотрудник фирмы IBM.

 

1983 год. Международный лагерь работал снова. Тройка – В. Ф. Гракович, В. И. Якубовский, Н. В. Гурский прошла один из сложнейших маршрутов по северной стене до седла, далее на восточную вершину со спуском по гребню Делоне в Аккем.

 

Участники международного альпинистского лагеря
на студии телевидения в г. Барнауле, 1982 г.
В центре Э. Мысловский, покоритель Эвереста

 

 

1985 год. Альпиниада, организованная Алтайским крайспорткомитетом в честь 40-летия Победы. В начале мая участники мероприятия добрались самолетом до Усть-Коксы, далее вертолетом до истоков Катуни. Восхождение было выполнено по традиционному маршруту, и 9 мая основная группа была на вершине. Молодежная часть Альпиниады «попутно» поднялась на Западную вершину. Руководили Альпиниадой Н. М. Бондарчук, И. Г. Добкин. Научную группу возглавил В. С. Ревякин. Из 62 участников 52 поднялись до седла, из них 41 – на Восточную вершину, 11 – на Западную, а 10 человек успели побывать на обеих вершинах.

 

Последнее десятилетие ХХ века было для района Белухи исключительно насыщенным. Многочисленные группы туристов, альпинистов, поклонников Рериха и просто гор осаждали массив со всех сторон. На поляне Ревякина вырос целый город из экспедиционных балков, а выше по долине, особенно летом – появляются палатки туристов. Посещение Белухи на вертолете стало обычным делом, были бы деньги.

 

17 августа 1996 г. В. Ревякин, Р. Мухаметов, Б. Кадлубович, Л. Ревякин, А. и О. Романовы поднялись на ледник Родзевича. Как и 70 лет назад, Белуха была великолепна, ледник до края был закрыт снегом.

 

1997 год. Решением Усть-Коксинского райсовета был образован природный парк «Белуха» (организатор и первый директор парка – К. Н. Сайланкин, один из потомков проводника Сайланкина, сопровождавшего В. В. Сапожникова). В декабре 1998 г. ЮНЕСКО включило Белуху и Катунский заповедник в перечень объектов мирового наследия.

 

Международный альпинистский лагерь функционировал еще несколько лет.

 

В начале нового века

 

Вместе со всем миром Белуха вступила в 3-е тысячелетие. С каждым годом интерес к ней растет. В дополнение к любителям сложнейших альпинистских маршрутов появились экстремалы – парапланеристы, горнолыжники. Игорь Лёвкин (Барнаул) и Иван Усанов (Горно-Алтайск) на парапланах в 2002 г. спустились с Восточной вершины, за что и попали в Книгу рекордов Гиннеса России.

 

Новосибирский врач-целитель Дмитрий Шитов, поднявшись 10 августа 2003 г. в группе с операторами на Белуху, спустился на лыжах по северной стороне вершины. Спуск занял 2 часа, поскольку приходилось тормозить специальными палками, чтобы не перейти в свободное падение.

 

В начале XXI века к изучению ледников Белухи подключились англичане, американцы, швейцарцы, японцы. На седле Белухи группа швейцарских исследователей вынула 140-метровый керн, «улетевший» в институт химии в Берне. Его изучение раскрыло много интересных деталей строения толщи льда на максимальной для Алтая высоте. Спустя год 170-метровый керн с плато Е. Казаковой, разделенный надвое, «улетел» в Японию и США.

 

Недавно, в 2012 г., геодезисты из Новосибирска совместно с альпинистами под руководством Ю. А. Чермошенцева выполнили новое измерение высот главных вершин массива.

 

Популярности Белухи в немалой степени способствовали своим творчеством служители различных муз. В разные годы Белуха попадала в объективы фотоаппаратов, а фотографии ее – в отчеты о путешествиях.

 

Первой надо назвать Любовь Полторацкую, которая в 1870 г. путешествовала по Алтаю, поднималась на «Катунские Альпы», впервые произвела съемку Белухи, Катуни с Россыпным водопадом. В итоге – альбом с видами Алтая и Семипалатинской области.

 

Вместе с Кеннаном Джорджем, американским журналистом, который путешествовал по Сибири по заданию журнала «Century», был фотограф и живописец Дж. Фрост. 1 августа 1885 г. они были в истоках Катуни и даже пытались подняться, но…

 

В 1885-1888 гг. горный инженер Н. Н. Кокшаров во время полевых работ на Алтае снял Белуху с юго-запада, поднявшись на перевал в бассейн Аргута. Три альбома фотографий есть в краеведческом музее Барнаула.

 

Особо надо отметить В. В. Сапожникова, чьи фотоснимки украшают его книги. Часть стеклянных (!) фотопластинок тех далеких лет сохранилась в краеведческом музее Барнаула. Совсем недавно вышла из печати книга-альбом фотографий В. В. Сапожникова, подготовленная Антоном Ужакиным с краткими комментариями.

 

В 1907-1914 гг. совершил фотоэкспедиции на Алтай барнаульский фотограф С. И. Борисов: 1500 снимков, 100 сюжетных открыток, включая, конечно же, Белуху. А серия из 50 открыток (на одной – Белуха) была отпечатана в Стокгольме.

 

Много фотографий Белухи сделали альпинисты Мездриков, Гущин, Моторин. Интересные фотографии Белухи сделаны в свое время В. Дорогинм, И. Березиным, Р. Мухаметовым.

 

Белуха на обложке международного издания «Горы Земли»

 

Из последних отмечу фотографию австрийского фотографа Х. Михгут, помещенную на обложку книги «Горы Земли», вышедшей в Швейцарии в 2004 г.

 

В Париже, в Лувре, есть картина Н. К. Рериха «Победа», на которой Белуха стала фоном для русского богатыря-победителя.

 

Н.К. Рерих. Победа (Змей Горыныч). 1942

 

 

Известный сибирский искусствовед Е. П. Маточкин собрал коллекцию картин Белухи, написанную разными художниками со всех сторон.

 

В институте геологии Фрайбергской академии в Германии есть картина И. Цесюлевич «Белуха» с южной стороны.

 

Первая карта Белухи с ее ледниками была составлена В. В. Сапожниковым. Позднее съемки отдельных ледников проводились гляциологами Казахстана (Р. В. Хонин, Белая Берель) и России (Томский университет, М. В. Тронов, Р. М. Мухаметов), топографами Е. Десятовым и Е. Клещетниковой.

 

Л. Цесюлевич. Белуха с севера

 

 

Часть карты Русского Алтая, изданной в Берлине в 1839 г.

 

 

На существующих ныне топографических картах ледники показаны далеко не полно, хотя в распоряжении топографов второй половины ХХ в. были обязательные аэрофотоснимки. Материалы аэрофотосъемки были в полной мере использованы при составлении Каталога ледников СССР, Атласа Алтайского края и Атласа снежно-ледовых ресурсов мира. Теперь Белуху во всем великолепии можно видеть в Интернете. Программа Google дает возможность составить представление о характере рельефа и особенностях очертаний речных бассейнов с разных сторон.

 

Массив Белухи: вид из космоса

Массив Белухи: вид из космоса

 

Популярность Белухи ширится от года к году, появляются новые посетители, порой с неожиданными, но столь понятными устремлениями. Кто-то приходит в поисках тишины, возможности медитировать под яркими звездами. Наивным кажется, что где-то рядом таится чудо, хотя сама по себе Гора – чудо. Недавно, в 2006 г., близ ледника Родзевича, по инициативе спасателей МЧС и на спонсорские средства закончено строительство часовни архангела Михаила в память о погибших ученых, туристах, альпинистах, спасателях. Заброска готовых бревен началась осенью 2005 г. Сооружение возведено с благословения Алтайской епархии и по канонам православной церкви. Автор проекта барнаульский архитектор П. И. Анисифоров. Кстати, Петр Иванович проектировал подобный храм близ станции Лазаревская в Антарктиде.

 

Ревякин Виктор Семенович

 

Справка:

Ревякин Виктор Семенович — советский, российский учёный, исследователь, доктор географических наук, академик РАЕН, член Союза журналистов СССР, почётный член Алтайского краевого отделения Русского географического общества. Мастер спорта СССР по спортивной гимнастике.

 

 

 

 

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версиюна ЛитРес.

 

 

 

11.05.2019 12:45АВТОР: В.С. Ревякин | ПРОСМОТРОВ: 1647




КОММЕНТАРИИ (3)
  • Донара13-05-2019 15:57:01

    Очень интересный материал, особенно для жителей Усть-Коксинского района. Мы обсудим с общественной организацией "Беловодье" о передаче этой статьи в архивный отдел нашего района. Думаю, и газета "Уймонские вести" с радостью напечатает хотя бы и небольшими отрывками историю о нашей любимой Белухе. Спасибо огромное автору. Альпинисты -это не просто спортсмены, но и герои. Многие из них запоминают свои последние мгновения жизни именно в горах. Вот и недавно опять погибло семеро новосибирских студентов в Кош-Агашском районе.

  • Михаил Бакланов13-05-2019 20:12:01

    Да, горы это прекрасно! Один раз побывал там и всю жизнь тебя тянет туда. Да, многие альпинисты связали свою жизнь навечно с горами. Как те семеро новосибирцев в мае этого года. Еще одним памятником в горах станет больше... Сложный 4-ой категории маршрут, опытные и зрелые туристы, но… горы есть горы! Трое из ушедших в снежную горную высь, были моими земляками из нашего поселка. Светлая им память!
    И, всё же, горы зовут и люди будут идти туда снова и снова!..

    https://news.ngs.ru/more/66081 772/

    http://www.naukogradpress.ru/g lavnoe/2019/05/12/koltsovo-prostilos-s-valeriej-odarenko-i-dmitriem-sharifulinym/

  • Татьяна Бойкова14-05-2019 09:54:01

    С огромным удовольствием работала над этим материалом из книги Виктора Семеновича Ревякина, в т. ч. разыскивая нужные фотографии и иллюстрации. Надеюсь, что мне еще удастся прочесть его книгу полностью. Но даже по этому отрывку чувствуется насколько книга насыщена интересными материалами, исторична по развитию восхождений к Белухе и освоения прилежащих к ней Алтайских земель, а также истории создания и развития г. Барнаула.

    К счастью, по переезде на Алтай, нам посчастливилось лично познакомиться в Виктором Семеновичем и принимать участие в совместной общественной деятельности, связанной с улучшением жизни и деятельности г. Барнаула. А также открыть и провести выставку «Пакт Рериха. История и современность» при непосредственном участии и поддержке В.С. Ревякина. Спасибо ему огромное за его неутомимую деятельность, несмотря на солидный возраст и пожелание еще долгих лет жизни.

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Культура »