Дорогие друзья, прошу помощи! Дни Знамени Мира в Эстонии). Открытие выставки победителей Международного конкурса детского рисунка «Мы – дети Космоса» в городе Поставы (Республика Беларусь). Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. Выставка «Симфония великого Космоса» в городе Островец Гродненской области (Республика Беларусь). Выставка детского рисунка «Мы – дети Космоса» продолжила работу в Севастополе. Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Все дороги ведут в Рим. Дмитрий Зенин


                        ВСЕ ДОРОГИ ВЕДУТ В РИМ

                 Воспоминание о старой Москве. Художник Михаил Сатаров

В 1997 году отмечали 850-летие основания МОСКВЫ. Празднества прошли шумные, но главный вопрос, почему Москва стала столицей, так и остался без вразумительного ответа.
     В любом деле, особенно если исследуешь события прошлого, необходима точка опоры, то, с чего можно начинать исследование. Например, если взялся исследовать содержание боевых действий, какого-то времени и совершенно не представляешь таких вопросов, как организация и комплектование войск, штатная и социальная структура, система и состояние обеспечения непрерывности боевых действий, поражающие возможности оружия и средств защиты, наличие управления войсками, состояние средств и способов управления войсками, способность войск умело и согласованно действовать по сигналам управления боем и предбоевыми действиями, наконец, существование и состояние боевой подготовки войск, то все самые искренние и добросовестные исследования превратятся в фантазии на военную тему.
     Вывод простой: надо знать то, что ты делаешь, и как это делать. Но и этого недостаточно: необходима точка отсчета, тот ноль, за которым последует первая единица. Для меня в свое время этой отправной точкой для изучения раннего и развитого средневековья Руси стали рыцари. Результат сказался почти сразу же, все тайны русской военной истории мгновенно рассеялись. Но таков процесс познания: стоит лишь снять покров с одной тайны, как сразу же открывается множество других. Выходит, был прав мудрейший из земных царей Соломон, когда сказал: «От много знания, многая скорбь».
     За вопрос, о котором ниже пойдет речь, мне бы никогда не взяться, если бы однажды случайно я не нашел заветную точку опоры. Помните у Архимеда: «Дайте мне точку опоры, и я переверну Землю»? Но мне повезло, точка была наглядна и материальна, ее можно было не только увидеть и сфотографировать, но даже потрогать и пощупать.

 

                                           По законам Рима

В конце семидесятых - начале восьмидесятых годов ХХ века в Москве имела  Князь Иоанн Данилович Калитахождение увлекательная самиздатовская рукопись без названия, в которой неизвестный автор рассказывал о том, какими мерзавцами были средневековые рыцари духовно-рыцарского ордена Тамплиеров и какими хорошими, смелыми и благородными - Филипп Красивый вместе с римским папой Климентом V. Если верить автору, то король и папа «грудью закрыли сатанинскую амбразуру» в начале XIV века. В числе прочих полезных сведений о «мерзавцах» автор очень обстоятельно описал символику тамплиеров. Прочитал эту брошюру и я. Прочитал и забыл, зачем мне какие-то французские тамплиеры, если я никак не могу с родной Русью разобраться! Но жизнь рассудила совершенно иначе.
     Надо сказать, родился я в Москве в пределах Садового кольца, в своеобразном треугольнике Павелецкая - Добрынинская - Новокузнецкая, и сейчас я живу в том же районе на пересечении Стремянного и Стреченовского переулков. Поскольку я москвич даже не во втором, а в третьем или в четвертом поколении, то прошлое родного города мне особенно небезразлично. Между тем применительно к родной столице можно смело говорить о московском феномене. Великое княжество Московское в полном смысле слова возникает сразу, из ничего, на пустом месте. У Москвы нет ничего, за ней не стоит традиция, у нее нет ни материальных, ни людских ресурсов. Тем не менее на глазах одного поколения людей, с 1307 по 1340 год, Москва из скромного, захудалого удела превращается в Великое княжество! Причем уже с 1325 года Москва становится столицей Русской Православной церкви, местом постоянного пребывания митрополита всея Руси.
     Создателями, архитекторами «Московского чуда» были два человека: митрополит всея Руси Петр и князь Иоанн Данилович Калита. У Иоанна Даниловича был старший брат Георгий, или Юрий, Данилович, особо историками не воспеваемый, но первую (и небезуспешную) попытку занять великокняжеский стол, не имея на это никаких наследственных прав, совершил именно он. Георгий и Иоанн были сыновьями четвертого сына великого князя всея Руси Александра Ярославича Невского, еще при жизни признанного святым. До Даниила Александровича, также канонизированного Русской Православной церковью, Москва вообще не была княжеством и своих князей не имела.
Первое, как постоянно официально утверждают, летописное упоминание о Москве - 1147 год. Тогда в Москве Юрий (Георгий) Владимирович Долгие Руки соединился с войсками Святослава Ольговича Черниговского для совместного похода на Киев и по случаю встречи с союзником устроил буйный пир. От этой даты официальные историки и начинают отсчет московского времени.
Но позвольте! По состоянию на 1147 год Москва уже существует, и не просто существует, ибо это центр, ресурсы которого допускают возможность сосредоточения, продовольствования и фуражирования значительных контингентов феодально-рыцарских ополчений двух князей! Следовательно, 1147 год - более чем условная дата.
     Слава Богу, по данным В.Н. Татищева, которые он почерпнул из «Раскольнического летописца», Москва существовала уже в 880 году. В ней делал остановку Вещий Олег на пути к Киеву. Само слово «Москва» обычно никак не переводят на современный русский язык, однако в латыни есть слово - MOSQA, означающее МУЖСКОЙ союз, объединение, братство... монастырь. Москва, как Рим, Константинополь и Иерусалим, стоит на семи холмах. Выделим из них БОРОВИЦКИЙ, КРЕМЛЕВСКИЙ, КРАСНЫЙ и КРУТИЦКИЙ. В переводе на современный русский эти названия звучат: Боровицкий - северный; Кремлевский - место, где совершают кремацию (трупосожжение); Красный - толстый; Крутицкий - место, где распинают на крестах. Так что выходит, начало Москвы уходит в глубину веков, как минимум в те времена, когда распятие на кресте было одним из основных видов казни. Значит, Москва существовала во времена Римской империи и, возможно, входила в ее состав - во всяком случае, если судить по КРУТИЦАМ, была в области римской юрисдикции! Однако никакая древность не объясняет причин стремительного взлета Москвы.

  

                                Все начиналось с монастыря

     То, что совершенно непонятно в наши дни, точно так же было непонятно жителям России XVII века. Так, неизвестный автор «Повести об основании Москвы и убиении Данилы Суздальского» начинает свое произведение словами: «И почему было Москве царством быть, и хто то знал, что Москве государством слыть?» Далее автор вполне серьезно рассказывает об убийстве «суждальского» князя Данилы Александровича двумя любовниками его жены Улиты - боярами Кучковичами, а также об основании на месте убийства мужского монастыря Богородицы и что от этого монастыря пошел «славный богохранимый град» Москва.
     Свято-Даниловский монастырь, напомню, основан в 1282 году, а Даниил Александрович Московский умер своей смертью в 1303 году. Жену его звали не Улита, а Мария. По московскому летописцу, она была дочерью Морейского князя. В ту пору Морея была герцогством, одним из последних государств крестоносцев, основанных участниками четвертого Крестового похода. Даниил в отличие от многих современников жены своей никогда не переживал, был женат только один раз, жил со своей Марьей Моревной - заморской царевной - душа в душу и прижил четырех сыновей.
     На первый взгляд «Повесть об основании Москвы» - досужая выдумка. Но XVII век, как и предшествующие XV и XVI века, был временем, когда Средние века уже кончились, а новое время еще не началось, его робкие ростки только пробивались. Поэтому авторы в своем творчестве, даже в самой буйной фантазии, были связаны традицией - обязательной ссылкой на признанный авторитет или хотя бы таким указателем: «...как я слышал, мне рассказывали, многие говорят...» Следовательно, какие-то события с участием Даниила Московского, связанные с основанием мужского монастыря Богородицы, действительно имели место в 1282 году. Что же это могло быть?
     В том году московскому князю исполнилось 20 лет - в этом возрасте во всей Европе молодых мужчин благородного происхождения посвящали в рыцари. Обряд посвящения в рыцари в принципе простой, если это посвящение в рыцари обычные, светские...
     В Средние века не только в Европе, но на мусульманском Востоке, в Монголии, в Индии, в Китае и Японии существовали, как бы это лучше выразиться, закрытые организации, имевшие свои особые обряды посвящения. Одной из разновидностей таких закрытых организаций были духовно-рыцарские ордена, образовавшиеся в Иерусалимском королевстве в начале XII века и распространившиеся по всей католической Европе. Принято считать, что эти объединения, или братства, представляли из себя попытку создать относительно устойчивые, организованные и более-менее дисциплинированные вооруженные формирования, своего рода ударную силу Римской католической церкви в условиях существующего общественного уклада.
     Однако духовно-рыцарские ордена на поверку напрямую церкви так никогда и не подчинялись, непосредственно каких-либо задач от Римских Пап не получали. В конце концов один орден был уничтожен личным решением папы Климента V, а Тевтонский орден просто-напросто предан папским престолом через двести лет после расправы над тамплиерами. Из старейших рыцарских братств до нашего времени дожил только Орден святого Иоанна Иерусалимского, или, как его еще называли, госпитальеров, или мальтийцев. Как следует из истории этих организаций, они создавались самими рыцарями, а церковь затем только брала их под свою защиту. Что же тогда представляли из себя эти организации, для чего они были нужны, кем они комплектовались и почему церковь брала их под свою защиту?
     Для того что бы вызвать какое-то общественное движение или укомплектовать какую-то организацию, нужен определенный социальный контингент людей, не имеющих сдерживающих факторов для участия в этом предприятии, - тех, у кого общественные связи в какой-то мере нарушены.
     Поскольку духовно-рыцарские ордена возникли в Иерусалимском королевстве, основанном участниками первого Крестового похода, то, надо предполагать, именно там и были все предпосылки для их создания. Ведь главное, что отличало духовно-рыцарское братство от любой другой организации, - это то, что вступающие в нее брали на себя обязанности монахов, прежде всего обет безбрачия. Странная выходит картина: благородные рыцари, потомки старинных и знатных родов вдруг добровольно отказываются от собственного воспроизведения, губят генофонд?! Совершенно непонятно.
  Вопрос же решается предельно просто - стоит только внимательнее присмотреться к героям первого Крестового похода. Как это ни покажется странным, но во всем крестоносном воинстве не было не только ни одного суверена, но и ни одного полноправного наследника. Общественный уклад, сложившийся в Европе и на Руси, для своего сохранения требовал сбережения семейно-родовой собственности от измельчания. Поэтому основную долю наследства любящего родителя получал старший сын, особо благословленный, по библейскому учению, ПЕРВЕНЕЦ. Второй и третий сыновья получали по возможности, а четвертому сыну (и последующим, разумеется) полагалось только, как сообщается в средневековых уставных грамотах, «КОНЬ, ДОСПЕХ ДА ПОКРУТ».
     Это четвертым сыновьям знати! Чем жаловали четвертых сыновей социально непривилегированных сословий, можно только догадываться. Эту разношерстную, но в плане обездоленности, выпавшую из общего социального уклада группу людей называли ИЗГОЯМИ.

 «Воздвигни, чадо, дом для Богородицы, тогда святители будут жить в граде твоем и руки детей твоих лягут на плечи врагов твоих». Поучение св. Петра Митрополита благоверному Князю Иоанну Даниловичу. 

 В случае, если родитель умирал до того, как сын достигнет совершеннолетия, а место покойного занимал его ближайший совершеннолетний родственник, осиротевшие сыновья знати считались «детьми вдов». На Руси и в Западной Европе церковь брала под свою защиту всех этих людей, они подлежали исключительно церковной юрисдикции. Если присмотреться к участникам первого Крестового похода, то оказывается, вся знать - это или четвертые сыновья, или дети вдов, или дети от второго брака, или незаконнорожденные, или, или... - словом, все, так или иначе не имеющие законных оснований иметь то, на что они могли бы рассчитывать.
    
                 Роберт Вермандуа, внук Ярослава Мудрого

Наиболее яркий пример: герой первого Крестового похода граф Гуго Вермандуа. Брат французского короля Людовика Толстого, сын Анны Ярославны королевы Франции от второго брака с графом Робертом Вермандуа. Людовик Толстый по состоянию на 1095 - 1100 годы помирать не собирался, а графство Вермандуа включил в коронные владения.
     Не лучше обстояли дела у Боэмонда Отрантоского, Роберта Нормандского, даже у Готфрида Бульонского, его двоюродного брата и племянника. Фактически все участники первого Крестового похода - мужи, вставшие на великий путь, - были лишними у себя на родине.
     В 1099 году крестоносцы овладели Иерусалимом, предприятие завершилось блестящим успехом. Христолюбивое воинство начало осваивать освобожденную от неверных Святую Землю и приступило к государственному строительству НОВОГО ИЗРАИЛЯ - ЦАРСТВА БОЖЬЕГО НА ЗЕМЛЕ. Общепризнанный предводитель крестоносцев Готфрид Бульонский искренне считал, что этим объединением управляет непосредственно сам Иисус Христос. Поэтому все вопросы и решения при жизни отважного герцога заслушивались и принимались исключительно на общем совете, составленном из высшей знати, духовенства и представителей всех сословий.
     Но в 1100 году Готфрид умер, его преемником стал его двоюродный брат Балдуин (BALDWIN), граф Буржский, который принял титул короля и увенчал себя королевской короной. Следующим его шагом была женитьба на младшей сестре короля Франции Людовика Толстого, дочери Анны Ярославны.
     Государственный совет, сложившийся при Готфриде Бульонском, распущен не был и продолжил свое существования до самого конца Нового Израиля, или Божьего Царства на Земле.
     Успех первого Крестового похода клерикальные историки объясняли чудом, советские - слабостью и раздробленностью мусульманского мира. Между тем контингенту крестового ополчения путь назад был заказан, им было некуда и незачем возвращаться. Они могли или победить, или погибнуть.

  Один из героев похода 1096 - 1099 годов герцог Роберт Нормандский имел несчастье вернуться и попросить у своего старшего брата Вильгельма Рыжего, короля Англии и герцога Нормандии, долю в отцовском наследстве - в результате до самой смерти просидел в темнице. Такая перспектива никого и никогда не прельщала.
     В Святой Земле, Новом Израиле, Иерусалимском королевстве, каждый получал по заслугам - не поровну, но по справедливости. Крестоносцы создали в завоеванных областях «правильный и справедливый» государственный феодальный строй.
     Прошло всего 15 лет, и началось стихийное создание военно-монашеских организаций. Это произошло потому, что у четвертых сыновей, покинувших неласковую родину и обустроившихся на чужбине, стали подрастать свои четвертые сыновья, дать которым было нечего, но пристроить требовалось. Военно-монашеские братства, как и монастыри вообще, стали идеальным средством для решения проблемы изгойства (людей, выпавших из своих социальных сословий). Первым объединением, братством, союзом не обремененных наследством отпрысков знати, стал Орден госпиталя святого Иоанна Иерусалимского, оформившийся и получивший официальное утверждение в 1113 году.
     В 1118 - 1119 годах рыцарь из графства Шампань Хуго де Пейнс создал «Братство бедных слуг Христовых всадников девы Марии Иерусалимской Богородицы Соломонова Храма», сразу же прозванных ТАМПЛИЕРАМИ (TEMPL - TAMPL = ХРАМ), или ХРАМОВНИКАМИ. Основатель этого братства - личность на первый взгляд ничем не привлекательная, но де Пейнс - так его имя всего лишь звучит, в написании оно намного интереснее - de POGANES, в переводе на русский звучит совсем здорово - ИЗ ПОГАНЫХ. Шампань - область, графов которой назначал и утверждал король Франции.
     Слово ПОГАНЫЙ до боли знакомое, родное, из русских летописей: так нарекали жителей степей. Тех, кто нападал, называли дикими погаными, а тех, кто служил русским князьям в легкой коннице, - своими погаными.
     В числе соучредителей Братства его первым покровителем был Гуго Вермандуа, сводный брат короля Франции Людовика Толстого по матери, дочери великого русского князя Ярослава Мудрого. Хотел бы кто этого или нет, но изначальная связь Руси с Иерусалимским королевством и Орденом тамплиеров очевидна.

                                        И воины,и банкиры

Монархи и церковь быстро оценили инициативу основателей военно-монашеских  Так выглядел тамплиер в гражданском одеянии. Рисунок из английской книги XIX в.братств - относительно социально безвредное устройство изгоев, сыновей вдов знати. Поэтому с целью использовать со временем эти организации сразу же начали их поддерживать. Четвертым сыновьям, детям вдов, братства тоже понравились, появилась определенность и перспектива.
Военно-монашеские братства по образцу и подобию палестинских начали создаваться по всей христианской Европе, но наиболее популярными и массовыми стали именно Орден госпитальеров и тамплиеров. Причем вторые явно опережали по всем параметрам своих коллег из госпиталя святого Иоанна. Они были во всем впереди: и в бою, и в строгости монастырского устава.
     Тамплиеры в течение XII века быстро расползлись по всей христианской Европе от Норвегии до Испании и стали проникать за ее пределы. Патриарх Иерусалимский сделал тамплиеров хранителями Святого Гроба Господня и передал на хранение бедным братьям ключи от церкви Воскресения Христова. Римский папа, патриархи Константинополя и Иерусалима обязали всех монархов доверить тамплиерам контроль за чистотой и содержанием золота и серебра в монетах.
     Рыцари-монахи оправдали оказанное им высокое доверие. Контроль за звонкой монетой настолько понравился Братству Соломонова Храма, что менее чем через полгода после своего основания тамплиеры занялись банковским делом и настолько успешно, что потеснили на этом поприще евреев-ростовщиков и ломбардских банкиров. Именно тамплиеры разработали в середине средних веков всю систему бухгалтерии, сохранившуюся почти без изменений до нашего времени. Они же придумали банковские чеки, платежные поручительства и векселя. Без отрыва от основного занятия защиты гроба Господня братство освоило медицину, кузнечное дело (добычу и обработку металлов), алхимию и многое другое.
     Орденские комтурства, или консистории, - TEMPL STOWN, были одновременно военными организациями, кредитными банками, госпиталями (бесплатными больницами), центрами кузнечного производства и торговли. А поскольку к дарениям и пожалованиям богатеющие монахи-воины еще прикупали землю и воду, то богатства Ордена росли со сказочной быстротой и уже в конце XII века перестали зависеть от военных успехов и неудач.
     В отличие от воинов-мирян тамплиеры не выкупали и не обменивали своих собратий, попавших в плен, поэтому храмовники живыми в плен не сдавались. Только на одном этом достигалась огромная экономия денежных средств. Крепостных и обслуживающую братию Орден приобретал многими способами, прежде всего - выкупал невольников-единоверцев у «поганых» (неверных, мусульман), предоставлял убежище беглым, выкупал должников, предоставлял льготы для переселенцев.
     Умело используя дотации (дарения и пожалования), хозрасчетную деятельность, торговлю и благотворительность, тамплиеры процветали, несмотря на то, что дела в Святой Земле шли все хуже и хуже. В 1187 году под ударами мусульман пал Иерусалим. Отвоевать его так и не удалось. Через 104 года, 18 мая 1291 года, после длительной осады и ожесточенного штурма мусульмане захватили сильнейшую крепость крестоносцев Аккон; несколько недель спустя последние крестоносцы покинули Святую Землю.
     Однако столетия крестовой эпопеи кое-чему научили египетских султанов и вообще мусульманский мир. Иерусалимская патриархия не была упразднена, а христианским пилигримам-паломникам был открыт доступ в Святые Места. Причем мусульманские владыки брали паломников под свою защиту. Это решение оказалось судьбоносным: разрешение доступа в Божий Град и отказ от осквернения христианских святынь навсегда устранили необходимость в их освобождении из рук неверных.
     Беженцы из последних оплотов крестоносцев рассеялись не только по христианской Европе: некоторые нашли приют в Золотой Орде.
     
                          Как монголы Иерусалим освобождали

     Необходимо сделать небольшое отступление. Дело в том, что в 1257 году состоялся желтый крестовый поход под предводительством внука Чингиз-Хана Хулагу. В составе монгольского воинства, отправившегося разгромить Багдадский Халифат, а заодно взять Иерусалим и освободить Гроб Господень, был Ногай, двоюродный брат Золотоордынского хана Берке (в 1262 году женившийся на дочери Михаила Палеолога Евфросинье).
     Когда монгольское войско вошло в Палестину, христианская знать и духовно-рыцарские ордена разделились. Одна часть во главе с Боэмондом V Антиохийским и Тевтонским Орденом встретила монголов как союзников и освободителей и примкнула к ним. Другие, прежде всего тамплиеры и госпитальеры, начали как могли вредить им - вплоть до того, что засыпали колодцы, не продавали продовольствия, нападали на мелкие отряды, давали проводников, которые заводили монгольские отряды в безводные места и бросали их там на верную погибель. Эта непонятная деятельность тамплиеров и иоаннитов тем более странна, что известно: Людовик Святой отправлял одно за другим посольство монголам, чтобы согласовать с ними военные действия, считал их своими союзниками.
     Тогда же, в самый разгар боев, произошел один замечательный случай. Хан Хулагу был вынужден оставить войска и срочно выехать в Карокорум, столицу Монгольской империи. За себя он оставил Кит Буку, нойона, которому поручил руководство своими войсками и союзниками. Накануне битвы при Холмсе Ногай с 20-тысячным контингентом войск ночью уходит, бросая основную армию на произвол судьбы. Его войска совершают беспримерный переход, выгоняют из Константинополя последнего императора Латинской империи Балдуина V, а Михаила Палеолога возводят на трон святого Константина.
     В 1262 году войска Ногая возвращаются в столицу Золотой Орды Сарай-Бату, где ловкий интриган Ногай пышно отмечает свадьбу с дочерью императора Восточно-Римской Империи. На торжествах по этому поводу присутствуют Александр Невский, митрополит всея Руси Кирилл, магистры Тевтонского и Ливонского духовно-рыцарских Орденов и... Magistrum Tempelarum.
    
                                     «Аще князь осиротеет»

     Отпраздновав Ногаеву свадьбу, вся эта компания отправляется во Владимир, где пирует по поводу рождения и крестин четвертого сына Александра Невского - Даниила, крестным отцом которого становится митрополит Кирилл. Проходит год. 15 ноября 1263 года Александр Невский умирает, остается годовалый Даниил. Мало того что он четвертый сын, к нему еще подходит определение: «аще князь осиротеет», т.е. сын вдовы. Русская Православная церковь сразу же берет его под свою защиту.
     До того как Даниил Александрович получил Москву, она княжеским городом никогда не была. Правда, в 1245 году в ней оказался младший сын отца Александра Невского Михаил, прозванный Хоробритом, который в том же году выгнал своего дядю Святослава Всеволодовича из Владимира и вторгся в Литовские пределы, где и сложил буйну голову.
     Однако Москва и ее окрестности княжеством в ту пору еще не считались. Когда же Москва стала центром княжества, она, до самого переноса в нее митрополичьего стола, не имела своего епископа, но в то же время не входила в состав какой-либо епархии...
     Так было потому, что Москва была городом Богородицы. Такой статус Москве и ее окрестностям в 1155 году дал Андрей Боголюбский, когда возвращался из Киева с иконой Богородицы, написанной Евангелистом Лукой на доске стола, за которым Иисус Христос сидел во время Тайной вечери. По преданию, Андрей Боголюбский по пути во Владимир заночевал в Москве. Во сне к нему явилась Богородица с младенцем Иисусом и велела отдать ей этот город. Что святой князь, проснувшись, сразу же и исполнил.
     Он передал Москву не церкви, а Богородице! Что это означало, нетрудно догадаться. Первый монастырь Богородицы в Москве основал Даниил Александрович в 1282 году. Что же это были за слуги Богородицы, которые могли вооруженной рукой прикрывать стольный град Владимир с Киевского направления? ТАМПЛИЕРЫ, больше некому.
     Русская православная церковь, в отличие от Константинопольской, была «хозрасчетной организацией», как Римская церковь, а не «бюджетной». Поэтому русские епископы, как и их западноевропейские коллеги, владели городами, зависимыми людьми и имели собственные вооруженные силы. Применительно к доромановской средневековой Руси можно сказать, что Русская православная церковь не была государством в государстве, в то же время она не являлась покорной служанкой государства, а представляла собой независимую параллельную государственную структуру, взаимодействующую со светской властью.
     Монголо-татарское завоевание ни в коей мере не отразилось на положении Русской православной церкви: все золотоордынские ханы, начиная с Батыя, вручали русским митрополитам тарханные грамоты, гарантирующие экстерриториальность церкви, неприкосновенность ее имущества и неподсудность ее людей - всех, кто составлял клир и притч, а также тех, кто находился под защитой и покровительством церкви!
     1263 год, год смерти Александра Невского, становится переломным в истории России и Русской православной церкви. Последняя впервые получает полностью под свою защиту и покровительство венценосного младенца, потомка самого известного и популярного военно-политического деятеля того времени, про которого магистр Ливонского духовно-рыцарского Ордена Андрей фон Вельвин сказал: «Несть равных ему во всем свете!», а летопись сообщала, что слава Александра гремела от «моря Студеного до Аравийских гор и самого Югипта».
 Н.М. Карамзин писал об Александре, что благородные люди из Германии, Франции, Англии, Шотландии, Кастилии и особенно («особливо») из Пруссии считали большой честью служить ему и что потомки их поныне служат государству Российскому на «высших должностях»...
     Ничего себе! Окна в Европу нет, а об Александре Ярославиче весь христианский мир знает и отправляет четвертых сыновей знати служить ему! К этому необходимо добавить: дед Даниила, князь Ярослав Всеволодович, был личностью незаурядной. В 1246 году на великом курулунтае в Карокоруруме (букв. перевод - «тележный РИМ»), столице Монгольской империи, был полномочным представителем Батыя, состоял в переписке с римским Папой Адрианом IV и императором Священной Римской империи Фридрихом II Гогенштауфеном.
     Но самое удивительное во всех событиях того времени то, что грозный завоеватель Руси, прошедший сквозь всю Европу, Батый Джучиевич тоже был сыном вдовы! А поскольку его отец, старший сын Чингиз-Хана, умер, не успев короноваться, Батый автоматически терял право на высшую власть в империи. Зная об этом суровом законе, уже не удивляешься, что Плано Карпини (посол-легат Римского Папы) встретил в ставке Батыя тамплиеров. Одного из тамплиеров, встреченного им в монгольской столице, этот автор называет по имени - Гийом (русск. Илья).
     Какое все это имеет отношение к Москве? Непосредственное. До Даниила - осиротевшего князя - Москва была одним из комтурств тамплиеров, городом-убежищем. До совершеннолетия Даниил был под защитой тамплиеров и церкви.
     По состоянию на 1263 год, единственной силой, поддерживающей какую-то общность Руси, была Русская православная церковь. Из того, что Даниил до совершеннолетия находился под защитой Ордена и церкви, понятно, что и воспитание он получил строго орденское и церковное. Поэтому, отмечая свое двадцатилетие, четвертый сын Невского основывает не крепость или город, а монастырь, на месте закладки которого проходит мистерию ритуального обряда посвящения.
     Правление Даниила с 1282 года до самой его смерти в 1303 году на первый взгляд ничем не выделялось, но произошло несколько выдающихся событий. Первое - захватил в плен Рязанского князя и держал его в «погребе» (подвале-застенке), откуда тот не вышел до самой смерти. Второе - взял штурмом Коломну, сильно укрепленный по тем временам город, северный фортпост Великого Рязанского княжества, и включил его в состав своих владений. Третье - получил в наследство от Иоанна Переяславского его княжество, в обход интересов и права Великого князя.
     Даниил оставил четырех сыновей: Георгия, Иоанна, Афанасия и Федора. Последние двое ничем себя не проявили и заметных следов в Русской истории не оставили. Георгий и Иоанн сразу же после смерти родителя развили бурную деятельность, завершившуюся необратимым превращением Москвы в общерусскую столицу.
     
                                       Гонимые Филиппом IV

     Из летописей известно, что с 1305 по 1314 год включительно произошел массовый приезд в Москву служилых людей (титулованной и нетитулованной военной знати). Эти рыцари (а как же еще их можно назвать - «на коне в доспесе полном») приезжали с трех направлений: из Орды, из Литвы и «от немец». Даниловичи совершенно неожиданно получают избыточные людские ресурсы, материальные и финансовые средства, надежно обеспечивающие успешность их наступательной деятельности, итоги которой по состоянию на 30 марта 1341 года (время смерти Иоанна Калиты) составили 96 городов и укрепленных поселений, не считая сел и деревень.
     Из ничего ничего не бывает! Следовательно, произошли какие-то события, благодаря которым Москва получила все необходимые средства для своего бурного подъема.
     Вот теперь самое время вспомнить о самиздатовской рукописи, про которую шла речь в начале статьи. Процесс тамплиеров, продолжавшийся с октября 1307 года по март 1314-го, был событием, которое привлекло к себе внимание не только всей Западной Европы, но и мусульманского Ближнего и Среднего Востока. Современники называли это судилище «страшным». Явная предвзятость и жестокость судей даже в то суровое время шокировали весь крещеный и обрезанный мир. Обобщая свидетельства хронистов и летописей, О. Добиаш-Рождественская писала: «Особенно тяжелое впечатление оставляет публичная казнь тамплиеров. Предлогом для этой публичной казни выставляют различные преступления и провинности ордена, ересь и магию. Но в тоне ораторов, которые витийствовали в подставных судах, чувствуется, что они сами не верят тому, что говорят. Орден тамплиеров, самый, может быть, воинственный и энергичный из орденов Палестины, был упразднен, потому что он не был нужен. Вместе с тем своею силою и богатством он вызывал разнообразные вожделения, между тем и со стороны французского короля Филиппа IV. По его воле издана в 1312 году папой Климентом V булла, полагавшая конец существованию ордена, и сожжены на костре главные деятели его с гроссмейстером Жаком де Моле во главе».
     В последнее время о процессе тамплиеров написано очень много. Желающие могут ознакомиться с ними, например, в книге Б.А. Печникова «Рыцари Церкви - КТО ОНИ». Для нашего исследования в ней важно выделить всего несколько моментов.
     В 1302 году войска Филиппа были наголову разбиты в битве при Куртре во Фландрии. Тамплиеры поддерживать эту авантюру французского короля отказались. Чем вызвали его злобное недовольство. Решение об упразднении Тамплиеров было принято в начале 1305 года на тайной встрече Филиппа с папой Климентом.
     В вышеназванной книге приводится такой интересный факт: «Как утверждают, в одну из ночей перед волной арестов сокровища (тамплиеров) были вывезены из Парижа и доставлены в порт Ла Рошаль, где погружены на 18 галер, отбывших в неизвестном направлении».
     Рабле, французский автор конца XIV - начала XV века, описал, отметим, морской путь в русские северные порты вокруг Скандинавии.
     В 1307 году Юрий Данилович Московский находился в Новгороде и вместе с владыкою (новгородским архиепископом) и всеми людьми встретил заморских калик (странников-пилигримов), прибывших на 18 набойных насадах (мореходный парусно-гребной корабль со сплошной палубой). Калики привезли «несметное многое множество золотой казны, жемчуга и камения драгоценные», чем поклонились «князю Юрью», владыке и всем людям; затем мореходные странники пожаловались встречавшим на «всю неправду князя галлов и папы».
     Все попытки отыскать следы сокровищ тамплиеров в Западной Европе окончились безуспешно. Поиски эти начались уже во время процесса, первым кладоискателем был палач тамлиеров король Филипп Красивый, расчеты которого сразу же не оправдались: подвалы замков тамплиеров оказались пусты, вся недвижимость бесследно исчезла...
  

                                           Хранители Грааля

Географическое положение Москвы - то, что она, как Рим, Иерусалим и ТамплиерКонстантинополь, расположена на семи холмах - позволяет предположить, что она была избрана строителями Божьего Царства на земле в качестве столицы после того, как попытка построить его в Палестине на месте древнего Израиля провалилась. Так что западноевропейская трагедия тамплиеров не предопределила процесс становления Москвы как богохранимого града - Нового Израиля, а только ускорила его, как сильный катализатор - химическую реакцию. 
Сведения о пребывании тамплиеров на Руси прямым текстом есть в Ипатьевском Летописном своде. Повествуя о событиях 1245 года, автор рассказывает, что, выступив в поход на Брест, Даниил Галицкий обратился к своим войскам со словами: «Не годится ТЕМПЛИЧАМ рекомым СОЛОМОНОЧАМ отчину нашу держати...» - пошел на них и «яша (взял) старейшину их Бруно руками».
     О том, что тамплиеры околачивались в Золотой Орде уже во времена Батыя, свидетельств больше чем достаточно. Добраться от Западной Руси до Золотой Орды, минуя Москву, намного сложнее, чем двигаться через Москву напрямую. Значит, в Москве, во всяком случае, в середине XIII века располагалось комтурство, или госпиталь, тамплиеров.
     Абульгази, автор Истории татар, чингизид и хан, рассказывая о событиях Батыевой кампании 1237 - 1238 годов, рассказывает о взятии Москвы: «Московиты и друзья их франки (т.е. жители западных стран вообще. - Ред.) сделали окоп и крепко бились из него. Батый простоял сорок дней и ничего не мог сделать, пока не подошел его брат Шейбани с 60.000 войска. Увидев множество наших, московиты и франки бросили окоп и бежали в лес».
     В наших летописях очень смутно рассказывается о взятии Москвы: «Безбожные Москву пожгоша и воеводу Филиппа Няньку убиша». Кто такой этот Филипп и почему ни одной другой «няньки» в летописных текстах нет - вразумительного ответа не существует. Если прочитать средневековый текст так: «...и воеводу ФИЛИППА ИЗ НАНСИ убили», то все встает на свои места. Оснований сомневаться в достоверности Абульгази нет, хотя он и противоречит официальной версии.
     По преданию, тамплиеры еще в начале своей карьеры нашли Святой Грааль - хрустальный кубок, в который Иосиф Аримафейский собрал кровь распятого Иисуса Христа. Рыцарь, поэт и тамплиер Вольфрам фон Эшенбах в поэме «Парцифаль», созданной в конце третьей четверти XII века, сообщает, что тамплиеры хранили Грааль в замке МОССЕЛЬВАШ, расположенном на семи горах. На латыни это будет выглядеть - MOSSELVAS - МУЖСКОЙ ЛЕСНОЙ. По свидетельству Нечволодова, в годы правления Василия Дмитриевича, сына Дмитрия Донского, при освящении Архангельского собора в него была пренесена часть КРОВИ СПАСИТЕЛЯ - якобы из Суздаля, где она хранилась «до поры».
     Хорошо известно, что некий Даниил, «игумен Земли Русской», посетил Иерусалимское Королевство в первые годы его существования. Встречался с королем Балдуином I, Старейшиной горы Ливанской. После неудачного похода крестоносцев в Египет на свои кровные выкупал короля крестоносцев из «поганского плена». Жил этот землепроходец в русском монастыре святого Саввы, расположенном на территории развалин Соломонова Храма.

                               Новгородцы на Святой Земле

     Понятно, Даниила сопровождала большая свита, но главное в другом. Игумен встретил в Божьем Граде земляков-мирян: НОВГОРОДЦЕВ, КИЕВЛЯН, СУЗДАЛЬЦЕВ И... ВСЮ ДРУЖИНУ! Новгородцы в средние века считались едва ли не лучшими моряками мира, тамплиеры так же быстро освоили морское дело и уверенно бороздили бескрайние просторы морей. Если новгородская фактория располагалась в Иерусалиме, по соседству с TEMPL STOWN, то неужели новгородцы не могли разместить коллег, к взаимной выгоде, в Господине Великом Новгороде? Не вижу препятствий.
     В самый разгар процесса тамплиеров, в 1307 - 1308 годах, между московскими Даниловичами и Михаилом Тверским шли крайне напряженные боевые действия. Самая настоящая война. Михаила поддерживал великий литовский князь Гедеминас, на дочери которого тверской суверен был женат. Но навалиться всеми силами на москвичей Гедеминас не мог. Немецкие духовно-рыцарские ордена были для него основным фронтом. Об этом из отечественных исследователей сообщает только С.М. Соловьев.
     В 1308 году в Авиньон на собор, занимавшийся тамплиерами, прибыла представительная делегация. Возглавлял ее рижский архиепископ. С ним была внушительная толпа жаждущих Святого крещения литовцев, которым орденские рыцари всячески препятствовали «просветиться и обратиться». Тевтонцы и ливонцы проходили по одному делу с тамплиерами. Их обвиняли во всем том, в чем обвиняли рыцарей Храма.
     Никакие доводы Великого Магистра Бруно фон Беффарта не помогали, но накануне объявления обвинительного заключения к нему прибыли гонцы и доставили спасительную неопровержимую улику - договор между архиепископом и Гедеминасом об оговоре Орденов и справедливом разделе орденского движимого и недвижимого имущества. Когда магистр положил этот документ пред папой, тому не осталось ничего другого, как только развести руками.
     Вернувшись из Авиньона, магистр нанес сокрушительное поражение рижскому архиепископу и объединенными силами двух орденов вторгся в Литву - также успешно. В результате чего Гедеминас не смог оказать значительной помощи своему зятю в войне с Даниловичами.
     Все то, на что рассчитывали король Франции и папа (людские ресурсы и материальные средства, бесследно исчезнувшие в центре Западной Европы), всплыло в глухом северо-восточном краю. Правильно вложенные и массированно примененные, эти сокровища, как и сами тамплиеры с их умениями и навыками, на глазах одного поколения изменили политическую карту Руси. И если до ликвидации тамплиеров процесс легализации Москвы как общего центра Града Божьего шел медленно и незаметно, то благодаря притоку избытка сил и средств Москва совершила качественный скачок. Одним махом превратилась в столицу церкви и государства.
    
                                           Загадочная роза

     Для того, чтобы своими глазами увидеть следы тамплиеров в Москве, не надо совершать сложных и длительных поисков. Достаточно прогуляться у стен Свято-Даниловского монастыря Богородицы. На первом ярусе надвратной церкви красуются лепные розетки в форме гербов тамплиеров. Белая квадратная рамка, четыре кольца срезают углы квадрата, в центре восьмилепестковая роза. Главное же сочетание цветов: белый - невинность, красный - кровь. Особо почитаемыми у тамплиеров были цвета: красный, белый, а также желтый (мудрость) и черный (тайна).
     Александр Пересвет, герой сражения на Куликовом поле, был настоятелем Симоновского монастыря, а его боевой товарищ, герой той же битвы, Родион Ослябя - настоятелем монастыря Свято-Даниловского, украшенного символикой тамплиеров. Оба героя были похоронены в приделе Симоновского монастыря церкви Богородицы (на территории завода «Динамо»). Стоит же Симоновский монастырь на другой стороне Москвы-реки. Добраться до него никаких проблем не составляет. Если уж и не преклонить колена, то хотя бы посмотреть могильную плиту Пересвета и Осляби, украшенную символикой рыцарей Тампля, всегда можно.
     Оба монастыря запирают Москву-реку с южного направления. От Даниловского сохранился весь комплекс. Симоновскому повезло меньше, но то, что осталось от него, - ВПЕЧАТЛЯЕТ. Грозные башни Московского кремля, Большой Герман Таллина, стены и башни Риги в сравнении с развалинами Симонова выглядят жидковато.
     Если символика сохранилась на Даниловском монастыре, красно-белом красавце, даже после запустения и реставрации, то в Симоновском тоже что-то осталось. Нечто невероятное - наружная роспись главного храма монастыря Богородицкой церкви - конечно, не вся - сохранившиеся фрагменты. Роспись, точнее, наружная окраска, состоит из квадратов, составленных из четырех треугольников: белого + красного + желтого + черного! Остальное, как-то восьмиконечные кресты, розы, квадраты, круги - не доказательство, а только дополнительное подтверждение того, что преследуемые в католической Европе тамплиеры нашли убежище и новое плодотворное поле деятельности в Москве. Но и это еще не все: есть также миниатюры Куликовского цикла.
     Замечательный след на Русской земле оставил некий персонаж, напрямую связанный с процессом тамплиеров. Возьмите топографические карты центра России. Перед вами то здесь, то тут, то там намек на Бафомета. Уродливое существо, мутант, которому, согласно обвинению, тамплиеры преклонялись. Может быть, в насмешку, может быть, чтобы дошло до Рима. От Ржева до Рязани, в Московской и Владимирской областях есть по сей день населенные пункты с названиями БАХМУТ, БАХМЕТЬЕВО, ПАХМУТ, а также производные от этих названий. Современный город Артемовск на Украине ранее назывался БАХМУТСК и стоит на реке БАХМУТКЕ.
     Стоит лишь признать факт бегства тамплиеров в Москву и на Русь, то вопрос, откуда взялись материальные средства на обеспечение строительства нового государства, отпадает сам собой. При этом оспаривать и что-то менять в традиционных положениях отечественной истории вряд ли имеет смысл. Весь период русской истории от Ивана Калиты до Петра Алексеевича Романова протяженностью 400 лет - МОСКОВСКИЙ!
    
                                 Последние стали первыми 

     Москва и никто другой собрала разрозненные русские земли, и именно она стала колыбелью великорусской нации. Разнобой в объяснениях процесса Формы крестов, использовавшихся Орденом тамплиеров.становления Москвы и первых успехов московской государственности в том виде, как это представлено сегодня, только заменяет старые загадки новыми головоломками. Ответ же предельно простой. Прежде чем стать столицей светского государства, Москва длительное время была опорным пунктом, одной из резиденций главы Русской церкви, комтурством, или госпиталем, тамплиеров. Когда же французский монарх и его креатура - римский папа Климент V - решили уничтожить Братство всадников Богородицы, тамплиеры совершили великий исход. Камень, отвергнутый строителем, стал краеугольным. Последние стали первыми.
     В то же время нельзя считать массовый приезд тамплиеров определяющим фактором, обеспечившим ведущую роль Москвы в создании русского государства и формирования великорусской нации. Массовое переселение в северо-восточную окраину Руси выходцев из Западной Европы начинается еще с времен первого крестового похода. Так, следы герцогини Иды Австрийской обнаруживаются во Владимирской области: стоят рядом две деревеньки - Идово и Дюков Двор.
      Перед вторым крестовым походом мусульмане разорили и разрушили Тивериаду, княжество крестоносцев в области Тивериадского (Генисаретского) озера в Палестине. В 1147 году у нас образовался город Тверь с оригинальной топонимикой окрестностей.
     В послетамплиеровское время государство Российское, выросшее из Московского княжества, длительное время служило надежным укрытием и пристанищем для католических духовных организаций. В 1525 году, после поражения в войне с Польшей, значительная часть тевтонских рыцарей, не захотевших принимать Лютерову ересь, но еще больше не желавших общаться с братьями по вере - поляками, прихватив Знамя Святого Георгия, переселилась к Василию III в Москву.
     Тридцать лет спустя пришел черед ливонцев разделиться на лютеран и католиков; последние прибежали к сыну Василия Ивану Грозному и втянули его в войну за «обиду Богу». После неудачного завершения войны и раздела Ливонии между католической Польшей и протестантской Швецией значительная часть населения Ливонии, знати, купцов и простого народа, как католиков, так и протестантов, навсегда переселилась в Россию.
     Не миновала чаша сия и иоаннитов, то бишь госпитальеров, или мальтийцев. Изгнанные армией революционной Франции из всех своих владений, они нашли вторую родину в Российской Империи под державной рукой императора Павла. Так, потомки гонимых и ограбленных католической Европой тамплиеров посрамили своим милосердием потомков предавших их почти 500 лет до того госпитальеров.
     Про толпы других эмигрантов, в разное время переселявшихся в наше Отечество, можно рассказывать часами - настолько это наглядно и очевидно. На этом можно было бы поставить точку, если бы не одно «но»...
     В Москве удалось то, что хотел сделать Филипп Красивый во Франции: тамплиеры и их несметные средства, знания и умения влились в государственный организм и активно включились в его обустраивание. Опыт, полученный в ходе строительства Московского государства, основанный на орденской структуре и беспрекословной монашеской дисциплине, забытый и отвергнутый в романовское время, не пропал бесследно.
     Тевтонский духовно-рыцарский орден в 1525 году, освободившись от папской зависимости, сохраняя свою структуру и прежнюю дисциплину, приступил к постепенному государственному строительству. От герцогства к королевству. От королевства... Через 345 лет изумленная Европа в дыму и огне франко-прусской войны увидела рождение новой Германской Империи, основанной Пруссией.
     Первой ласточкой в этом процессе нового государственного строительства, не анархического союза баронов, а централизованного, спаянного железной дисциплиной, общей волей и замыслом, была Москва и ее приемные дети, безвинно пострадавшие кавалеры Богородицы.
     Исследователи Московского периода российского прошлого постоянно совершают одну и ту же ошибку: беспрекословную орденско-монашескую дисциплину они называют «рабской покорностью» и ищут корни этого в «господстве татар». Но беспрекословная дисциплина монаха - это не покорность раба. Поэтому корни этого надо искать в западноевропейских рыцарских замках.
 

  

     Об авторе: Зенин Дмитрий Николаевич - историк-любитель, хорошо известный в кругах профессионалов. Разработал оригинальную концепцию русской истории, опираясь на внимательное изучение многочисленных источников по истории России и зарубежья. 
  

  Источник: "Красная Звезда"  


    

  

18.01.2008 03:00АВТОР: Дмитрий Зенин | ПРОСМОТРОВ: 2119




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «История России, Руси »